Департамент образования г. Москвы северное окружное управление образования



жүктеу 211.48 Kb.
Дата16.06.2016
өлшемі211.48 Kb.




ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ Г. МОСКВЫ

СЕВЕРНОЕ ОКРУЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Негосударственное образовательное учреждение

«ПЕРВАЯ ШКОЛА»


Акростихия

Прошлое и настоящее акростихов

Творческий проект


Участники проекта:



  1. Пискарев Максим

  2. Усачев Никита

  3. Саидов Рашид

  4. Гришин Кирилл

  5. Канайчев Павел


Руководитель проекта:

Антипова Екатерина Георгиевна –



учитель русского языка и литературы


Москва 2009

Оглавление


Описание проекта

3

Акростихи


6

Введение


6

Акростих – литературная форма.


8

Практическое применение акростихов.

18

Источники

23


Описание проекта


Гипотеза:

Акростихи - это некая попытка внести смысл даже в вертикальную бессмыслицу букв, стройность, порядок — в хаос.
Цель: Выявить прошлое и настоящее акростихов, их место в русской литературе. Познакомиться с яркими представителями литературы, попробовавшими себя в этом жанре. Доказать, что акростихи рассчитаны не только на зрительное восприятие, но оказывается весьма удачной формой для образовательных целей. Акростих может нести в себе и практические применения.

Задачи теоретической части:

          • познакомиться с акростихами на сайтах в Интернете;

          • узнать историю акростихов;

          • определить их классификацию и виды;

          • проанализировать современные акростихи.

Задачи практической части:

  • сочинить собственные акростихи;

  • издать сборник собственных акростихов;

  • подготовить публичную презентацию работы;

Этапы работы:

  • знакомство с акростихами на сайтах Интернета;

  • чтение и анализ акростихов;

  • сбор информации по истории акростихов;

  • сбор информации о практическом применении акростихов сегодня;

  • обработка собранной информации;

  • распределение обязанностей и сбор дополнительной информации;

  • работа над сборником акростихов: обложка, вступительная статья, оформление страниц;

  • подготовка и презентация конечного продукта


Результаты

Конечные продукты:

  • сборник акростихов «Акростихия», который может быть использован на уроках как дополнительный материал;

  • акростихи собственного сочинения;

Образовательные результаты:

  • пополнение знаний о поэзии;

  • практика работы с различными источниками информации;

  • практика анализа, отбора и систематизации информации;

  • практика работы с критическими материалами;

  • практика собственного поэтического мастерства ;

  • практика публичной презентации проекта:

  • практика рефлексии своей деятельности.



Акростихи

Акростихи - ума забава.
Капризы кисти и холста.
Рисунок, свод законов, правил,
Отточенность и простота.
Союз метафор, рифм лукавых
Тропинка букв и край листа.
Из вдохновения стихий
Хочу - леплю акростихи!

Михаил Талесников

Введение


Словосочетание «визуальная поэзия» уже само по себе звучит странно, ибо поэзия – искусство прежде всего фонетическое (звуковое). Однако с тех пор, как стихи стали записываться, звук поневоле стал восприниматься вместе с буквой, а если вспомнить иероглифическую письменность, то и с образом. Посмотрите, с какой тщательностью и удовольствием средневековые монахи разрисовывали буквы, да и искусство каллиграфии, несомненно, в чем-то сродни живописи.

Неудивительно, что с течением времени появились стихотворения, рассчитанные исключительно на зрительное восприятие. В первую очередь это касается расположения букв. Особую популярность приобрели АКРОСТИХИ (в пер. с греч. «краестрочие»). Так называли стихотворения, первые буквы строк которых складывались в слово или фразу. Первые акростихи можно найти у поэта Эпихарма (V в. до н. э.) из городка Сиракузы (родины Архимеда). Значка копирайта тогда еще не было, и Эпихарм фиксировал авторство своих стихов, просто зашифровывая в них свое имя. Так же поступал и древнеримский поэт Энний, акростихи которого складывались во фразу «Q. Ennius fecit» (сочинил К. Энний). Довольно трудоемкий способ сохранения авторского права, надо сказать! Впрочем, авторское тщеславие не миновало даже смиренных монахов: так, акростихи со своим именем писал Герман – сторонник патриарха Никона.

Часто акростихи служили шифром. Ранние и еще гонимые христиане сделали своим тайным знаком рыбу. Ведь слово «ICQUS» (рыба) скрывало в себе первые буквы фразы «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель». Цицерон утверждал, что в виде акростихов шифровала свои предсказания пророчица Сибилла. И уже в подпольные времена русских революционеров акростихи использовались в агитках против властей, ведь не пришьешь же статью за особый порядок чтения текста! Так, в январе 1917 года писатель А. Амфитеатров спрятал в первых буква газетного фельетона фразу:

«РЕШИТЕЛНОНИОЧЕМПИСАТНЕЛЗЯПРЕДВАРИТЕЛНАЯЦЕНЗУРАБЕЗОБРАЗНИЧАЭТЧУДОВИЩНО».

А в одной из английских газет ее редактор напечатал поэму, не заметив, что в ней содержался акростих весьма неприятного для него содержания.

Акростих – литературная форма



Акростих — литературная форма: происхождение слова «акростих» греческое — ακσοε крайний, ςτιγοε — стих. Крайние — начальные — буквы каждого стиха (строки) при чтении сверху вниз составляют слово, а иногда и целую фразу. Акростих встречается не так уж редко, распространены также сонеты-акростихи. Сложить акростих может любой человек.

От Античности и до Средних веков выбор этой формы чаще связан с сакральными мотивами (читается имя Христа, Девы Марии и т. п.), или с обращением поэта (к своему покровителю, собрату по перу), или с подписью, встроенной в первый столбец букв авторским именем.

Считается, что акростих является изобретением Эпихарма, греческого филолога и драматурга, жившего в Сиракузах в V в. до н.э. Фактически акростих был для него методом установления копирайта на своих работах: в его тексты было "вшито" имя автора. Долгое время акростих оставался текстом, первые буквы которого содержали авторское имя или посвящение. Однако со временем стало ясно, что акростих может нести в себе гораздо более практические применения: так, безобидное стихотворение, написанное акростихом, превращалось в тайное послание, если адресат знал о необходимости прочесть отдельно первые буквы (последние буквы, вторые слоги и т.п.) присланных ему строк…

В русской поэзии краестишия известны с XVII века благодаря поэтам-монахам. Особенно преуспел тогда в составлении изощренных акростихов некий иеромонах Герман, сумевший даже в "Вольном переложении 140-го псалма" зашифровать свое имя - по левому краю псалма читается еще один стих: "Герман, монах, моляся, писах".

Акростих в русской поэзии приживался медленно и следующие два столетия почти не встречался. И лишь с XIX века начинается второе рождение краестишия.

Гениальный акростих написал мелом на грифельной доске буквально в последние часы своей жизни Державин:


Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы.
В первой вертикали здесь можно прочесть "Руина чти" (то есть чести).

Но особенно много замечательных акростихов появилось в начале XX века. Большая часть из них предназначалась для альбомов и скрывала в первой вертикали имя адресата. Полюбуйтесь, например, на этот акростих-сонет, записанный в 1909 году Николаем Гумилевым в альбом его знакомой Кати Кардовской (Бойка - имя собаки Кардовских):




Когда вы будете большою,
А я негодным стариком,
Тогда, согбенный над клюкою,
Я вновь увижу ваш альбом.

Который рифмами всех вкусов,


Автографами всех имен -
Ремизов, Бальмонт, Блок и Брюсов -
Давно уж будет освящен.

О, счастлив буду я напомнить


Вам время давнее, когда
Стихами я помог наполнить
Картон, нетронутый тогда. А вы, вы скажете мне бойко:
"Я в детстве помню только Бойку".

Впрочем, акростихи писались не только в альбомы. Немало блестящих акростихов-посвящений родилось в переписке или было написано для печати такими прекрасными поэтами, как Б. Пастернак, И. Северянин, С. Есенин, И. Анненский, М. Кузмин, А. Ахматова. Особенно виртуозно проявил себя в этой области любивший всяческие ухищрения король символизма Валерий Брюсов. Посмотрите, например, как в ответ на аналогичное послание поэта Вадима Шершеневича он замуровал имя адресата в двух наклонных (!) строках своего стиха (ъ в слове Вадим написан в соответствии с правилами тогдашней орфографии).

Этот пример показывает, что дополнительная строка, пронизывающая стихи, не обязательно должна быть вертикальной и тем более крайней слева. Стихи, в которых прочитывается последняя или средняя вертикаль, называются соответственно телестихами или месостихами. Справедливости ради надо сказать, что последние встречаются гораздо реже традиционных акростихов. Тем удивительнее работы выдающегося мастера подобных изощрений нашего современника поэта Валентина Загорянского (литературный псевдоним известного современного композитора Глеба Седельникова). В его многочислен ных суперакростихах прочитывается сразу несколько (до десяти!) вертикалей и диагоналей, причем в разных направлениях.

В функциональном отношении трём случаям написания соответствуют три типа акростиха:



  • акростих-ключ: читаемый по первым буквам текст в концентрированном виде выражает смысл произведения и, по авторскому замыслу, должен быть замечен всяким читателем; частный случай такого решения — стихотворение-загадка с разгадкой в первых буквах:

Довольно именем известна я своим;

Равно клянётся плут и непорочный им,

Утехой в бедствиях всего бываю боле,

Жизнь сладостней при мне и в самой лучшей доле.

Блаженству чистых душ могу служить одна,

А меж злодеями — не быть я создана.

Юрий Нелединский-Мелецкий

Составляли в форме акростихов и загадки, где отгадка заключалась в первых буквах строк:



Родясь от пламени, на небо возвышаюсь;
Оттуда на землю водою возвращаюсь!
С земли меня влечет планет всех князь к звездам;
А без меня тоска смертельная цветам.
(Г. Державин)



Рязанские задумчивые клeны,


О, вашу грусть вовек мне не забыть...
Судьба, ко мне ты все же благосклонна,
Смогла решить - мне быть и только быть,
И благодарный возрожденья чуду,
Я клeнов грусти все же не забуду... М.Талесников

СИНИЕ ГЛАЗА


Словно небо в них отразилось
И солнце лучом играет,
Неоглядная даль поселилась,
И в сказку меня приглашает.
Едва лишь взглядом встречают,

Голубой волной обнимают,


Любовью своей покоряют.
А потом, красотою маня,
Закружат мечтою меня,
А я сгораю в них от огня.

Елена Эрато



  • акростих-посвящение: читаемый по первым буквам текст называет его адресата; часто этот адресат указан в тексте и другим способом (в названии, в эпиграфе, прямо в стихотворении), иногда других указаний нет, и тогда посвящение заметно только очень внимательному или подготовленному читателю:

ПЕСЕНКА

Бывало, я с утра молчу

О том, что сон мне пел.

Румяной розе и лучу

И мне — один удел.

С покатых гор ползут снега,

А я белей, чем снег,

Но сладко снятся берега

Разливных мутных рек.

Еловой рощи свежий шум

Покойнее рассветных дум.

Анна Ахматова


  • акростих-шифр: читаемый по первым буквам текст не имеет прямого отношения к содержанию стихотворения и вводит в произведение новую, побочную информацию. Часто такой тип акростиха использовался как средство обойти цензурные или иные запреты.

ЛУНА


Льётся песня вдалеке,
Уж дрожит и тень в реке,
Неторопливые движенья...
Ах, как прекрасно вдохновенье!

Елена Эрато

Дикий, жуткий, страшный лев,
Очень-очень злобный,

Чрезвычайно озверев,


Кушал несъедобный
Ежевичный пирожок.

Ну, и где же ежик?


Ах, сотру их в порошок
Дураков ничтожных -
Юмор им! А тут тоска -
Шлиплись жубы!.. Или…
Кинуть внутрь пирожка
Ежика забыли?!.. Дм. Бочаров
Легкой своей теплотой
Южному ветру подобна,
Бегом своим превзойдя
Лани стремительный бег,
Юность спешит за мечтой,

Жгучим желаньем влекома.


Да только… счастье найдя,
Уж ли застынет навек? Дм. Бочаров
Еще один тип акростиха — алфавитный акростих (абецедарий), при котором каждая первая буква стихов или строф образуют алфавитную последовательность. Самым известным произведением в этом жанре, безусловно, является древнерусская «Азбучная молитва» X в., авторство которой приписывают Константину Переяславскому:
Азъ словом симь молюся Богу
Боже вьсея твари и зиждителю
Видимыимъ и невидимыимъ!
Господа духа посъли живущаго
Да въдъхнетъ въ сьрдце ми слово
Еже будетъ на успехъ вьсемъ…и т. д.

Или вот пример современного алфавитного акростиха Елены Эрато



А ВОТ И ОСЕНЬ СНОВА ЗАКРУЖИЛА

А вот и осень снова закружила,
Бросая листьев горсти наугад,
Вот и берёза тоже загрустила,
Горит рябина красным, как закат.
Да только ветер что-то напевает,
Едва касаясь у осени ресниц,
Желанье мысли просто отпускает,
Зовёт в дорогу погрустневших птиц.
И дождь осенний, словно наважденье,
Когда приходит пасмурный рассвет,
Листьев опавших лёгкое движенье
Меняет всё на красно-жёлтый цвет.
Несмелый луч украдкою коснётся,
Озаряя кроны старых тополей,
Пряча взгляд, неловко улыбнётся,
Росой блеснёт - и спрячется скорей.
Сентябрь листья разрисует без остатка,
Теперь художник - только он один,
Уже с такой осенней жёлтой хваткой
Фантазии видны его картин.
Хризантем в саду благоуханье,
Цветов таинственной осенней красоты,
Чуть уловимое их нежное дыханье
Шелестит отчаяньем мечты.
Щедро золотом нас осень осыпает,
Это всё - как будто в дивных снах,
Ювелиром и волшебницей бывает,
Ярким образом в поэмах и стихах.

В общем, и для души полезно, и алфавит изучаешь. Поэтому эта форма оказывается весьма удачной для образовательных целей. Впрочем, В. Маяковский не менее успешно использовал абецедарий и для политической сатиры. Вот отрывки из его «Советской азбуки»:


Земля собой шарообразная.
За Милюкова сволочь разная
Интеллигент не любит риска
И красен в меру, как редиска.
Корове трудно бегать быстро.
Керенский был премьер-министром…

Формальными разновидностями акростиха можно считать более редкие телестих и месостих, в которых дополнительный текст читается не по первым, а соответст-венно по последним и по средним буквам стихотворной строки. Вот пример телестиха авторства современного поэта Ивана Чудасова (последние буквы строчек образуют слово КОЛОКОЛ):



Произнося чудесный чистый звуК,
Вишу на колокольне. Высок
О!
Неоднократно сам звенеть хоте
Л,
Разлиться песней сердца далек
О,
Но мой язык во власти чьих-то ру
К.
Вздохнул бы я свободно и легк
О,
Когда бы сам, не по заказу, пе
Л.

Часто мезостихом называют и такое стихотворение, в середине которого слова подобраны так, что можно прочитать спрятанное слово или выражение (обычно они графически выделяются). Так Карион Истомин, по традиции, спрятал в мезостихе свое имя и сан:



Иисус господь Ему Рабов Оных,
возмет ей
МОлбы НАук всех свободныХ
Иже, Сия зде ТОщие навыкают.
МИлости любве всех благ Научают.

В XX веке был опробован ряд усложнений формы, начиная с двойных и тройных акростихов (первые, третьи и пятые буквы в каждом стихе), встречающихся в поэтической переписке Михаила Лозинского и Константина Липскерова. Крупнейшим современным мастером русского акростиха является Валентин Загорянский (Настоящее имя Глеб Седельников), в чьих стихотворениях (автор называет их акрограммами) дополнительный текст может читаться сразу во многих направлениях (по первым, последним и средним буквам, обеим диагоналям и т. п.).

Ю. Анненков приводит в «Дневниках моих встреч» шуточную пьесу 15-летнего Саши Пушкина, где герои разговаривают на французском языке. Вся соль заключена в том, что их разговор представлен… исключительно латинскими буквами, расположенными в алфавитном порядке. Конечно, эффект связной речи получится только если буквы звучат в алфавитном произношении – «А», «БЭ», «СИ» и т. п., как это показано в расшифровке в квадратных скобках:
Eno (a Pecu): AB, CD! [Abbe, cedez!]
Pecu (meditatif): E… F… [E… ef…]
Eno (coupant net): GH! [Jai hache!]
Ijekaelle (se jetant au cou d’Eno): IJKLMNO! [Ijekaelle aime Eno]
Eno (triomphant): PQRST! [Pecu est reste!]
Перевод:
Эно (Пекю): Аббат, уступите!
Пекю (задумчиво): Э… эф…
Эно (резко): У меня секира!
Икаэль (бросаясь на шею Эно): Икаэль любит Эно!
Эно (торжествующе): Пекю остался с носом!

Вот уж действительно, Пушкин – наше всё.

Примером того, как пугающе акростих способен при правильном написании буквально вбивать идею в голову читателя: многострадальный Шолоховский "ВЧК", акростих-тавтограмма с его почти заклинательной нагрузкой:


     ВЧК

     В ночной тиши среди Лубянки


    Через туман издалека
    Кровавым светом блещут склянки,
    Алеют буквы: ВЧК.

     В них сила сдержанного гнева,


    В них мощь раскованной души,
    В них жуть сурового напева:
    "В борьбе все средства хороши!"

    Чарует взор немая сила,


    Что льют три алых огонька,
    Что массы к битве вдохновила,
    Чем власть Советская крепка.

     К чему сомненья и тревога?


    К чему унынье и тоска?
    Когда горит спокойно, строго
    Кровавый вензель: ВЧК.

Обычно акростих теряется на слуху; он не бросается в глаза даже при чтении глазами с листа, декламация же делает его хребет практически неуловимым. Шолохов преодолевает это тавтограммой; попробуйте прочитать "ВЧК" вслух: анаграмма здесь узнаваема и осязаема.





Практическое применение акростихов

Отношение к акростиху обычно довольно прохладное, особенно у людей, чтущих так называемое органическое дарование. Между тем «в средневековой литературе акростих встречается как изощренная форма поэзии». Но как раз изощренность якобы чужда органичности. Можно бы согласиться, но вопрос об органичности и изощренности не так прост, недаром Дидро в свое время посвятил этой проблеме целый трактат — «Парадокс об актере».

Виршевики писали акростихи вполне серьезно, они читали и чтили греков и латинян и хотели сравниться с ними в мастерстве. Это была радость освоения самой стихотворной формы. Силлабисты тщательно вписывали свои имена в начало строк, авторизуя послания в будущее. Для них это был и своего рода религиозный акт, если учесть, что religio есть связь. Строки, таким образом, как бы перевязывались — акростих, эта вертикальная строка, связывал небо с землей и одновременно служил обручем стихотворного сосуда. Во всяком случае, защитой от забвения. Разве не интересно узнать через три века, что это «монах Герман писах»...

С таким же пиететом относился к акростиху Валерий Брюсов, в котором было, безусловно, что-то от первых поэтов-силлабистов. Ему, кажется, как и виршевикам, было присуще «удовольствие писать стихи: в столбик, с рифмами и другими прелестями виршеписной техники». Интерес Брюсова к форме общеизвестен. Но акростих занимал в это же время и Анненского, и Северянина, и Городецкого, и Гумилева, и Кузмина, и даже Ахматову, в принципе не склонную к рациональным построениям. Есть акростихи и у поэтов сугубо «органических» — Сергея Есенина и Павла Васильева.



В то же время "шифровальные" свойства акростиха широко использовались в целях сугубо светских. Aкростихом писали письма, где, скажем, за невинной салонной элегией могло скрываться признание в любви; об этом знали только автора и адресат. B рассказе Вениамина Егорина "Вертихвостка" молоденькая барышня, невеста крупного чиновника, крутит роман с подчиненным своего жениха. При этом она наслаждается чтением в гостях акростихов собственного сочинения с пасторальным содержанием и весьма пикантным "хребтом", о наличии которого не знает никто, кроме ее и ее любовника. Другой похожий пример - стихотворение вьетнамской поэтессы-классика Хо-Суан-Хыонг: она описывает сдобную пышку, набухающую и тонущую в сладкой воде; "хребет" составляет фразу "страстное желание".

Акростих был популярнейшей салонной игрой. Он прекрасно подходил для демонстрации изысканности и одаренности автора, при этом зачастую не требуя чрезмерного труда. В "хребет" акростиха вшивалось имя адресата (иногда с эпитетом, типа "прекрасная Кати" или "Верфелев дурак"), или посвящение - "с любовью", "от друга",  - или просто имя автора. Одной из прелестей акростиха как светского подарка являлась его сверхличность, столь важная и приятная для получателя.

Акростихом изощрялись как угодно. Илличевский писал акропародии на лицеистов - Горчакова, Белина, Пущина (для любителей искать в акростихе мистическую силу  - его эпиграмма-эпитафия на Николая Ржевского "предсказалa" близкую смерть адресата:

                          Родясь как всякий человек,
                          Жизнь отдал праздности, труда как зла страшился,
                          Ел с утра до ночи, под вечер спать ложился;
                          Встав, снова ел да пил, и так провел весь век.
                          Счастливец, на себя он злобы не навлек;
                          Кто, впрочем, из людей был вовсе без порока?
                          И он писал стихи, к несчастию, без прока.

Популярность светского акростиха возрастает в "серебрянном веке": законодатель салонной поэтической моды Кузмин пишет акростихи-посвящения и акростихи на случай, Есенин дарит Рюрику Ивневу очаровательное "Радость, как плотвица быстрая...", несколько акростихов-посвящений пишет Гумилев:

                  

АННА АХМАТОВА

                    Ангел лег у края небосклона,


                    Наклонившись, удивлялся бездне;
                    Новый мир был синим и беззвездным.
                    Ад молчал, не слышалось ни стона.
                    Алой крови робкое биение,
                    Хрупких рук испуг и содроганье
                    Миру снов досталось в обладанье
                    Ангела святое отраженье.
                   Тесно в мире, пусть живет, мечтая
                    О любви, о свете и о тени,
                    В ужасе предвечном открывая
                    Азбуку своих же откровений.

Кроме посвящений, aкростихом пишутся тосты, поздравления, благодарности. Позже Тарковский создаст акростих-приглашение, в "хребте" которого содержится домашний адрес автора...

Кроме посвящений, акростихи часто использовались для деликатного выражения мыслей и чувств. Например, в "хребте" могло быть записано: "Прости меня", "Люблю другую", "Не уходи". Известна печальная история о нобелевском лауреате Фернанде Пессоа, которому любовница прислала письмо со вложенным акростихом; в письме говорилось о любви, акростих же неоднозначно сообщал о разрыве...

В форме акростиха написано и стихотворение, завершающее «Алису в Зазеркалье». Первые буквы строк складываются в имя «Алиса Плэзнс Лидделл». Так звали девочку, вдохновившую Л. Кэрролла на написание сказки.



Ах, какой был яркий день!
Лодка, солнце, блеск и тень,
И везде цвела сирень.

Сестры слушают рассказ,
А река уносит нас.
Плеск волны, сиянье глаз.

Летний день, увы, далек.
Эхо смолкло. Свет поблек.
Зимний ветер так жесток.

Но из глубины времен
Светлый возникает сон,
Легкий выплывает челн.

И опять я сердцем с ней –
Девочкой ушедших дней,
Давней радостью моей.

Если мир подлунный сам
Лишь во сне явился нам.
Люди, как не верить снам?
Вот и выходит, что сочинение акростихов вовсе не такая забава, как полагают многие серьезные и многие же веселые люди.

Вообще акростихом как головоломкой пользовались всегда. По утверждению "Книги рекордов Гинесса", первый в мире кроссворд представлял собой акростих: начальные буквы 25-ти загаданных слов складывались в осмысленную фразу. К типичным играм с акростихами относятся распространенные конкурсы на лучший акростих с заданным "хребтом", написание акростиха, "хребтом" которого является алфавит, создание акрокроссвордов.

Если говорить о старой поэтике, то это некая попытка внести смысл даже в вертикальную бессмыслицу букв, стройность, порядок — в хаос. Может быть, автором это не осознается таким образом, но реально это именно так. Запечатление своего имени у виршевиков (очень силен при этом момент подражания латиноязычным авторам), у авторов XIX века — дань альбомности; запечатление имени адресата в символистское время имеет, конечно, уже магический смысл.
В наши дни акростих не редкость. Но есть просто авторы-рекордсмены. Например, Николай Глазков. Это объясняется его глубокой погруженностью в игровую стихию, его простодушным лукавством, когда уже будучи зрелым мастером, он, оставаясь на периферии литературы, мог утереть нос любому приятелю и неприятелю, поместив его имя по краю изящного стихотворения о чем-нибудь совершенно к этому имени не относящемуся. Акростих коварен. Была история с молодежной газетой, в которой нагоняй получили сразу трое журналистов за пропущенное в печать ругательное акростишное посвящение Хрущеву. Спонтанный акростих автор может и не заметить. Обычно он захватывает три, реже — четыре строки. И тогда появляются разные случайнорожденные «коты», «лбы», «полы» и т. д. Вполне благородный акростих есть в начале сонета К. Р. (Константина Романова):

Гаснет день.

Я сижу под палаткою



И гляжу, как гряды облаков

Мчатся тенью прозрачной и шаткою

Над зеленым простором лугов.

Но злую шутку сыграло сочетание букв с В. Субботиным в его «Листках календаря»:



Блеск молнии над головой,

Листва защелкала сердито,

И океан воды живой

На землю хлынул через сито.
Прикладная польза от акростихов может быть и в рекламном бизнесе – там, где текст зачастую рассчитан именно на зрительное восприятие. Еще в 1922 г. в декабрьском номере «Правды» был напечатан стих, начальные буквы которого образовывали призыв: «Подпишитесь на «Правду»!».

Сегодня на сайтах Интернета можно найти предложения о написании акростихов на заказ. Стоимость одной строки приблизительно 60 рублей, наценка за срочность – 50 рублей за четверостишие. Так что в некотором роде акростихи неплохой заработок в период кризиса.

Высокой поэзией акростихи так и не стали. Зато их практическое применение имеет широкие перспективы, особенно в сфере посвящений, поздравлений и рекламы.

Ученые пришли к выводу, что в целом акростих как средство выражения в какой-то мере воздействует не на сознание, а на подсознание читателя: даже не осознавая, что перед ним акростих, читатель воспринимает встроенные в него особые фразы. Это легальный метод замены "двадцать пятого кадра".






Источники


  1. poxe.ru/2007/02/28/akrostikhi.html - 107k

  2. selena771.narod.ru/Acro/Acroverses.html - 12k

  3. stihi-scenarii.ru/s_0_8.html - 7k

  4. love.mole.ru/literature/acrostic/ - 22k

  5. rifma.ru/rifma.php?curr_node=10&post=393553 - 19k

  6. www.rifma.com.ru/akro.htm - 48k -

  7. vip-zakaz-stihov.ru/samples/?n=9_4 - 50k

  8. www.guelman.ru/slava/nss/5.htm - 36k

  9. shkolazhizni.ru/archive/0/n-16866/ - 49k



©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет