Эарендиль близко сдружился с Кирданом Корабелом, который обитал на острове Балар с теми из его народа, что спаслись после падения гаваней Бритомбара и Эглареста.(1) С помощью Кирдана



Дата05.07.2016
өлшемі103.04 Kb.
(Текст начала главы следует второй редакции соответствующих глав Квенты (4 том ИС). Ссылки на различия в тексте без указания источника отсылают к нему.).
Глава 24

О путешествии Эарендиля и Войне Гнева


«Светлый Эарендиль был лордом народа, жившего близ устья Сириона(1); он взял в жены прекрасную Эльвинг, и она родила ему Элронда и Элроса, что зовутся Полуэльфами. Однако Эарендиль не ведал покоя, и плавания вдоль берегов Ближних Земель не утоляли его беспокойства. Два стремленья росли в его сердце, сплетаясь в тоску о широком море; он желал отыскать Туора и Идриль(2), которые так и не вернулись; замыслил он также, найти, быть может, последний берег и, прежде чем умрет, принести Валар на Запад послание от эльфов и людей, что склонит их сердца к состраданию бедам Средиземья(3)».
(1) – «народа Сириона и их многочисленных кораблей» Название «Сирион», как говорилось выше – одно из названий поселения в устье Сириона (также – «Гавани Сириона», «Сириомбар», «Новые Гавани»).

(2) «Идриль Келебриндал»

(3) «сердца Валинора и эльфов Туны к состраданию к миру и бедам Людей».

«Эарендиль близко сдружился с Кирданом Корабелом, который обитал на острове Балар с теми из его народа, что спаслись после падения гаваней Бритомбара и Эглареста.(1) С помощью Кирдана выстроил Эарендиль Вингилот, Пенный Цветок, прекрасней которого не воспето. Весла его были золотыми, а борта белыми, из берез, срубленных в Нимбретиле, а паруса - словно серебряная луна(2). В Песне об Эарендиле(3) много поется о его приключениях в глубинах моря и в неизведанных землях, во многих водах и на многих островах(4); Эльвинг, однако, не было с ним, ибо она, печалясь, ждала его в устье Сириона(5)
(1) Редакторское добавление. О падении Бритомбара и Эглареста говорилось выше, в главе о Нирнаэт Арноэдиад (источник текста – Серые Анналы, пар. 255-257). Там же указывалось, что уцелевшие во главе с Кирданом отплыли на остров Балар и поселились там.

Об отношениях Эаренила и Кирдана говорит текст «Кирдан» из «Последних работ», где после описания пророческого видения корабля и звезды, явленного Кирдану, мы читаем:

«Как мы теперь понимаем, это было предсказанием корабля, который после ученичества у Кирдана и при его постоянной помощи и советах построил Эарендил, и на котором он в конце концов достиг берегов Валинора».
(2) Описание корабля в Q2: «…борта его были белыми, как серебряная луна, весла – золотыми, паруса – серебряными, его мачты были, словно звездами, увенчаны драгоценными камнями».

Упоминание о Нимбретиле и серебряных парусах восходят, вероятно, к песне Бильбо, также описывающей корабль Эарендиля:

« Earendil was a mariner

that tarried in Arvernien;

he built a boat of timber felled

in Nimbrethil to journey in;

her sails he wove of silver fair,

of silver were her lanterns made…»

«Эарендиль был моряком, что жил в Арверниене; он построил для путешествия корабль из деревьев, срубленных в Нимбретиле, его паруса он соткал из светлого серебра, из серебра были сделаны светильники…»

Карта Белерианда, опубликованная в 11 томе ИС, также показывает «Березовые лесам Нимбретиль» на нагорье Арверниен близ устья Сириона. Само название «Нимбретиль» означает «Белая береза» (см. «Этимологии», 5 том ИС).


(3) Хотя Эарендиль был тем персонажем, с которого началось толкиеновское Средиземье, и наиболее ранние стихи, написанные раньше всех прозаических текстов (см. второй том «Утраченных сказаний», глава «Сказание об Эаренделе»), посвящены именно ему, ни «Песнь», ни «Сказание» об Эарендиле, его подвигах и дальних странствиях так ни разу и не были написаны. Наибольшим приближение к «Песни» является, пожалуй, песня Бильбо в Ривенделле, но и в ней довольно мало конкретных указаний об этой части его путешествий. Тексты, (причем далеко не самые подробные и «повествовательные» - наброски к «Утраченным сказаниям», «Самый ранний Силмариллион», «Квента», «Квента Сильмариллион») описывают лишь события из жизни Эарендиля, связанные с Гаванями Сириона и Валинором. На этих текстах и основан текст данной главы.
(4) + «На Юге он убил Унголиант, и ее тьма исчезла, и свет, что долго был скрыт, пришел во многие земли». Упоминание об убийстве Унголиант появляется еще в самых ранних набросках сюжета и последний раз упоминается в «Анналах Белерианда» 5 тома ИС (приписка к соответствующему анналу). Здесь упоминание, видимо, исключено редактором для согласованности с текстом главы «Об Исходе Нолдор», где говорится: «О судьбе Унголианты не говорит ни одно предание. Однако, некоторые считают, что она давным-давно исчезла, в неутолимом голоде пожрав самое себя.»

(5) «Эльвинг, однако, в печали сидела дома».

«Эарендиль не нашел ни Туора, ни Идриль; и к берегам Валинора не приблизился он в этом плавании, побежденный тенями и чарами, отброшенный враждебными ветрами; и вот наконец, истосковавшись по Эльвинг, он повернул домой, к берегам Белерианда(1). Сердце велело ему торопиться, ибо внезапный страх пришел к нему из снов; и ветра, с которыми он так яростно прежде сражался, не могли теперь нести его назад, так быстро, как он желал (2)».
(1) «к Востоку».

(2) в переводе Н. Эстель – противоположное по смыслу: «несли его теперь назад, стремительные как мысль.»


«Когда Маэдросу пришли первые вести о том, что Эльвинг жива и, владея Сильмарилем, живет в устье Сириона, он, раскаиваясь в делах (совершенных) в Дориате, удержал свою руку. Но со временем сознание того, что их клятва не исполнена, вновь стало мучить его и братьев(1), и, собравшись со своих охотничьих троп, они отправили в Гавани посланья дружественные, но повелительные. Однако Эльвинг и ее сородичи не могли отдать Сильмариля, который добыл Берен и носила Лутиэн и из-за которого был убит Диор Прекрасный; менее всего могли они сделать это, пока вождь их Эарендиль был в Море, ибо верили, что в Сильмариле заключено исцеление и благословение, снисходящее на их жилища и корабли. И так (3)случилась последняя и самая жестокая резня меж эльфами; была то третья великая беда, причиненная проклятой клятвой.»
(1) Редакторское добавление на основе «Анналов Белеринда».

Тексты «Анналов» 4 и 5 тома ИС практически идентичны, достаточно близко им следует и одна из версий «Повести лет», но текст обрывается в начале второй записи.

Здесь я привожу текст Анналов Белерианда 5 тома.

«510. Маэдрос узнал о расцвете Гавани Сириона, и о том, что там находится Сильмарил, но он отрекся от своей клятвы.

(…)

525 Мучения пали на Маэдроса и его братьев из-за их неисполненной Клятвы Дамрод и Дириэль [= Амрод и Амрас] решают завоевать Сильмарил, если Эарендил не отдаст его добровольно. (…)».



Тот же аннал повествует об отплытии Эарендиля, а также о посольстве и данном ему отказе.

Падение Дориата здесь отнесено к 506 г., так что вести о Камне в Гаванях доходят через 4 года после падения Дориата. Чем обусловлены «мучения из-за неисполненной клятвы» именно через 15 лет после отказа от ее исполнения, сказать трудно – одновременно и независимо от действий феанорингов в том же году уходит в плавание Эарендил, но непонятно, могут ли быть связаны эти события.

«Анналы», а также «Набросок мифологии» указывают на инициативу именно младших сыновей Феанора, в Квенте такого акцента нет.

Поскольку суть и детали «отречения от Клятвы» не были описаны более подробно, это событие вызывало неоднократные обсуждения в фэндоме, сетевые и «живые», – что именно следует полагать под этим действием Маэдроса и можно ли говорить, что они именно «отрекается» - или следует использовать для перевода другие значения глагола forswear.

Заметим, что редактор смягчает здесь формулировку – «удержал свою руку» и добавляет мотивацию – раскаяние в совершенном в Дориате (о раскаянии Маэдроса упоминает глава «О Падении Дориата» (в связи с поисками им сыновей Диора) - текст восходит к той же «Повести Лет»); а в переводе Н. Эстель мы видим еще более неопределенное выражение: «он сдержал себя, памятуя о свершенном в Дориате».
(2) Начало абзаца во второй редакции Квенты.

«А на Гавани Сириона пало новое бедствие. То, что Эльвинг живет там и все еще владеет Науглафрингом и прославленным Сильмарилом, стали известны оставшимся сыновьям Феанора, Маудросу, Маглору, Дамроду и Дириэлю; и они собрались вместе со своих охотничьих троп, и отправили к Сириону посланья дружественные, но повелительные

Первый вариант Квенты еще не содержал упоминаний о посольстве.

Упоминаний об «отречении» здесь нет, они, на всех этапах развития текстов, относятся только к традиции Анналов (где упомянуты трижды), не появляясь в повествовательных текстах типа Сильмариллиона.


(3) + «наконец»

«Ибо уцелевшие сыновья Феанора внезапно (1) напали на изгнанников из Гондолина и беглецов из Дориафа и разбили их. В той битве многие стояли в стороне(2), другие же немногие взбунтовались и погибли на другой стороне, защищая Эльвинг от своих же лордов - таковы были скорбь и смятение в те дни в душах Эльдар; однако Маэдрос и Маглор победили, хотя они одни остались в живых из сынов Феанора, ибо Амрод и Амрас были убиты.(3) Слишком поздно пришли на помощь эльфам Сириона корабли Кирдана и верховного короля Гиль-Галада: сгинули и Эльвинг, и ее сыновья.(4) Те поселенцы, кто не погиб в битве, присоединились к Гиль-Галаду и с ним приплыли на Балар(5); и рассказывали они, что Эльронд и Эльрос взяты в плен, Эльвинг же с Сильмарилем на груди бросилась в море(6)


(1) Слово «внезапно» - редакторское добавление. Следует отметить, что нападение, даже будучи внезапным, не было немедленным: по всем вариантам хронологии Первой Эпохи между посольством и нападением проходит 4 года.

(2) В переводе Н. Эстель – «Многие сородичи сыновей Феанора в той битве сражались на их стороне, другие же взбунтовались и погибли, защищая Эльвинг от своих же вождей…» - таким образом, в переводе из-за неправильного толкования выражения stood aside выпали «стоявшие в стороне».

(3) Перестановка вводных слов в предложениях. Q2: «Хотя некоторые из их народа стояли в стороне… …ибо в этой битве Дамрод и Дириэль [= Амрод и Амрас] были убиты…»

(4) Редакторское добавление. Ни в одном из ныне опубликованных текстов Толкиена нет упоминания о кораблях с Балара, пришедших на помощь Гаваням. Основано ли это предложение на какой-либо неопубликованной заметке или на логическом умозаключении (Балар находится недалеко, между ним и Гаванями существуют отношения; на Баларе, согласно использованной выше версии, вместе с Кирданом живет Гил-Галад, и он является Верховным королем Нолдор) – мы пока не знаем.

(5) Конец данного абзаца – смесь редакторских добавлений и текста переставленного из следующего абзаца (см. ниже), что приводит к некоторой перестановке акцентов текста. В Квенте (вторая редакция данной главы) окончание абзаца выглядит следующим образом:

«…но народ Сириона погиб или бежал прочь, или ушел, будучи вынужден присоединиться к народу Майдроса, который претендовал теперь на власть надо всеми эльфами Внешних Земель».

Упоминание о различных судьбах жителей Гаваней встречается неоднократно, но возможность «бежали» (без упоминания места бегства, хотя можно сопоставить это указание как раз с уходом на Балар) появляется только во второй редакции этой главы Квенты. Первая редакция, а также «Набросок мифологии» и обе версии «Анналов Белерианда» упоминают только две возможности – погибли или ушли с народом Маэдроса.

По предположению Туилиндо, исчезновение упоминаний о Маэдросе и появление упоминаний о Гил-Галаде связаны между собой: редактор «вписывает» Гил-Галада в текст и ситуацию в Белерианде, но все связные тексты, на которых он может основываться,написаны до создания ВК – т.е. ДО появления в текстах Толкиена такого персонажа как Гил-Галад. К сожалению, из более поздних текстов до падения Гаваней Сириона доходит только чрезвычайно краткая «Повесть Лет» А, где говорится только «Гавани Сириона разрушены». По крайней мере, у нас нет четких доказательств того, что идея об уходящих с воинством Маэдроса была полностью отброшена.

(6) Слова, переставленные из следующего абзаца с некоторыми изменениями – см. ниже.

«Так Маэдрос и Маглор не завладели камнем; но он не сгинул(1). Ибо Ульмо вынес Эльвинг из волн и обратил в большую белую птицу, а Сильмарил (2) подобно звезде у нее на груди, когда летела она над водой, разыскивая возлюбленного своего Эарендиля. Эарендиль же в ночи, стоя у штурвала своего корабля, увидел ее приближение к нему – словно белое облако под луной, стремительно летящее, словно звезда над морем, что движется странным путем, словно бледное пламя на крыльях бури. И поется о том, как пала она из воздуха на палубу Вингилота, лишившись чувств, полумертвая от стремительного полета, и Эарендиль прижал ее к своей груди; утром же он в изумленье узрел свою жену в ее истинном облике, спавшую рядом с ним, и ее волосы рассыпались по его лицу(3).»


(1) Редакторское добавление. В тексте Квенты этот абзац, как сказано выше, содержал часть информации, в Сильмариллионе перенесенной в предыдущий абзац, и начало его было следующим:

«И все же Маглор и Маэдрос не завладели Сильмарилом; ибо Эльвинг, видя, все потеряно что ее дитя Элронд [изменено на: ее дети Элронд и Элрос] взят в плен, ускользнула от воинства Майдроса и с Науглафрингом на груди бросилась в море, и погибла, как думал народ».

Таким образом, здесь к возможным рассказам народа Гаваней относится только факт гибели Эльвинг, а плен ее сыновей – это то, что видит она сама во время боя (и затем рассказывает Эарендилу – см. текст ниже).
(2) «сияющий Сильмарил». Редактор устраняет явную тавтологию с глаголом «сиял».

(3) Эта версия событий появляется только во второй редакции этой главы Квенты. Во всех предыдущих версиях сюжета, начиная от самых ранних, Эльвинг либо гибнет, либо превращается в птицу, но не встречается с Эарендилем (или встречается с ним гораздо позже). Соответственно, ее Сильмарил тонет в море, а движущей силой похода войска Валинора в Белерианд становится не приход вестника, а, к примеру, слова Ульмо. Однако к первой редакции Квенты Толкиен делает приписку: «Пусть Эарендель растрогает богов. (…)» - и уже во второй версии появляется данный вариант развития событий.

«Велика была скорбь Эарендиля и Эльвинг о разорении гаваней Сириона и пленении сыновей: опасались они, что те будут убиты; но так не случилось. Ибо Маглор пожалел Элронда и Элроса(1) и заботился о них, и меж ними возникла приязнь, как ни странно об этом подумать; но душа Маглора была измучена и иссушена под бременем страшной клятвы.»
(1) Еще в первоначальном тексте второй версии данной главы Квенты говорится: «Но Майдрос пожалел Элронда и заботился о нем…» (далее также упоминался Майдрос) – а затем абзац был переписан так, как представлено в тексте. В тех же ролях представлены Маэдрос и Элронд в «Наброске мифологии»; здесь добавляется второй сын Эльвинг, а также изменяется его воспитатель (интересно, что в «Анналах» четвертого тома сын еще один, но воспитывает его уже Маглор). Видимо, одновременно дважды изменяются роли братьев в дальнейшем сюжете этой главы – в разговорах о восходе Звезды и о похищении Камней. Кристофер Толкиен в примечаниях к Квенте комментирует это так: «роль спасителя детей переходит от Майдроса к Маглору как к менее безжалостному и менее фанатичному из двух братьев». О первоначальной роли Маглора в дальнейшем сюжете – см. далее, в комментариях к похищению Камней.

Но интересно, что в одном из вариантов Повести Лет снова упоминается Маэдрос:

«532 - 34 - 38 "(...) Гавани Сириона разрушены, а Элрос и Элронд взяты в плен, но (они были) заботливо воспитаны (fostered with care) Майдросом".» (Повесть лет С)

«Для Эарендиля, однако, не осталось надежд в Средиземье(1), и в отчаянье он вновь повернул прочь и не возвратился домой, но поплыл опять в Валинор, и с ним была Эльвинг. Часто стоял он теперь на носу Вингилота, а на челе его сиял Сильмариль, и сияние становилось тем ярче, чем далее плыли они на запад. И говорят мудрые, что именно силой этого священного камня(2) они наконец приплыли в воды, что не знали(3) иных кораблей, кроме кораблей тэлери; они достигли Зачарованных Островов и избежали их чар, они приплыли в Затененные Моря и избегли их теней…(4)»


(1) «в землях Сириона»

(2) «Возможно, отчасти благодаря мощи этого священного камня…»

(3) «еще не знали»

(4) Далее текст следует заключительной части Квенты Сильмариллион (5 том ИС), начинающейся после лакуны в тексте со следующего предложения (в Сильмариллионе, в результате редактуры текста, это – середина предложения).


(Часть вторая, по Квенте Пятого тома – см. другой файл)

Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет