Акавова Рашида Забитовича на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10. 01. 02 литература



бет1/3
Дата18.07.2016
өлшемі0.81 Mb.
түріЛитература
  1   2   3
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
ГОУ ВПО «ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

******************************************  ******************************************

367003. г. Махачкала, ул. М.Ярагского, 57.

Тел.: + 8 (872-2) 67-09-28. Факс: + 8 (872-2) 67-09-26; + 8 (872-2) 67-09-28.

№ ________________  ___ » _____________ 2009 г.






Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки

Диссертационный совет Д 212.051.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» Минобразования и науки РФ направляет сведения о предстоящей защите и файл автореферата диссертации Акавова Рашида Забитовича на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.01.02 – Литература народов Российской Федерации (северокавказские литературы) на основании опубликованного текста объявления в Бюллетене ВАК № 5 (сентябрь) 2009 г.

Приложение: Сведения о предстоящей защите диссертации,

файл автореферата диссертации



Председатель

диссертационного совета, д. ф. н. З.Н.Акавов
Ученый секретарь

диссертационного совета, д. ф. н. Э.Н.Гаджиев

Объявление о предстоящей защите диссертации
Акавов Рашид Забитович

История кумыкской литературы Нового времени в историософском освещении

10.01.02

Филологические науки

Д 212.051.03

Дагестанский государственный педагогический университет

367003, РД, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ДГПУ

Тел.: (8722) 56-12-50

E-mail: d21205103dgpu@mail.ru

Предполагаемая дата защиты диссертации – 02 декабря 2009 года



ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»

Диссертационный совет Д 212.051.03


На правах рукописи

Акавов Рашид Забитович



ИСТОРИЯ КУМЫКСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НОВОГО ВРЕМЕНИ

В ИСТОРИОСОФСКОМ ОСВЕЩЕНИИ

10.01.02 — Литература народов РФ

(северокавказские литературы)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Махачкала - 2009
Работа выполнена в ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор

Вагидов Абдулла Магомедович

доктор филологических наук, профессор



Казиева Альмира Магометовна

доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник



Гусейнов Малик Алиевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет»

им. Х.М. Бербекова

Защита диссертации состоится « 02 » декабря 2009 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.051.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Дагестанском государственном педагогическом университете по адресу: 367003, Махачкала, ул. Ярагского, 57, ауд. №78 (филологический факультет).

Диссертация принята к защите 03.07.2009 г. Сведения о защите и автореферат диссертации отправлены в Федеральную службу в сфере образования и науки на электронный адрес referat_vak@ministry.ru 02 октября 2009 г.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке университета.

Автореферат разослан « 02 » октября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Э.Н.Гаджиев


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. История изучения, научного осмысления истоков и эволюции национальных литератур богата примерами самых неожиданных, порой диаметрально противоположных концепций. Если за хронологическое исходное в понимании научного подхода к объяснению исторических, философских и культурных (в т.ч. и литературных) учений взять девятнадцатый век, то и этот отрезок времени в 150-200 лет, можно сказать, поражает воображение наличием в науке отмеченной выше различности. В частности, международные интеграционные процессы, сопровождавшие развитие литературы за этот исторический промежуток, вызвали к жизни множество объясняющих их теорий. Назовем две из них – учение К.Маркса о формациях, легшее в основание господствовавшей в пространстве бывшего СССР ленинской концепции истории, философии и культуры человечества, и возрождающийся в настоящее время цивилизационный подход, ориентированный на поиски новых методов изучения истории литературы с привлечением данных культурологии, философии, литературоведения и искусствоведения. При этом следует отметить существенное сходство историко-культурных ситуаций: рубежи веков (ХIХ-ХХ и ХХ-ХХI) характеризуются повышением интеграционных (с разницей в целях и формах проявлений) процессов, которые получили своеобразные наименования.

В этом плане нам представляется важным акцентировать внимание на выдвинутом В.И.Лениным в его программном для культурного строительства молодой советской республики положении о том, что «русский капитализм втягивавл … Кавказ в мировое товарное обращение, нивелировал его местные особенности – остаток патриархальной замкнутости …», которое представляло собой, по его мнению, «всемирноисторическую тенденцию капитализма к ломке национальных перегородок, к стиранию национальных различий, к ассимилированию наций, которая … составляет один из величайших двигателей, превращающих капитализм в социализм.». И далее: «Кто не погряз в националистических предрассудках, тот не может не видеть в этом процессе ассимиляции наций капитализмом величайшего исторического прогресса, разрушения национальной заскорузлости различных медвежьих углов – особенно в отсталых странах вроде России.»(1)

Мы понимаем, что означало ленинское понятие или положение о «ассимиляции наций капитализмом» - оно «работало» на то, чтобы осуществить «мировое интернациональное единство рабочего класса» и таким образом утвердить диктатуру мирового пролетариата, конечно, во главе с советским социалистическим и коммунистическим режимом. По своему содержанию эта структура очень напоминает вожделения современного американизма. Разумеется, что проведение при этом прямой аналогии будет концептуально неверно, поскольку сами формации в принципе
1. Ленин В.И. Критические заметки по национальному вопросу. – Политиздат. М.: 1970. – С. 12.
противоположны, взаимоисключающи: на одном полюсе – коммунизм, обещающий или во всяком случае декларирующий предоставление гражданам обеспеченную жизнь по принципу «от каждого – по возможностям, каждому – по потребностям», а на другом – капитализм, предполагающий как непременное условие жизнеобеспечения тех же граждан свободную конкуренцию на рынке не только материального, но и интеллектуального труда, в частности в сфере образования, науки, культуры и т.д. И в то же время они представляются теоретически сопоставимыми, поскольку в обоих случаях – при всемирном советском коммунизме и при таком же вселенском американском глобализме – грозит тотальная нивелировка,ассимиляция этнокультурного облика народов, кровно, «функционально» привязанных к таким понятиям, как язык, традиции, обычаи, нравы, верования, мораль, этика и т.д. Возможно, немало и иных причин, но нам кажется, что в последние годы (в самом начале нашего столетия) на сайтах Интернета и в других СМИ не случайно развернулась ожесточенная научная и идейно-политическая дискуссия и по отмеченным духовно-нравственным обстоятельствам, выявляющая разные прогнозы по судьбам этносов, их культур, языков и т.п., объединенных в большую научно-практическую проблему «Глобализация и этнокультура».

Таким образом, наше культурное (в том числе и литературное) наследие сегодня оказывается остро востребованным, а его изучение и научное осмысление в указанном выше культурно-историческом контексте приобретают особенную актуальность.



Степень изученности темы исследования. Рассматриваемый нами историософский аспект истории кумыкской национальной литературы Нового времени требует соответствующего историографического экскурса, который позволил бы ясно и конкретно определить цель и задачи исследования. Предложенная постановка проблемы предполагает и некоторые терминологические уточнения, а именно: что подразумевается под «Новым временем» для кумыкской национальной литературы, как это понятие осмыслялось в критике, в каком значении мы его рассматриваем и что нового, по сравнению с уже накопленным опытом, можно сказать по существу поднимаемых нами вопросов?

Во-первых, нужно отметить, что изучение литератур народов России, в том числе и кумыкской литературы Нового времени, имеет давнюю исследовательскую традицию. В этом плане следует подчеркнуть научную ценность и значимость трудов исследователей-первопроходцев Д.М.Шихалиева, М.-Э.Османова, А.Акаева, Б.Чобан=заде, А.-П.Салаватова, К.Султанова, Э.Капиева, И.А.Керимова, Г.Мусахановой, С.Алиева и многих других ученых. Особого внимания заслуживают Г.Г.Гамзатов и Р.Ф.Юсуфов, благодаря научной деятельности которых художественно-литературное наследие народов Дагестана (в т.ч. и кумыков) достойно представлено в российском литературоведении в контексте с мировым литературным процессом.

Однако, во-вторых, при всей значимости достижений надо, очевидно, признать и конкретно-исторические периоды самого научного осмысления, наложившие свою печать на исследовательский поиск, вследствие чего теоретический уровень ученых трудов часто оказывался в прямой зависимости от различных идеологических и политических обстоятельств в стране. Не секрет, что еще в недавнем прошлом в науке часто не вдавались в анализ, характеристику всех – исторических, философских, социальных, экономических, культурных и т.п. – составляющих самого феномена Нового времени: под этим термином обычно подразумевали эпоху разложения феодализма и зарождения капитализма и связанных с ним буржуазных общественных отношений, якобы враждебных интересам и чаяниям индивида. То есть преобладала идеологическая и политическая доминанта.

Специфичный и во многом новый в литературоведении – евразийский – угол зрения настоящего исследования обусловливает соответствующее ему предварительное освещение вопроса.

В этой перспективе следует помнить об эволюции научного осмысления опыта русской литературы в освещении кавказской, в частности дагестанской тематики, которая происходила, как известно, в два этапа – от фактографической описательности к анализу и обобщению. Правда, такая «классификация» весьма условна, не в полной мере отражает многообразные формы отбора и осмысления литературного материала. В то же время, учитывая особенности становления научного «освоения» русско-кавказской темы, думается, что не будет излишним подчеркнуть наличие внутренней связи подобной периодизации. Как показывает даже беглый обзор доступной на сегодня критической литературы, историко-литературное освоение кавказской (северокавказской, дагестанской) тематики развивалось по двум направлениям в оценке интеллектуальных творческих возможностей народов России, в том числе и Дагестана и Северного Кавказа: а) высокомерно-уничижительное в лице официальной филологической науки, представленной именами В.Зотова (автор четырехтомной «Истории всемирной литературы». СПб, 1877-1882), А.И.Ипполитова (автор «Этнографического очерка Аргунского округа»./Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.1. Тифлис, 1868), Н.Семенова (автор книги «Туземцы северовосточного Кавказа». – СПб,1895), П.К.Услара (автор статьи «Кое-что о словесных произведениях горцев». /Сборник сведений о кавказских горцах. – Вып.1. Тифлис,1868) и б) неизменно высокие оценки передовых русских писателей – А.С.Пушкина, А.А.Бестужева(Марлинского), В.Г.Белинского, М.Ю.Лермонтова, Л.Н.Толстого и др.

Также общеизвестно, что подлинно научное изучение русско-национальных литературных связей было развернуто лишь в ХХ веке, когда эта область истории народов многонациональной советской (российской) страны стала одной из составных частей культурной политики государства. Именно в этот период отечественное литературоведение совершило подлинный прорыв в научном изучении культурного наследия народов России, в том числе и Дагестана и Северного Кавказа. Литературоведы Дагестана и Северного Кавказа, в частности Э.Капиев, К.Султанов, Н.Капиева, Г.Гамзатов, Р.Юсуфов, А.Агаев, Н.Джусойты, З.Толгуров, К.Абуков, Каз.Султанов, Э.Кассиев, Г.Мусаханова, С.Хайбуллаев, Г.Ханмурзаев, Х.Туркаев, А.Теппеев, К.Щаззо, С.Алиев, А.Вагидов, З.Акавов, Г.Гашаров, С.Ахмедов, Ш.Мазанаев, А.Абдуллатипов, Л.Бекизова и многие другие создали фундаментальные труды, в которых представлены новые разыскания и широкие научные обобщения о взаимосвязях братских литератур. Работы названных и ряда других авторов объединяет одна тенденция – интерес к закономерностям исторического развития литературных взаимодействий.

Для научных, теоретических разработок начала ХХI века характерным становится осмысление культуры, литературы народов России в отмеченном полицивилизационном пространстве, что позволяет рассматривать историю национальных составляющих (в том числе и русской) литературы в паритетных отношениях. Среди работ, изданных за последние годы (с 2000г.) и имеющих связь с интересующей нас проблемой, наиболее примечательными представляются две монографии. Одна из них принадлежит академику Г.Г.Гамзатову и называется «Феномен дагестанского Возрождения» (М,2000), в которой автор на основе обобщения достигнутого в дагестанской науке о культурной истории народов Страны гор, в частности охватывающей интересующий нас хронологический период восемнадцатого-девятнадцатого столетий, выдвинул оригинальную концепцию дагестанского Ренессанса. В этом контексте следует указать и монографию известного теоретика литературы Р.Ф.Юсуфова «История литературы в культурфилософском освещении» (М, 2005), в которой эпоха Просвещения рассматривается как продолжение и завершение эпохи Возрождения. Для нас важным методологическим принципом является общее и для Г.Г.Гамзатова, и для Р.Ф.Юсуфова осмысление указанных гуманитарных направлений в истории человечества, как содержание и смысл общемирового понятия «Новое время». Особенно близкой к нашей теме является книга Р.Ф.Юсуфова, где история литературы народов России рассматривается в полиэтническом «синкретическом» контексте в художественном пространстве Российского Просвещения, представляющего собой наиболее наглядную иллюстрацию полицивилизационной ментальности многонациональной России, литературную мозаику которой составляло сообщество культур, развивавшихся на принципах благотворного диалога и толерантности.

Указанное новое осмысление содержания литературы эпохи Просвещения, как нам представляется, требует адекватной постановки исследовательских задач на современном уровне, в частности, интересующей нас проблемы историософского культурно-исторического освещения кумыкской литературы Нового времени. Отмеченный основной тезис составляет главную цель исследования.

Реализация поставленной цели предполагает постановку и решение ряда первоочередных задач, связанных с целым комплексом входящих в последнее время в коммуникативно-культурный, литературный обиход культурологических понятий и терминов, как историософия, толерантность, полиэтническое, многонациональное и многоконфессиональное пространство, диалог культур и цивилизаций, менталитет и ментальность, этническая идентичность и принципы самоидентификации. Апелляции к этим терминам отнюдь не случайны, потому что они в комплексе достаточно внятно отражают происходящий в настоящее время в науке процесс нового деидеологизированного прочтения и освещения истории литературы, органично сочетающего и совмещающего в себе достижения многих научных дисциплин, их тесный стык и взаимопроникаемость – этнологии, этнопсихологии, онтологии и метакод, метасистему и метапоэтику, мифопоэтику и т.д. Востребованность названных понятий, как нам представляется, обусловлена совершающимися в науке поисками новых критериев исследования и оценки культурной истории народов полицивилизационной России в ее просторных евразийских границах.

Наряду с отмеченным работа предполагает решение и более конкретных исследовательских задач, которые сводятся к следующим:

- изучение и лингвокультурологический анализ архитектоники средневековых памятников кумыкской письменности в контексте традиций письмоводства как системообразующего принципа художественной литературы;

- историко-филологический анализ художественного содержания, структуры и мифопоэтики дастана (поэмы) раннесредневекового булгарского поэта Микаила Башту «Сказание о дочери Шана» (882 г.) и критической литературы о нем;

- анализ этнопоэтики «Слова о полку Игореве» в контексте художественной системы и мифопоэтического строя «Сказания о дочери Шана» Микаила Башту;

- этноментальный анализ памятников деловой переписки архивного фонда «Кизлярский комендант» и других архивных и археографических материалов в контексте диалога культур и толерантности;

- анализ суфийско-экзистенциальной поэзии Абдурахмана из Какашуры (последний поэт средневековья и первый поэт Нового времени) в контексте мотивов эсхатологической борьбы Добра и Зла в суфийской лирике «тюрки»;

- анализ историософии Ю.-Э.Аксаевского, Х. Уцмиева и Д.Шихалиева в контексте общественно-политической и просветительской деятельности представителей национально-патриотической интеллигенции народов Дагестана и Северного Кавказа 40-60-х годов XIX века;

- анализ творчества Й.Казака и М.-Э.Османова в историософском освещении;

- анализ творчества Н.Батырмурзаева, М.Алибекова, А.Акаева в культурно-историческом и историософском освещении.

Как видно, специфика социогуманитарного дискурса настоящей работы в большей степени связана с мировоззренческим аспектом, и отмеченные феномены истории, культуры, цивилизации составляют своеобразное ядро культурологического, историософского освещения исследуемой кумыкской литературы Нового времени.

Для концепции настоящей работы в этом плане принципиально важным является следующий акцент: когда мы будем говорить об истоках культурных и цивилизационных разночтений, то речь будет идти о фундаментальных, функциональных категориях - о различным образом прочитываемых принципах мироустройства и целях бытия. Действительно, если обратиться к истории (в частности, мы апеллируем к первому тому девятитомной Истории всемирной литературы, изданной АН СССР в 1983г.), то мы увидим, что даже такие фундаментальные понятия, как, скажем, время, прочитывались в разные эпохи подчас совершенно различным образом. Так, в аккадском языке понятие будущего обозначалось словом, образованным от корня со значением «быть позади», а прошлое – «дни лица/переда». Само же время понималось не как вектор, но как «срок». Более того, специалисты отмечают, что переводчики, транслируя древние тексты, сами не замечая того, вкладывают в перевод собственное, современное им понимание содержания, сближая культуры, - в этом, как нам представляется, одна из причин неразличения, неотчетливости ряда серьезных культурных трещин и разломов. В связи с этим кажется уместным акцентировать внимание на том, что диалог, например, успешно ведущийся на основе эмпатии, дружелюбия и поверхностного формата «общечеловеческих ценностей», начинает пробуксовывать как раз тогда, когда речь начинает идти об онтологии, о корнях и началах. В этом контексте, очевидно, следует помнить о том, что предельные ценности культур еще не составляют общие ценности, поскольку «молчаливое единство» представляет собой такое состояние, когда еще не затрагиваются этноментальные основания той или иной культуры, другими словами «молчаливое единство» может иметь основание скорее в психологии, нежели в онтологии. В то же время сами онтологические прописи начал и принципов организации культур и цивилизаций, как полагает Е.М.Мелетинский в упомянутой выше Истории всемирной литературы, могут находиться и вне сознания представителей культур и цивилизаций, будучи при этом вполне укорененными в их психике и общественной практике.

Как выше уже отмечалось, основной целью настоящего исследования является попытка рассмотреть кумыкскую литературу Нового времени, опираясь при этом на новейшие научно-критические разработки с точки зрения историософского или культурно-исторического развития. Логика и методология наших разысканий, учитывающие доступные на сегодня различные историософские теории, отталкиваются от признания определенной ценности в качестве основной – это идея прогресса как мера оценки истории с точки зрения идеалов будущего.

Проецируя историософию на кумыкскую литературу Нового времени, следует специально подчеркнуть, что содержание исследуемой литературы данного периода ее истории, как будет показано в своем месте, причудливым образом отражает особую – «евразийскую» - историософию, которая является основным предметом настоящего исследования. Как известно, развитие «евразийской» историософии связано с именами Н.С.Трубецкого (1890-1938), П.Н.Савицкого (1895-1968) и, особенно, «неоевразийца» Л.Н.Гумилева (1912-1992).

Поскольку «евразийский» угол зрения на литературный процесс Нового времени в дагестанском и северокавказском литературоведении еще не стал предметом специального исследования, учитывая новизну применения в большей степени геополитического понятия еразийства (отсюда и актуальность его трансформации) в литературоведческом контексте, в диссертации рассматриваются основные признаки этого понятия, так сказать, с первых рук – приводятся наиболее характерные, базовые положения, разработанные теоретиками евразийства.

В контексте с изложенными выше концепциями известных «евразийцев» в настоящей работе предпринято осмысление одной из наиболее пестрой в поликультурном и поликонфессиональном отношении областей России в русской классической литературе, в частности в творчестве Л.Н.Толстого. Речь идет об отраженном писателем восприятии культурно-исторического типа межэтнической среды обитания героев его известной повести «Казаки». При этом акцент делается на историческом экскурсе Л.Толстого, представленном на страницах его произведения, и указанная этнографическая и этнологическая сторона повествования Л.Толстого, его исторический экскурс для нашей работы имеет концептуальное значение.

Эта «справка» знаменательна, по крайней мере, двумя очень важными для нас историко-этнографическим и психолого-этнологическим содержанием. Это – твердая, незыблемая материя, в которую вступает герой повести Л.Толстого, где ему в соответствии с специфичным полиэтническим и поликультурным менталитетом придется сделать решительный нравственный выбор, выбор жизненной линии, этического поведения.

Настоящее исследование, по его концепции, является первой попыткой культурно-исторического историософского освещения кумыкской литературы Нового времени.

Методологическую основу работы составляет интеграция нескольких систем знаний: теория культурной множественности (Х. Ортега-и-Гассет), теория культурных областей и географического распределения культуры (Я.В.Чеснов), теория архетипов (К.Юнг, В.Доманский, Е.М.Мелетинский), теория и история евразийства (Н.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий, Н.Я.Данилевский, Г.В.Вернадский, Л.Н.Гумилев), принципы культурфилософского изучения литературы (Р.Ф.Юсуфов) в проекции на этнопоэтические константы.

В своей диссертации автор также опирается на теоретические положения известных и признанных исследователей литературного процесса: К.И.Абукова, С.С.Аверинцева, С.У.Алиевой, Л.Н.Арутюнова, И.С.Брагинского, Ю.Я.Барабаша, Г.Г.Гамзатова, У.Б.Далгат, В.М.Жирмунского, Д.С.Лихачева, Н.С.Надьярных, И.Г.Неупокоевой, К.К.Султанова, Р.Ф.Юсуфова.

При исследовании вопросов, связанных с историей и теорией литературы народов России, мы учитывали ценные наблюдения, содержащиеся в трудах ученых северокавказского региона: А.Ю.Абдуллатипова, А.Г.Агаева, А.М.Аджиева, З.Н.Акавова, С.Х.Акбиева, С.Х.Ахмедова, Л.А.Бекизовой, Т.Ш.Биттировой, А.М.Вагидова, М.А.Гусейнова, Ч.Г.Гусейнова, Н.Г.Джусойты, З.А.Кучуковой, Ш.А.Мазанаева, Г.Б.Мусахановой, А.Х.Мусукаевой, А.М.Теппеева, З.Х.Толгурова, Ф.А.Урусбиевой, С.М.Хайбуллаева, Р.Х.Хашхожевой, К.Г.Шаззо и др. Их исследования сыграли важную роль, подготовив теоретико-методологическую основу для изучения этноментального уровня литературных текстов.

В соответствии с поставленными в диссертации задачами возникла необходимость использования сложившейся в последнее время комплексной, междисциплинарной методики исследования, позволяющей сочетать как исторически устоявшиеся, так и инновационные методы анализа. Решение поставленных задач потребовало также обращения к историко-культурному контексту, в качестве которого выступают параллели с иносистемными культурами. Автором использованы сравнительно-исторический, системно-структурный, текстологический, этноонтологический методы исследования в их совокупности применительно к анализу кумыкской литературы Нового времени.



Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> filolog -> 2009
2009 -> Таджикская журналистика в период культурной революции (1929-1940 гг.) 10. 01. 10 журналистика
2009 -> Персидская газель в XX веке
2009 -> Художественное осмысление философской и нравственно-психологической концепции свободы и несвободы человеческой личности в русской и северокавказской литературах второй половины ХIХ-ХХ веков
2009 -> Проблемы поэтических образов в творчестве Джалолуддина Руми 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья
2009 -> Итальянский петраркизм XV-XVI веков: традиция и канон


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет