Альтруизм



жүктеу 191.98 Kb.
Дата20.06.2016
өлшемі191.98 Kb.

Альтруизм

http://arbuz.uzpak.uz/x_carry.html

http://club.computerra.ru/members/interests/Pndmnm/22382/


Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены
определенные законы, заставляющие его интересоваться судьбой других
и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого
ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье.
Адам Смит, "Теория моральных чувств",1759

* Вовращаясь домой с ночной работы в три часа утра, у самого входа в многоквартирный дом, женщина, хозяйка бара, подверглась нападению насильника, вооруженного ножом. Ее пронзительные, полные ужаса крики с мольбой о помощи: "Господи! Он ударил меня ножом! Ради бога, помогите! Помогите!" - разбудили 38 ее соседей. Многие их них подошли к окнам и наблюдали за тем, как в течение 35 (!) минут она пыталась вырваться из рук насильника. И до тех пор, пока нападавший не скрылся, никто из них не удосужился даже вызвать полицию (дело происходило в Нью-Йорке). Вскоре после приезда полицейской машины женщина умерла.

* Молодой мужчина был убит ударом ножа в живот в метро поздним вечером по дороге домой. После того, как нападавшие покинули вагон, остальные 11 пассажиров молча наблюдали за тем, как раненый умирает от потери крови.

* Восемнадцатилетняя телефонистка, работавшая в одиночестве, подверглась нападению насильника. Она мгновенно бросилась в бегство, окровавленная и в разорванной одежде выскочила на улицу и стала звать на помощь. Сорок пешеходов молча наблюдали за тем, как насильник пытался затащить ее обратно в дом. К счастью, поблизости оказались двое сотрудников органов правопорядка, которые и арестовали нападавшего.

* Женщина, делая покупки в магазине, поскользнулась и сломала ногу . В полубессознательном состоянии, страдая от боли, она умоляла оказать ей помощь. В течение 40 минут мимо нее текли потоки покупателей. В конце концов один таксист помог ей добраться до врача.

Самое шокирующее в этих примерах даже не то, что люди не оказали помощи, а то, что во всех упомянутых группах (38, 11, 40 человек и сотни людей) не нашлось ни одного человека, кто попытался бы прийти на выручку. Но почему? Неужели они бессердечные люди? Безразличные? И апатичные? Неужели и вы, и я в аналогичной ситуации поступили бы подобным образом?

* В метро, услышав шум приближающейся электрички, мужчина прыгнул на рельсы и бросился спасать четырехлетнюю девочку, упавшую с платформы. За считанные секунды до подхода электрички мужчина швырнул девочку в толпу, стоявшую наверху. После нескольких неудачных попыток выбраться на платформу, в самый последний момент, когда поезд уже вошел на станцию, мужчина был вытащен стоявшими на платформе. Когда у него спросили, почему он пошел на такой риск ради чужого ребенка, он ответил: "Если бы я не попытался спасти эту девочку, если бы я стоял столбом, как все остальные, я умер бы в душе. Я бы не смог после этого относиться к себе с уважением".

* В самый разгар лета, в два часа дня, футболист местной команды увидел толпу людей, собравшихся вокруг огромного водоема. За несколько минут до этого трое мальчишек вошли в воду, не зная, что буквально через несколько шагов дно резко обрывается. Почувствовав, что дна под ногами нет, они стали барахтаться и кричать, прося о помощи. Когда футболист, единственный из всех собравшихся, глазевших на происходящее, бросился к пруду, маленький мальчик, ждавший приятелей у воды, спросил его: "А плавать вы умеете?" - "Плаваю я неважно, - признался тот, - но я должен спасти этих мальчишек. Если я не всплыву, позови кого-нибудь." Одному из тонувших мальчишек удалось выбраться на берег. Остальные двое, и вместе с ними наш герой, утонули.

* Инструктор по парашютному спорту и шесть других парашютистов едва успели разомкнуть руки после выполнения в воздухе фигуры сомкнутого круга, как две парашютистки столкнулись головами, одна из них потеряла сознание и устремилась к земле со скоростью почти 250 км в час. Увидев, что произошло, инструктор, воспользовавшись потоком воздуха, устремился к ней (и, естественно, к земле) со скоростью более 300 км в час. Приблизившись к девушке, он расставил в стороны руки, чтобы снизить скорость, затем ухватился одной рукой за ее привязные ремни, а другой рукой дернул за кольцо ее парашюта, тем самым спасая ей жизнь. В конце концов, буквально за 600 метров до земли ему удалось раскрыть свой собственный парашют и спастись самому.

* На холме в Иерусалиме 800 деревьев, высаженных в одну линию, образуют Дорогу праведников. Под каждым деревом лежит плита с именем европейского христианина, спасшего жизнь одного или нескольких евреев во время нацистского холокоста. Эти "праведные иноверцы" знали, что в случае обнаружения у них беглецов они подвергаются, согласно нацистской политике, той же самой опасности, что и люди, которых они укрывали. Тем не менее, многие шли на этот риск...

...Хороший все-таки человек Грифон. Знаете, почему? А потому что вопросы каверзные жестко и неумолимо ставит ребром. А вопросы, поставленные ребром, как-то очень требовательно просят ответов, чем вызывают прилив вдохновения и любознательности... "Логично ли самопожертвование?!" - вопросил как-то Грифон в Пандемониуме, видимо, подразумевая, выгодно ли оно с точки зрения жертвующего? Ну что же, сама постановка вопроса вполне человеческая (я имею в виду homo sapiens как вид), и на эту тему попутно возникает еще миллиард вопросов. Например, откуда берутся герои в наш циничный век? Какая совокупность факторов их порождает? Как нужно воспитывать человека (и нужно ли так воспитывать), чтобы он был способен на героический поступок, или воспитание тут ни при чем и это врожденное свойство личности? Что движет людьми, когда они отдают самое ценное, что у них есть - собственную жизнь - за идеалы, за любимых вождей, за всеобщее счастье, за свободу рабов, за власть Советов, за честь дамы, и наконец, за жизнь другого человека?

Вот еду я недавно в метро и взгляд падает на крупные буквы в газете соседки: "МАЛЕНЬКИЙ СПАСАТЕЛЬ. 11-летний Олег Витязев награжден Орденом Мужества посмертно. Он спас тонувшую девочку, а сам погиб." Соседка смотрит на огромную, в четверть полосы, фотографию мальчика, качает головой, переворачивает страницу и увлекается рассказом о личной жизни Наташи Королевой. Маленький спасатель забыт. А почему он решил спасти девочку, откуда этот порыв у 11-летнего ребенка?

Герои всегда выделяются на общем фоне, их мало, а главное, их поведение остальным, далеко не героическим "нормальным эгоистам" зачастую трудно объяснить логически, поэтому их чтут, о них пишут книги, снимают кино, им вручают ордена (чаще - посмертно), их приводят в пример, однако этому примеру следуют (способны последовать?) далеко не всегда и не все. Поэтому обычное большинство и чтит способное на героизм меньшинство. А можем ли мы упрекнуть тех, кто не следует, не чтит и не способен? А должны ли все быть героями и жертвовать собой во имя?..

Хорошо, попытаемся въехать в проблему постепенно, рассмотрев несколько различных точек зрения, покопавшись в литературе, а посему герои пусть пока немного подождут, т.к. феномен самопожертвования и пожертвования вообще мы попытаемся изучить несколько шире, глубже и со стороны. Когда копаешься не в себе, а в другом, как-то всегда все понятнее. Да и к тому же в наше "доброе" время можно принять за героизм любую бескорыстную жертву, не обязательно отданную жизнь... Ведь существует масса менее драматических, чем приведеные выше, актов заботы, утешения, помощи: не требуя и не ожидая ничего взамен, люди помогают донести тяжелый груз, вносят денежные пожертвования, ухаживают за тяжело больными, сдают кровь, тратят время...



Альтруизм(французское altruisme, от латинского alter - другой) - бескорыстная забота о благе других людей. Термин введен французским философом О. Контом (не путать с Кантом, это вообще другая опера) как противоположный по смыслу термину "эгоизм". Итак, альтруизм можно назвать эгоизмом наоборот. Альтруист оказывает помощь даже тогда, когда ничего не предлагается взамен, да и ожидать ничего не приходится. Классическая иллюстрация этого явления - притча Иисуса "О Добром Самаритянине":

Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, который сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самаритянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издершишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе (Лк. 10, 30-35).

Самаритянин проявляет чистый альтруизм: исполненный чувства сострадания, он отдает совершенно незнакомому ему человеку время, энергию и деньги, не ожидая ни вознаграждения, ни благодарности.

Природа альтруистических поступков всегда была интересной загадкой для биологов, а позже - и для социальных психологов. Ведь существование такого явления, как альтруизм, бесспорно! Но, принимая во внимание фундаментальный эгоизм эволюции, подобное явление должно казаться странным, ведь гены, продуцирующие альтруизм, побуждающие людей действовать бескорыстно в интересах других, неминуемо потерпели бы поражение в ходе эволюционного соревнования: "Павшие герои не имеют детей. Если самопожертвование будет происходить на протяжении нескольких поколений, то можно ожидать, что гены, благодаря которым становится возможен героизм, будут постепенно исчезать во всей популяции". Е.О. Уилсон (E.O. Wilson).

Так как же альтруизм умудрился выжить? И вообще (простите за цинизм): может быть, в рамках эволюционных процессов это не более, чем генетическое отклонение, извращение или болезнь такая нелепая, передающаяся половым или еще каким-нибудь путем?

Существует три взаимодополняющие теории альтруизма. Выберите себе наиболее симпатичную или раскритикуйте все три, т.к. они по отдельности вполне заслуживают критики, но все же наиболее ясная картинка вырисовывается, если эти три теории наложить друг на друга: заполнятся пустые ниши в каждой их них, найдутся недостающие ответы, и картинка заиграет - во всяком случае, многое прояснится...

Спроси меня, зачем казнили гения,
за что пророк по шее получил?
Зачем прогресс дорос до изумления,
но ничему людей не научил?
Зачем они лишились долголетия,
не сберегли ни воли, ни чутья?
Пускай за них нисколько не в ответе я,
спроси меня, тебе отвечу я.
Во-первых, не хватило электричества.
Тротила не хватило во-вторых.
Потом века монгольского владычества
блондинов превратили в вороных.
А тут еще разрозненные княжества,
хронический во всем недопочин.
Прибавь сюда моральное убожество.
Подклей феноменальное невежество.
Учти радикулит и скотоложество.
И мало не покажется причин...

Рассмотрим, как объясняет существование альтруизма ЭВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИЯ в рамках эволюционной психологии, настаивающей на том, что сущностью жизни, основной ее движущей силой является сохранение рода. Ну, тут все просто: под причиной альтруизма понимается так называемое биологическое программирование. Гены заставляют нас действовать так, чтобы максимально увеличить возможность выживания наших генов (заметьте, не нас самих, а наших генов!). Когда наши предки умирали, их гены продолжали жить в наследниках. Генетический эгоизм, таким образом, настраивает нас только на два вида бескорыстного или, точнее, побуждающего к самопожертвованию альтруизма. Это защита рода и поиск взаимной выгоды.

Наши гены заставляют нас заботиться о тех, с кем мы имеем кровное родство, подчиняться инстинкту защиты рода. Так, одной из форм самопожертвования, которая действительно способствует сохранению генов, является самозабвенная любовь к своим детям. Родители, которые благополучие своих детей ставят выше собственного, скорее передадут свои гены следующим поколениям, нежели родители, игнорирующие своих детей. Хорошо сказал об этом известный социобиолог Дэвид Бэрэш (David Barash): "Гены помогают себе тем, что симпатизируют только самим себе, даже если находятся в разных телах". Наши родственники являются носителями тех же генов в той пропорции, насколько они биологически нам близки. Мы делим половину своих генов с братьями и сестрами, одну восьмую - с двоюродными братьями и сестрами. Отсюда - показательная шутка биолога-эволюциониста Холдейна: в ответ на вопрос, отдал ли бы он жизнь за брата, он ответил: "Нет, но я пожертвовал бы собой ради трех братьев или же девяти двоюродных братьев". По большому счету, спасение родственника как-то и не принято считать чем-то героическим. Общество воспринимает это как выполнение долга - мол, свое спасаем. А вот чего мы никак не ожидаем, а потому высоко ценим, - это альтруизм, не имеющий отношения к родственным связям, когда рискуют ради спасения совершенно чужих людей (об этом чуть ниже).

Но сторонники эволюционной теории считают, что на оказании помощи близким родственникам биологическое программирование не заканчивается, и идут глубже в века: мы имеем общие гены со многими людьми (например, все голубоглазые имеют определенные общие гены). Кроме того, на предшествующих этапах эволюции общие гены были характерны для соседей, а не для чужестранцев. Эволюционисты считают: логично было бы предположить, что мы запрограммированы поступать более альтруистично по отношению к тем, кто похож на нас и к тем, кто живет рядом с нами. Поэтому сложившийся под давлением природных бедствий и других угрожающих жизни ситуаций порядок, определяющий, кому следует оказывать помощь в первую очередь, не удивителен: сперва дети, потом старики; сначала члены семьи, потом друзья; первыми - соседи и только потом уже незнакомцы...

Итак, по мнению эволюционистов, альтруизм по отношению к близким родственникам как модель поведения был отобран в ходе эволюции для увеличения возможности выживания общих генов и подчинен принципу отбора по признаку родовой принадлежности.

Генетический эгоизм также предопределяет действия в соответствии с принципом взаимности. По теории биолога Роберта Триверса (Robert Trivers), один организм оказывает помощь другому, потому что ожидает оказания помощи в ответ. Дающий надеется, что позднее станет получающим, а нежелающий ответить взаимностью будет наказан: обманщиков, отступников и предателей презирает весь мир. Принцип взаимности ярче всего проявляется в малых, изолированных группах, в которых человек часто встречается с людьми, которым оказывает помощь, - тем больше шансов получить в качестве компенсации ответную помощь, ведь небольшие группы (школы, городки, церкви, общежития) способствуют возникновению общинного духа, когда люди заботятся друг о друге. (Кстати, наш Клуб - это тоже малая группа, и принцип взаимности в общении клубян не так уж трудно отследить, если наблюдать за процессом изнутри.)

Если индивидуальный эгоизм неизбежно побеждает в генетическом соревновании, почему же тогда существует безответный альтруизм по отношению к незнакомцам? Что, с точки зрения эволюционистов, заставляет мать Терезу поступать так, как она это делает? Что побуждает солдат закрывать своим телом неразорвавшиеся снаряды?

Дональд Кэмпбелл (Donald Campbell) дает следующий ответ: человеческие общества разработали этические и религиозные правила, которые выступают тормозами для биологической склонности к эгоизму. Заповеди, такие, как "Возлюби ближнего своего", часто цитируемые слова Конфуция, ставшие чем-то вроде этической нормы: "Поступай с другими людьми так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой" напоминают нам о необходимости уравновешивать свои интересы с интересами группы и, таким образом, способствовать выживанию группы.

Некоторые эволюционные психологи настаивают на том, что самопожертвование могло также возникнуть при групповом отборе. Группы предлагали защиту от хищников и других, враждебных групп, способствовали осуществлению совместной охоты и обработки земель. Таким образом, группы, состоящие из индивидумов, склонных к взаимному альтруизму, вероятнее всего, должны были выжить.

Отнесемся с уважением к эволюционной теории, несмотря на некоторые явные натяжки, поставим галочку и поедем дальше.



Нами движет беспокойство, навсегда соединив
Наши низменные свойства, наш возвышенный порыв.
И поверишь ли, Наталья, что обиднее всего, -
Ни окопы, ни братанья не меняют ничего.

Иное, хотя и близкое по сути к принципу взаимности, объяснение альтруизма дает ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБМЕНА, по которой человеческое взаимодействие направляется "социальной экономикой": мы обмениваемся не только материальными благами и деньгами, но и социальными "товарами" - любовью (как ни цинично это звучит), услугами, информацией, статусом. Поступая так, мы используем стратегию "минимакса": минимизируем расходы, максимизируем вознаграждение. Теория социального обмена далека от утверждения, что мы сознательно рассчитываем на вознаграждение, просто она предполагает, что такие соображения предопределяют наше поведение и потому рассматривает оказание помощи как замаскированные, пусть и подсознательные, проявления эгоизма.

По теории социального обмена, человек, делая выбор, совершать альтруистический поступок или нет, как бы мысленно проигрывает условия своеобразной сделки - чего в итоге он получит больше: вознаграждений или затрат? Например, принимая решение об участии в кампании по добровольной бесплатной сдаче крови, человек почти подсознательно взвешивает все "за" (избавление от чувства вины, неудовлетворения) и "против" (укол иглой, потеря времени, усталость, ухудшение самочувствия), думает, что же выгоднее - сдать кровь (и испытать чувство удовлетворения от того, что оказал кому-то помощь) или не сдавать (и не терять времени и сил, не ощущать боль и тревогу, часто возникающую при виде шприцев, крови и т.п.). Опросы показали, что подобные, едва уловимые для нас самих расчеты предшествуют принятию решения об оказании помощи.

Что же получается? Да, именно так: по теории социального обмена оказание помощи - это замаскированный эгоизм. Вознаграждения, которые мотивируют оказание помощи, могут быть внешними и внутренними. Когда фирмы ради улучшения своего корпоративного имиджа выступают, например, спонсорами неких благотворительных мероприятий или когда человек, чтобы получить признание или добиться дружбы, предлагает воспользоваться его услугами, выгода является внешней. Мы даем, чтобы получить. Таким образом, мы больше всего желаем оказать помощь тем, кто привлекателен для нас, тем, чьего расположения мы добиваемся. Внутреннее вознаграждение (или самовознаграждение) - наверняка тоже хорошо знакомая вам вещь. Если кто-то поблизости расстроен, мы, как правило, отвечаем эмпатией (сочувствием). Женский крик за окном тревожит и беспокоит нас. Если мы не считаем этот крик шутливым розыгрышем и никак не можем успокоиться, мы можем попытаться выяснить его причину или же оказать помощь, уменьшая таким образом свой дистресс (стресс, вызывающий ярко выраженные негативные эмоции). Также альтруистические поступки дают чувство самоудовлетворения, уменьшают чувство вины, усиливают наше чувство собственного достоинства, самоуважение, заставляют думать о себе лучше (вспомним мужчину, спавшего ребенка в метро: "Если бы я этого не сделал, я бы не смог после этого относиться к себе с уважением").

Какой-то кривоватый альтруизм получается, не правда ли? С "эгоистическим лицом"... Да и можно ли назвать это альтруизмом, если мы обязательно ищем, пусть подсознательно, не размышляя об этом, в любом нашем поступке некую выгоду: например, помогаем зовущей на помощь женщине только чтобы добиться общественного одобрения, уменьшить собственные страдания или подняться в собственных глазах? Нет. Здесь налицо эгоистические мотивы. Получается, что мы называем поступок альтруистическим только потому, что выгоды от него просто не бросаются в глаза. Так, может быть, самопожертвование безо всякой выгоды - это вообще миф?

Б.Ф. Скиннер (B.F. Skinner) провел анализ такого явления, как альтруизм, и пришел к следующему выводу: мы уважаем людей за их хорошие поступки только тогда, когда мы НЕ можем объяснить эти поступки. Мы объясняем поведение этих людей их внутренними диспозициями только тогда, когда нам не хватает внешних объяснений. Когда же внешние причины очевидны, мы исходим из них, а не из особенностей личности.

Итак, можно условно классифицировать действия по оказанию помощи: явно эгоистические (чтобы заслужить одобрение или избежать наказания), отчасти эгоистические (в стремлении облегчить внутренний дистресс от чужого страдания). А существует ли третий путь оказания помощи - альтруизм, просто нацеленный на увеличение чьего-то блага? Ключевым термином в ответе на этот вопрос будет уже упомянутая выше эмпатия (сочувствие, сострадание). Испытывая эмпатию, мы обращаем свое внимание не столько на наш собственный дистресс, сколько на страдания других. Ярчайший пример эмпатии - безоговорочное, моментальное оказание помощи людям, к которым мы испытываем привязанность. В среде ученых, изучающих взаимосвязь эгоизма и эмпатии были разные точки зрения, проводились многочисленные эксперименты: очень уж хотелось достоверно определить, способен ли вообще человек на абсолютное бескорыстие... Результаты экспериментов свидетельствовали, что да, способен, но ученые-скептики утверждали, что ни один эксперимент не может исключить всех возможных эгоистических мотивов оказания помощи. Тем не менее, дальнейшие эксперименты и сама жизнь подтвердили, что есть люди, которые заботятся о благе других, иногда даже в ущерб своему собственному благу.

*Во время вьетнамской войны 63 солдата-американца получили медали славы за то, что спасли своих товарищей от гибели при взрыве. Большинство их них закрыли своим телом неразорвавшиеся гранаты. 59 солдат из этих 63 погибли. Это конкретный пример с конкретными цифрами. Что уж говорить о нашей Отечественной войне, где подобных примеров были сотни тысяч! В отличие от прочих альтруистов (например, 50 000 неевреев, которые, как сейчас считается, спасли от нацистов 200 000 евреев), у этих солдат не было времени испытать стыд за свою трусость или задуматься о вечной благодарности за самопожертвование. И тем не менее, что-то толкнуло их на этот поступок. Каковы же причины такого поведения?

Поиском и объяснением этих причин и занялись социологи, базируясь на ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ

.

...А потому, что нет гарантии нигде и ни на что.


Потом не вспомнишь, где упал, и кто толкал, а кто держал.
И оклемаешься в миру, где не знаком тебе никто,
И не поймешь, что ошибался, а решишь, что был обвал.

Зачастую мы оказываем помощь другим отнюдь не потому, что сознательно высчитали, что такое поведение в наших интересах, а просто потому, что нечто говорит нам, что мы должны поступать именно так. Мы должны помочь старушке перейти дорогу. Мы должны вернуть бумажник тому, кто его потерял. Мы должны заступиться за малыша, которого обижают хулиганы. Мы должны защищать наших боевых товарищей от возможной гибели или ранения. Нормы - это общественные ожидания. Они предписывают нам определенное поведение, определенные жизненные обязанности. Если вы помните, в октябрят-пионеров-комсомольцев буквально вбивали эти нормы - иногда им не хотелось следовать хотя бы в знак протеста! Однако следовать нормам, т.е. не противоречить общественным ожиданиям - естественная потребность человека, живущего в обществе. Исследователи, занимающиеся изучением поведения людей, оказывающих помощь, выделили две социальные (общественные) нормы, которые мотивируют альтруизм. Социолог Алвин Гоулднер (Alvin Gouldner) утверждает, что всеобщим моральным кодом является норма взаимности: нам следует не наносить вред, а оказывать помощь тем, кто оказывает помощь нам. Гоулднер полагает, что эта норма так же универсальна, как запрет на кровосмешение. Мы "вкладываем" свои усилия в других и ожидаем дивидендов. Например, интересно, что почтовые переводы и пожертвования нередко включают в себя небольшие денежные суммы от отдельных лиц и визитные карточки, поскольку многие жертвователи надеются получить ответную благодарность. Политикам известно, что тот, кто оказывает услугу, может рассчитывать на ответную. Норма взаимности касается и брака (см. статью "Теория приобретений-потерь..."). Иногда человек вкладывает больше, чем получает, но по прошествии длительного времени он может надеяться, что установится определенный баланс взаимодействия. Во всех таких взаимодействиях получение без отдачи нарушает норму взаимности.

Эта норма наиболее явно касается взаимоотношений равных с равными. Те, кто не считает себя зависимыми от кого-либо или стоящими ниже их по положению, особенно чувствуют необходимость отвечать взаимностью. Если у них нет возможности это сделать, они могут почувствовать, что, принимая помощь, они подвергают себя опасности или роняют свое достоинство. Таким образом, в отличие от людей с низким чувством собственного достоинства, они с большей неохотой ищут помощи и уж тем более просят о ней. Что же касается людей, которые явно находятся в зависимом положении и не в состоянии ответить взаимностью, - детей, нищих, инвалидов и прочих, неспособных в ответ дать столько же, сколько они получают, - нашу помощь мотивирует другая социальная норма - норма социальной ответственности.

Норма взаимности напоминает нам о том, что в общественных отношениях должен существовать баланс дарения и получения. Однако, если бы единственной нормой была взаимность, самаритянин не был бы Добрым Самаритянином. В этой притче Иисус имел в виду явно нечто более гуманное, то, что нашло недвусмысленное выражение в другой его заповеди: "Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? ...А Я говорю вам: любите врагов ваших." (Мф.5, 46,44).

Вера в то, что люди должны оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, безотносительно к возможной выгоде в будущем, является нормой социальной ответственности. Именно эта норма побуждает людей, например, поднять книгу, которую уронил человек на костылях. Интересно, что в различных социокультурах эта норма выражена в различной степени: например, в Индии, в сравнительно коллективистской культуре, люди поддерживают норму социальной ответственности более твердо, чем на индивидуалистическом Западе. Эксперименты показывают, что даже тогда, когда оказывающие помощь остаются неизвестными и не ожидают никакой благодарности, они зачастую помогают нуждающимся лицам. Однако они обычно применяют норму социальной ответственности лишь выборочно - по отношению к тем, чьи нужды, по всей видимости, возникли не вследствие их собственной нерадивости. В особенности это характерно для политических консерваторов, у которых эта норма выглядит следующим образом: дайте людям все, что им необходимо, если они являются жертвами обстоятельств, таких как природные бедствия. В этом случае обязательно будьте великодушны. Если же окажется, что эти люди сами создали собственные проблемы - ленью, безнравственностью или недальновидностью, - они должны получить то, что заслуживают. Таким образом, если мы приписываем возникшую нужду не поддающейся контролю затруднительной ситуации, тогда мы оказываем помощь. Если же мы считаем, что она - результат поступков самого человека, справедливость требует, чтобы мы не оказывали помощи. Мы, как правило, говорим, что человек сам во всем виноват - вот пусть сам и решает свою проблему.

Хотя в подобных ситуациях срабатывает еще один нюанс проявления эмпатии: человек скорее поможет другому, попавшему в беду по своей вине, если сам когда-либо был на его месте. Экспериментально был подтвержден и еще один интересный факт: человек чаще и охотнее оказывает помощь, находясь в хорошем, приподнятом настроении или же, наоборот, будучи крайне расстроенным, под воздействием негативных эмоций.

И все же вернемся к примерам, приведенным в начале. Помните первый случай в Нью-Йорке? Почему такое количество людей, наблюдая страдания человека, даже не пытались помочь ему? Американская общественность была крайне взволнована этим фактом, что породило волну исследований. И вот что выяснили исследователи. Когда ночью на улице женщина взывала о помощи, люди вставали, включали свет, подходили к окну и видели, что разбужено множество соседей - они были уверены, что кто-то из них уже наверняка позвонил в полицию и вызвал скорую помощь, что кто-то обязательно спустится и остановит насильника... Проблема толпы и в таких ситуациях играет свою пагубную роль: срабатывает эффект распыления ответственности... Но не все так однозначно: ученые выявили еще один феномен: в подобных экстремальных ситуациях свидетелями (сколько бы их ни было), непривычными к подобным картинам, овладевает некий коллективный ступор. Что это - инстинкт самосохранения, временной люфт, необходимый для принятия единственно верного решения, простой человеческий страх? Вероятно, все это вместе заставляет человека оставаться лишь наблюдателем в ситуациях, когда его собственной жизни тоже угрожает опасность, а прямой выгоды от риска нет.

Согласитесь, заметно, что ни одна из трех выжеизложенных теорий не дает однозначного, убедительного и удовлетворительного ответа на вопрос о природе альтруизма. Более того, нет и четкого ответа на вопрос, нужен ли специальный термин для этого понятия либо подобного феномена просто не существует, а альтруистические поступки - всего лишь нюанс эгоистического поведения? Нам еще раз напомнили об эволюционом происхождении человека, мы еще раз убедились, что человек предпочитает меняться, а не просто отдавать, мы вспомнили о том, что человеческое сознание нормативно и подчиняется нормам, выработанным обществом. Тем временем, отпетые циники, негативисты и хорошо информированные реалисты все же склоняются к тому, что homo sapiens - довольно несложное "эгоистичное животное с грязными помыслами и черною душой", а альтруизм - миф для детей. И все же альтруистические проявления имеют место - хотя бы в ситуациях, когда человек погибает, чтобы спасти другого, при этом не имея свидетелей своего поступка, не ожидая благодарности и, более того, в уверенности, что никто не узнает о его самопожертвовании. Что же это - альтруизм? Стремление рассеять свои гены в вечность, лелеяние своего "эго", исполнение общественных норм, тяга к самоутверждению, точный, но скрытый расчет, потребность в одобрении и признании, боязнь кары божьей, философский подход к жизни, милосердие, доброта?



Мда... Я думаю, вы меня простите, если я позволю себе закончить совершенно ненаучным, я бы сказала, журналистским ходом: а может, каждый человек - немножко чудотворец, и альтруизм - подтверждение этому? Давайте вспомним: добрых, щедрых, бескорыстных, жертвенных людей всегда называли "чудаками", а корень-то у этого слова - от "чудо"! Вдруг при определенном стечении обстоятельств человек способен пойти вопреки инстинктам и рациональности, перешагнуть страх - и сотворить маленькое чудо? Ведь чудеса необъяснимы никакими теориями...

*В качестве эпиграфов использованы, как обычно, отрывки из стихов М. Щербакова

Carry
cherina_2001@mail.ru


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет