1. Грамматика Пор-Рояля



жүктеу 1.41 Mb.
бет1/7
Дата24.02.2016
өлшемі1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
1. Грамматика Пор-Рояля.

Языкознание XVII в. в основном шло в области теории двумя путями: дедуктивным (построение искусственных языков) и индуктивным, связанным с попыткой выявить общие свойства реально существующих языков. Не первым, но самым известным и популярным образцом индуктивного подхода стала так называемая «Грамматика Пор-Рояля», впервые изданная в 1660 г. без указания имен ее авторов Антуана Арно (1612—1694) и Клода Лансло (1615—1695).Грамматика Пор-Рояля - один из наиболее значительных и знаменитых текстов мирового лингво-филологического наследия.Эта небольшая по объему книга, вышедшая первым изданием в Париже в 1660 г., послужила поворотным пунктом в развитии европейской лингвистической мысли. Авторы грамматики - выдающийся логик и философ-янсенист А. Арно и замечательный грамматист Кл. Лансло сумели в сжатой, почти афористической форме, изложить основы нового подхода к грамматике. Этот подход основан на анализе языка с позиций „разума", его возможностей и основных „операций".Рациональный аспект языка отражает, по мнению авторов Пор-Рояля, общее в строении всех языков.Грамматика Пор-Рояля положила начало традиции „грамматической науки" и по ее образцу в Европе XVIII начала XIX в. были описаны многие европейские и неевропейские языки.Как философский и логико-лингвистический труд „Грамматика" не утратила своего значения и в наши дни. Она представляет интерес для языковедов всех профилей, философов, логиков, историков науки и культуры, преподавателей-филологов. Женский монастырь Пор-Рояль в те годы был центром передовой мысли. А. Арно был логиком и философом, соавтором известной книги по логике, а К. Лансло — одним из первых во Франции профессиональных лингвистов, преподавателем языков и автором грамматик.Такое сочетание дало возможность объяснить высокую для того времени теоретичность с достаточно хорошим знанием материала нескольких языков.Авторы грамматики считали недостаточным чисто описательный подход к языку и стремились создать объяснительную грамматику, в ней говорилось, что стимулом к ее написанию послужил «путь разумных объяснений многих явлений, либо общих для всех языков, либо присущих лишь некоторым из них». В целом в книге объяснительный подход преобладает и над описательным, и над нормативным. Однако ряд разделов, посвященных французскому языку, содержит нормативные правила. значение «Грамматики Пор-Рояля» прежде всего не в предписаниях, а в объяснении ранее уже описанных явлений языка. Авторы грамматики исходили из существования общей логической основы языков, от которой конкретные языки отклоняются в той иной степени. Сама по себе такая идея была в XVII в. не новой и восходила к модистам. Например, в грамматике говорится о «естественном порядке слов» без доказательств существования такого порядка и даже без его описания (хотя достаточно, что «естественным» для них, как и для модистов, был порядок «подлежащее — сказуемое — дополнение»).У модистов, выражаясь современным языком, соответствие между 4.поверхностными и глубинными структурами оказывалось взаимно однозначным или по крайней мере очень близким к нему. Они старались каждому явлению, зафиксированному в грамматике Присциана, приписать философский смысл. Если модисты исходили из одной латыни, то здесь почти в каждой главе рассматриваются два языка: латынь и французский, достаточно часто упоминаются также испанский, итальянский, древнегреческий и древнееврейский, а изредка речь идет и о «северных», то есть германских, и о «восточных» языках; что имеется в виду в последнем случае, не вполне ясно. это был крупный шаг вперед. Ориентация на латинский эталон была еще не вполне преодолена в грамматике, что особенно заметно в разделе о падежах и предлогах. В древнегреческом языке, где по сравнению с латынью на один падеж меньше, предлагается считать, что отсутствующий аблатив «есть и у греческих имен, хотя он всегда совпадает с дативом». Для французского же языка выражение тех или иных «глубинных» падежей видится в употреблении предлогов или опущении артикля. Более сложный случай составляют для А. Арно и К. Лансло прилагательные. В латинских грамматиках было принято считать существительные и прилагательные одной частью речи — именем, но для французского и других новых языков Европы данные два класса необходимо было различать, в грамматике принят компромиссный подход: выделяется одна часть речи — имя — с двумя подклассами. Такая трактовка проецируется и на семантику: у слов выделяются «ясные» значения, разъединяющие существительные и прилагательные, и «смутные» значения, общие для них: слова красный и краснота имеют общее «смутное» значение и разные - «ясные». Введение «ясных» значений указывает на отход от латинского эталона, введение «смутных» — на частичное его сохранение.Однако в ряде других пунктов авторы грамматики решительно отходят от латинского эталона в пользу французского. Особенно это видно в связи с артиклем.у французов, в данном случае «обиход согласуется с разумом», а у других народов нет.

2.Однако есть случаи, когда А. Арно и К. Лансло отвлекаются от особенностей конкретных языков и подходят к семантическому анализу. Здесь наиболее важными оказываются разделы, посвященные сравнительно периферийным вопросам: относительным местоимениям, наречиям, эллипсису и т. д. Одно из самых известных мест книги — это фрагмент раздела об относительных местоимениях, где анализируется фраза: Dieu invisible a сгéé le monde visible «Невидимый бог создал видимый мир». По его поводу А. Арно и К. Лансло пишут: «В моем сознании проходят три суждения, заключенные в этом предложении. Ибо я утверждаю: 1) что Бог невидим; 2) что он создал мир, 3) что мир видим.

Из этих трех предложений второе является основным и главным, в то время как первое и третье являются придаточными... входящими в главное как его составные части; при этом первое предложение составляет часть субъекта, а последнее - часть атрибута этого предложения. Итак, подобные придаточные предложения присутствуют лишь в нашем сознании, но не выражены словами, как в предложенном примере. Но часто мы выражаем эти предложения в речи. Для этого и используется относительное местоимение».Авторы «Грамматики Пор-Рояля» здесь четко различают формальную и семантическую структуры, которые фактически не различали модисты, но и не всегда четко разграничивали и многие лингвисты XIX и XX вв. Отталкиваясь от объяснения поверхностных явлений французского языка, он переходит к описанию их семантики, не имеющей прямых формальных соответствий.В некоторых других местах книги говорится о синонимии языковых выражений, из которых одно признается более соответствующим логике, а другое может употребляться вместо него ради «желания людей сократить речь» или «для изящества речи».Сама идея установления общих свойств человеческих языков, основанная на принципиальном их равноправии, представляла собой важную веху в развитии лингвистических идей. Судьба «Грамматики Пор-Рояля» была весьма сложной. Поначалу она стала очень популярной и во Франции считалась образцовой до конца XVIII — начала XIX в., известна она была и за пределами Франции. Авторы последующих «логических» и «рациональных» грамматик ей подражали. Однако после становления новой, сравнительно-исторической научной парадигмы именно из-за 5.своей известности она стала восприниматься как образец «умствующего, априористического, ребяческого», по выражению И. А. Бодуэна де Куртенэ, направления в языкознании; часто ей приписывали и то, против чего она была направлена: жесткое следование латинскому эталону. «Грамматика Пор-Рояля» стала восприниматься как слишком явно смешивающая универсальные свойства языка с особенностями романских языков.Новый интерес к книге возник в 60-е гг. XX в. Во многом здесь сыграл роль Н. Хомский, объявивший ее авторов своими предшественниками.он сильно модернизировал идеи грамматики и рассматривал ее вне исторического контекста, однако действительно многое в книге, прежде всего идея об общих для всех языков «структурах структурах мысли», оказалось созвучным хомскианской лингвистике. В середине 60-х гг. ее анализом и комментированием независимо друг от друга занялись сразу несколько специалистов.«Реабилитация» книги была связана с общими тенденциями мирового развития лингвистики.Как и лингвистические сочинения предшествующего времени, она была чисто синхронной, «Рациональная основа» всех языков рассматривается как нечто неизменное, а фактор исторического развития просто не включен в концепцию.Латинский и французский языки рассматриваются в книге как два разных языка, а не как язык-предок и язык-потомок.Следует отметить, что дедуктивный подход к языку, упоминавшийся выше и нашедший отражение в попытках конструирования искусственного «идеального языка», долгое время был популярным. Интерес к нему проявляли многие крупнейшие мыслители ХVII в.: Ф.Бэкон, Р.Декарт, И.Ньютон

Задачи:

1) Объяснить механизмы мысли, а также

2) правила языкового выражения, обихода, употребления.

В I части Грамматики речь идёт о знаках (о том, чем они являются по своей природе), т.е. рассматривается материальная сторона. А во II части рассматриваются значения, т.е. способ, каким люди используют их для означения своих мыслей. Говорить – значит объяснять свои мысли при помощи знаков, изобретённых людьми для этой цели. Наиболее удобными для этих знаков являются звуки и голос.



3.Слова – это членораздельные звуки, которые используются людьми как знаки для обозначения их мыслей. Наш рассудок может производить 3 операции: созерцать, судить и умозаключать [Зубкова и Красина выделяют 4 операции: +упорядочивать].

В результате созерцания – идея, отлитая в слове – представление (но не понятие).



Соответствие языковых и логических единиц:

1. Созерцание – понятие – слово

2. Суждение – суждение – предложение

3. Умозаключение – умозаключение – сложное предложение

4. Упорядочивание - - текст

Язык обладает телесной и протяжённой материей. В языке появляется случайность, которая называется УЗУС.Мышление не отделимо от языка. 2 мира существуют параллельно. Идеи – врождённые. Мы можем мыслить без языка. Ядро языка – в идеях и акустических образах. Бывает, что нет вещи, а имя есть (любовь). Иногда вещь есть, а она не называется (табуированная лексика). Язык – посредник между человеком и готовыми мыслями, полученными знаниями.

вещь представляемая

идея вещи представляемой

идея вещи представляющей

вещь представляющая.



Знак получается двусторонний.Концепцию Пор-Рояля от научной программы Декарта отличает одна главная утрата – концепция не стала методом, но она стала системой и каноном. Помимо философско-логического источника другим, эмпирическим источником ГРПР послужили конкретные наблюдения над языками – латынь, древнегреческий, древнеерейский, итальянский, испанский.Философская основа грамматики – идеи Декарта, цель – изучение логических принципов, лежащих в основе всех языков, исследование общих и универсальных принципов, а также исследование природы слов, их строение. В языке все должно быть подчинено логике и целесообразности. Суммарная программа Декарта, на которую опирались Арно и Лансло включает следующие пункты: В индивидуальном сознании (в моем Я) имеется и самим же сознанием обнаруживается начальный импульс, свидетельствующий о том, что сознание существует. (Я мыслю, следовательно, я существую).Основное свойство сознания – длительность, активность во времени. У Декарта «мыслящая субстанция», т.е. само сознание, или мышление, имеет ряд атрибутов – воображение, чувствование, желание.

Общая концепция грамматики: Грамматика теснейшим образом связана с логикой.Однако между грамматикой и логикой нет взаимнооднозначного соответствия. Задача рациональной грамматики – сформулировать законы, обес6.печивающие как изучение отдельного языка, так и всех языков мира. СОЗЕРЦАНИЕ, СУЖДЕНИЕ, УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ. Созерцание – простой взгляд нашего рассудка на вещь – как мы представляем себе Бога, квадрат, собаку, лошадь. Суждение – это утверждение, что вещь, которую мы созерцали, является таковой или таковой не является. Так, представив себе, что такое земля и что такое округлость, мы можем утверждать о земле, что она круглая. Умозаключение – это использование двух суждений для выведения из них третьего. Так, например, рассудив, что всякая добродетель достойна похвалы, а терпение – это добродетель, можно сделать вывод, что терпение достойно похвалы. Суждение, выраженное в словах – предложение, а слово понимается как понятие, выраженное членораздельными звуками. Предложение включает в себя субъект, связку и атрибут. Земля круглая – La terre est ronde.ИТАК! Субъект и атрибут принадлежат к первой операции рассудка, ибо они и есть суть того, что мы себе представляем, то, что составляет объект нашей мысли. Связка же принадлежит второй операции рассудка, которая является деятельностью нашего мышления. Язык в грамматике ПР разделяют на два слоя – 1) ВЫСШИЙ – логически упорядоченный, ясный и доступный разумному анализу ( этот слой и есть та мысль, которая выражается в языке) 2) НИЗШИЙ – слой языковых выражений, логически неупорядоченный, подверженный моде и капризам людей – l`usage. Между обоими слоями – рациональным и обиходным – сложные отношения. Обиходный язык, употребление требуют рационального объяснения – именно в этом и состоит главная задача «рациональной грамматики». Могут ли люди воздействовать на свой язык? Да. Но не все люди и не одинаково на разные слои языка. ВЫСШИЙ РАЦИОНАЛЬНЫЙ СЛОЙ ЯЗЫКА ПОДВЛАСТЕН УМАМ ВЫСШЕЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ – УЧЕНЫМ!Важным принципом грамматики ПР является уравнивание логических и языковых категорий. Задача лингвистики вообще – изучение общих категорий, встречающихся во всех языках. Специфическое понимание грамматики – Грамматика – это искусство речи.Люди, нуждаясь в знаках для обозначения того, что происходит в их сознании, должны были неизбежно прийти к наиболее общему разделению слов, из которых одни обозначали бы объекты мыслей, а другие – форму и образ мыслей. К первому типу относятся слова – имена, артикли, местоимения, причастия, предлоги, наречия. Ко второму – глаголы, междометия, союзы. Функции глагола – показывать на развитие мысли.
2. Философия языка В. фон Гумбольдта

Вильгельм Гумбольдт (1767-1835) -период Романтизма. Романтиков привлекало уникальное (другие народы и миры); интерес к духовному своеобразию народов.«О языке Кави на острове Ява»- язык этот привлекал его тем, что в нем было большое влияние других языков. Гумбольдт понимает язык не как нечто застывшее, но как непрерывный процесс духовного творчества, как «формирующий орган мысли», выражающий индивидуальное миросозерцание народа и тем самым определяющий все духовные отношения человека к миру. Классикой стало предисловие к этой книге «О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие человеческого рода».Главная идея: различие языков – это факт не случайный, а влияет на культуру и другие вещи. Духовность следует понимать, как некое надприродное начало, а реальность – порождение духа, результат деятельности духа (объективный идеализм). Народный дух – общее духовное начало для народа, и язык является воплощением и порождением этого духа. Они так тесно связаны, что из одного можно вывести другое. Язык преобразуется на каждый духовный сдвиг. Из языка мы можем вывести духовные особенности народа. Учение о языке, как деятельности. Бытие духа заключается в деятельности и может быть представлено в виде деятельности. Язык есть нечто постоянное и преходящее. Язык – это не продукт деятельности, а сама деятельность. Ergon (продукт деятельности) – energia (это и деятельность и движение природы)Язык – это не нечто готовое (ergon), а находящееся в непрерывном становлении (energia). Язык определяется и как деятельность, и как процесс, и как становление. Деятельность предполагает субъекта. Субъектом является человек, народ, народный дух, который в ней реализуется. Язык, как ERGON, - это мертвый продукт научного анализа. Реально существует живая речь, живых людей. Слово живет в речи. Того, чего нет в речи – не существует. Язык – это не материал, а деятельность. Он находится в непрерывном становлении. «Языки являются творением народов, и вместе с этим являются деятельностью отдельных лиц». Если рассматривать язык как деятельность людей, то его цель – взаимопонимание. Язык мы не воспроизводим, а преображаем в каждом употреблении. Говорящий представляет себе одно, а слушающий другое. Язык оживает в речи и понимании.В резервах любого языка можно выработать любое понятие. Он не может быть препятствием для духовного развития, т.к. в нем есть всё. Его нужно рассматривать как некий потенциал. Форма языка – некая структурная целостность. То, что придает языку единство. По Гумбольдту мы различаем внешнюю и внутреннюю форму. С одной стороны в языке есть звуковая материя, а форма и есть сочетание разных звуков. Но есть и внутренняя смысловая материя. Ее следует понимать как семантическую систему. Внутренняя форма пытается уловить доминанты человеческого опыта, структурирования. Трудность исследования самых тонких и самых важных элементов языка нередко заключается в том, что в общей картине языка наше чувство с большой ясностью воспринимает отдельные его переходящие элементы, но нам не удается с достаточной полнотой формулировать воспринятое в четких понятиях. В этом отношении языки можно сравнить с человеческими физиономиями: сравнивая их между собой, живо чувствуешь их различия и сходства, но никакие измерения и описания каждой черты в отдельности и в их связи не дают возможности сформулировать их своеобразие в едином понятии. Как бы мы не разъединяли и не выделяли все то, что воплощено в языке, в нем всегда много остается необъясненным, и именно здесь скрывается загадка единства и жизненности языка. Существует механическая и органическая форма. Механическая форма –механическое, физическое воздействие (чашка из глины). Цветок – форма, заложена в самой природе. Организм – живой и постоянно развивается. По Гумбольдту, язык – это организм, и механизм. То общее между организмом и механизмом – система. За этими понятиями стоит разное понимание о языках.

Проблема языка и мышления. Язык – орган образующий мысль. Он формирует мысль, способ мышления. Мысль достигает завершения только в слове. Он считал эту функцию важной. Гумбольдт представлял мышление, как оперирование понятиями. Не надо думать, что слова – это просто название предметов. Слово – это определенное понятие о предмете, его определенное виденье. Причем слова – не просто названия для разных предметов. По Гумбольдту слово – не просто название, условное обозначение, а определенное понятие о предмете, его видение. Поэтому даже синонимы в одном языке – это разные видения одного предмета. Он приводит буквальные переводы разных слов, обозначающих слона в санскрите – «двузубый», «дважды пьющий» и пр. Если же взять разные языки, мы увидим много разных видений предметов. Усваивая язык, человек усваивает не только названия разных объектов, а усваивает систему понятий, выработанную целым народом. Таким образом, язык оказывает влияние на наше мышление и мировосприятие.Гумбольдт называет язык промежуточным миром: Zwischenwelt. (т.е. мир между внешним миром, в котором мы живем, и внутренним миром внутри нас). Мы воспринимаем мир сквозь свой язык. Изучая язык, мы обретаем особый взгляд на мир. Язык описывает вокруг человека круг. Выйти из него можно только вступив в другой круг. Но вступив в него, мы переносим предыдущее мировосприятие и поэтому не ощущаем с полной ясностью результатов этого процесса. Изучение иностранного языка можно было бы поэтому уподобить приобретению новой точки зрения в прежнем миропонимании. Каждый язык образует ТКАНЬ, сотканную из понятия и представления некоторой части человечества. Гумбольдт подразделяет все языки мира на четыре типа (или формы): флективные, изолирующие (аморфные), агглютинирующие и инкорпорирующие. Флективный строй— устройство языка синтетического типа, при котором доминирует словоизменение при помощи флексий — формантов, сочетающих сразу несколько значений. Классическими примерами флективных языков являются латинский, немецкий, польский языки. Можно сказать, что все устойчивые индоевропейские языки являются флективными. Другая большая группа флективных языков — семитские языки. Изоли́рующие языки́ (иначе аморфные, односложные, корневые) — языки, которые пользуются корнями как словами, не образуя сложных сочетаний с суффиксами и префиксами. В этом отношении изолирующие языки противопоставлены синтетическим языкам, в которых слова могут состоять из нескольких морфем. Английский, китайский. Агглютинативные языки (от лат. agglutinatio — приклеивание) — языки, имеющие строй, при котором доминирующим типом словоизменения является агглютинация («приклеивание») различных формантов (суффиксов или префиксов), причём каждый из них несёт только одно значение.Агглютинативный строй противопоставлен флективному.Киргизский,венгерский,иврит,финский,татарский. Синтети́ческие языки́ — типологический класс языков, в которых преобладают синтетические формы выражения грамматических значений. Синтетические языки противопоставляются аналитическим языкам. немецкому, русскому, тюркским, финно-угорским, большинству семито-хамитских, индоевропейским (древним), монгольским, тунгусо-маньчжурским, некоторым африканским (банту), кавказским, палеоазиатским, языкам американских индейцев.


3. А. Шлейхер.

С именем А. Шлейхера (1821—1868)1 связано не только оформление индоевропеистики в особую науку, но и применение естественнонаучного метода в исследованиях языка и основание натуралистического направления в языкознании, которое называют также лингвистическим натурализмом.Как и Гумбольдт, Шлейхер считал, что изучение языковой формы и типологическая и генеалогическая систематика языков составляют основное содержание лингвистики ("глоттики"), которая изучает происхождение и дальнейшее развитие этих форм языка. Глоттика – наука естественная, а филология – историческая. Синтаксис не относится ни туда и ни туда. Но всё-таки ближе к филологии.Организм языка и естествознание. Шлейхер считал, что язык надо рассматривать как естественный природный организм, который живет так же, как организмы природы. Естественнонаучный принцип, на котором должна основываться лингвистика, предполагает признание следующих постулатов:1) язык как природный организм существует вне воли человека, его нельзя.Язык не служит выражением чувств, ощущений, желаний, волеизъявления; он только выражение мышления;2) "жизнь языка", как и жизнь природы, есть развитие, а не история; поэтому рост был лишь в доисторический период, а подлинная жизнь языка проявляется в диалектах, тогда как исторический период характеризуется распадом форм, старением и отмиранием форм языка и самих языков .литературно-письменные формы являются искусственными образованиями;3) лингвистика должна быть основана на точном наблюдении организмов и законов их бытия, на полном подчинении исследователя объекту исследования. "У естествоиспытателей можно научиться осознанию того, что для науки имеет значение только факт, установленный при помощи надежного, строго объективного наблюдения, и основанный на таком факте правильный вывод". Методы языкознания – методы естественных наук.Морфологическая классификация языков. Учение о языковых типах Шлейхер называл морфологией, позаимствовав этот термин из естествознания, где он обозначал науку о строении и формообразовании растений. Морфология языков должна изучать морфологические типы языков, их происхождение и взаимные отношения. В зависимости от полноты синтеза значения и отношения определяется тип языка как организма.Морфологический тип (класс) языка определяется строением слова, которое может выражать значение ("корень") и отношение ("суффикс"). Допускаются три типа комбинаций значения и отношения:Морфологические типы языка есть проявление трех ступеней (стадий) развития: односложный класс представляет древнейшую форму, начало развития; агглютинирующий — это средняя ступень развития; флектирующие языки как последняя ступень заключают в себе в сжатом виде элементы двух предшествующих ступеней развития.2 периода языковой эволюции: доисторический и исторический. Весь язык формируется в доисторический период. В исторический период человечество получает готовый язык. Только это мы и можем изучать.Три известных направления.Логическое – Карл Беккер;Натуралистическое (биологическое, основано на Дарвинизме) – Август Шлейхер;Психологическое – Штейнталь (основоположник), Потебня (видный представитель)В 19 в. большим потрясением для умов стала теория Дарвина. Шлейхер помимо всего прочего был ботаником, и хорошо знал, что происходило в мире биологии. Он увидел множество аналогий между языком и живой природой и рассмотрел язык в свете идей Дарвина.Теория эволюции: Сложные формы являются результатом эволюции простых. Одна предковая форма дает множество расходящихся последующих форм и так далее. Со временем при таком развитии нарастают различия. При этом выживают только наиболее приспособленные. Движущая сила – меняющиеся условия. Шлейхер считал, что жизнь языка не отличается существенно от жизни всех других организмов.Язык имеет период роста от простейших структур к более сложным формам и период старения, в который языки все более и более отдаляются от достигнутой наивысшей степени развития и их формы терпят ущерб. Идею естественного отбора он тоже применил к языку. Язык рождается, взрослеет, стареет и умирает.

Он рассматривал разные типы языкового строя как отражение разных стадий развития. Он разделяет несколько типов языка:1. Изолирующие языки: тайский, китайский. По Шлейхеру – аморфные. Слово = корень. Шлейхер сравнивал их с кристаллами. Они могут расти, но нет качественных изменений. 2. Агглютинативные – 2 типа морфем (корень и суффикс). Все аффиксы – это бывшие корни. Это результат эволюции изолирующих языков. Есть корень, выражающий понятие, и аффикс, выражающий отношения. Сколько грамматических значений, столько и аффиксов. Финно-угорские, тюрские, языки американских индейцев.3. Флективные - 3 типа морфем (корень, суффикс, окончание). Флексия одновременно содержит несколько грамматических значений. Шлейхер считал этот тип наиболее совершенным, т.к. флексия компактней, несет несколько грамматических значений.Внутренняя флексия – грамматическое значение, чередование в корне (come-came, foot-feet) Этот строй Шлейхер считал вершиной эволюции, т.к. это синтез изолирующего и агглютинативного строя.Шлейхер считал, что это – разные стадии развития языка. Самым совершенным он считал языки с богатством форм (например, как санскрит). Он также считал, что современные индоевропейские языки находятся в стадии разрушения, поскольку теряют флексии и возвращаются к примитивному изначальном строю. Французский и особенно английский далеко продвинулись на этом пути. Славянские же языки и балтийские во многом сохраняют флективный, совершенный по Шлейхеру строй.С Дарвином: 1) Разделение и подразделение в области языков, в сущности, такого же рода, как и в царстве естественных организмов. Виды одного рода – языки, подвиды – диалекты, разновидности – местные говоры, наречия и отдельные особи – люди. Закон изменчивости видов – языки, которые следовало бы обозначить видами одного рода, мы считаем за детей одного общего основного языка, из которого они произошли путем постепенного развития.2) Как органический мир развивается из одноклеточных организмов, так и все языки мира ведут свое происхождение от таких простейших языков, в которых еще не выражены ни глаголы, ни имена, ни спряжения, etc. Но звуковой материал, жизненные условия у различных людей были неодинаковы, что и объясняет многообразие языков.3) Борьба за существование (естественный отбор) – выживают наиболее приспособленные, жизнеустойчивые виды, в то время как слабые исчезают. Шлейхер полагает, что в настоящее время победителями оказываются языки индогерманского племени; распространение их беспрерывно продолжается, а многие другие языки ими вытеснены. В морфологической классификации языков Шлейхера чувствуется влияние немецкой школы Г.ГЕГЕЛЯ. Гегель впервые представил весь мир в виде процесса, т.е. в непрерывном движении, изменении, развитии. Он сводил все многообразие форм к трем ступеням развития – гегелевская триада (взаимоотношения между тезисом, антитезисом и синтезом). Шлейхер пишет, что в первом классе в языке только выражено значение, во втором звуками выражается значение и отношение, а в третьем эти различие включаются в единство. Выделение 3х типов языков выражает три ступени развития языка. Биологическая концепция Шлейхера активно критиковалась современниками и продолжения не имела. Он был первым языковедом, предложившим генетическую классификацию родственных языков индоевропейской языковой семьи. Он считал, что существовало множество праязыков, но родственные языки всегда происходят из одного языка-основы. Такие языки образуют языковое дерево, оно затем делится на языковые семьи (ветви). В противоположность этой схеме Иоганн Шмидт, ученик Шлейхера, выдвинул волновую теорию. Он считал, что сходство и различие между языками объясняется не столько общим происхождением, сколько территориальной близостью и языковыми контактами, иначе говоря, что язык больше похож на соседние языки. Волновой он называл теорию, сравнивая языковые явления с кругами на воде.Современное языкознание в той или иной степени учитывает и волновую теорию, и натуралистическую.


4. Психологическое направление

(лингвистический психологизм) в языкознании — совокупность течений, школ и отдельных концепций, рассматривающих язык как феномен психологического состояния и деятельности человека или народа. В разные периоды истории лингвистики представители П. н. по-разному трактовали исходные понятия, предмет и задачи исследования. Существенно изменялась система взглядов на психологическую природу языка. Поэтому можно говорить о ряде психологических направлений, школ и концепций, объединенных характерными чертами: 1) общей оппозицией логическим и формальным школам в языкознании; 2) ориентацией на психологию как методологическую базу; 3) стремлением исследовать язык в его реальном функционировании и употреблении.П. н. возникло в недрах сравнительно-исторического языкознания в 50х гг. 19 в. под влиянием философии языка В. фон Гумбольдта как реакция на господствовавшие логические воззрения на сущность языка. Основатель П. н. — Х. Штейнталь. В России его крупнейшим представителем был А. А. Потебня (Харьковская лингвистическая школа). Уже в первый период своего развития П. н. отмежевалось от предшествовавшей логической школы: логика общечеловечна и не может вскрыть специфики языка данного народа (Штейнталь); логика — наука гипотетическая, тогда как языкознание — генетическая, т. е. исследующая «процесс сказывания». Логике как методологической основе предшествующего языкознания противопоставлялась психология. Следуя Гумбольдту, Штейнталь видел в языке выражение «духа народа» — народной психологии, тем самым подчёркивалась социальная природа языка. Однако созданная к тому времени психологическая наука (И. Ф. Гербарт) была индивидуалистической. С целью создать социальную психологию («этнопсихологию») Штейнталь и М. Лацарус основали «Журнал этнической психологии и языкознания» (1860). Однако они руководствовались идеалистическими и наивными представлениями об «этнопсихологии» как проявлении «симпатии» между людьми. В начале 20 в. В. Вундтом была предпринята ещё одна попытка создать науку о психологии народа как методологической основе языкознания (этнопсихологию), но она как наука не состоялась. Вместе с тем стремление опереться на социальную психологию способствовало широкому взгляду на язык, пробуждению интереса к фольклору, мифологии, обычаям народа, выраженным в пословицахпоговорках, загадках и других речевых формах, воплощающих народную мудрость.Оставаясь верным основному постулату Гумбольдта, П. н. рассматривало язык как явление историческое и динамическое, вечно развивающееся, что согласуется с назначением сравнительно-исторического метода. Стремясь перенести психологические понятия и термины ассоциативной психологии на язык, представители П. н. проявили внимание к речевым актам живого языка, к внутренней стороне языка, к значению слова и предложения. Наблюдения над живой речью, по их мнению, позволяют понять сущность и происхождение языка, ибо в речевых процессах мы обнаруживаем «постоянное повторение первого акта создания языка» (Потебня). Подходя к языку со стороны психологии говорящих, П. н. подчёркивало теснейшую связь языка и мышления. Штейнталь утверждал, что язык есть мышление. Но в отличие от предметного мышления, оперирующего представлениями, языковое мышление опирается на внутреннюю форму языка, т. е. на представления представлений (Штейнталь) или знак — отношение значения слова к значению предшествующего слова (Потебня).Придавая понятию «внутренняя форма» большое значение, представители П. н. применяли его к истории языка. Штейнталь полагал, что в доисторический период языки обладали богатейшей внутренней формой, а в исторический период они её постепенно утрачивают. Для представителей П. н. внутренняя форма есть следствие процессов образования слова. Процессам образования языковых единиц они уделяли большое внимание. Пытаясь психологически объяснить эти процессы, они говорили о таких законах психологии, как ассимиляция, ассоциация, апперцепция и др. Отсюда их интерес к синтаксису, его ведущее положение в исследовательской практике. Так, формирование частей речи рассматривалось на основе выделения членов предложения. В отличие от сторонников логической школы, которые видели в предложении результат объединения двух (или нескольких) понятий, основатели П. н., напротив, усматривали в нём выражение расчленения общего представления на его составные части (Вундт) с последующим их синтезом (Потебня). Следует подчеркнуть, что в П. н. впервые было обращено внимание на важность мысли Гумбольдта о необходимости привлечения связного текста в лингвистических исследованиях.

По ряду существенных вопросов русская школа П. н. расходилась с немецкой. Так, Потебня подчеркивал специфические качества грамматики, её формальные свойства. Штейнталь и Вундт большее внимание обращали на психологическую сторону, стремясь обнаружить, скорее, язык в психологии, чем психологию в языке. Основатели П. н. преувеличивали роль психологических факторов в развитии языка, нередко отождествляли психологические и грамматические категории.Осознание слабых сторон П. н. этого периода привело в 70е гг. 19 в. к формированию младограмматизма, разделявшего идеи о психологической природе языка.младограмматики призывали изучать не абстрактный язык, а говорящего человека. Идеи психологизма частично разделялись представителями казанской лингвистической школы, но их не удовлетворяла односторонняя ориентация на индивидуальную психологию. Они по-разному стремились подчеркнуть социальную сущность психологии говорящих.В 1й половине 20 в. на смену лингвистическому психологизму приходят социологические и формальные направления, в первую очередь структурная лингвистика, сосредоточившая внимание на статических аспектах и синхронном срезе языка. Однако традиции психологического подхода к языку не были утрачены: под влиянием новых идей как в психологии и философии, так и в языкознании в разных странах возникают отдельные концепции, ориентированные на психологические принципы анализа языка. Так, в начале 20 в. А. Марти создал основанную на психологических началах теорию универсальной грамматики. Возможность создания такой грамматики он видел в том, что все языки выражают одно и то же психологическое содержание и построены на единых основаниях, так как все люди, независимо от языка, на котором они говорят, обладают общей психофизической организацией. По мнению Марти, основная задача лингвистики заключается в точном анализе и описании психических функций и их содержания, получающих выражение в универсальных языковых средствах. Предложенное Марти разграничение автосемантии (самодостаточности компонентов языка) и синсемантии (семантической их недостаточности) с последующей детализацией и привязкой к частям речи и другим единицам не утратило своего значения до сих пор.В 30—40х гг. 20 в. появилась эгоцентрическая концепция поля К. Л. Бюлера. Бюлер предлагает обратиться к некоторым понятиям современной ему психологии — понятию поля и ситуации. Он обнаруживает в языке некоторые «поля» (например, указательное поле личных местоимений, местоименных наречий и др.), которые ставятся говорящим в соответствие коммуникативной ситуации.В 40х гг. 20 в. разрабатывалась теория психологии языка (Ф. Кайнц, Э. Рихтер и другие), направленная в основном на описание психологических условий употребления языковых средств. Психологической ориентации на язык в значительной степени придерживался Л. В. Щерба, особенно в первый период своей деятельности.Качественно новым этапом развития П. н. в широком смысле становится возникшая в начале 50х гг. 20 в. психолингвистика.психолингвистика выдвинула качественно новые идеи — более широкий предмет исследования, более глубокое понимание социальной природы языка, разработка экспериментальной методики и др.лингвистической психологизм оказывал и оказывает влияние на неогумбольдтианствоэтнолингвистику, современную социолингвистику, социопсихолингвистикуШТЕЙНТАЛЬ Хейман (1823-1899 создал звукоподражательную теорию происхождения языка. Подчеркивал социальную природу языка и то, что язык является одной из основных форм выражения «духа народа». Высоко оценивая роль психических факторов в формировании и развитии языка.

5. А.А. Потебня. Концепция языка. Язык и мышление. Учение о слове.

Генетическое определение языка. Язык – это одна из форм мысли. Одновременно это переход от бессознательного к сознанию и к самосознанию.Функции языка. Язык – это средство познания человеком мира и самого себя, а потому и средство общения.Форма и существование языка – это деятельность, направленная к познанию. Язык – это полнейшее творчество.язык – это система знаков, способная к безграничному расширению.Языкознание. Язык понимается как форма (заимствовано у Гумбольдта). Выделяет внешнюю и внутреннюю формы. Внутренняя форма – содержание. Потебня делает шаг вперёд по сравнению с Гумбольдтом. Языковое содержание, способ его представления. Способ представления внеязычного содержания – языковая форма. Мы получаем разные картины мира. Потебня пытался конкретнее сформулировать положения Гумбольдта. Выделял языковое и внеязычное (мыслительное) содержание. Мышление не обязательно имеет языковую форму. Языковое содержание – это оформленное мыслительное содержание. Между собой внеязычное и языковое содержания взаимодействуют. У языкового содержания имеется своя форма – членораздельный звук. Языковое содержание является формой по отношению к внеязычному содержанию. Форма содержательна, а содержание оформлено. Не всё, что есть во внеязычном содержании, оформлено языковым содержанием. То, что не оформлено, - это "вещь в себе" (более правильно – "вещь для себя").2 категории: звучание и значение. Должны быть и 2 дисциплины (как говорится и в Пор-Рояле): о внешней стороне (фонетика) и о значении (учение о внутренней форме языка). Выделял 2 аспекта: учение о вещественном значении (лексическом) и о грамматической форме.Обе дисциплины он делит на историческую и описательную.Языкознание – это гуманитарная наука (т.к. задействован человек и его история). Также дал новый термин – это оснОвная (базовая) наука, т.к. описывает основные формы мысли. Вторая основная наука – математика. Языкознание ещё более элементарно, чем математика, т.к. математика без языка невозможна. Языкознание – наука историческая и генетическая. Языкознание и логика. Логика – наука о законах мышления. Языковые единицы не тождественны логическим. Предложение не равно суждению. Языковые единицы не тождественны логическим, т.к.:

  • слово в ходе мысли предшествует понятию и отличается по содержанию (как у Гумбольдта);

  • грамматическая и логическая правильность совершенно различны и могут существовать отдельно, друг без друга;

  • грамматических категорий больше, чем логических;

  • индивидуальные различия между языками вообще не могут быть поняты с логико-грамматических позиций. Логическая грамматика провозглашает универсальность грамматических категорий, а они народны и временны.

  • логику как науку гипотетическую история не интересует. А языкознание – наука генетическая. Данные языка осмысливаются только историей.

  • логика судит о мысли с точки зрения её тождества с собой. В языкознании – с точки зрения тождества с языком.Т.е. языкознание не ближе к логике, чем любая другая наука.Язык и мышление. Язык не равен мышлению. Язык способен сжимать бесконечный наплыв впечатлений до мысли. Языковой знак способен к бесконечному расширению.Знак – это намёк. Устройство слова. Словесный знак – двусторонняя сущность: звучание/значение. Есть звуковая материя, которая разлита в природе. Звуковая материя достаточно бесформенна, мы не можем перечислить все источники звуков. Звук – это чувственная реакция (рефлексия чувств). Под действием мышления эти звуки становятся членораздельными. Потебня – сторонник звукоподражательной теории.Звучание вне словесного знака, но оно обязательно. У нас возникает звуковой (акустический) образ слова.I элемент словесного знака – звуковой образ. Этот образ субъективен, он личный, индивидуальный, основывается на личных ассоциациях каждого человека. Возникает один индивидуальный образ и один индивидуальный смысл. На основе 1 содержательного признака образуется представление. Смысл представления возникает здесь и сейчас. Звуковой образ – без смысла. Представление тоже может быть без смысла (если его не опознать).Возникает несколько смыслов. Тогда возникает ближайшее значение. Оно уже предстаёт как языковое. Оно распадается на лексическое и грамматическое. Грамматическое значение очень абстрактно, оно представляет грамматическую категорию. А в лексическом значении есть некий набор признаков.

Можно не знать лексического значения, но понять грамматическое. Отсюда самое общее можно понять (процесс, предмет). Ближайшее значение должен понимать каждый. Это минимум информации, доступный и понятный наивному носителю языка. Оно указывается в словаре.Дальнейшее значение – количество смыслов стремится к бесконечности. Это предмет других наук. Это энциклопедические знания. Внеязыковое содержание (как и предмет как познаваемый объект). (дальнейшее значение,ближайшее значение,представление,звуковой образ,звучание)Норма словесного знака: ближайшее значение,звуковой образ.Представление может исчезнуть (заимствованные слова оказываются вообще без представления; у русских слов может заменяться другим). Но во всех вновь образованных слов обязательно. Представление – это знак знака значения. Если теряется представление, то могут выпадать слоги, слово может меняться.Звуковая форма – это дважды знак значения (ближайшего) и трижды знак дальнейшего значения. Звук и акустический образ – внешняя форма. Слово в речи каждый раз соответствует только одному акту мысли. Поэтому мы имеем каждый раз только 1 значение. Нет многозначных слов, есть однозвучные слова.Внутренняя форма – ближайшее значение и представление.Язык отражает мир не как копия, а как символ. Междометия опосредованы эмоциями (эмоция – это и есть внутренняя форма). Вторичные слова: более опосредованная связь. Связь по традиции.Звук становится членораздельным только потому, что пронизан мыслью. Звук указывает на значение не сам по себе, а по традиции (т.к. означал нечто другое). Звук – это знак знака. Без внутренней формы звук не будет членораздельным.Разряду мысли должна соответствовать языковая категория (части речи).

Характеристики части речи:Категориальное значение, за которым стоит разряд мысли. Категориальное значение – не языковое! Очень высокая степень абстракции (значение)Частные категориальные значения – понятийное и языковое значение. Грамматика (морфология) и лексика (форма)Синтаксическая функция – функция за пределами словоформы (функция)Общее значение (по Потебне) – это фикция, т.к. даже при наличии одинакового количества классов слов, сходных в своём логическом категориальном содержании, всегда будут многочисленные различия в конкретном наполнении каждого класса в каждом отдельном языке.Значение – это формальное значение. Область ближайшего значения.Потебня противопоставляет:

1) лексическое значение грамматическое значение

2) знаменательные слова служебные слова



3) грамматическое значение словообразовательное значение.Потебня вывел синтаксическую функцию на важное место.Язык – это система знаков, способная к безграничному расширению. Необходимость в знаках появляется в ходе совместной деятельности. Язык – это деятельность, в ходе которой язык не просто употребляется, но и постоянно создаётся и совершенствуется. Потребность в сжатии информации обеспечивается знаками.Члены предложения и части речи – это разные взгляды на одну и ту же проблему. Члены предложения – сжатие, а части речи – расширение. Знак – это третий элемент сравнения, основание для сравнения между тем, что было, и тем, что будет. Это отношение к предыдущему значению и намёк на последующее.У Потебни свой взгляд на абстрактное и конкретное в языке. Он отрицает, что на современной ступени развития синтаксические формы приобретают бОльшую синтаксическую отвлечённость и сложность. Сложное содержание можно выразить и простой формой. С развитием языков уменьшение форм не ведёт к уменьшению формальности языка.

Язык выполняет двоякую функцию: 1.Язык – это средство сжатия огромного числа признаков, составляющих мир познания человека и значений слов.2.Язык способен к безграничному расширению. Мышление – процесс познавательной деятельности индивида, высший уровень человеческого познания. Слово – средство объектизирования мысли.Язык – не только средство выражения готовой мысли, но и средство создания мысли. Язык - явление, созданное в процессе развития народом по законам психологических ассоциаций и опирающихся на его психологию. При определении слова Потебня всегда указывал на связь звучания и значения.Язык характеризуется с трех сторон – со стороны звука, внутренней формы и их соотношения друг с другом. ОБЛАСТЬ языка не всегда совпадает с областью мысли, но мысль во многом определяется языком: предметы реальной действительности влияют на процессы мышления, заставляя человека создавать чувственные образы, т.е. субъективное представление о вещах и явлениях. В этом процесс на формирование субъективного представления может повлиять язык. Слова слагаются из чувственных восприятий – можно мыслить без звукового языка. Сначала слагается мысль – а потом идет развитие языка – Глухонемые, дети думают без языка, ребенок воспринимает и как-то своими восприятиями оперирует. Композитор сочиняет музыку, но оперирует не словами, нет опоры на слово – мыслит образами. Художественное мышление не нуждается в слове. Высшая форма мысли – логическое мышление, оно невозможно без языка. Функция языка – низшая форма мышления (представлений) – это необходимая ступень к высшей форме. Мысль не сводится к словесному выражению (плюс все, что за ним стоит). Надо уметь связывать вербальный и авербальный уровни нашего мышления. МЫСЛЬ БЕЗ ЯЗЫКА ВОЗМОЖНА, НО НУЖЕН ОПЫТ ВЕРБАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ. Потебня: В слове: внешняя форма – звуки, содержание (все значения) и внутренняя форма (ближайшее этимологическое значение). Внутренняя форма принадлежит языку, является объективным значением, содержащий один признак (внутренняя форма заимствована у Гумбольдта). Внешняя форма несет субъективное содержание и может содержать множество признаков. Если из слова исключить второе значение – субъективное, в слове останется внешняя форма – звук и этимологическое значение – внутренняя форма – отношение содержания мысли к сознанию. Потебня – многозначность – это внешняя форма (комплекс субъективных представлений, то, что наслаивается на внутреннюю форму слова)Все слова обладают внутренней формой, но из-за развития языка не во всех словах она проявляется ярко, Внутренняя форма, т.е. признак один и при любом употреблении слова этот признак остается внутренней формой слова, но происходит процесс сопоставления явлений действительности: Пример: слово крыло – внутренняя форма – покрывает, укрывает Крыло птицы – объективный образ не совпадает с субъективным Крыло здания – внутренняя форма - при возникновении переносного значения внутренняя форма сохраняется, но каждый раз происходит сравнение или сопоставление. Внутренняя форма – этимологическое значение – тот признак, которое закреплен за названием! «подснежник» - под снегом признак, а значение – цвет! каждый понимает слово по-своему, но внешняя форма проникнута объективной мыслью, независимой от понимания отдельных лиц.– не все слова имеют внутреннюю форму слова: у некоторых она стерлась. Ближайшее значение очень бедно, оно обобщенно. «Школа» - у каждого индивида представление дальнейшее.
Мыслительная деятельность человека состоит из нескольких этапов:

1.Предмет (вижу, слышу)

2.Выделение характерного признака (внутренняя форма)

3.Чувственный образ предмета (после обработки мыслью)

4.Апперцепция (начальное осмысление предмета)

5.Суждение (представление о предмете получает законченное формирование)

Значение не равно представлению!!! Значение гораздо шире, чем представление. «Защита» имеет много значений, «щит» - не то, что каждый себе представляет

МЛАДОГРАММАТИКИ

Второй период в развитии сравнительно-исторического и педологического языкознания связан с деятельностью Лейпцигской лингвистической школы. Ее молодые представители открыто выступили против догм сравнительного языкознания. Царнке назвал молодых языковедов младограмматики. Это шутливое название Бругман применил к обозначению научного направления, и «младограмматизм» стал лингвистическим термином.



Манифестом младограмматиков стало предисловие К. Бругмана и Г. Остхофа к первому тому «Морфологические исследования.Младограмматические идеи получили широкое распространение. Их можно обнаружить во Франции — у М. Бреаля, Асколи, Уитнея, Соссюра, Фортунатова, Бо-дуэна де Куртенэ. Младограмматизм представляет историко-сравнительное психологическое языкознание. Историзм и психологизм — два основных принципа, которые определяют младограмматическую систему взглядов на природу языка, предмет языкознания и методику научного исследования.Существенным недостатком по мнению младограмматиков, было то, что слишком много изучали языки, но слишком мало — говорящего человека, а именно он и является творцом языка. В основе методологических принципов младограмматиков лежат «две предельно ясные мысли: во-первых, язык не есть вещь, стоящая вне людей и над ними и существующая для себя; он по-настоящему" существует только в индивидууме, тем самым все изменения в жизни языка могут исходить только от говорящих индивидов; во-вторых, психическая и физическая деятельность человека при усвоении унаследованного от предков языка и при воспроизведении и преобразовании воспринятых сознанием звуковых образов остается в своем существе неизменной во все времена»Младограмматики считали, что непроизвольность языковых процессов и их сравнительная простота приводят к тому, что «простейшие психические процессы одинаковы у всех индивидов, а особенности отдельных лиц основываются на разных комбинашиях этих элементарных процессов». Основной вопрос — это отношение обычая к индивидуальной речи. Поскольку на язык оказывает влияние множество факторов, так или иначе затрагивающи х сознание человека, постольку основными приемами лингвистического исследования является тщательное описание отдельных фактов и факторов (в том числе и самонаблюдение) и сравнение результатов. Распространение младограмматических воззрений способствовало развитию диалектологии. Принципиальное значение исследования говоров состоит, по.мнению младограмматиков, в том, что, во-первых, народные говоры являются жив ы м и языками, они естественнее и закономернее представляют жизнь языкаИ во-вторых, младограмматики считали, что говоры полнее сохраняли жизнь языка, являлись в ряде случаев единственным источником нефиксированного прошлого.лингвистическая география.

Принцип историзмаМладограмматики считали принцип историзма важнейшим теоретическим требованием научного изучения языка.При решении проблемы логического и исторического младограмматики ценили больше историческое. не гипотетические праязыковые реконструкции, а конкретная фиксированная история языков является истинным предметом истории языка.Наиболее верные данные дают такие языки, как германские, романские, славянские: традиция у них сохраняется на протяжении многих столетий и они располагают живой разговорной речью. Это стремление охватить как можно больше языкового материала на длительном временном отрезке, всестороннее исследование отдельных явлений получило наименование эмпиризма (или атомизма)младограмматиков. Развитие языка мыслилось только э в о л ю -ц и о н н о.По аналогии с современным диалектным состоянием языков стали говорить о диалектном членении праязыка. Была выдвинута проблема языковых контактов и создана теория волн.Младограмматики обращали внимание не только на изучение конкретной истории отдельных явлений, но и на разработку принципов исторического развития и истории языка — фонетические (звуковые) законы и законы аналогии как два основных типа внутренних законов развития языка.По мнению младограмматиков, речевая деятельность имеет две стороны — физиологическую- и семантическую. Пауль различал фонетические и семантические процессы, подчеркивая, что между собой они не находятся ни в какой причинной связи.

Фонетические законыПонятие фонетического закона вызвало много научных споров и полемических выступлений. Стремление истолковать звуковую материю языка как физиологически упорядоченную было частью борьбы младограмматиков за научную точность языкознания.Понятие фонетического закона менялось, уточнялось и включало несколько моментов.- Первый признак фонетического закона — его материальный, звуковой характер, независимость от смысла — не вызвал больших возражений. Звуковой закон — это изменения, при которых звук меняется под влиянием соседних звуков, фонетической позиции и ударения.Второй признак фонетического закона — его регулярность, единообразие звуковых изменений. «Только то, что является закономерным и внутренне взаимосвязанным может быть подвергнуто научному исследованию. Причиной фонетических изменений Курциус считал удобство произнесения; поэтому взрывные звуки переходят в щелевые (Ш > > Ы) и нет движения в обратном направлении.звуковое изменение происходит механически, совершается по законам, не знающим исключений. Кажущееся исключение — это закономерность, которую еще надо открыть. Следовательно, нет исключений из фонетических законов, а есть перекрещивание их, а также влияние аналогии или влияния другого языка или диалекта.Младограмматики не только установили и описали ряд звуковых законов (ср., например, закон открытого слога, первую и вторую палатализации, воздействие / на гласные и согласные в работе Лескина. третий признак звукового закона — его социальную обусловленность. Если звуковая материя изменяется бессознательно, то семантика слов и форм затрагивает психику человека и покоится на ассоциации представлений и апперцепции. На этой основе младограмматики создали учение об аналогии и изменении значений слов.Закон аналогии исходит из признания активного характера речевойдеятельности говорящего.ассоциативная комбинаторная деятельность (напоминающая решение пропорциональных уравнений), в результате которой новые формы образуются по аналогии, по сходству с группами фактов, обычных в языке.Узус (язык) содержит правила и образцы (парадигмы), причем конкретные образцы обладают большим воздействием, чем абстрактные правила. Узус образует систем.пропорциональных групп. «Объединение в группу протекает с тем большей легкостью и становится тем более устойчивым, чем больше сходства в значении и в звуковой форме, с одной стороны, и чем прочней запечатлелись элементы, способные образовать группу, — с другой стороны, — считал Пауль. — Что касается последнего момента, то для образования групп пропорций важна, во-первых, частота единичных слов и, во-вторых, количество возможных аналогичных пропорций».Пропорциональные группы бывают двух типов — вещественные и формальные. Вещественные группы пропорций имеют частичное соответствие значения и звучания, например различные падежи одного существительного. Формальные группы пропорций основаны на функциональном сходстве, например: сумма всех форм именительного падежа, всех форм первого лица глагола и т. п. Действие аналогии распространяется на разные области языка — на флексии, словообразовательные типы и даже чередование звуков.Учение об изменении значений слов. Хотя аналогия и выравнивает в какой-то мере формы языка, она не может уничтожить изменчивости языка, который связан с говорящими индивидами.

Особенно изменчиво значение слов. Младограмматики уделяли большое внимание изучению изменения значений слов, разнообразию этих значений, различным соотношениям значения слова с предметом и понятием.Изменение значений происходит потому, что индивидуальное употребление и значение слова в узусе не совпадают. Поэтому принципиально различаются два типа значений — узуальное и окказиональное.Их отличие выявляется по четырем линиям: а) узуальное значение известно всем членам данной языковой общности, окказиональное значение — это значение в акте речи; б) окказиональное значение богаче узуального; в) окказионально слово называет нечто конкретное, предмет, тогда как узуально оно обозначает нечто абстрактное, понятие; г) узуально слово многозначно, окказионально — всегда однозначно. «регулярное возобновление таких отклонений приводит к постепенному превращению индивидуального и мгновенного в общее и узуальное».Основными видами изменений значений слов являются: а) специализация значения как в результате сужения объема и обогащения содержания (Glas — стекло и стакан), появление имени собственного, так и в результате обеднения содержания представления и расширег ния объема, переход имени собственного в нарицательное; б) метафорическое изменение — одно из важнейших: в выборе метафорических выражений проявляются различия индивидуальных интересов, а из совокупности метафор, ставших в языке узуальными, можно видеть, какие интересы преобладали в обществе; в) перенос названия на основе пространственных, временных или каузальных связей. Кроме того, указываются такие виды из-1 менений значений, как гипербола и литота, эвфемизмы.Различна культурно-историческая обусловленность значения слова! и понятия. Значения слов всегда приспосабливаются к данной сту-1 пени .развития культуры. Однако изменение самих понятий и предметов в этих случаях не ведет к изменению значения Таким образом, психологическое направление и особенно младо-грамматизм ответили на многие вопросы, стоявшие перед языкознанием в середине XIX в. Была уточнена методика сравнительно-исторического языкознания, поставлены основные проблемы семасиологии и функционально-семантической грамматики, проанализировано взаимоотношение языка и речи, язык определен не только как индивидуально-психологическое, но и как культурно-историческое явление.

Младограмматики — новое направление в языкознании, оформившееся в 70-х годах 19 века. Они слишком сильно критиковали старое, традиционное языкознание, за это их и назвали младограмматиками, а они взяли это название себе на самом деле.

Младограмматики — преимущественно школа Лейпцигского университета.

Лескин,Остхоф,Бругман,Дельбрюк.

Герман Пауль «Принципы истории языка» (1880) — здесь излагаются основные проблемы компаративистики с позиций младограмматизма.

Младограмматики отвергли многие высказывавшиеся ранее идеи:

- учение Гумбольдта, что внутренняя форма языка обусловлена национальным духом народа;

- учение Шлейхера о том, что язык — это природный организм и что в истории языка есть период творческого развития и период упадка.

Младограмматики считали язык индивидуально-психологическим явлением. Они подчёркивали, что нужно изучать не «язык на бумаге», а говорящего человека. Два основных методических принципа младограмматизма:

1. Регулярность фонетических изменений, их всеохватность.

В науку введено понятие фонетического закона,— который не знает исключений. Исключений нет. Если на примере какого-либо соответствия на первый взгляд кажется, что тот или иной закон не действует, это значит, что либо его действие приостанавливается другим законом, либо здесь наблюдается изменение по аналогии.

2. Принцип аналогии

В древнейших периодах истории языка изменения по аналогии играют не меньшую роль, чем в современности.каждое слово имеет свою историю.



КРИТИКА МЛАДОГРАММАТИЧЕСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ
Вначале XX в., когда вслед за крупными открытиями, сделанными в области языкознания с помощью младограмматических методов исследования, наступил период относительного затишья, поднимается ожесточенная критика младограмматизма. К этому периоду, который иногда определяется как период кризиса в языкознании, относится создание новых лингвистических школ, находящихся в резкой оппозиции к младограмматизму. Сюда относится школа «слов и вещей», с которой был связан Гуго Шухардт, возглавляемая Карлом Фосслером школа эстетического идеализма и оформившаяся несколько позднее так называемая неолингвистикаОформление школы «слов и пещей» относится к 1909 г., когда начал выходить издаваемый Р. Мерингером журнал «Worter und Sachen» («Слова и вещи»), откуда и название этой школы. Эта школа ставила своей целью изучение истории слов не только на основе лингвистического анализа, а и в связи с историей вещи («Слово существует лишь в зависимости от вещи»). По характеру своей концепции она замыкалась в кругу проблем этимологии, лексикологии и семасиологииГ. Шухардт был сильнее в критике, чем в творческом создании; относительное он часто превращал в абсолютное, делал вывод о бессилии науки о языке, если оказывалось невозможным немедленно получить исчерпывающее решение проблемы.Язык Г. Шухардт считал продуктом говорящего индивида; положение, условия жизни индивида, его характер, культура, возраст и т. д. оказывают, по его мнению, прямое влияние на язык, создают определенный индивидуальный «стиль», который затем путем имитации генерализуется.Основную причину языкового изменения Г. Шухардт видел в беспрерывных языковых скрещениях Г. Шухардт, выступая против младограмматиков, отрицал закономерность в звуковых изменениях (см. его статью «О фонетических законах»), возможность деления истории языка на четко разграниченные хронологические периоды, наличие границ между отдельными говорами, диалектами и языками.Вместо генеалогической классификации языков он выдвигал теорию «географического выравнивания» — непрерывность переходов одного языка в другой в соответствии с их географическим положением — и учение об «элементарном» родстве языков, построенном на общности психической природы людей.Значительное внимание Г. Шухардт уделял этимологическим, семасиологическим и многочисленным частным вопросам языкознания. Глава школы эстетического идеализма К. Фосслер (1872 — 1947) был не только лингвистом, но и литературоведом (специалистом в области романской филологии). В 1904 г. он опубликовал свою программную работу «Позитивизм и идеализм в языкознании». Лингвистическая концепция К. Фосслера в методологическом отношении строится на трех основах: в более общем плане — на философии идеализма, а в собственно лингвистическом плане — на философии языка В. Гумбольдта и на взглядах итальянского философа и эстетика Бенедетто Кроче. Сам К. Фосслер всячески подчеркивает идеалистическую сущность своей концепции и с сугубо идеалистических позиций ведет острую полемику с младограмматиками, которых он определяет как позитивистов.Язык К. Фосслер рассматривал как явление индивидуального творческого акта. Именно в силу творческого характера языка первоначальным стимулом всякого языкового изменения и, следовательно, всего процесса развития языка К. Фосслер считал эстетический фактор, что в конечном счете ставит язык в один ряд с другими явлениями, подлежащими ведению эстетики. Ввиду указанных предпосылок созданную им школу определяют как школу эстетического идеализма.К. Фосслер выдвинул перед языкознанием ряд новых задач: лингвистическое изучение стилистики, определение взаимоотношений языка писателей и общенародного языка, связь истории культуры с развитием языка и др. Возглавляемая К. Фосслером школа немногочисленна и в основном тоже состоит из специалистов в области романской филологии (Е. Лерх, Л. Шпитцер, много заимствовавший также от Г. Шухардта, и Дж. Бертони).В двадцатые годы сформировалось новое направление в науке о языке, также находящееся в оппозиции к младограмматикам. Это новое направление получило название неолингвистики. Его представителями являются М. Бартоли, Дж. Бертони, В. Пизани. Принципы и методы новой школы были впервые изложены в «Кратком очерке неолингвистики» (1925.Объясняя название новой школы, М. Бартоли противопоставляет ее младограмматизму; как показывает само их название, младограмматики занимались только грамматикой, а неолингвисты хотят быть лингвистами т. е. изучать весь сложный комплекс вопросов науки о языке.Неолингвистика — тоже идеалистическое направление в языкознании, что подчеркивают сами ее представители. Вместе с тем это наиболее эклектическое направление. Его принципы основываются на идеях В. Гумбольдта, Б. Кроче, Г. Шухардта, К. Фосслера, которые соединяются с наблюдениями и выводами лингвистической географии (Ж. Жильерон). Знакомясь с теоретическими работами неолингвистов, мы узнаем знакомые по предыдущим работам идеи о языке как духовной деятельности и художественном творчестве, об индивидуальном происхождении языковых изменений, о значении процессов языкового смешения, об отсутствии четких границ между языками и многое Другое. Их критическая аргументация, направленная против младограмматиков, также во многом заимствована у Г. Шухардта и К. Фосслера. Это обстоятельство обусловило и их методы лингвистического исследования, в которых на первый план выдвигаются «ареальные» (пространственные) отношения диалектов и установление изоглосс, указывающих границы и этапы развития отдельных «инноваций» (новообразований). Отсюда и определение языка как механической совокупности изоглосс. «Называя изоглоссами элементы, находящиеся в обладании членов данной лингвистической общности в данный момент времени, мы можем определить язык как систему изоглосс, соединяющих индивидуальные лингвистические акты» (В. Пизани).их школа нередко именуется пространственной, или ареальной, лингвистикой. «Основное возражение у представителей этой школы вызывает интерпретация младограмматиками языка как самодов- леющего механизма, функционирующего и развивающегося в соответствии с фонетическими законами и законами аналогии

Г. Шухардт, выступая против младограмматиков, отрицал:

1. Закономерность в звуковых изменениях.

2. Возможность деления истории языка на четко разграниченные хронологические периоды.

3. Наличие границ между отдельными говорами, диалектами и языками.

4. Метод простого описания фактов языка.

Шухардт был против термина «филология» и против отнесения филоло- гии к особой.По Г. Шухардту, вещь по отношению к слову – это нечто первичное и устойчивое.

Эстетическая школа К. Фосслера

Эта школа немногочисленна, и к ней принадлежали несколько лингвис тов в области романских языков: К. Фосслер, Л. Шпитцер, Х. Хацфельд, Э. Лерх, Л. Олышки, В. Клемперер.Он критикует младограмматиков «за отказ от изучения «исходной причинной свя- зи» между явлениями, за механизицизм».К. Фосслер рассматривал язык как явление индивидуального творческого акта.



Эстетическая школа К. Фосслера выдвинула перед языкознанием ряд новых задач

1. Создание лингвистической стилистики.

2. Определение взаимоотношения языка писателей и общенародного языка.

3. Связь истории культуры с развитием языка.

4. Изучение роли художественной литературы в развитии литературного языка народа.

В начале XX века возникает направление, подчеркивающее обществен-ную функцию языка как средства общения. Это направление, основателями которого были Фердинад де Соссюр и его ученик Антуан Мейе, имело философ- скую опору в социологических построениях Э. Дюркгейма и Л. Леви-Брюля. Французско-швейцарская социологическая школа придает большое значение изучению живых языков и диалектов, признает произвольность лингвистического знака по отношению к предмету.
Лингвистическая теория Ф. Де Соссюра.Структу́рная лингви́стика — языковедческая дисциплина, предметом которой является язык, изучаемый с точки зрения своего формального строения и организации его в целом, а также с точки зрения формального строения образующих его компонентов как в плане выражения, так и в плане содержания.

Основателем структурной лингвистики принято считать Фердинанда де Соссюра.


  1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет