Чтение по лицу характера, темперамента и болезненных предрасположений



жүктеу 0.76 Mb.
бет1/5
Дата23.06.2016
өлшемі0.76 Mb.
  1   2   3   4   5
Гастон Дюрвиль, Андре Дюрвиль

в сотрудничестве с художником

Эмилем Байи
ЧТЕНИЕ ПО ЛИЦУ ХАРАКТЕРА, ТЕМПЕРАМЕНТА

И БОЛЕЗНЕННЫХ ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЙ
"Без умения читать по лицу я бы встретил на пути своем тысячи препятствий, котopые благодаря этому умению смог счастливо избежать".

ЛАФАТЕР


ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ

Когда философы эпикурейцы говорили: "Прошлое ничто, настоящее все, будущее - мечта",- они заблуждались. Прошлое это все. Настоящее и будущее - это его дитя. Потому что только сумма нашего двойного прошлого - наследственного и личного (наследственного в первую очередь) - делает нас тем, что мы есть. Это прошлое конкретизируется в форме.

Каждая живая форма - это результат эволюционного прошлого, то есть результат целого ряда усилий творческой мысли, поскольку мысль создает формы. Более того, насколько совершенна та или иная форма, определяется уровнем развития, на котором находится мысль, ее создавшая. Самые завершенные формы принадлежат самым продвинутым существам. Человеческие формы, самые великолепные из всех форм и самые красивые, выражают творческую мощь мысли целого ряда поколений, предшествовавших нам. Или, как сказал Ижен Лидо: "Каждая форма имеет интеллектуальный смысл. Она выражает идею". ("Трактат о человеческом лице"). Читать форму - это значит читать идею. Эта книга открыта для всех - остается только взяться за ее чтение.

Форма нашего тела выражает сама по себе не только то, чем мы являемся, но и очень много рассказывает о себе, когда начинает двигаться. Живым мыслям сопутствуют движения, которые служат для их внешнего выражения. Так и в озере, когда приходят в движение его глубины, на поверхности воды появляется все то, что лежало на дне.

Мысли, даже самые тихие, самые нежные, как только начинают повторяться, накладывают уже свой отпечаток на организм в форме морщин, привычных движений. Разве капли воды не оставляют след на камне, на который капают? Наш ум оставляет свой отпечаток и на нашем облике.

Торс, плечо, рука, нога - все это удивительное выражение идеи. По приветственному поклону, по рукопожатию мы можем узнать, каков человек, честный или жулик. По ритму движения можем определить, энергичен человек или вял. Все проявляется во всем, и часть нам раскрывает целое. Когти тигра нам позволяют предвидеть, что и челюсти его страшны; тонкая и стройная нога газели наводит на мысль об узком носе и боязливом нраве. Неизменная логика природы!

Лицо - это та часть тела, по которой легче всего прочесть мысль. Оно несет на себе отпечаток интеллекта человека. Мимика наиболее выразительна. Вот почему на страницах этой книги мы будем рассматривать только физиогномические черты человека.

"Чем культурнее становятся люди,- говорит Делестр,- тем выразительнее их лицо в своих подробностях" ("О физиогномике"). Вы можете возразить, что лицо иногда лжет, притворяется. Верно, люди часто стараются изменить лицо, чтобы замаскировать свои мысли. Но это притворство, эта игра может обмануть только неопытного. Эксперты-графологи доказывают, что невозможно подделать почерк. Даже анонимные письма, где автор пытается изменить свой почерк, изобилуют графологическими знаками, свойственными только ему.

Таким образом, притворно честный взгляд не может скрыть свое "Я" от посвященного. Стоит только на мгновение забыться - маска падает.

Если же постоянно повторяющимися усилиями человек сможет изменить свое лицо, ум его в конце концов гармонизируется с его лицом (монаха узнают по одежде). Наш метод о психическом воспитании через воспитание движений мы развили подробно и широко в книге: D-r A. Durville. "L'Art de devenir energique" (Искусство стать энергичным). Отправляем читателя к ней.

Природа говорит с нами повсюду. Через внешние формы она показывает нам, что содержится внутри. "Разве опыт,- говорит Делестр,- не обучает лакомку судить о вкусе плода только по его виду? Кислая груша выглядит не так, как сахарная, которая тает в устах. Достаточно надавить пальцем, чтобы определить, насколько созрел плод. Детская медицина, ветеринарское искусство основываются на внешнем виде больных. Не зря мать всматривается в лицо своего ребенка. Два провода, по которым течет электрический ток, не так быстро обмениваются энергией, как два взгляда, в которых светится любовь".

"Каждое насекомое, свидетельствует Циммерман,- знает своих друзей, каждый ребенок любит людей или боится их, не зная почему, только взглянув на их лица. Нет ни одного человека на земле, который хотя бы немного ни измерял, ни сравнивал физиогномически каждого, кто ему нравится, с кем он знакомится впервые. Нет человека, который бы не судил физиогномически о предметах, делая вывод по внешнему их виду об их внутренней ценности".

"Искусство, утверждает Ижен Лидо,- основывается единственно на физиогномике. Почему,- добавляет он, лицемер стремится так подражать честному человеку? Потому что все узнают внешнее выражение честности. Какой судья, прежде чем произнести приговор, не смотрит испытывающе на лицо осужденного?"

Все, в большей или меньшей степени, занимаются физиогномикой, не осознавая этого: "Я не боюсь румяных и светлых лиц Антония и Долабелы,- говорит Цезарь.- Но боюсь худых, бледных и мрачных лиц Брута и Кассия" (слова цитированы по Ижену Лидо). Врожденная способность римского императора к физиогномике его не обманула, история его смерти доказала это.

Разве то, что мы называем интуицией врача, не включает в себя способность читать по лицу? Есть врачи, которые в своих диагнозах и в прогнозах постоянно ошибаются. Они не физиогномисты. Есть другие, которые не обманываются: цвет кожи, вздувшиеся кровеносные сосуды, выражение тоски в глазах - все это точные элементы, с помощью которых они вычисляют, сколько дней осталось больному жить, сколько будет длиться болезнь и насколько она серьезна!

Знаменитый доктор Пти, врач Людоника XV, известен был предсказаниями о ходе болезни только по виду больного. Однажды он встретил на улице полнокровного человека и, увидев, что ему угрожает кровоизлияние в мозг, сказал: "Дружище, поспеши к себе домой и попроси пустить себе кровь, потому что иначе утром ты умрешь. Даю тебе совет бесплатно. Я первый королевский лекарь".

Но и задолго до доктора Пти делались физиогномические наблюдения. Читатели могут судить об этом по перечисленным ниже сочинениям по данному вопросу: Michel Scot (1210-1220). Traite de Physiognomonie. Tricasso. Chyromantia del Tricasso (1534). Antonius Molinius. De Physiognomiac ratione (1549). Anbal S. Veronese. La Geomantia (1560). Giovanni Qeber. De la Geomantia (1579). Trade'e Hage'ce. Nouvelle invention pour incontinent juger du naturel de chacun par 1'inspection du front (1565).

Porta. De Humana Physiognomonia (1660). Vescovo. Fisionomia naturale (1607). Samuel Fichsius. Metoposcopie (1615) Georgius. De devinatione (1623). Phinella. Traite des laches du front (1632). Cardan. Metoscopie (1658).

Можно сказать, что до сочинений Молиниуса (1549), искусство читать по лицу имело характер почти бессмысленных фантазий. Магия, ошибочные обобщения внушили автору массу нелепых выводов, разрушали интерес и к тем наблюдениям, которые в них встречались. Но и после Малинеса мы натыкаемся на разные нелепые истории. Только Георгиус (1623) снова их отбросил. С него начинается восхождение разума. Но после Георгиуса эта традиция опять была утеряна, и нужно было прийти Лафатеру ("Физиогномия"), чтобы создать основы науки.

Масса фактов верна, но метод и здоровая критика все еще отсутствуют. Зубной врач Вильям Роджерс (La Buccomancie, 1851 г.), высказывает интересные наблюдения о форме рта. Но только Делестр (1866 г.) сформировал истинно научную физиогномику. Его книга "О физиогномике" - это прекрасный труд, который демонстрирует ясное понимание природы. Начиная с Делестра, физиогномика стала истинным искусством. У него мы находим конкретизированные, здоровые идеи предшественников.

Ижен Лидо ("Трактат о человеческом лице") в трех больших томах своего труда многое усложняет, но мало прибавляет к уже приобретенному. Заслуживает внимания только его классификация человеческих лиц по восьми планетным типам. Вспомним, наконец, и о небольшой книге E. С. (E. Кастлян - Castlan) "Pour devenir physionomiste (Как стать физиогномистом), которая имеет то достоинство, что коротка.

Прочтя все эти сочинения, любопытный читатель, поставивший себе целью изучить искусство физиогномики, просто ужаснется, а часто и разочаруется. Много текста, много загадочности, а лучшие книги абсолютно недоступны - нигде нельзя их найти.

Вот почему мы поставили себе целью написать работу по этому вопросу. Еще в молодости наш отец и учитель Гектор Дюрвиль научил нас тщательно изучать лица в первую очередь для того, чтобы делать свои медицинские и психологические наблюдения, ставить диагнозы, не спрашивая ничего у пациентов. Он только слегка проводил рукой по их черепу, чтобы проверить изменение температуры.

Мы хотели предложить исследование, прежде всего, простое, положительное в своих аргументах и богато иллюстрированное. Нам нужен был художник. Тринадцать лет прошло, но художника мы так и не нашли. Случилось так, что Эмиль Байи пришел слушать наш курс при Институте природной медицины. В совместной работе с нами этот хорошо известный художник сравнивал формы, лица и мимику многочисленных наших пациентов. И его кисть смогла выразить наше учение. Байи был не простым исполнителем. Он мыслил вместе с нами. Без его сотрудничества наша работа не смогла бы выйти в свет.

Не следует ожидать, что вы найдете на страницах этой книги какие-нибудь магические тайны или теории о влиянии небесных светил. Факторы, на которых мы строим основу искусства читать в глубине организма человека через исследование его поверхности: это морфология, темперамент и мимика.

Сравнивая человеческие формы, подготовленный наблюдатель сможет прочесть такие вещи, о которых обыкновенный человек даже не подозревает. По прозрачной или непрозрачной коже, по ее окраске он прочтет не только симптомы известной болезни, предрасположенность к болезням, но и самые яркие черты характера. По сведенным бровям, по прикушенным губам он сможет оценить энергию и прямоту человека. Нет лица, которое не могло бы стать очень интересным объектом для исследования. В свете физиогномических наблюдений и самое незначительное лицо оживает. "Не нужно говорить, пишет Ж.Дюамель, что какой-то человек неинтересен или что его лицо лишено выразительности. Это все равно. что утверждать, что вода потока пуста, когда она в сущности полна живых существ и растений" ("La possession du monde" - Обладание миром).

Научиться оценивать, чувствовать своих близких, знакомых, друзей - это не пустяковое дело. Сколько людей пропадает в своей жизни только потому, что не сумели истинно оценить своих друзей, компаньонов или клиентов! "Без умения читать по лицу, - говорил Лафатер, - я бы встретил на пути своем тысячи препятствий, которые благодаря этому умению смог счастливо избежать".

Зная физиогномику, отец может судить о плохих или хороших склонностях своего ребенка, жених - о характере своей избранницы.

Применяя физиогномические исследования к самим себе, мы сможем раскрыть собственные наклонности, развить хорошие качества или обуздать плохие. Если же человек ничего не приобретет, изучая физиогномику, то, по крайней мере, он научится наблюдать!

Но нет ли опасности начать видеть человека в дурном свете? Нет. Знание человеческих несовершенств нас делает лучше.

- Сосед мой носит отпечаток известных недугов на своем лице.

- Ну, а ты?

"Глубокое знание человека,- говорит Изабо в своей книге "Физиогномика",- должно завершиться любовью к человеку".

Чем больше человек видит несовершенства природы, тем больше он понимает ее красоту. Он сознает ступени, которые отделяют одно существо от другого, различные стадии развития, на которых они находятся, и, в конце концов, научается прощать злому вместо того, чтобы его ненавидеть. Впрочем, человек не сможет понять истинной красоты природы до тех пор, пока сам не приобретет этой красоты. "Никто,- говорит Лафатер,- не сможет понять взгляда милосердия и черт, выражающих высшие добродетели, если у него самого нет возвышенных мыслей, если он сам не способен на великие дела".

МОРФОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА

Всякая живая форма, как мы говорили, это выражение идеи. Гладкие округлые формы выражают то, что существо, которому они принадлежат, должно двигаться медленно; формы же мускулистые и очень костлявые внушают идею о силе и могуществе.

Всякому физическому качеству, выраженному через форму, соответствует, по крайней мере, одна душевная склонность, вносящая свои черты в природу живого существа.

Так, например, тяжелая форма означает медлительность движений, но одновременно и кроткий нрав. Нельзя быть возбудимым и быстрым, если в тебе нет ловкости. Опытный наблюдатель увидит в стремительной форме серны скорость и врожденную боязливость.

Тот, кто может легко и быстро двигаться, находит свое спасение в бегстве, тем более, что нежность его тела не позволяет ему иметь другого средства для обороны. Если посмотреть на массивные формы морского рака и сильно развитое у него оружие нападения, легко можно заключить, что мы имеем перед собой существо, уделяющее серьезное внимание обороне. Баснописцы прочли величие в импозантной фигуре льва, хитрость в продолговатой форме лисицы.

В чистых линиях тренированного спортсмена читается физическая сила, а поскольку для поддержания силы мускулов необходима энергия, то в них можно прочесть и моральную силу.

В волнистых и небрежных линиях лимфатических типов читается не только медленное пищеварение и замедленный обмен жизненных веществ, но и душевная расслабленность, небрежность, склонность к пассивному мечтанию и потребность в большом количестве сна.

Большой живот и широкая нижняя часть лица мясника выдает не только любовь к мясной пище, его крупную печень и хорошее пищеварение, склонность к обжорству, но и преобладание в нем полового инстинкта.

Тот, кто видел изнеженный вид персов, вторгшихся в Древнюю Грецию, предугадал бы результат их битвы при Фермопилах под напором 300 спартанцев царя Леонида, мужей с крепкими мускулами и опаленными солнцем лицами.

Телесные формы так связаны с общим физическим и душевным здоровьем, что все, что затрагивает тело, касается одновременно его жизнеспособности и душевной гармонии.

Когда форма живого существа нормальна, оно одарено врожденными, присущими ему душенными качествами, имеет все преимущества, которыми его одарила природа. Если некоторые перемены в жизни видоизменяют эту форму, то параллельно с морфологическими изменениями происходят изменения в здоровье и в способностях этого живого существа.

Интенсивный "спорт", которым вынуждены заниматься дикие звери, чтобы найти себе пищу или избежать своих врагов, блестяще сохраняет их физическую форму и поддерживает активный и бодрствующий нрав.

Домашняя жизнь, напротив, ухудшает формы животных, подавляет их сопротивление болезням, а также меняет их характер. Жвачные животные - исправные домоседы, их формы часто гипертрофированны. Они ленивы и подвержены туберкулезу. Дикий же конь в степях обладает великолепной формой и неукротимо буйным нравом. Сравните его с жалкой вялостью какого-нибудь "россинанта", который тащит повозку или фаэтон и обезображен 20-летней жизнью в хлеву.

"Дикие животные, помещенные в клетки, претерпевают вследствие невольного сидячего образа жизни такое вырождение, что жизнь их сокращается почти вдвое. Они быстро впадают в инертное состояние, из которого выходят для того только, чтобы попасть в другое состояние лихорадочного возбуждения, сопровождающегося сильной дрожью" (D-r Gaston Durville. "La Cure Naturiste").

Верните свободу бедной подагрической собаке, которую наши элегантные дамы держат в закрытом теплом помещении, и вы увидите, как возвращается естественная утонченность ее ног и нормально вытянутая линия живота, как заново она приобретает живой взгляд и природную жизнерадостность и смелость.

Подагрические узлы и накопления жира означают для человека не только неспособность двигаться, но они означают для тех, кто умеет читать по этим признакам, и неспособность мыслить здраво.

Только движения, сообразующиеся с предназначением живого существа, в состоянии сохранить естественную форму тела. Питание играет также первостепенную роль. И поистине, как только существо отклоняется от законов своего питания, оно наносит вред и своему здоровью и своей форме. Съедая больше чем нужно из страха ослабеть, употребляя очень концентрированную пищу (мясо, спиртные напитки, сахар) под предлогом, что они лучше поддерживают организм, человек нарушает не только свои гастро-гепато-интесцинальные функции, то есть функции желудка, печени и кишечника, но и свою естественную красоту и оптимизм.

Отмечали ли вы телесную форму хронических неврастеников? У них не только плохое пищеварение, но они и вырождены по форме. Плечи их опущены вниз и плохо прикреплены к грудной клетке, живот не окружен тем естественным поясом мускулов, который сохраняет его и поддерживает эластичность.

Полнота часто маскирует вырождение формы, но не думайте, что вещий физиогномист может быть этим обманут. Свободный контур полноты не мешает обученному глазу видеть под ним плохую мускулатуру. Выпуклые мускулы, разграниченные красивыми бороздками, выглядят совсем иначе, чем вялые жировые наслоения.

Каковы главные анатомические элементы, образующие естественную форму позвоночника? Это известно: скелет и мускулы, которые его покрывают. Если исключить животных северных стран и животных, которые спят зимой, нормально развитые позвоночные обычно имеют мало жира. Небольшое количество жировой ткани находится только в межмускульных бороздках. Нормальные линии человеческого тела образуются кожей, покрывающей мускульно-костный субстрат.

Нормальное человеческое существо имеет хорошо развитую мускулатуру. У него очень небольшое количество жировой ткани. Наше утверждение настолько верно, что можно было бы одним только возрождением формы вернуть здоровье телу и равновесие духу.

Сколько павших духом людей, пройдя наш природосообразный метод лечения, могло бы вернуть свои душевные силы и восстановили бы нормальную форму своего тела, следуя здоровому режиму натуропатии.

Мускул - это не только инструмент для животного, он одновременно и один из работников здоровья. Без мускулов нет устойчивого здоровья, нет истинной красоты, нет истинного счастья.

"В течение более чем тысячи лет Греция могла поддерживать свое превосходство в мире благодаря блестящему пониманию того, как надо воспитывать человека. Гладиатор, дискобол, т. е. метатель диска, восхитительные по своей крепкой силе и оптимизму, были идеалами красоты.

Жалко, что правильное понимание красоты было заменено другим пониманием, которое предполагало в качестве образца мертвого, распятого, отрекающегося от себя Христа, символ пассивного созерцания и отчуждения от жизни*. Если бы церковное христианство позаимствовало от язычества не только его алтари, но и любовь к красоте, средневековье было бы светлой эпохой.

Есть параллель между силой мускула и красотой его линии, потому что природа в сущности логична. Красота и здоровье (по телу и по духу) это две стороны одной и той же медали, точнее красота - это внешняя сторона медали, а здоровье - это внутреннее ее содержание". (Доктор Гастон Дюрвиль. "Курс натурологии")

Классификация

Почему современная медицина и физиология так мало изучили язык человеческой формы?

Морфология - наука о формах - еще не существует. Только некоторые авторы занимались этим вопросом. Галль в своих исследованиях ограничивался изучением выпуклостей черепа. Криминалисты, начиная с Ламброзо, открыли и некоторые другие истины, изучая общие формы черепа. Но нужно было прийти Клоду Сего, чтобы были высказаны широкие идеи о человеческой морфологии.

Сего подразделяет людей в соответствии с общей формой тела на четыре категории:

1. Типы, у которых преобладает мускульная система (мускульные типы).

2. Типы, у которых преобладает нервная система, мозг (церебральные).

3. Типы, у которых первое место занимает пищеварительная система (дигистальные).

4. Типы, у которых сильнее всего развита дыхательная система (респиративные).

Мускульные типы - квадратные, откуда на них не посмотри. Все их мышцы мощно развиты, они способны на большие мускульные напряжения. Обладают большой физической и душевной активностью. Нуждаются в малом количестве отдыха.

* Автор отражает атеистический взгляд, выплескивая с водой ребенка. "Тот, кто разделяет душу и тело, не имеет ни того, ни другого",- замечал Оскар Уайльд. (Прим. ред.).

Умственные типы - это одна голова. Члены у них слабые, худые, грудная клетка узкая. Могут выполнять умственную работу, но не физическую. Если их представить схематически, то череп у них имеет форму перевернутой пирамиды с вершиной внизу. Автор относит Бергсона, Эдисона, Декарта к умственным типам.

Типы, у которых преобладает пищеварительная система, имеют большой живот, голова у них в нижней части широкая. Она представляет собой пирамиду с основанием внизу. Эти люди заняты в первую очередь своим желудком. У них мало мускулов. Они толстые. Автор находит этот тип людей среди кочевых племен степей и полей, которые без больших усилий перегоняют свои стада. Александр Дюма-отец, Россини соответствуют этому морфологическому типу.

Дыхательные типы имеют широкую грудную клетку, но узкую талию. Они хорошо приспособлены для бега. Горные жители, привыкшие к тяжелым переходам, где требуется активное дыхание, относятся к этому типу.

Принимая эту морфологическую классификацию, можно применить ее при распределении новобранцев в различные войсковые части.

Логично направить людей, относящихся к сильному мускульному типу, в тяжелую артиллерию, где приходится иметь дело с тяжелыми снарядами. Дыхательный тип может стать отличным пехотинцем или редким кавалеристом, поскольку способен на известные напряжения там, где нужна гибкость и пластичность. Желудочный тип с крупным животом уместен только на какой-нибудь повозке. Его хорошо использовать в обозе. Умственный же тип может лучше всего служить в штабах и канцеляриях. Эмиль Байи выражает эти морфологические типы рисунками (см. рисунок 1). Мускульный тип, когда он стоит со скрещенными руками, квадратен, страшен с виду, с грубыми и крепко вытесанными формами. Голова его развита слабо. У него все в мускулах и костях. Издалека уже видишь в нем землекопа.

Умственный тип с пальцем, упертым в чело, как бы пытаясь все понять, так далеко заходит в своих умственных занятиях, что забывает свое физическое тело, которое выглядит жалким.

Желудочный тип предпочитает скорее сидеть, чем утомлять ноги. Большой живот мешает ему ходить. На лице его выражены лень и обжорство.

Дыхательный тип представляет красивого атлета-бегуна и скорохода, который любит деятельность и ищет ее.

Конгресс умственной гигиены (Париж, 1923 г.) занимался важным вопросом профессиональной ориентации, которую нужно давать детям. Среди различных подходов, предлагавшихся при выборе той или иной профессии для детей, предлагался и морфологический подход. Детей, относящихся к мускульному и дыхательному типам, предлагалось ориентировать на ручной труд, те же, кто в большей или меньшей степени принадлежит к пищеварительному типу, должны готовиться к профессии,

где не требуется движения,- к чиновничьей или канцелярской работе. Детей, принадлежащих к умственному типу, рекомендовалось направлять на научный труд.

Один из членов Фран-цузского магнетического общества, который был прислан на конгресс, чтобы следить за его работой и сделать доклад, указал на пагубные последствия для физического и душевного здоровья, которые принесла бы такая преждевременная спе-циализация. И действительно, если для "мускульного" и "дыхательного" ребенка более или менее полезно с детства заниматься таким трудом, который еще больше разовьет у него врожденные предраспо-ложенности, насколько ги-бельно будет для ребенка "желудочного" или "мозгового" типа толстеть в канцеляриях или отдаваться исключительно умственному труду! Морфологическая наука шла бы в таком случае против своей цели, если бы постановили таким образом: желудочные и умственные типы людей - это вырождающиеся формы, следовательно, это типы, которые вырождаются.

  1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет