Анна Яблонская Чацкий



жүктеу 0.57 Mb.
бет1/4
Дата07.07.2016
өлшемі0.57 Mb.
  1   2   3   4

Анна Яблонская

Чацкий


 

комедия в двух действиях

по мотивам пьесы «Горе от ума», а также переписки А.С.Грибоедова

 ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Павел Афанасьевич Фамусов, кандидат в депутаты

Софья, дочь его.


Лиза, служанка.
Алексей Степанович Молчалин, секретарь Фамусова,
живущий у него в доме.
Александр Андреевич Чацкий.
Полковник ФСБ Скалозуб, Сергей Сергеевич.
Платон Михайлович, бизнесмен.
Князь Тугоуховский.
Графиня-бабушка, Графиня-внучка - Хрюмины.
Антон Антонович Загорецкий.
Старуха Хлёстова, свояченица Фамусова.
Г. N.
Г. D.
Репетилов, сержант московской милиции.
Петрушка и несколько говорящих слуг.
Множество гостей всякого разбора и их лакеев при разъезде.
Официанты, журналисты.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

1.

Гостиная, в ней большие часы с кукушкой, справа дверь в спальню Софьи, оттуда слышна музыка и какая-то возня.
Лиза среди комнаты спит, свесившись с кресел. (Утро, чуть
день брезжится.) Лизанька просыпается от звуков за стеной, вскакивает, бежит к двери, стучит.

ЛИЗА. Да сколько ж можно!!



Из-за двери – вздохи, мычание.

ЛИЗА. Софья Павловна! Утро уже! Я, конечно, извиняюсь! Алексей Степаныч! Имейте же вы совесть!



Лизанька отчаянно колотит в двери, но оттуда никакой реакции. Лиза затравленно осматривается, ее взгляд останавливается на часах – часы стоят. Указывают полночь.

ЛИЗА. (забирается на кресло) Опять встали, елки-палки!! Как старье всякое покупать на это им денег не жалко, а в ремонт сдать – дорого! О, Господи…



Лизанька с силой крутит огромные стрелки в обратную сторону. Лизанька устанавливает время восемь утра ровно и вдруг из часов выпрыгивает бешеная кукушка и начинает голосить дурным голосом: «Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!». Гаснет свет. Слышится грохот – Лиза падает со стула. Вдруг все замирает и в темноте возникает голос.

ГОЛОС. Первое начертание этой сценической поэмы, как оно родилось во мне, было гораздо великолепнее и высшего значения, чем теперь в суетном наряде, в который я принужден был облечь его. Ребяческое удовольствие слышать стихи мои в театре, желание им успеха заставили меня портить мое создание, сколько можно было. Такова судьба всякому, кто пишет для сцены: Расин и Шекспир подвергались той же участи,— так мне ли роптать? — Притом сколько привычек и условий, нимало не связанных с эстетическою частью творения, — однако надобно с ними сообразоваться. Суетное желание рукоплескать, не всегда кстати, декламатору, а не стихотворцу; удары смычка после каждых трех-четырех сот стихов; необходимость побегать по коридорам, душу отвести в поучительных разговорах о дожде и снеге,— и все движутся, входят и выходят, и встают и садятся. Все таковы, и я сам таков, и вот что называется публикой! Есть род познания (которым многие кичатся) — искусство угождать ей, то есть делать глупости.[1]



Включается свет. Лизанька лежит на полу. Над ней стоит Фамусов в халате. Кукушка высунулась из часов и застыла.

ЛИЗА. (открывает глаза) Барин!

ФАМУСОВ. (глядя на Лизу сверху, плотоядно) Барин, да.

Лиза пытается встать, Фамусов ей не дает.

ЛИЗА. Павел Афанасьевич!

ФАМУСОВ. Что, Лизанька?

ЛИЗА. Вы обещали, что вернете…



Лизанька встает, Фамусов обнимает Лизу.

ФАМУСОВ. Ты знаешь, сколько стоят эти часы? За них можно купить всю твою деревню в сумской области! А ты их сломала. А раз сломала – надо платить!

ЛИЗА. (отбиваясь) Ничего я не ломала!! Вы их поломанные купили!

ФАМУСОВ. (обнимает Лизу крепче) Сама ты поломанная!

ЛИЗАНЬКА. Да что ж вы делаете, барин! Придушите же!

ФАМУСОВ. (пытается поцеловать Лизу) Тебя придушишь!

ЛИЗА. Соню разбудите! Только легла!

ФАМУСОВ. Как это только легла?!

ЛИЗА. Всю ночь сидела в интернете! Руки уберите, барин!

ФАМУСОВ. Где сидела?

ЛИЗА. В интернете! (убирает руку Фамусова) Не надо!

ФАМУСОВ. Лиза, а хочешь …на участок ко мне?… Я тебя замглавой штаба сделаю по южному округу… Пойдешь? А, Лизок? Девочка… Кошечка… Что-то от тебя…чем это от тебя пахнет…котами что ли?!

ЛИЗА. Какими котами?! Если вы коньяк с утра, так это еще не значит….

ФАМУСОВ. Нам такие нужны – молодые, инициативные… В партию вступишь…Ну а там… Учиться пойдешь… а?…на факультет международных отношений… И самое главное, Лиза… Самое главное…

ЛИЗАНЬКА. Паспорт!

Входит Петруша с вешалкой, на которой висит свежевыглаженный черный деловой костюм, белая рубашка и галстук в горошек. В другой руке Петруша держит лаковые черные ботинки. Петруша с понимающей улыбкой смотрит на Лизу в объятиях Фамусова. Лиза заливается краской, кричит, отталкивает Фамусова.

ЛИЗА (грустным шепотом) Минуй нас пуще всех печалей…

ФАМУСОВ (дает Петруше подзатыльники) И барский гнев, и барская любовь!



Лиза убегает.

ФАМУСОВ. (подзатыльник) Ну, что ж ты за скотина такая, а? Всегда не вовремя!



Петруша не реагирует. Он – статный мускулистый красавец. Петруша снимает с Фамусова халат. Фамусов остается в одних трусах. Петрушка начинает медленно его одевать – сначала рубашку, потом брюки, галстук, ботинки. Фамусов задумчиво смотрит на Петрушу.

ФАМУСОВ. Сегодня будет Скалозуб. Ты понял?



Петруша молчит. Фамусов уже одет.

ФАМУСОВ. (шепотом) Я спрашиваю, ты понял меня или нет?!



Петруша понимающе улыбается.

ФАМУСОВ.(тоже улыбается) Найди Молчалина.



Петруша уходит.

ФАМУСОВ. (кричит) Лиза!



Лиза не откликается.

ФАМУСОВ. Лиза!



Уходит.

 

2.



Открываются двери комнаты Софьи. Выходят Молчалин и Софья. У обоих изможденный не выспавшийся вид. Софья в облегающем вечернем платье. Закуривает, делает несколько затяжек, тушит сигарету. Несвежий макияж, темные круги под глазами. Софья худая, беспокойные взгляд, движения нервные, резкие. Молчалин в мятом черном костюме, рубашка расстегнута, галстук перекручен, под мышкой ноутбук. Молчалин подходит к настенным часам и очень долго смотрит на них.

МОЛЧАЛИН. (разбирая время) Фак…

СОФЬЯ (смотрит в зеркало, напевает сквозь зубы) Give me more, give me more, give me, give me, give me more… (всматривается в свое отражение) Ох… Как голова болит… (смотрит на Молчалина) Есть что-нибудь… от головы?

МОЛЧАЛИН. (тревожно) Нет, Соня. Только анальгин.

СОФЬЯ. Ты издеваешься что ли?!

МОЛЧАЛИН. Соня, тебе надо поспать.

СОФЬЯ (злобно) Я не могу спать!

МОЛЧАЛИН. Ты просто должна расслабиться….

СОФЬЯ. Я не могу расслабиться!

МОЛЧАЛИН. Тебе надо поесть!

СОФЬЯ. Поесть?! Черт!… Как же ты достал меня, Молчалин!

МОЛЧАЛИН. (берет ее за руку) Я люблю тебя!

СОФЬЯ. (кричит) Пошел вон!

МОЛЧАЛИН (пытается ее успокоить) Соня, не кричи… Твой папа…

СОФЬЯ. Папа?! Что – мой папа?! Донес ему уже, ищейка?! Я так и знала! Предатель! Ходит везде – вынюхивает, влюбленным прикинулся, а на самом деле – сексот!

МОЛЧАЛИН. Соня!

СОФЬЯ. Какая я тебе Соня! И не смей ко мне прикасаться!

МОЛЧАЛИН. Софья Павловна…

СОФЬЯ. Шпион!

МОЛЧАЛИН. (заискивающе) Софья Павловна, я…

СОФЬЯ. Какой же ты жалкий… Боже! Пошел вон! (зовет) Лиза!

Молчалин втягивает голову в плечи, покорно идет к выходу.

СОФЬЯ. Стой!



Молчалин останавливается.

СОФЬЯ. (срывающимся голосом) Господи, разве ты не видишь, как мне плохо?!

МОЛЧАЛИН. Я вижу, Софья Павловна…

СОФЬЯ. Черт! Какая я тебе Софья Павловна?! (зовет) Лиза-а!

МОЛЧАЛИН. Сонечка! Милая!

СОФЬЯ. Ну, сделай же что-нибудь!

МОЛЧАЛИН. Я сделаю… сделаю… вечером будет Загорецкий… я постараюсь…

СОФЬЯ. Вечером?! Я сдохну до вечера! А раньше нельзя?…

МОЛЧАЛИН. Сонечка, никак, сейчас приедут журналисты…

СОФЬЯ. Лиза!



Появляется Лиза с подносом в руках. На подносе кофейник и чашки. Лиза смотрит на Молчалина страшными глазами. Софья выпивает чашку кофе залпом.

ЛИЗА. (Молчалину) Уходите! Уходите отсюда быстро! Он здесь!



Софья наливает себе еще одну чашку кофе и тут же выпивает.

СОФЬЯ (хватает Молчалина за рукав) Позвони ему! Пусть привезет!

ЛИЗА.(Молчалину) Уходите!!

МОЛЧАЛИН. Звонил уже. Сказал – вечером!

СОФЬЯ. Черт!! Ненавижу! Слизняк!

МОЛЧАЛИН. (Лизе шепотом) А мне кофе нальешь?

ЛИЗА. Нет! Уходите!

Молчалин кидается к выходу.

СОФЬЯ. (властно) Стой!! Куда пошел?!



В коридоре слышится голос Фамусова: «Лиза!» Софья ничего не слышит – у нее истерика.

СОФЬЯ. (противно кричит) Я не разрешала тебе уходить!!



Софья начинает рыдать, кидается к Молчалину на шею. Тот стоит бледный и неподвижный, как истукан.

ЛИЗА. (испуганно) Барышня, что вы делаете!!

СОФЬЯ. Какой у тебя одеколон отвратительный….

МОЛЧАЛИН. (пытаясь освободиться от объятий Софьи) Так ведь вы же подарили, Софья Павловна…

СОФЬЯ. И перхоть…

Входит Фамусов. Молчалин отпрыгивает от Софьи прямо на Лизу, опрокидывает на себя кофейник.

ФАМУСОВ. Ты что здесь делаешь?

МОЛЧАЛИН. Я…собственно…Павел Афанасьевич….

ФАМУСОВ. Я спрашиваю, что ты здесь делаешь – рядом с моей дочерью?!

МОЛЧАЛИН. Так а я…как раз проверял все ли готово к съемкам…

ФАМУСОВ. (гневно) К съемкам?! Вон отсюда! Уволен! (зовет) Петруша!

СОФЬЯ. Нет! Папа – ты просто не понял! Мы репетировали…

ФАМУСОВ. Репетировали?! Я с тобой потом поговорю! Ты что – курила?!! Марш в свою комнату!

СОФЬЯ. Папа! Мне не двенадцать лет!

МОЛЧАЛИН. Да… я просто хотел…

ФАМУСОВ. Что ты хотел, червяк?! Что ты хотел?! Забыл, как сидел в своем клоповнике, кормил тараканов и писал про городскую канализацию?! Забыл, как я вытащил тебя из болота, одел, накормил, поселил в собственном доме?! Ты к кому руки свои протягиваешь? Ты с кем себя рядом поставил? Шваль газетная! Пошел вон!

МОЛЧАЛИН. Павел Афанасьевич, я зашел к Софье Павловне только чтобы… отредактировать финальный текст вашей речи…

ФАМУСОВ. Отредактировать!!

СОФЬЯ. Да, папа! Молчалин придумал такой классный ход. Мы вдвоем показываем журналистам наш дом…

ФАМУСОВ. (с кровавыми глазами) Вдвоем?! Мой дом?! С кем?! С ним?!

СОФЬЯ. Да, нет же… с тобой! Ты и я! Семья!

МОЛЧАЛИН. Главная ценность наших избирателей!

ФАМУСОВ. (Молчалину) Ты - заткнись!

СОФЬЯ. Ты расскажешь, как рано мы остались без мамы, как ты воспитывал меня один, как читал мне на ночь сказки… Покажем им наш приют для бездомных щенков…

ФАМУСОВ. Какой приют?!

СОФЬЯ. Ну, помнишь, мы планировали за сараем вот тот участок…там где поле для гольфа … Будет приют! будем собак кормить!

ФАМУСОВ. Каких собак?! Ты рехнулась! Чтоб они гадили на моем поле для гольфа!

СОФЬЯ. Да, пап! Ты дослушай! Для съемок у Олега овчарку одолжим, у Лизки - кота … приблудился который…

ФАМУСОВ. Какого еще кота? Ты что – взяла в мой дом кота?!

ЛИЗА. (бледнеет) Я… Павел Афанасьевич…

СОФЬЯ. Это я ей велела! Для съемок! Чтоб живность какая-то в доме была! Для журналистов!

ФАМУСОВ. Софья!

СОФЬЯ. Папа! И вот когда мы все им покажем и расскажем про детство мое, про щенков, вот именно тогда ты и расплачешься…

ФАМУСОВ. Я?!

СОФЬЯ. Ну, или я! Если ты не сможешь. И я кинусь к тебе на шею, мы обнимемся и это будет торба!

ФАМУСОВ. Какая торба?!

СОФЬЯ. Ну для избирателей! Они ж обрыдаются все! У нас же кто в основном на выборы ходит?! Кто наша целевая аудитория?!

ФАМУСОВ. Кто?

СОФЬЯ. Ну, кто?! Пенсионеры и бабы! Ты – одинокий мужчина, успешный политик, заботливый отец! На глазах всего электората обнимаешь дочь и плачешь! Пап, пусть они попробуют после этого не проголосовать за Фамусова!

ФАМУСОВ. Да мне все равно за кого они проголосуют – я в партии!

СОФЬЯ. Пап, не скажи! Не нужно забывать про рейтинги! Когда мы изучали PR-технологии….

ФАМУСОВ. Черт! Нахрена я отдал тебя учится?! И причем здесь этот…?

СОФЬЯ. Мы с Молчалиным как раз репетировали – как ты меня обнимаешь, а я рыдаю от умиления!

ФАМУСОВ. Да? Репетировали?!

МОЛЧАЛИН. Да! (открывает ноутбук) Посмотрите! Вот сценарий… здесь все прописано… трудное детство, собачий приют, ваша программа… текст – крупным шрифтом… здесь вопросы журналистов… здесь ваши ответы… и в финале лозунг нашей предвыборной компании…

СОФЬЯ, МОЛЧАЛИН.(хором) Чтобы стало радостно – голосуй за Фамусова!

ФАМУСОВ. Чтобы стало радостно… за Фамусова… А что… звучит!

СОФЬЯ. Это Молчалин придумал!

ФАМУСОВ. Да? (долго смотрит на Молчалина)

СОФЬЯ. (нежно) Лиза, налей папе…кофе…

ФАМУСОВ. Ну-ка… как там… еще раз…

МОЛЧАЛИН. Чтобы стало радостно – голосуй за Фамусова!

ФАМУСОВ. (Молчалину) Ну, ладно. Сегодня будет Скалозуб. Твой последний шанс. Петруша в курсе.

МОЛЧАЛИН. (подобострастно) Конечно, Павел Афанасьевич!

Лиза наливает барину кофе. Бьют часы. Одновременно с боем часов, слышен звонок в дверь. На секунду гаснет свет.

ФАМУСОВ. Что происходит в этом доме?!



В прихожей слышен шум.

МОЛЧАЛИН. Это журналисты. Пойдемте, Павел Афанасьевич, мы должны их встретить…

ФАМУСОВ. Ты что опух, Молчалин? Я не готов! Черт бы тебя побрал! Как я их встречу? Что я им скажу?!

МОЛЧАЛИН. Не волнуйтесь, я распечатал текст… вы просто расслабьтесь и ведите себя естественно…

ФАМУСОВ. Лиза, налей мне коньяка…

СОФЬЯ. Папа! Только не сейчас!



Молчалин вынимает из кармана листы бумаги, отдает их Фамусову.

ФАМУСОВ. Что это за херь? Лиза! Я что сказал!

МОЛЧАЛИН. Павел Афанасьевич, тут ничего сложного… Пойдемте… Лиза, не надо… Главное, улыбайтесь… Изображайте семью…Софья Павловна, вы тоже….

СОФЬЯ. Я должна переодеться! Не могу же я выйти к ним в таком виде! Лиза! Да положи ты бутылку обратно в бар! Найди мои белые туфли со стразами!

МОЛЧАЛИН. Мы ждем вас в холле через десять минут.

Молчалин и Фамусов уходят.

 

3.



Софья падает в кресло, Лиза ставит на стол кофейник. Обе молчат, переводят дух.

СОФЬЯ. (закуривает) Чуть не спалились нахрен. Ты чего молчала?!

ЛИЗА. Я вам три раза сказала! Три раза!

СОФЬЯ. Я не слышала! А этот тоже…амёба… Стоит как мертвый… Вечно я сама все тяну!

ЛИЗА. (восхищенно) Как это вы про речь придумали… и про приют собачий! Вообще!

СОФЬЯ. Был бы у тебя такой папаня – еще б не такое придумала!

ЛИЗА. Да, мой папа – он не такой…. Он – добрый… Ой! То есть я не то хотела сказать… просто…

СОФЬЯ. Да ладно.

ЛИЗА. Он просто... Ну обычный человек… Учитель в школе. В селе у нас. 

СОФЬЯ. Повезло тебе!

ЛИЗА. Смеетесь?! А вообще он у меня хороший. Он же думает… что я здесь в Москве…в институт поступила…в литературный… а я…

СОФЬЯ. (не слушает Лизу) Лиз, расчеши мне волосы. Из-за этого лака вся голова, как в клею.

ЛИЗА. (берет гребенку) Да, сейчас…

СОФЬЯ. (недовольно) Да подожди ты! Сначала помоги переодеться.



Лиза расстегивает платье Софьи на спине. В комнату влетает Чацкий – он одет по моде середины 19-го века.

ЧАЦКИЙ. Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног.



(С жаром целует руку.)

Ну поцелуйте же, не ждали? говорите!


Что ж, рады? Нет? В лицо мне посмотрите.
Удивлены? и только? вот прием!
Как будто не прошло недели;
Как будто бы вчера вдвоем
Мы мочи нет друг другу надоели;
Ни на волос любви! куда как хороши!
И между тем, не вспомнюсь, без души,
Я сорок пять часов, глаз мигом не прищуря,
Верст больше седьмисот пронесся,- ветер, буря;
И растерялся весь, и падал сколько раз -
И вот за подвиги награда![2]

Лиза застегивает платье Софьи.

СОФЬЯ. Кто это?!

ЛИЗА. (странным голосом) Грибоедов.

СОФЬЯ. (истерично) Кто?!!

ЛИЗА (шепотом) Грибоедов.

ЧАЦКИЙ.


Вы рады? в добрый час.
Однако искренно кто ж радуется этак?
Мне кажется, так напоследок
Людей и лошадей знобя,
Я только тешил сам себя.

СОФЬЯ. Как он сюда попал?!

ЛИЗА. Не знаю…

СОФЬЯ. Позови охрану!

ЛИЗА. (выглядывает в коридор) Там полный зал народу... везде микрофоны, камеры….

ЧАЦКИЙ. Ах! боже мой! ужли я здесь опять,


В Москве! у вас! да как же вас узнать!
Где время то? где возраст тот невинный,
Когда, бывало, в вечер длинный
Мы с вами явимся, исчезнем тут и там,
Играем и шумим по стульям и столам.
А тут ваш батюшка с мадамой, за пикетом;
Мы в темном уголке, и кажется, что в этом!
Вы помните? вздрогнём, что скрипнет столик, дверь…

ЛИЗА. (в шоке) Чацкий.

СОФЬЯ. Какой еще Чацкий?!

ЛИЗА. (тревожно) Мы его в школе проходили.

ЧАЦКИЙ.

Да-с, а теперь,


В семнадцать лет вы расцвели прелестно,
Неподражаемо, и это вам известно,
И потому скромны, не смотрите на свет.
Не влюблены ли вы? прошу мне дать ответ,
Без думы, полноте смущаться.

СОФЬЯ. Он больной. Лиза, выведи его. Только тихо.

ЛИЗА. Да как я его выведу?! Он же одет…посмотрите как… Они же сейчас накинутся все на него…

СОФЬЯ (Чацкому) Ты кто?!

ЧАЦКИЙ. Помилуйте, не вам, чему же удивляться?
Что нового покажет мне Москва?
Вчера был бал, а завтра будет два.
Тот сватался - успел, а тот дал промах.
Всё тот же толк, и те ж стихи в альбомах.

СОФЬЯ. Подожди… Подожди, Лиза… Я его знаю… Это же… это же…подожди… Это же сын этого…министра… или нет….как его…подожди… ну который… мой же папа с отцом его… преферанс… бильярд… подожди… а этот по дому у нас слонялся вечно… такой ударенный немножко… глаза закатывал….стишки…подожди…подожди…точно…точно… тебя зовут-то как?

ЧАЦКИЙ. Александр Андреевич Чацкий.

СОФЬЯ. Чацкий… Камчацкий… Ты... Ты… Ты откуда взялся вообще?



Чацкий растеряно улыбается.

ЛИЗА. Он из-за границы. Только что.



Чацкий кивает.

СОФЬЯ. (Лизе) Ты откуда знаешь?

ЛИЗА. Это… это все знают. У меня папа…он…учитель русской литературы…

СОФЬЯ. (злобно) Да причем тут твой папа?!



В дверях появляется Молчалин.

МОЛЧАЛИН. Софья Павловна! Вас все ждут!

СОФЬЯ. Черт!

Софья исчезает за дверями своей комнаты.

МОЛЧАЛИН. (Лизе, кивает на Чацкого) Кто это?!

ЛИЗА. Чацкий.

МОЛЧАЛИН. Кто?!

ЛИЗА. Потом.

МОЛЧАЛИН. (развязно) Лиза, когда потом?!



Молчалин подходит к Лизе.

ЛИЗА. Пожалуйста, не надо.

МОЛЧАЛИН. Когда?!

ЛИЗА. (выталкивает Молчалина из гостиной) Потом!



Лиза смотрит на Чацкого. Он растеряно озирается вокруг.

ЧАЦКИЙ. Почему меня никто не помнит?!

ЛИЗА. Наверное, потому …что вы совсем не изменились…

ЧАЦКИЙ (смотрит на дверь комнаты Софьи) Я…что-то не так делаю?

ЛИЗА. Да.

ЧАЦКИЙ. Что?

ЛИЗА. Всё. Вы…вы…знаете что? Вы уезжайте отсюда…я вам сейчас покажу… вы тихонько выйдите…. там сразу такси и….уезжайте просто, уезжайте и всё!

ЧАЦКИЙ. (обескуражено) Почему?!

ЛИЗА. Потому что все это плохо кончится.
 
ЧАЦКИЙ. Откуда вы знаете?

ЛИЗА. Я знаю.

ЧАЦКИЙ. Откуда?!

ЛИЗА. Просто знаю.

ЧАЦКИЙ. Откуда?!!

ЛИЗА. Читала!



В дверях снова появляется Молчалин.

МОЛЧАЛИН. Софья Павловна! Время!

СОФЬЯ (из комнаты) Иду!!

Из комнаты выходит Софья в простом милом платье и туфлях на низком каблуке. Волосы просто приглажены, на лице минимум косметики. Чацкий восхищенно смотрит на Софью.

ЧАЦКИЙ. Я верю собственным глазам;


Век не встречал, подписку дам.
Чтоб было ей хоть несколько подобно!

СОФЬЯ (Лизе, сквозь зубы) Выведи его.



 Софья выбегает из гостиной вместе с Молчалиным. Лиза смотрит на Чацкого.

ЛИЗА. Откуда вы взялись вообще?!



Чацкий молчит.

ЛИЗА. Вы должны уйти.



Чацкий молчит.

ЛИЗА. Вы просто не понимаете, куда попали.

ЧАЦКИЙ.

Опять увидеть их мне суждено судьбой!


Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен?
Когда ж постранствуешь, воротишься домой,
И дым Отечества нам сладок и приятен!

ЛИЗА. Пропадете вы тут.

ЧАЦКИЙ. (смотрит вслед Софье) Блажен, кто верует. Тепло ему на свете.

ЛИЗА. Господи! Что вы несете! Уходите. Надежд у вас никаких…

ЧАЦКИЙ. Ах! нет, надеждами я мало избалован.

ЛИЗА. Уходите, пожалуйста.

ЧАЦКИЙ. Не могу. (проникновенно смотрит на Лизу) Лизанька, что мне делать?

ЛИЗА. Уходите.

ЧАЦКИЙ. (твердо) Нет.

ЛИЗА. (после паузы) Тогда переоденьтесь и прекратите говорить стихами.

 

4.

Поле для гольфа посреди которого стоит деревянная будка с вывеской: «Приют для бездомных животных». Из будки доносится собачий лай и истеричный кошачий вой. Из будки выходят Софья и Фамусов. За ними толпа журналистов – камеры, фотоаппараты, микрофоны. Также в толпе стоят Молчалин, Лиза и Чацкий. Чацкий не сводит глаз с Софьи, Лиза тревожно следит за Чацким, а Молчалин следит за речью Фамусова по бумажке. Софья и Фамусов отвечают на вопросы репортеров. Фамусов перед камерами ведет себя зажато, но по мере своего выступления входит в раж и, судя по реакции Молчалина, отступает от сценария.

1-Й РЕПОРТЕР. Господин, Фамусов, а почему именно приют для животных?

ФАМУСОВ. Потому что…. они наши братья и… сестры.

2-Й РЕПОРТЕР. Вы так любите собак?

ФАМУСОВ. Я… не могу видеть, как голодают собаки. Я если иду и вижу, что собаки…голодают, то я просто беру их…и даю им мясо...рыбу даю…

СОФЬЯ. Папа вообще все им отдать готов!

ФАМУСОВ. Я с детства… люблю собак. А они…любят меня. И я обещаю всем своим избирателям…причем вы знаете…я никогда не разбрасываюсь обещаниями….как сейчас это делают многие…мои оппоненты… не хочу называть фамилий… о своих обещаниях забывают сразу же после выборов… нет! Я не такой! Я ответственно заявляю, что если мою кандидатуру поддержат, то первое что я сделаю, как депутат государственной Думы…. моя команда предложит законопроект… и в нашей стране начнутся кардинальные…кардинальные изменения! Сейчас каждый знает до чего довели собак! Какое количество безработных бездомных собак выброшены на улицу! О них все забыли! Каждый заботится о собственной крысе, и никто не думает о собаках! Про котов я уже не говорю…Травят, убивают, забирают на живодерню! И судят голодных с позиции сытых!… а судьи кто?! И вы знаете, у меня просто слезы наворачиваются, когда я вижу…этот беспредел…. и я даю слово… что если моя кандидатура…. на улицах больше не будет голодных собак… ни одной голодной собаки вы не встретите ни в центре, ни на окраинах! Все собаки будут сытые! Это Вам Фамусов говорит!…

3-Й РЕПОРТЕР. Но господин Фамусов! У нас столько детей-сирот! Не лучше ли вложить эти деньги в какое-нибудь детское учреждение, и спасти ребенка?

ФАМУСОВ. (в патриотическом запале) Ну, вы сравнили! Собаку и ребенка!

Повисает неловкая пауза. Молчалин поднимает глаза от сценария и дико смотрит на Софью.

СОФЬЯ. (моментально находится) Павел Афанасьевич не любит об этом говорить… Просто он не такой человек, который станет делать добро только затем, чтобы потом об этом рассказывать…. В силу природной скромности… Мало кто знает, что он спасает не только обездоленных собак… Господа, среди Вас стоит человек, которого мой отец взял в свой дом маленьким мальчиком, сиротой, вырастил, дал ему образование и отцовскую любовь… Этот мальчик был ему чужим…а стал родным… И это не единственный пример его благородства…

4-Й РЕПОРТЕР. Софья Павловна, о ком вы говорите?

СОФЬЯ. Алексей Степанович Молчалин… Алеша, я знаю ты не любишь быть в центре внимания… Но я прошу тебя…выйди к нам…



Молчалин подходит к Фамусову и Софье. Софья толкает Фамусова в бок. Фамусов утирает слезу и идет навстречу Молчалину.

МОЛЧАЛИН. (сквозь слезы) Папа…

ФАМУСОВ (плачет) Сынок!

Они кидаются друг другу на шею. Фамусов крепко обнимает Молчалина. Вспышки камер, одобрительный гул, аплодисменты.

ЧАЦКИЙ. Сколько вам было лет, когда Павел Афанасьевич приютил вас в своем доме?



Фамусов, наконец, выпускает Молчалина из своих объятий. Молчалин задыхается, он аж посинел.

МОЛЧАЛИН. Двадцать пять.

СОФЬЯ. Господа! А теперь всех вас прошу пройти на летнюю площадку – на наш импровизированный фуршет!

МОЛЧАЛИН. Я вас проведу. (шепотом) Лизунь, там всё нормально?!



Лиза убегает первой. Услышав про фуршет, журналисты уходят вслед за Молчалиным. Вместе с журналистами идет Софья, которая продолжает беседовать с ними.

1-Й РЕПОРТЕР. Софья Павловна, правда ли, что вы посещаете самые модные московские клубы и обедаете в самых дорогих ресторанах?

СОФЬЯ. Что вы! я люблю простую домашнюю пищу, готовлю сама, а все вечера провожу с отцом – мы вместе гуляем, читаем, заботимся о наших питомцах…. Вот Алексей Степаныч может вам подтвердить….

  1   2   3   4


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет