Чтоважн о при исследовании фрагментации релятивистских ядер в фотоэмульсии



жүктеу 59.9 Kb.
Дата14.06.2016
өлшемі59.9 Kb.
Ч Т О В А Ж Н О
при исследовании фрагментации релятивистских ядер
в фотоэмульсии
(продолжение размышлений вслух декабрь 2005)
1. Оставим в стороне наши не состоятельные и бесполезные попытки получить экспериментальную оценку энергии возбуждения в каждом нашем событии при фрагментации релятивистского ядра. Сосредоточимся на том, что мы можем действительно получить из наших экспериментов. И что действительно важно, и может быть получено нами сравнительно дешево. Мы можем получить состоятельную оценку средней энергии возбуждения, не определяя ее в каждом событии. Если это так уж интересно. Ее оценкой будет величина



где




есть дисперсия импульсного распределения конституентов ядра, масса которых




а



есть граничный импульс Ферми фрагментирующего ядра. Он является важной характеристикой каждого ядра. Для некоторых ядер он определен в экспериментах по рассеянию на них электронов [1]. Величины 0, и r0, характеризующая радиус ядра, связаны друг с другом таким образом [2]




Для легких ядер, фрагментация которых нашим сотрудничеством изучается, импульс Ферми неизвестен. Нет данных о том, как он изменяется от изотопа к изотопу. Здесь наш вклад в ядерную физику был бы существенен.


2. Уже имеются данные о том, что все это мы можем сделать. Для ядра Ne-22, полученная в [3] экспериментальная оценка величины 0 практически совпадает с экспериментом [1]. Предварительный результат для ядра В-11 дает для него величину импульса Ферми = 217 МэВ/c. Для ядра С-12 по рассеянию на нем электронов он = 221 МэВ/c.


Все эти оценки основаны на предположении о справедливости параболического закона, установленного Гольдхабер в [5], согласно которому

векторная сумма k нуклонов, случайно извлеченных из ядра с числом нуклонов А, где векторная сумма их равна нулю, и распределение их имеет дисперсию 0**2, будет распределена с дисперсией k**2. Для вывода этого закона не нужна никакая физика. Это чистая комбинаторика. Проверок этого закона не счесть. Для фрагментации ядер Ne-22 он подтвержден в [6].

Ясно, что полные импульсы фрагментов в СЦИ фрагментирующего ядра будут распределены по Максвеллу с "температурой"



А поперечные импульсы фрагментов в СЦИ и ЛСК будет иметь релеевское распределение. Проекция PY их на плоскость эмульсии, и PZ на плоскость перпендикулярную к ней, будут иметь нормальное распределение с константой k. Такое же распределение будут иметь и углы  и , в системе координат события, которые мы измеряем, как показано в [7].
3. Эти наши экспериментальные данные проливают свет и на механизм фрагментации релятивистских ядер. Средняя энергия возбуждения, которую мы можем определить, давно и хорошо известна. Ничего нового мы здесь сказать не сможем. Само понятие возбуждения ядра возникло около 70 лет назад в работах Н. Бора и Я. И. Френкеля, и было справедливо при низких энергиях частиц. С появлением ускорителей было установлено, что ядра для частиц высоких энергий прозрачны. Появилась гипотеза предельной фрагментации в адрон - адронных взаимодействиях при бесконечном импульсе. В изложении Р. Фейнмана [8] она состоит в том, что после взаимодействия двух частиц, или ядер, в нашем случае, мы наблюдаем частицы (или фрагменты) с теми же кинематическими характеристиками, которые они имели виртуально в адроне (или ядре), до взаимодействия. Между фрагментацией адронов, и фрагментацией ядер нет принципиального различия. Разница только в том, что в ядрах нуклоны лежат вблизи массовой поверхности. Это масштаба 15 МэВ, в то время как в адрон - адронных взаимодействиях это сотни МэВ. Поэтому то гипотеза предельной фрагментации в явлении фрагментации релятивистских ядер справедлива уже при энергиях 2-3 ГэВ на нуклон. Но предельная фрагментация это не просто "...неизменность спектра фрагментов от энергии соударения и состава ядер мишени", как утверждается в [9]. Обычно это называют скейлингом. "Неизменность" при фрагментации ядер обусловлена именно тем, что после взаимодействия мы видим то, что было до него, когда еще никакого возбуждения быть не могло. Если выполняется гипотеза предельной фрагментации, то никакого возбуждения не нужно. И нам надо определиться, или мы исповедуем наличие промежуточного возбужденного состояния, или мы считаем, что выполняется режим предельной фрагментации. Они не совместимы.

Предположение о существовании промежуточного состояния, которое распадается на видимые нами фрагменты, находится в противоречии с нашими экспериментальными данными. Ведь если бы оно выполнялось, то поперечные импульсы фрагментов были бы коррелированны как по величине, так и по направлению. Векторная сумма поперечных импульсов в событии должна была бы быть равна нулю, а в распределении углов между векторами поперечных импульсов (парные азимутальные углы), было бы их превышение в области больших их величин. Эффект "расталкивания" частиц, обусловленный законом сохранения импульса. Ничего ведь этого в эксперименте не наблюдается. Наоборот. Распределение векторной суммы поперечных импульсов k фрагментов в событии имеет дисперсию, равную сумме дисперсии инклюзивного распределения поперечных импульсов этих фрагментов. Это означает, что величины поперечных импульсов в каждом событии не зависят друг от друга. А распределение парных азимутальных углов фрагментов согласуется с гипотезой их равномерного распределения. Не равномерность этого распределения для углерода и кислорода обусловлена большой долей канала с рождением ядра Ве-8. И максимум расположен в области малых величин этих углов, а вовсе не там, где он должен быть по кинематике распада возбужденного состояния. Равномерность распределения по парному азимутальному углу для остальных ядер означает независимость испускания фрагментов в событии и по направлению. Дезавуировать эти экспериментальные факты невозможно. Реально остается только одна возможность - считать, что предположение о существовании распада возбужденного состояния релятивистского ядра, испускающего фрагменты, является ошибочным. Нужна другая картина фрагментации релятивистских ядер. И она есть [10], но здесь на ней останавливаться не будем.


4. Все это, как говориться, лежит на поверхности. Но имеются еще и практически не тронутые пласты изучения фрагментации релятивистских ядер. Как легких, так и тяжелых.

Мы оторвали процесс фрагментации релятивистского ядра от процесса фрагментации ядра мишени и от процесса множественного рождения частиц. И пришли к противоречию представления о распаде возбужденного ядра с экспериментом. А ведь нет никаких экспериментальных данных о том, что фрагментация релятивистского ядра происходит после процесса множественного рождения, на втором этапе. Это еще один миф. Если фрагментация предельная, т. е., быстрая и холодная, то она по времени не отделима от рождения частиц. В первую очередь -мезонов. Первоначально ведь и рождение частиц пытались представить как распад возбужденного нуклона. А наше заявление о том, что в "белых" звездах нет рожденных частиц ничем не обосновано. Надо, хотя бы, провести элементарное моделирование. В редких процессах, каким является появление "белой" звезды, могут быть существенны и другие редкие процессы. В этих звездах векторная сумма поперечных импульсов фрагментов ведь тоже не равна нулю. Если есть передача энергии, то есть и передача импульса. Кому- то он был передан в каждом событии.

Следующий вопрос связан с тем, куда деваются фрагменты ядра, если мы их в событии вообще не видим. Как это число событий зависит от массового числа первичного ядра. Такая зависимость должна быть. И, наконец, надо вернуться к нашей знаменитой "пустой серединой", когда в узком конусе вообще нет никаких частиц. Такие события должны быть.

Наконец, проблема с нейтронной шубой при фрагментации тяжелых ядер. Ведь когда свинец или золото фрагментируют только в легкие фрагменты, то остается куча "лишних" нейтронов. Возможно, что некоторое время они существуют как целое, как кусок нейтронной звезды.

Хотелось бы в заключение предупредить об опасности поспешных выводов о существовании корреляций, если даже будет обнаружена взаимозависимость в углах, или поперечных импульсах, фрагментов. Если есть зависимость А от В, то это еще не значит, что они коррелированны. Может оказаться, что А и В зависят от С, и возникает псевдокорреляция. Поэтому, если даже в С-9 или N-14 и будут обнаружены "корреляции" трех двухзарядок, то спешить с объявлением об открытии нового резонанса не стоит. Надо попытаться найти его при фрагментации других ядер. Как это и делалось при открытии резонансов при множественном рождении.

Конечно, надо совершенствовать и методику эксперимента. И не только измерений углов, но и классификации изотопов по массам. Например, обучать "ПАВИКОМ" распознаванию образов протонов и дейтонов, для начала. Возможно, что такие работы и ведутся, но о них как то мало известно. Все больше кино снимается.

Работы много. Всем Вам желаю успеха. С Новым Годом!

http://hepd.pnpi.spb.ru/ofve/nni/chto.doc Gatchina PNPI HEPD 12.12.05.

lepfed@yandex.ru F. Lepekhin.
Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Monitz E. I., at al., Phys. Rev. Lett., 26, 445(1971).

2. F. G. Lepekhin, D. M. Seliverstov, B. B. Simonov,

Eur. Phys. J., A1, 137(1998).



3. F. G. Lepekhin, O. V. Levitskaya, B. B. Simonov, PNPI XXX, Main Scientific Activities 1997-2001, HEPD, Gatchina, 2002, p. 210-217.

4. Ф. Г. Лепехин, ЭЧАЯ, 36, 436-459(2005).

5. A. S. Goldhaber, Phys. Lett., 53B, 306(1974).

6. Ф. Г. Лепехин, Б. Б. Симонов, Препринт ПИЯФ 1885,

Гатчина, 1993, с. 33.



7. F. G. Lepekhin, O. V. Levitskaya, Preprint PNPI 2448,

Gatchina, 2001, p. 18.



8. Р. Фейнман, Взаимодействие фотонов с адронами, Москва, Мир, 1975.

9. Н. П. Андреева и др., ЯФ, 68, 484(2005).

10. Ф. Г. Лепехин, в сб. "Физика атомного ядра и элементарных частиц",

Материалы 31-ой Зимней школы ПИЯФ, С-Петербург, 1997, с. 315-348.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет