Александр Николаевич афиногенов машенька



жүктеу 0.52 Mb.
бет1/5
Дата18.06.2016
өлшемі0.52 Mb.
  1   2   3   4   5



Александр Николаевич АФИНОГЕНОВ




МАШЕНЬКА

Пьеса в 2-х действиях


ОКАЕМОВ Василий Иванович.

М А Ш А, его внучка.

ТУМАНСКИЙ Павел Павлович.

ВИКТОР, его сын.

НИНА АЛЕКСАНДРОВНА.

ЛЕОНИД БОРИСОВИЧ.

МОТЯ.

ВЕРА МИХАЙЛОВНА.

Л Е Л Я


СЕНЯ школьники.

ГАЛЯ


1941 г.
А.Афиногенов. Избранное в 2-х т. Т.1. М., Искусство, 1977

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



Картина первая
Кабинет Окаемова. Кабинет представляет собой нагромождение книг и бумаг. Книги везде – на полках, на полу, на диване, который служит постелью Окаемову. Стол вообще заложен бумагами и книгами так, что на нем для работы осталось лишь крошечное место.

Из кабинета – двери в столовую и переднюю. Передняя видна вся; из нее одна дверь ведет на лестничную площадку, другая – в кухню и столовую. В передней – телефон, шкаф с книгами и сундук.

Старик ОКАЕМОВ сидит в кабинете, за письменным столом, работая. Звонок телефона. К телефону в передней подходит МОТЯ – пожилая, полноватая домашняя работница.
МОТЯ (в трубку). Кто спрашивает? Его дома нет. И когда будет – неизвестно. Ладно, передам. (Кладет трубку. Отходит к кабинету. Говорит, приоткрыв дверь.) В пятницу заседание в Академии.
ОКАЕМОВ гмыкает, не оборачиваясь.
(Отходит, но ее останавливает новый звонок. Она берет трубку.) Дома нет… А-а-а, тогда погодите, спрошу. (Говорит в дверь.) Кандидат Персеев. Насчет диссертации. (Уходит.)

ОКАЕМОВ (подымаясь). Дайте-ка его сюда. (Идет в переднюю, говорит в телефон.) Добрый день. Прочел-с. Гм… гм… Да как вам сказать…


Робкой звонок в наружную дверь.
Одну секунду… (Отпирает дверь и возвращается к телефону.)
Входит МАША. Она угловата, застенчива, высока для своих четырнадцати лет, в легоньком осеннем пальто не по росту. В руках у нее рюкзак. ОКАЕМОВ, не обращая на нее внимания, продолжает говорить. Она, вежливо поклонившись, слушает.
(В трубку.) На мой взгляд, весьма посредственно. Точнее – просто плохо. Даже очень плохо. Помилуйте, каждый школьник знает, что Татищев открыл только новгородскую летопись «Русской правды», а вы что пишете?.. Это не диссертация, а диктант!.. Да-с. (Кладет трубку, смотрит на Машу.) Мотя! К вам пришли. (Идет в кабинет.)

МАША. Я к вам. (Протягивает ему письмо.)

ОКАЕМОВ. Хм. Письмо? Хорошо. Ответ сообщу по почте. (Уходит в кабинет.)

В переднюю входит МОТЯ.


МОТЯ. Тебе чего, милая?

МАША. Я письмо привезла дедушке.

МОТЯ. Какой он тебе дедушка? Он – академик.

МАША. Я… я его внучка. Маша.

МОТЯ. Ой! Машенька?.. Николая Васильевича дочка? Да Господи, что же это! Да откуда же? Сиротка моя родимая! Василий Иванович, Господи! (Бежит в кабинет.) Василь Иваныч, что ж вы… Вашего покойного Коленьки дочка приехала…
ОКАЕМОВ. Какая дочка?… (Хватает письмо, читает.)

МОТЯ. Машенька… (Шепотом.) Видать, и мамаша ее померла. Ну и приехала.

ОКАЕМОВ. Мамаша? Нет, мамаша жива… Да-с! (Читает письмо.) «Слишком сложно, да и вряд ли нужно объяснять положение Маши в моей новой жизни… Скажу одно – с вами ей будет лучше»… Со мной – лучше! Вы откуда знаете, сударыня? Что я, нянька?.. Она меня с сыном поссорила, она от меня Николая в Сибирь увезла! Она пятнадцать лет мне на глаза показывалась, а теперь нате – посылаю вам свою дочь, приютите ее. Каково?

МОТЯ. Да Господи, вы потише. Слышно.

ОКАЕМОВ. Она здесь? Хм, впрочем, разумеется, где же еще… (Расхаживает по кабинету.) Фффу!.. Вот, извольте видеть, ситуация! Так просто взяла и прислала мне чужого человека – приютите!

МОТЯ. ДА разве ж чужая она? Внучка ведь.

ОКАЕМОВ. Оставьте! Я в дедушки не гожусь… Она шуметь будет, кричать, капризничать… Я не умею обращаться с детьми. Я, наконец, отвык от детей…

МОТЯ. Не будет она шуметь, я ей внушу. А спать ей и в кухне можно, со мной, там просторно.

ОКАЕМОВ. Этого не хватало! В кухне!.. И, главное, я уверен, что характер у нее материнский… Фффу!.. Сколько ей лет?.. Хм, около пятнадцати. Скажем, года через три выйдет замуж… Мужа приведет в квартиру… Потом младенца родит, пеленки на книгах развесит. Да-с, Матрена Семеновна, перспектива…

МОТЯ. Вы бы ее окликнули, поздоровкались.

ОКАЕМОВ. Хм-хм… Позовите… А постель накройте в столовой.
МОТЯ выходит в переднюю. ОКАЕМОВ шагает по кабинету.
МОТЯ (Маше, ласково). Ты иди, иди, не бойсь. Ты ему расскажи по правде, как есть, он и помягчает. А я соберу обедать, проголодалась, поди, с дороги. (В зазвонивший телефон.) Дома нет! (Провожает Машу до кабинета и уходит в кухню.)

ОКАЕМОВ. Хм. Ну-с, здравствуйте. Так сказать, внучка. Признаться, не ожидал. Хм. (Пауза.) Что же, собственно, произошло у вас с мамой?

МАША (после паузы). Мама замуж вышла.

ОКАЕМОВ. А! Понимаю, новая семья. Второй муж. Быстро. (Отвернулся к книгам, задумался.) Должен заявить откровенно, - я не разделяю образа действий вашей мамы. И никогда не разделял. Да-с. Это она увезла от меня сына. Сын мог бы стать крупным ученым, а из-за нее… он бросил науку, стал рядовым доктором и умер… вот… я даже не повидал Колю перед смертью, она даже не написала мне о его болезни.

МАША (внезапно, еле сдерживая слезы). Вы не знаете… Вы не смеете! Вы не смеете так говорить про маму! (Быстро идет к двери.)

ОКАЕМОВ. Позвольте… куда вы?

МАША. Куда-нибудь.

ОКАЕМОВ (догоняет Машу, преграждает ей путь). Послушайте, так нельзя! Вы ко мне приехали. Я за вас некоторым образом отвечаю. Я согласен не затрагивать этой темы, раз вы считаете… Хм. Сядьте. (Сажает Машу в кресло.) Так или иначе вы приехали. Это факт. А я сторонник фактов. И нам необходимо как-то столковаться.

МАША. Я лучше уйду.

ОКАЕМОВ. Будет время – и вы уйдете. Вырастете и уйдете. А пока вам придется жить здесь. Хм. В столовой, скажем… Я должен предупредить вас, что живу я одиноко, работаю… занят… даже очень занят. И не люблю, когда мне мешают. Гм… И, пожалуйста, у меня в комнате ничего не трогайте... В каком вы классе?

МАША. В восьмом.

ОКАЕМОВ. Придется вас определить в школу… Хм. Вы, конечно, больше любили маму, чем отца… впрочем, не будем касаться этого. Вы устали с дороги. Отдохните. Мотя даст вам покушать.

МАША. Не хочу.

ОКАЕМОВ. Что же вы хотите?

МАША (вдруг заплакала). Домой.

ОКАЕМОВ. Хм-хм… Вот, изволите видеть, слезы… Ваш дом теперь – здесь.


МАША отрицательно качает головой.
Прошу вас, не плачьте. Мы подумаем… Я напишу вашей маме… Но до тех пор придется вам, так сказать, потерпеть, хм-хм…
Звонок в передней.
Это ко мне. Прошу вас – отоприте.
МАША выходит в переднюю.

  1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет