47. Блок и революция



жүктеу 1.59 Mb.
бет1/9
Дата12.07.2016
өлшемі1.59 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9




47.Блок и революция

Проблема отношения Блока к революции сложна и загадочна. С од­ной стороны, завершая “Двенадцать” образом Христа, несущего флаг, Блок дает понять, что революция — явление положительное, но, не­смотря на это, в сцене убийства звучат ноты искренней жалости и со­страдания к убитой девушке, бывшей, в общем-то, представительни­цей старого и отжившего мира. Эта позиция дает нам возможность предположить, что осмысление поэтом революции было скорее мисти­ческим, чем логическим.. Блок видел в ней не историческое явление, призванное освободить и осчастливить людей, а процесс перехода все­го мира в другое, новое состояние, ведущее к перерождению не только общества, но и самого человека.

Построение поэмы “Двенадцать” дает нам четкое представление о системе мира, в который пришла революция. В начале произведения дается описание Того, что осталось от прежней жизни. Это — лоскут­ки и обрывки фраз, постоянное и бессмысленное движение снега и ветра, бедность и темнота. Основными свойствами старого мира явля­ются его разорванность и бесцельность, его двухцветность. Блок явно не признает за таким миром права на жизнь. Барыня, поп, писа­тель — лишь пародии на людей. Такой мир подобен скорлупе, из ко­торой уже вылупился птенец, т. е. двенадцать. Они являются единственной силой, способной двигаться вперед среди развалин старого. У них нет цели, но есть структура и упорядо­ченность, создающие впечатление осмысленности. Столкновение меж­ду двумя мирами, миром хаоса и миром порядка, дано в сцене убийст­ва Катьки. Надо сказать, что различные части поэмы написаны в разных ритмах, причем теме двенадцати сопутствует размер марша, тема же Катьки до то­го, что с той произошло* дана в ритме частушек. Тем самым выводится коренное различие двух систем взглядов, двух мировоззрений. В первом случае, при описании двенадцати, подчеркивается их сплоченность и уст­ремленность — самая главная, на мой взгляд, сила революции. Поэт не может не признать победы этого способа жизни. Размер частушек, наобо­рот, убеждает нас в несовременности и обреченности всего старого, всего того, что было дорого самому поэту. Ведь настоящее чувство просвечивает в монологе Петьки, несущем в себе музыку прежних стихотворений Бло­ка. Но в то же время поэт понимает: то, что было, уже нельзя не только возвратить, но и даже частично воскресить. Поэтому и отказывается Петруха от своей любви, ведь “не такое нынче время”, нет места чувству в мире, переделанном революцией. В подобной раздвоенности и кроется ве­личайшая трагедия поэта. С одной стороны, он не может оставаться в ста­ром мире, но в то же время и не может пойти вместе с двенадцатью, отри­цающими поэзию. Получается, что Блок принимает и одновременно не принимает ре­волюцию, признавая за ней безусловное и законное право изменить вселенную, но не находя в ней своего места. Интересно, что в конце поэмы старый мир преобразуется в маленького бездомного пса, увя­завшегося за людьми. Это свидетельствует о том, что двенадцать дей­ствительно вырвались из старого космоса и идут уже совсем в другом пространстве, ведомые самим Христом. Образ Христа может иметь много значений, причем непонятно, какое из них соответствует замыслу поэта. Мне кажется, что этот символ вы­бран Блоком потому, что Христос — Бог и посланник Бога, то есть носи­тель высшего, вселенского смысла, но, вместе с тем, он — страдающий че­ловек, идущий на Голгофу. Получается, что Христос, идя впереди двенад­цати с кровавым флагом, не только благословляет и оправдывает их, во и указывает им путь страдания и, может быть, смерти. Суммируя все сказанное, можно заключить, что. Блок принимал и оп­равдывал революцию, но не видел ни своего места в меняющемся мире, ни конечной цели всего происходящего. Для него разрушение старого вписывалось в картину развития жизни потому, что, по его мнению, вся пошлость и грязь окружавшего его общества не могла не быть уничтоже­на, а единственной силой, способной очистить вселенную, он видел архийную силу “двенадцати” — то ли рабочих, то ли солдат, а может быть, и просто арестантов, не имеющих ничего общего ни с ним самим, ни с обществом, в котором он жил.

34.Андрей Белый

Андрей Белый создал свой особый жанр – симфония – особый вид литературного изложения, по преимуществу отвечающий своеобразию его жизненных восприятий и изображений. По форме это нечто среднее между стихам и прозой. Их отличие от стихов в отсутствии рифмы и размера. Впрочем, и то и другое словно непроизвольно вливается местами. От прозы – тоже существенное отличие в особой напевности строк. Эти строки имеют не только смысловую, но и звуковую, музыкальную подобранность друг к другу. Этот ритм наиболее выражает переливчатость и связность всех душевностей и задушевностей окружающей действительности. Это именно музыка жизни – и музыка не мелодическая…а самая сложная симфоническая. Белый считал, что поэт-символист – связующее звено между двумя мирами: земным и небесным. Отсюда и новая задача искусства: поэт должен стать не только художником, но и «органом мировой души…тайновидцем и тайнотворцем жизни». От того и считались особенно ценными прозрения, откровения, позволявшие по слабым отражениям представить себе иные миры.

Тело стихий

В лепестке лазурево-лилейном

Мир чудесен.

Все чудесно в фейном, вейном, змейном

Мире песен.


Мы – повисли,

Как над пенной бездною ручей.

Льются мысли

Блесками летающих лучей.

Автор способен увидеть красоту даже в самых нелепых, неприхотливых предметах «В лепестке лазурево-лилейном». В первой строфе автор говорит, что все вокруг чудесно и гармонично. Во второй строфе строчками «Как над пенной бездною ручей.

Льются мысли

Блесками летающих лучей»

Автор рисует картину ручья, водопада низвергающегося вниз, в пенную бездну, и от этого в разные стороны разлетаются тысячи мелких сверкающих капелек, так льются и человеческие мысли.


9.Вечные проблемы человечества в рассказе И. А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»



Рассказ Бунина “Господин из Сан-Франциско” имеет остросоциальную направленность, но смысл этих рассказов не исчерпывается критикой капитализма и колониализма. Социальные проблемы капиталистического общества являются лишь фоном, который позволяет Бунину показать обострение “вечных” проблем человечества в развитии цивилизации. В 1900-х годах Бунин путешествует по Европе и Востоку, наблюдая жизнь и порядки капиталистического общества в Европе, колониальных странах Азии. Бунин осознает всю безнравственность порядков, царящих в империалистическом обществе, где все работают только на обогащение монополий. Богатые капиталисты не стыдятся никаких средств в целях умножения своего капитала. В этом рассказе отражаются все особенности поэтики Бунина, и вместе с тем он необычен для него, его смысл слишком прозаичен. В рассказе почти отсутствует сюжет. Люди путешествуют, влюбляются, зарабатывают деньги, то есть создают видимость деятельности, но сюжет можно рассказать в двух словах: “Умер человек”. Бунин до такой степени обобщает образ господина из Сан-Франциско, что даже не дает ему никакого конкретного имени. Мы знаем не так уж много о его духовной жизни. Собственно, этой жизни и не было, она терялась за тысячами бытовых подробностей, которые Бунин перечисляет до мельчайших деталей. Уже в самом начале мы видим контраст между веселой и легкой жизнью в каютах корабля и тем ужасом, который царит в его недрах: “Поминутно взывала с адской мрачностью и взвизгивала с неистовой злобой сирена, но немногие из обитающих слышали сирену — ее заглушали звуки прекрасного струнного оркестра...” Описание жизни на пароходе дается в контрастном изображении верхней палубы и трюма корабля: “Глухо грохотали исполинские топки, пожиравшие груды раскаленного угля, с грохотом ввергаемого в них облитыми едким, грязным потом и по пояс голыми людьми, багровыми от пламени; а тут, в баре, беззаботно закидывали ноги на ручки кресел, курили, цедили коньяк и ликеры...” Этим резким переходом Бунин подчеркивает, что роскошь верхних палуб, то есть высшего капиталистического общества, достигнута только за счет эксплуатации, порабощения людей, беспрерывно работающих в адских условиях в трюме корабля. И наслаждение их пусто и фальшиво, символическое значение играет в рассказе пара, нанятая Ллойдом “играть в любовь за хорошие деньги”. На примере судьбы самого господина из Сан-Франциско Бунин пишет о бесцельности, пустоте, никчемности жизни типичного представителя капиталистического общества. Мысль о смерти, покаянии, о грехах, о Боге никогда не приходила господину из Сан-Франциско. Всю жизнь он стремился сравниваться с теми, “кого некогда взял себе за образец”. К старости в нем не осталось ничего человеческого. Он стал похож на дорогую вещь, сделанную из золота и слоновой кости, одну из тех, которые всегда окружали его: “золотыми пломбами блестели его крупные зубы, старой слоновой костью — крепкая лысина”. Мысль Бунина ясна. Он говорит о вечных проблемах человечества. О смысле жизни, о духовности жизни, об отношении человека к Богу.
15.Изображение купечества в повести М. Горького "Фома Гордеев"

В повести "Фома Гордеев", написанной в самом конце 90-х годов, Горький хотел дать широкую картину современности. На фоне ее "должен бешено биться энергичный, здоровый человек, ищущий дела по силам, ищущий простора своей энергии". Горький заложил в основу повести смелую мысль: внешне кипучая, энергичная предпринимательская деятельность русского купечества на деле — "золотая клетка" для души, ищущей разумного приложения своим силам. Фома Гордеев идет путем, которым шли его отцы и деды, по которому идут "мозговой человек" купечества Яков Маякин и защитник собственнических устоев Ананий Щуров. Духовно здоровый и честный Фома не может подчиниться волчьим законам жизни, сформированным Маякиным: "Или сам грызи — или лежи в грязи. Когда верх возьмешь, тогда и хорош". В начале повести Фома — полноправный представитель купеческого класса, а в конце он сознательно разрывает с ним. По мере пробуждения критической мысли Фома Гордеев вступает в острый конфликт со своим сословием. После мучительных размышлений и метаний герой поднимается до смелого и прямого обличения буржуазии. Горький рисует незаурядную, яркую личность, способную многое открыть для себя во всех областях бытия. Но личность эта обречена. Фома Гордеев не может подняться выше индивидуального протеста. Ярко показаны фигуры купцов — Якова Маякина и Анания Щурова. Маякин воплощает в себе мысль и действие класса, он сознательный идеолог буржуазии, создатель своеобразной "философии" класса. Он гордится родом купцов: "Мы, купцы, торговые люди, веками Россию на своих плечах несли и теперь несем". Образ купца Анания Щурова представляет другую разновидность русского купечества. По своим убеждениям они, на первый взгляд, вроде бы отличаются друг от друга. Щуров не любит Маякина, называет его "фармазоном" и безбожником. Но на самом деле он формирует ту же торгашескую мораль, только на свой лад: "Деньги — это сила человеческая, это — ум людской. Тысячи людей в деньги твои жизнь вложили, а ты над тем народом хозяин". Свое стяжательство Щуров прикрывает именем бога: "Человек создан по образцу и подобию его, власти хочет. А что, кроме денег, власть дает?" Наряду со старшим поколением купцов в повести выведены представители молодого поколения, более современные, но не менее хищные. Получивший образование, побывавший за границей "либеральный" Африкан Смолин действует более "гибко", нежели Маякин и Щуров. Если Яков Маякин просто хочет "заткнуть глотку" левой газете в ответ на ее разоблачения, то Смолин предлагает купить газету. Он видит ее важную цель — "защиту прав личности и интересов промышленности и торговли". В повести прослеживается весь комплекс ухищренных взглядов на жизнь Маякина, Щурова, Смолина и прочих. Тем более трудным и одновременно значительным выглядит процесс распада собственнической психологии в душе Фомы. Появление "бунтарей" внутри класса являлось знаменательной приметой времени. Бунт Фомы свидетельствовал о внутренней слабости и несостоятельности буржуазии в начале XX века. Не случайно один из нижегородских купцов, знаменитый Бугров так отозвался о Горьком и его повести: "Это вредный сочинитель, книжка против нашего сословия написана".

16."Дно жизни" - трагический образ пьесы А. М. Горького "На дне"



Пьеса Горького "На дне" была написана в 1902 году для труппы Московского Художественного общедоступного театра. Горький долгое время не мог подобрать точного названия пьесе. Первоначально она называлась "Ночлежка", затем "Без солнца" и, наконец, "На дне". В самом названии уже заложен огромный смысл. Люди, которые попали на дно, уже никогда не поднимутся к свету, к новой жизни. Тема униженных и оскорбленных не нова в русской литературе. Вспомним героев Достоевского, которым тоже "уже некуда больше идти". Много сходных черт можно найти у героев Достоевского и Горького: это тот же мир пьяниц, воров, проституток и сутенеров. Только он еще более страшно и реалистично показаны Горьким. В пьесе Горького зрители впервые увидели незнакомый им мир отверченных. Такой суровой, беспощадной правды о жизни социальных низов, об их беспросветной участи мировая драматургия еще не знала. Под сводами костылевской ночлежки оказались люди самою различного характера и социального положения. Каждый из них наделен своими индивидуальными чертами. Здесь и рабочий Клещ, мечтающий о честном труде, и Пепел, жаждущий правильной жизни, и Актер, весь поглощенный воспоминаниями о своей былой славе, и Настя, страстно рвущаяся к большой, настоящей любви. Все они достойны лучшей участи. Тем трагичнее их положение сейчас. Люди, живущие в этом подвале, похожем на пещеру, -трагические жертвы уродливых и жестоких порядков, при которых человек перестает быть человеком и обречен влачить жалкое существование. Горький не дает подробного изложения биографий героев пьесы, но и те немногие черты, которые он воспроизводит, прекрасно раскрывают замысел автора. В немногих словах рисуется трагизм жизненной судьбы Анны. "Не помню, когда я сыта была, - говорит она. - Над каждым куском хлеба тряслась... Всю жизнь мою дрожала... Мучилась... как бы больше другого не съесть... Всю жизнь в отрепьях ходила... всю мою несчастную жизнь..." Рабочий Клещ говорит о безысходной своей доле: "Работы нет... силы нет... Вот - правда! Пристанища, пристанища нету! Издыхать надо... Вот правда!" Обитатели "дна" выброшены из жизни в силу условий, царящих в обществе. Человек предоставлен самому себе. Если он споткнулся, выбился из колеи, ему грозит "дно", неминуемая нравственная, а нередко и физическая гибель. Погибает Анна, кончает с собой Актер, да и остальные измотаны, изуродованы жизнью до последней степени. И даже здесь, в этом страшном мире отверженных, продолжают действовать волчьи законы "дна". Вызывает отвращение фигура содержателя ночлежки Костылева, одного из "хозяев жизни", который готов даже из своих несчастных и обездоленных постояльцев выжать последнюю копейку. Столь же отвратительна и его жена Василиса своей безнравственностью. Страшная участь обитателей ночлежки становится особенно очевидной, если сопоставить ее с тем, к чему призван человек. Под темными и угрюмыми сводами ночлежного дома, среди жалких и искалеченных, несчастных и бездомных бродяг звучат торжественным гимном слова о человеке, о его призвании, о его силе и его красоте: "Человек - вот правда! Все - в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное - дело его рук и его мозга! Человек! Это великолепно! Это звучит- гордо!" Гордые слова о том, каким должен быть и каким может быть человек, еще резче оттеняют ту картину действительного положения человека, которую рисует писатель. И этот контраст приобретает особый смысл... Пламенный монолог Сатина о человеке звучит несколько неестественно в атмосфере непроглядной тьмы, особенно после того, как ушел Лука, повесился Актер, посажен в тюрьму Васька Пепел. Это чувствовал сам писатель и объяснял это тем, что в пьесе должен быть резонер (выразитель мыслей автора), но героев, которых изобразил Горький, трудно назвать выразителями чьих-либо идей вообще. Поэтому и вкладывает свои мысли Горький в уста Сатина, самого свободолюбивого и справедливого персонажа.
2.Л-ра и искусство на рубеже 19-20 г.

С начала 1890-го года группа символистов провозгласила свое полное неприятие совр. им реализма, ошибочно отождествив его с материализмом и объективизмом .С тех пор началось противоборство 2-х худ. направлений. Модернисты подозревали чуждых себе писателей в неспособности проникнуть в сущность явления, в сухообъективистском отражении жизни. Реалисты отрицали «тёмный набор» мистических понятий , изощрённые формы новейшей поэзии. Молодой реализм обладал всеми признаками преобразующегося имущего и обретающего истину искусства. Его создатели шли к своим открытиям путём субъективных мироощущений , раздумий. Прозе 19-го века был свойственен образ чел. , воплощавший заветные мысли писателя. Из произведений новой поры почти исчез герой –носитель представлений писателя. Тут чувствовалась традиция Гоголя и Чехова. В произвед мл. современников Чехова героями стали «средней руки» интеллигенты , офицеры низших чинов, солдаты , крестьяне , босяки. О зыбкости их внутреннего состояния писали Куприн , Горький , Бунин. Андреев .Они обратились к загадкам самой природой человека. Предельно разрослось авторское начало в повествовании .План событий был упрощён , но пределы душевной жизни раздвинуты. Поэтому воспроизведение короткого отрезка времени разрасталось до крупных повествований («Гранатовый браслет» Куприна, «Братья» Бунина).С другой стороны , сложные темы представляли в скупой форме («Господин из Сан-Франциско» Бунина «Жизнь Василия Фивейского» Андреева)Новое поколение прозаиков обращалось к фольклорно --библейским образам и мотивам , мифологии разных народов .Произвед. пронизывают авторские раздумья. Нет по4учительных или пророческих интонаций. Реалистическая проза звала к дискуссии. Многие прозаики тяготели к р—зу в р—зе(Куприн, Горький) , к внутреннему противостоянию разных точек зрения. д(Сны Чанга» Бунина, «Иуда Искариот и др» Андреева) Сложное мироощущение писателей не укладывалось в стр—ру последоват. реализма . Прозе начала века свойственно укрупнение . символизация образов и мотивов. Анализ реальных процессов совмещался с романтической мечтой .Молодые писатели испытывали страстное влечение к классицистическому насле ию России.


11.Единство цикла рассказов И. А. Бунина «Темные аллеи»



Книгу “Темные аллеи” принято называть “энциклопедией любви”. И. А. Бунин в этом цикле рассказов пытался показать отношения двоих с разных сторон, во всем многообразии проявлений. “Темные аллеи” — любимое детище писателя, создававшееся много лет. Здесь воплотились размышления автора о любви. Это была та тема, которой Бунин отдавал все свои творческие силы. Книга столь же многогранна, как сама любовь. Название “Темные аллеи” взято Буниным из стихотворения Н. Огарёва “Обыкновенная повесть”. Речь в нем идет о первой любви, не завершившейся соединением двух жизней. Образ “темных аллей” пришел оттуда, но в книге нет рассказа с таким названием, как можно было ожидать. Это всего лишь некий символ, общее настроение всех рассказов. Бунин считал, что истинное, высокое чувство не только никогда не имеет удачного завершения, но обладает свойством даже избегать брака. Писатель неоднократно повторял это. Он также вполне серьезно цитировал слова Байрона: “Часто бывает легче умереть за женщину, чем жить с ней”. Любовь — это накал чувств, страстей. Человек же, увы, не может постоянно находиться на взлете. Он непременно начнет падать именно тогда, когда достиг наивысшей точки в чем бы то ни было. Ведь выше самой высокой вершины не подняться! В “Темных аллеях” мы не находим описания непреодолимого влечения двух людей, которое закончилось бы свадьбой и счастливой семейной жизнью. Даже если герои решили связать свои судьбы, в последний момент происходит катастрофа, нечто непредвиденное, что разрушает обе жизни. Часто такая катастрофа — смерть. Кажется, Бунину легче представить себе гибель героя или героини в самом начале жизненного пути, чем их совместное существование в течение долгих лет. Жить до старости и умереть в один день — для Бунина это вовсе не идеал счастья, скорее, напротив. Таким образом, Бунин как бы останавливает время на высшем взлете чувств. Любовь достигает своей кульминации, но она не знает падения. Никогда мы не встретим рассказа, в котором повествовалось бы о постепенном угасании страсти. Она обрывается в тот момент, когда обыденность еще не успела губительным образом повлиять на чувства. Однако подобные роковые исходы нисколько не исключают убедительности и правдоподобия рассказов. Утверждали, что Бунин говорил о случаях из собственной жизни. Но он не соглашался с этим — ситуации полностью вымышлены. Характеры же героинь он нередко писал с реальных женщин. Книга “Темные аллеи” — это целая галерея женских портретов. Здесь встречаются и рано повзрослевшие девочки, и уверенные в себе молодые женщины, и почтенные дамы, и проститутки, и натурщицы, и крестьянки. Каждый портрет, выписанный короткими штрихами, удивительно реален. Остается только удивляться таланту автора, который умел в нескольких словах представить нам столь разных женщин. Главное — все характеры удивительно русские и действие практически всегда происходит в России. Женские образы играют в рассказах главную роль, мужские — вспомогательны, второстепенны. Больше уделяется внимания мужским эмоциям, их реакции на различные ситуации, их чувствам. Сами же герои рассказов отступают на задний план, в туман. Рассказы поражают также огромным разнообразием оттенков любви: простодушная, но нерушимая привязанность крестьянской девушки к барину, соблазнившему ее (“Таня”); скоротечные дачные увлечения (“Зойка и Валерия”); краткий однодневный роман (“Антигона”, “Визитные карточки”); страсть, доводящая до самоубийства (“Галя Ганская”); простодушная исповедь малолетней проститутки (“Мадрид”). Словом, любовь во всевозможных проявлениях. Она является в каком угодно облике: может быть поэтическим, возвышенным чувством, мигом просветления или, наоборот, непреодолимым физическим влечением без духовной близости. Но какой бы она ни была, для Бунина это лишь краткий миг, зарница в судьбе. Героиня рассказа “Холодная осень”, потерявшая жениха, любит его на протяжении тридцати лет и считает, что в ее жизни только и был тот осенний вечер, а все остальное — “ненужный сон”. Во многих рассказах цикла Бунин описывает женское тело. Это для него нечто святое, воплощение истинной Красоты. Никогда эти описания не опускаются до грубого натурализма. Писатель умеет найти слова, чтобы описать интимнейшие человеческие отношения без всякой пошлости. Без сомнения, это дается лишь ценой великих творческих мук, зато читается легко, на одном дыхании. И. А. Бунин в цикле рассказов “Темные аллеи” сумел отобразить множество граней человеческих отношений, создал целую плеяду женских образов. И объединяет все это разнообразие то чувство, которому Бунин посвятил большую часть своего творчества, — Любовь.

43."Я научилась просто, мудро жить…". (Философские мотивы лирики А.А.Ахматовой)

Я была, как и ты, свободной,

Но я слишком хотела жить

Анна Ахматова

При упоминании имени Анны Ахматовой у меня возникает образ царственной дамы, хозяйки муз. Эта женщина прожила большую, драматическую и в то же время счастливую жизнь. Поэты \"серебряного века\" в своих стихах нередко признавались в любви к этой королеве русской поэзии. В бурях века Анна Ахматова потеряла почти все, что Бог дает человеку на земле для любви и запрещает кому бы то ни было отнимать у человека. Мужа, Николая Гумилева, расстреляли по ложному обвинению в контрреволюционном заговоре, сына репрессировали, сама подвергалась гонениям и нападкам со стороны не только \"литударников\", но и государственных блюстителей партийной идеологии. И все-таки в огне событий она не потеряла свою царственную осанку, а поэзия ее всегда была исполнена благородства, любви и веры в торжество добра над злом. В ее произведениях есть много личного, чисто женского, того, что Ахматова пережила своей душой, чем она и дорога русскому читателю. Ахматову волновали и судьба духовно обедневшего народа, и тревоги российской интеллигенции после захвата власти в стране большевиками. Она передала психологическое состояние интеллигентов в тех нечеловеческих условиях:

  1   2   3   4   5   6   7   8   9


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет