Бернардо Кваранта ди Сан-Северино об итальянском фашизме



жүктеу 187.99 Kb.
Дата09.07.2016
өлшемі187.99 Kb.

Бернардо Кваранта ди Сан-Северино

ОБ ИТАЛЬЯНСКОМ ФАШИЗМЕ
В интересной статье, опубликованной в нашей прессе в прошлом году, Этторе Чиккотти указал, что Итальянский Фашизм есть не исключительно новое политическое явление, а часть общеисторического развития народов. В первые годы существования его сравнивали с «криптеями» Спарты, с афинскими «этериями» и подобными феноменами, возникавшими как защитные проявления сильных, активных групп или классов, объединявшихся и создававших центры сопротивления, возлагая на себя, таким образом, через свою обширную деятельность, главную функцию Государства в те моменты, когда его протекция слабела или была неэффективной и оно демонстрировало признаки распада или вырождения. Другие примеры этого феномена можно обнаружить в истории Церкви, Итальянских Коммун, в Англии, Германии, Французских революционных клубах и по всей Европе. Когда в Нации с признаками распада такие жизнеспособные формы отсутствуют, мы становимся свидетелями общенационального кризиса, как ныне в России, где только через радикальное искоренение большевизма возможно возродить страну.

Как и повсюду, в Италии послевоенный период вызвал полную апатию, вялость и безпорядок в работе Парламентской Государственности, с характерным для неё обилием сложных программ, но без реальных дел. Итальянский рабочий класс, к тому же, был заворожён безчестными ленинскими проповедями, сильно способствовавшими мрачному положению дел в Италии 1920-го года, когда коммунистическая опасность достигла пика. Из-за непрерывных забастовок во всех промышленных отраслях цены росли с ужасной скоростью, производство товаров упало до минимума, огромный дефицит в железнодорожном и почтовом департаментах, долг и бюджет Государства находились в вопиющем состоянии, а иностранные биржи достигли фантастических прибылей. Наглость коммунистических элементов стала невыносима, и офицерам порою приходилось одевать штатское, чтобы избежать большевицких нападений; солдаты же, карабинеры и Гвардия Регия подвергались оскорблениям постоянно, в некоторых случаях доходило до убийства их коммунистами.

Но доблестные бойцы Трентино, Карсо и Граппы, добровольцы, что спасли Италию, остановив наступление врага на Пиаве, не могли смириться с таким положением и наблюдать, сложа руки, как гибнут все плоды Победы, за которую полмиллиона человек отдали жизни на полях сражений. Эти бравые юноши, - неукротимые, отважные, готовые на всё, исполненные чистейших идеалов и пламенной любви к своей стране, представлявшие новую силу Новой Италии, - уже в Апреле 1919-го собрались в «Fascio» (связку), составив «Fascio Nazionale Dei Combattenti» (Национальный Союз Борцов), под водительством Бенито Муссолини, вдохновившего Движение, организовавшего его и вставшего лично во главе своих Соратников.

С каждым днём росли их силы, а в 1921-м они нанесли первый удар по Коммунизму. Тогда в Болонье произошло первое их столкновение, обозначившее упадок Большевизма и Фашистский подъём.

Однако для нового Движения это был нелёгкий путь: на этой тяжёлой стезе ему предстояли безчисленные трудности, прежде всего – борьба с народной апатией и неверием. Фашизму противостояли разные умонастроения и организации, в том числе Государство, считавшее, что его подрывает эта новая политическая группа, в то время, как до последнего момента главный враг Фашизма – большевицкая банда – вырывала без конца жертвы из его рядов.

Без насилия с коммунистами, так или иначе, Фашистам было не справиться, поскольку нормальные средства оказались совершенно негодными против бунтовщиков (чью наглость распаляла демонстрация государственного безсилия и невмешательская позиция общественности), ввиду ежедневно растущего числа преступлений, совершённых против собственности и мирных субъектов.

Фашисты также начали активную борьбу против состава Палаты Депутатов, настаивая, что она не представляет больше Нацию, что она рано одряхлела и, значит, следует незамедлительно распустить её и вновь обратиться к избирателям, сколь можно быстрее. С другой стороны, они были глубоко озабочены экономическим кризисом в Италии, который, по мнению Эдмондо Россони, - талантливого организатора и генерального секретаря корпоративных синдикатов, - невозможно преодолеть без повышения производства товаров, а для этого нужно укреплять трудовую дисциплину: так за победой военной последует экономическая победа. Массы рабочих, из них много бывших социалистов и коммунистов, вступали в Фашистские Синдикаты, распространённые по всей Италии и способные решать разные важные вопросы.

Ссылки на якобы существующий раздор между Фашизмом и Итальянской Монархией всегда были излюбленным оружием в руках антифашистов. В своей речи, произнесённой на большом Фашистском собрании в Неаполе 24 Октября того года, Муссолини открыто провозгласил позицию своей Партии по этому вопросу, что можно видеть из его собственных слов, произнесённых там. Чёткое определение отношения к Монархии, сделанное Вождём Фашизма, было весьма своевременным и послужило к вящей популярности Движения в стране, где данный институт покоится на прочной основе, символизирует единство Италии и ассоциируется сегодня с именем своего прославленного представителя – Короля Виктора-Эммануила III, образцового семьянина в частной жизни, одного из самых просвещённых людей нашего времени, любимого всеми классами, показавшего себя на фронте первым среди солдат и завоевавшего признательность целой Нации.

Армия тайно или явно была по преимуществу на стороне Фашизма, успешных действий которого по спасению страны от социал-коммунистических банд она забыть не могла. Поэтому солдаты никогда не выступили бы против Фашистов, олицетворявших Итальянский Патриотизм. Армейские генералы, как Фара, Чечерини, Грациани, Де Боно и другие, сами одели чёрные рубашки, возглавив знаменитый «Марш на Рим».

Что касается религии, Правительство Муссолини обещало уважительное отношение всем конфессиям, выделяя особенно Католическую. В Уши он заявил прессе: «Я глубоко религиозен. Религия – это великая сила, которую следует уважать и охранять. Я, поэтому, против антиклерикальной атеистической демократии, этой старой безполезной игрушки. Я утверждаю, что Католичество обладает великой духовной мощью и надеюсь, что впредь отношения между Церковью и Государством станут более дружественными.» Министр Народного Просвещения, сенатор Джентиле ввёл обязательное религиозное образование в начальных народных школах, а секретарь того же Министерства, близкий друг Муссолини Дарио Лупи своевременно издал, в качестве одного из первых своих актов, настоятельное предписание школьным властям, предлагавшее незамедлительно водворить в классы Распятие и портреты Короля. (1)

Фашизм, ряды которого в последние месяцы 1922-го года стремительно росли, в итоге покорил своей фанатичностью сердце страны от Альп до южных берегов Сицилии. Фашисты, под конец, ничтоже сумняшеся исполняли функции Государства, не жалея ни институтов, ни отдельных личностей на пути к своей цели. Неудивительно, что после большого прошлогоднего Октябрьского митинга в Неаполе и Марша на Рим, во главе со знаменитым Квадрумвиратом, состоящим из генерала Чезаре де Боно, Чезаре Марии де Векки, Итало Бальбо и Микеле Бьянки, генерального секретаря Партии, - Муссолини, создатель этого могучего Движения, был призван Королём, чтобы сформировать новый, Фашистский Кабинет.

Поверхностному наблюдателю может показаться странным это внезапное возвышение Партии, которой, за несколько дней до прихода к власти, угрожало военное положение, указ о котором Король мудро отказался подписывать, предотвратив тем самым гражданскую войну. Но никого, кто проследит четырёхлетний путь Фашизма, учитывая его великую силу и влияние в стране, его огромные - ныне превысившие миллион - ряды, по сравнению с любой другой партией (численность социалистов упала до 70 тысяч), и примет во внимание высокие патриотические принципы, на которые опирается это Движение, - не удивит приход к власти Партии, минуя Парламент.

Мы не можем и не должны забывать, что эти «Чёрные Рубашки» - как называют Фашистов – на самом деле спасли Италию от большевизма, выпивающего её кровь, поэтому они заслужили благодарность нашей страны и всего мiра. «Московские заговорщики, желавшие ниспровергнуть Западную цивилизацию, раскинули широкую сеть, - пишет лорд Ротермир в своей новой статье «Чем Европа обязана Муссолини». – Они добились успеха в Германии, особенно в Берлине; под руководством отпетого висельника они захватили Будапешт, но на Италию у них были особые виды, и когда Муссолини выступил против них в Италии, - он сражался за всю Европу». (2)

Я не думаю, - и Муссолини согласился со мною в одной из наших бесед, - что заграницей, особенно в Англии и Соединённых Штатах, люди знакомы с Фашизмом. Его определяют как случайное революционное движение, которое рано или поздно будет подавлено решительными мерами. Немногие поняли, что в послевоенный период не было более важного исторического феномена, чем Фашизм, который, по словам нашего Премьер-Министра, «является одновременно политическим, военным, религиозным, экономическим, синдикалистским, и представляет все надежды, устремления и требования народа». Знаменитая мелодия «Giovinezza» («Юность»), официальная песня Фашистов, привлекающая сердца своими волнующими нотами, характерные чёрные рубашки со значками «Fascio» на груди, «Gagliardetti» (Фашистские штандарты) – всё это весьма способствовало возбуждению в массах исступлённого энтузиазма ради великой цели.

Однако успех «Национальной Фашистской Партии» (теперь учреждённой официально «Большим Национальным Советом») объясняют другие три важные оставляющие: именно её военная организация, мощная пресса и, главное, личность Муссолини – «Дуче», как его называют.

Военная организация следует во всём Римскому стилю, используя Римские названия «легион», «консул», «когорта», «сеньор», «центурион», «декурион», «триарий» и т.п. Символ Фашизма соответствует символу ликторов Имперского Рима – связка прутьев с топором в центре, и от Древних же Римлян Фашистский Салют – вскинутою рукой.

На монетах чеканится с одной стороны Королевский профиль, а с другой – Римская «фасция»; на тот же манер была недавно выпущена особая золотая монета в одну тысячу лир, в ознаменование первой годовщины «Марша на Рим».

В организации царит строжайшая дисциплина, и лозунг «повиноваться молча» доказал своё огромное значение во время всех имевших место внезапных мобилизаций и демобилизаций, часто объявляемых за несколько часов, которые дали бы фору самой организованной армии мiра. В связи с большим митингом, предшествовавшим «Маршу на Рим», на который собралось свыше полумиллиона человек, - сорок тысяч покинули город меньше, чем в 24 часа в полном порядке и без малейшей задержки. (3)

Фашизм располагает значительной прессой, включающей пять ежедневных, огромное количество еженедельных, двухнедельных и ежемесячных изданий, а также издательский дом в Милане.

Однако решающим фактором Фашистской Победы стал великий Вождь армии спасения Италии, - душа этого могучего Движения.

Немногим общественным деятелям нашего времени была суждена карьера более стремительная, блестящая и интересная, чем сыну кузнеца Бенито Муссолини. Моложе всех своих предшественников на этом посту, он родился всего сорок лет назад в Предаппио, в провинции Форли, где крестьяне до сих пор зовут его просто «наш Бенит». Он был глубоко привязан к своей матери – Розе Мальтони; её смерть заставила его сильно страдать. У него есть сестра, Эдвига, и младший брат Арнальдо, который заменил старшего в должности редактора «Il Popolo d’Italia», когда тот стал Премьер-Министром. Сперва Муссолини работал в кузнице своего отца, а потом, пробыв какое-то время школьным учителем, эмигрировал в Швейцарию, откуда его, тем не менее, выдворили за его статьи в защиту марксистской доктрины. Вернувшись вновь в Италию, он становится активным членом Социалистической Партии и, в конце концов, редактором её органа «Avanti». Когда в 1914-м разразилась война, Муссолини, с его острым политическим чутьём, узрел необходимость интервенции для Италии, в связи с этим он принужден выйти из Социалистов и сдать все позиции, занятые им в этой партии. Основав «Popolo d’Italia», он заводит неистовую песнь войны, побуждая страну отказаться от нейтралитета и связать свою судьбу с Союзниками. Он добивается своего: в 1915-м с 11-м Полком Берсальеров он уходит на фронт простым солдатом. В 1917-м от разорвавшегося снаряда в Муссолини осталось сразу 39 осколков; его отправляют в госпиталь, повышают в чине и увольняют из армии. Вернувшись в Милан, он возобновляет работу в своей газете, вступив в политическую борьбу и принуждая со страниц «Popolo d’Italia» соотечественников вести войну до конца.

Без преувеличения можно утверждать, что с приходом к власти Муссолини каждый день демонстрирует устойчивые сдвиги в направлении внутреннего восстановления страны и значительный рост нашего престижа зарубежом. В этой напряжённой, изо дня в день, работе его вдохновляет неукротимое намерение сделать Италию сильной, дисциплинированной, достойной славы Витторио Венето, и в осуществлении этой цели он безжалостен к себе и своему окружению.

Муссолини желает сохранить для Италии полагающееся ей место в мiре. Его взгляды на достойную, честную и справедливую внешнюю политику были обозначены им в открытой речи перед депутатами и в двух словах звучат так: отказ от империалистической агрессии, но и от политики смирения, превращающей Италию в Синдереллу, безропотно прислуживающую иностранцам; соблюдение международных соглашений любой ценой; лояльность и дружба с теми нациями, которые представляют Италии серьёзные гарантии; сохранение равновесия на Востоке, от которого зависит спокойствие Балканских государств, а значит, мир в Европе и во всём мiре.

Достаточно взглянуть на огромную законодательную и административную работу, проделанную Правительством Муссолини за эти первые одиннадцать месяцев, чтобы убедиться в том, насколько ревностно проводится им широкая программа по восстановлению. Что касается внутреннего положения, Фашистское Правительство разработало великое число законопроектов, включая законы о выборной реформе (утверждённый Палатой Депутатов в прошлом Июле), кардинальном преобразовании всей школьной системы, учреждении Национальной милиции и роспуске Гвардии Регия (бледного подобия Карабинеров), индустриализации общественных служб (почты, телеграфа, железных дорог), отмене налога на наследство для близких родственников, введении Положения о 8-часовом рабочем дне (!), реформе Гражданского Права, сокращении министерских департаментов, которых теперь только девять, а прежде было шестнадцать, и создании нового Министерства Национальной Экономики, вокруг которого группируются остальные: Промышленности, Сельского Хозяйства, Труда и пр.; уменьшения Национального Долга на миллиард, согласования выплат по долгам с балансом государственного бюджета, о чём говорил в своей июньской речи в Милане Министр Финансов Де Стефани.

Муссолини, установив действительную дисциплину (с приходом Фашистского Правительства забастовки прекратились) и вернув сполна авторитет Государству, показал себя лучшим практическим его защитником среди известных доселе. Его внешняя политика: участие в Вашингтонской Конференции по разоружению, заключение двусторонних соглашений по прокладке кабеля для прямого телеграфного сообщения с Северной, Центральной и Южной Америкой, важные коммерческие договорённости с Канадой, Россией, Испанией, Литвой, Польшей, Сиамом, Финляндией, Эстонией и пр., благотворное влияние в Рурском конфликте и на Лозаннской Конференции, - стала элементом равновесия в новой послевоенной международной политике.

Муссолини – бурный гений, заклинатель толп. В нём чувствуется неукротимая отвага природного воина, великая физическая и моральная храбрость, без трепета встречающая смерть. У него суровое бронзовое лицо Римского Императора, но доброе великодушное сердце. Он из тех, про кого люди говорят, что они сами себя создают. Он очень любит скрипку и увлекается всеми видами спорта: фехтованием, лётным делом, велосипедной, верховой и автомобильной ездою. Муссолини добивается всего без промедления и, как все его Соратники, он точно знает, чего хочет. (4)

Таков строитель Новой Италии. Энтузиазм и глубокая уверенность, которые Муссолини сообщил стране, единодушное одобрение, вызванное его работой заграницей, - это доброе предзнаменование для Италии и всего мiра.

Б.К. Ди Сан-Северино

Сиена, Виа С.Квирико №1

Октябрь 1923 года

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА
В 1923-м год был выпущен сборник речей Муссолини на Английском языке. Предисловием к этому сборнику является статья «A Note on Italian Fascismo». Автор сравнивает «союзы борцов» с «французскими революционными клубами». Всякий, кто знаком с Доктриной Фашизма, может указать на явное противоречие данного утверждения Автора с основными идеями Движения, которое, собственно, и возникло, как восстание против «безсмертных начал 1789 года». И, конечно, все помнят, как Муссолини бросил вызов Демократии: «Фашизм уже переступил и, если потребуется, переступит вновь через разлагающийся труп богини Свободы». Но не будем забывать, что эта публикация была рассчитана на Англосакса – читателя косного, предубеждённого. Нужно учесть также непростое положение, в каком находилась Италия в 1923-м, когда международное признание было ей необходимо, как воздух. Поэтому вежливый поклон в сторону Демократии понятен и простителен для, в целом, неплохой статьи о Фашизме.
(1)

«Итальянец – всегда Католик, будь он даже Кампанеллой или Бруно… Я – наследник Бруно. Но если бы Бруно был Министром Народного Просвещения, он, несомненно, ввёл бы религиозное образование и именно в Католической форме…»

Дж. Джентиле
(2)

В продолжение темы «Ротермир о Муссолини»:



« - Как вы можете убедиться, Фашистский Режим непоколебим.

Эти выразительные слова синьора Муссолини, обращённые ко мне во время моего визита, заслуживают внимания публики.

Это не пустое бахвальство. Пять с половиной лет минуло с того момента, когда Муссолини принял на себя ответственность за судьбы своей страны после драматического Марша на Рим в Октябре 1922-го.

В сознании большинства северян данное предприятие казалось сперва не более, чем отчаянным эпизодом в надвигающейся на Италию большевицкой катастрофе.

Фактически Итальянская Нация находилась в состоянии гражданской войны. Работа железных дорог, почты и телеграфа… была безнадёжная расстроена; промышленность парализована революционными стачками, продолжающимися из года в год; Правительство утратило всякую реальную власть; Парламент погряз в неразберихе враждующих клик.

Не только для Италии, но для всей Европы этот кризис стал тяжелейшим… Своим избавлением от столь великой опасности мы целиком обязаны Муссолини… Вне всякого сомнения грядущие поколения оценят его подвиг. Он – величайшая фигура нашего века.»
С начала 30-х годов в поле зрения лорда Ротермира попадают Германские НС и он горячо их поддерживает, причём ещё задолго до прихода НСДАП к власти:

«Эти молодые Германцы открыли, - и я с радостью замечаю, как юноши и девушки Англии повторяют их путь, - что старым политикам веры нет. Поэтому они создали собственную парламентскую партию, чего желаю и Британской молодёжи. <…> Старшее поколение Германцев было нашим врагом; должны ли мы ещё новое их поколение восстановить против себя?»

(«Здоровая Нацистская Молодёжь на защите Европы от коммунистической опасности». «Дейли Мейл», 24 Сентября 1930 года)
После победы НС, Ротермир вновь обращается к Британцам со страниц своей газеты:

«Я убедительно призываю всех Британских юношей и девушек тщательно изучить историю Нацистского Режима в Германии, да не будут они введены в заблуждение враждебной клеветой. Самые злобные противники Нацистов находятся в тех же примерно слоях Британского общества и пресса их столь же неистово рассыпает похвалы Советскому Режиму в России. Они начали шумную обличительную кампанию против того, что называется «нацистскими зверствами», - которые, как становится очевидным всякому, посетившему Германию, составляют лишь несколько отдельных актов насилия, неизбежных среди Нации, хоть вполовину такой, как наша, - однако они были расширены, умножены и преувеличены, чтобы создалось впечатление будто правление Нацистов – это кровожадная тирания».

(«Дейли Мейл», 10 Июня 1933 года)
Гитлер, который (что бы про него ни говорили) всегда чутко относился к любому доброму слову в адрес Германии и НС-Движения, лично благодарил Ротермира в своём письме от 7.XII.1933:

«Хотелось бы выразить признательность от имени безчисленного количества Германцев, считающих меня выразителем своей воли, за мудрую и благотворную публичную поддержку, оказанную Вами политике, которая, как мы надеемся, приведёт к прочному умиротворению в Европе. Насколько мы исполнены фанатичной решимости защищаться от нападений, настолько же отказываемся от идеи взять инициативу по развязыванию войны. Я убеждён, что ни один человек, прошедший окопы Мiровой войны, в какой бы части Европы он ни жил, не желает нового конфликта».
Особенно стоит отметить агитационную работу Ротермира в пользу Британского Союза Фашистов. На первом этапе существования, для Движения такую информационную поддержку было трудно переоценить. Во многом, благодаря Ротермиру рядовые Британцы узнали, что БФС – это «хорошо организованная Правая Партия, готовая принять на себя ответственность Национального управления, демонстрирующая ту же открытость своих целей и энергичные методы, что Гитлер и Муссолини» («Дейли Мейл», 15 Января 1934 года).
- «Своим патриотизмом и дисциплиной Чёрные Рубашки подают практический пример Британской молодёжи, обманутой старой политической бандой…»;
- «Идея, что этот новый фактор нашей политической жизни связан с некими зарубежными организациями ни на чём не основан. Движение Британских Чёрных Рубашек на 100% конституционно и национально. Убеждением, а не насилием они проложат себе путь ко власти. Чернорубашечники прибегают к силе только защищаясь от нападений коммунистов-революционеров, этих признанных врагов Короны и Конституции…»;
- «Их вождь, - сэр Освальд Мосли, 37 лет от роду, человек отваги и выдающихся способностей, - вполне может, с его талантом и красноречием, направить огромную, но неоценённую энергию своего поколения ради Национального Возрождения, подобного тому, которое произвели такие же силы в Италии и Германии…»;
- «Сэр Освальд Мосли выражает на своих митингах взгляды, за одним или двумя исключениями идентичные взглядам здравомыслящего представителя Консервативной Партии».
(3)

Апология Фашистского Духа – Декалог:


I.

«- Знай, что Фашист – солдат; он не верит в «вечный мир».

- Несвободный достоин своей участи.

- Даже на посту у бочки с бензином ты служишь Нации.

- Твой Соратник – твой брат, ибо, во-первых, у вас одна жизнь, во-вторых, - одни помыслы.

- Винтовка и патроны тебя не для того, чтобы ржаветь без дела, а для войны.

- Не говори никогда: «Правительство заплатит», - ибо это ты: тот, кто платит. Правительство воплощает твою волю, ради этого ты одел форму.

- Душа Армии – дисциплина; без неё не бывает солдат, а только смятение и поражение.

- Муссолини всегда прав.

- Для Добровольца нет оправдания невыполненному приказу.

- Одно цени превыше всего: жизнь Дуче.
(В редакции 1934-го года)
II.

«- Помни: павшие за Революцию и Империю маршируют впереди твоей колонны.

- Твой товарищ – твой брат; он живёт с тобой одною жизнью и одними мыслями, он прикрывает в битве твою спину.

- Всегда и везде все помыслы посвящай долгу служения Италии; плати его потом и кровью.

- Враг Фашизма – твой враг; не давай ему пощады.

- Дисциплина для Армии, что солнце; под ним зреет, им освещается Победа.

- Кто идёт в атаку решительно, тот уже победил в своём сознании.

- Сознательное полное подчинение – есть добродетель Легионера.

- Не бывает вещей «важных» и «неважных»; есть только долг.

- Ныне, как прежде, Фашистская Революция опирается на штыки Легионеров.

- Муссолини всегда прав.
(В редакции 1938-го года)


(4)

А вот каким увидел Вождя Фашистов лорд Ротермир во время своего визита в Рим:



«На широкий стол в углу громадного зала исторического Палаццо Чиги, - в котором, с его величественной росписью свода и рядами зафиксированных стульев для хора, есть нечто церковное, - ложатся для изучения Муссолини рапорты и проекты, касающиеся почти всех областей общественной жизни страны.

Он сидит в резном кресле и перед ним ничего, кроме длинного списка дневного расписания. Он принимает решения по разным сложным вопросам с необычайной памятью и рассудительностью.

Очень часто Муссолини приходится обращаться к документу, касающемуся того или иного государственного дела, который он предварительно изучил. «Без хорошей памяти править невозможно», - это его слова…»
«Он спит по восемь часов в день. За десять лет не выпил ни капли алкоголя. Не курит. Он считает алкоголь и табак совершенно несовместимым с напряжённой умственной работой…» [sXe рулит!]
Для воссоздания образа Муссолини полезно вспомнить пресловутый «Дневник» Галеаццо Чиано. К слову сказать, чтение этих «записей» оставляет скверное впечатление. В нём нет ни одного положительного персонажа, кроме самого Чиано. Однако это и повышает ценность характеристики, данной им Муссолини. Нет ничего удивительного в восторженных отзывах о Вожде фанатичного Николо Джани или Джентиле, - интеллектуального отца Фашизма. Но если даже у Чиано, - этого лиса, втайне презиравшего всех, - встречаются фрагменты, свидетельствующие от истинном благородстве и величии какого-то человека, то это чего-нибудь да стоит. Итак:

- «Дуче сказал, что алчность является своего рода болезнью. Иначе её нельзя объяснить, в особенности потому, что способность человека наслаждаться богатством имеет предел, за которым золото становится препятствием. Кроме того, как будто в силу возмездия судьбы, именно самые богатые люди меньше всего способны наслаждаться своим богатством. Рокфеллер был вынужден жить на молоке и апельсинах в течение последних 16 лет своей жизни…»;
- «Дуче отказался от всяких титулов и отличий. «Я не знаю, что они могут мне дать, - сказал он. – Сделать меня принцем? Я бы первый осмеял эту идею; представьте себе только, что люди называли бы меня «принцем Муссолини»… Единственное, чего я хочу от него [Короля] – это продолжение сотрудничества».
После гибели сына Бруно – первенца, которым Муссолини гордился и который был ему ближе всех, наверное, поскольку был точной копией отца, и по темпераменту, и по отношению к жизни, и по убеждениям:

- «28.III.1942г.

Раздача золотых медалей, присужденных посмертно павшим лётчикам… Пришла очередь вдовы Бруно. У неё на руках была маленькая Марина, протянувшая ручки к своему дедушке… У Муссолини каменное выражение лица, которое ничуть не менялось. Он наградил жену Бруно, своего Бруно, как будто она была просто одной из прочих родственниц погибших. Кто-то задал вопрос: сверхчеловек Дуче или же он безчеловечен? Он – ни то, ни другое. Он просто понимал, что в тот момент всякая слабость отозвалась бы в тысячах сердец. Позже, лишь на один момент, когда Марина уходила, я заметил блеск в его глазах, блеск, который вполне выдал всё, что он пытался скрыть…»;
- «7.VIII.1942г.

[При помещении в склеп останков Бруно]

После церемонии он поцеловал гробницу Бруно и, указав на пустое место между нею и Алтарём, несколько раз сказал, что это его место. Затем мы отправились в Рокка и Карпена. Муссолини хотел посетить места, где прошло детство Бруно. Он рассердился на то, что члены его семьи приняли от крестьян корзину с подарками. «Я не хочу возвращаться от могилы моего сына с курами и грушами».
Отзывы истовых Фашистов и официозов приводить здесь смысла нет. Их много и мнение их очевидно. Муссолини оставался равнодушен к роскоши, получив доступ к огромным средствам; звание Народного Вождя он ценил превыше любых титулов. Это был человек, необычный даже для той пассионарной эпохи. Он действительно поверил в свою миссию. И это важно: не в «победу», а в Миссию, каков бы ни был исход. На этом пути для него все были только попутчиками: политики, генералы, революционеры, консерваторы, Монархия, Церковь (что, впрочем, совсем не свидетельствует о его безрелигиозности; какое-то собственное представление о Высшей Силе он имел; в частности, сохранилось воспоминание одного папского кардинала о том, что Муссолини в 1945-м, уже перед самым концом, просил рассказать ему о Русском Православии).

Пожалуй, достаточно. Этот комментарий и так уже слишком затянулся. И невозможно рассказать на нескольких страницах о Человеке, которому посвящены сотни книг. Во всяком случае, ясно, что Бенито Муссолини заслуживает большего внимания со стороны современных Правых. Если Итальянцы забудут о нём, - напомнят Русские НС, и не только Италии, а всему мiру.



14-13!

Вайс












©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет