Эней: Дай в Аверн мне сойти и лицо родителя видеть. Шёл здесь и Орфей, и Тесей, и Алкид. Сжалься, благая, молю



жүктеу 29.8 Kb.
Дата12.06.2016
өлшемі29.8 Kb.
Эней в Аверне.
Эней: Дай в Аверн мне сойти и лицо родителя видеть. Шёл здесь и Орфей, и Тесей, и Алкид. Сжалься, благая, молю.
Сивилла: В Аверн спуститься нетрудно. День и ночь распахнута дверь в обиталище Дита. Но лишь единицам вернуться позволил тёмный Коцит. Но если стремление сердца так сильно, возьми ветвь золотую для Прозерпины.
Эней: Боги! Властители душ! И вы, молчаливые тени, Хаос, и ты, Флегетон, и равнины безмолвья и мрака! Дайте возможность пройти и вернуться обратно.
Сивилла: Там, где начало пути, Скорьбь ютится, бледные здесь болезни живут и унылая Старость, Страх, Нищета, и Позор, и Голод, Мука, тягостный Труд, Смерть и брат её Сон. Здесь же Война и злобная Радость и распря.
Тени: Переправь нас, Хорон, на тот берег, мы стремимся скорее туда (одних забирает, а других нет).
Эней: Ответь мне, чего толпа над рекою желает? Почему одни покидают берег, а другие плывут по волнам?
Сивилла: Перед тобою ширь Стигийских болот и Коцита глубокие воды. Эти, что жалкой толпой здесь стоят, землёй не покрыты.
Тени: Нам, что жалкой толпой здесь стоим, на берег мрачный нельзя переплыть через шумные волны прежде, чем покой обретут в могиле останки.

Лодочник этот – Хорон; перевозит он лишь погребённых. Здесь блуждать мы будем более сотен лет, над берегом рея, только потом к желанной реке нас допустят.
Хорон: Ты, человек, что к нашей реке с оружьем спустился. Стой и скажи, зачем ты пришёл? И дальше ни шагу! В этом стигийском челне возить живых я не в праве! (Показывает ветвь, и Хорон перевозит его)
Тени: Ширь бескрайних равнин, что «Полями скорьби» зовётся. Всех, кого извела любви жестокая язва, прячет миртовый лес, укрывают тайные тропы.
Эней: О Дидона! Я клянусь: не по воле своей я покинул твой берег, царица!

И не мог я поверить, что разлука со мной принесла тебе столько страданий.!

Дидона: Даже смерть не избавит меня от мук и страданий!
Эней: Стой, от кого ты бежить?
Сивилла: близится ночь! Две дороги, Эней, расходятся с этого места:. Путь направо ведёт к стенам могучего Дита.. Этим путём мы с тобою в Элизий пойдём. А левой дорогой хлые идут на казнь, в нечестивый спускаются Тартар.
Гидра: Всех здесь казнят, заставляют в преступленьях сознаться. Там, наверху содеянных. Здесь хлыщут виновных мечом и мерзких гадов подносят. Корчатся в муках на дне. Если б мой голос был из железа, я б и тогда не смогла все преступленья и кары исчислить.

(Эней прибивает ветвь золотую).
Анхиз: Значит, ты все ж пришёл Сколько опасностей знал ты, и вот снова со мною.
Эней: Что за река там течёт? Что за люди теснятся толпою?
Анхиз: Собрались здесь души, которым вновь суждено вселиться в тела, и с реки Леты пьют забвенье они. Эти души показать и назвать поимённо давно уже жажду я, чтобы наших ты видел потомков. Я открою судьбу твою ныне.
Сильвий: Я первым выйду к эфирному свету. Во мне италийская кровь с дарданской сольётся. И царём и царей родителем стану, и буду править Долгою Альбой.
Анхиз: Благочестьем своим и доблестью в битвах всех он затмит.
Илия: А от меня, жрицы-весталки, Илии и Марса будут рождены основатели вечного города Ромул и Рем. Счастлива тем, что бессмертных детей родила, что и внуки – все небожители.
Ромул: Я Ромул, кто навек прародителя спутником станет. Рим до пределов вселенной расширю, до Олимпа души возвышу. Семь холмов огражу я единой стеною.
Цезарь: Я Цезарь, Аскания юла потомок. Править я стану народами вокрег населяющих лаций. Богом меня нарекут уж при жизни.
Август: Я Август Цезарь, век верну золотой на Латинские пашни, где прежде сам Сатурн был царём. И пределы державы продвину, индов край покорив и страну гарамантов.

Анхиз: Дети! Нельзя, чтобы к войнам таким ваши души привыкли! Грозною мощью своей не терзайте тело Отчизны! Ты, потомок богов, ты первый о милости вспомни. Кровь моя, меч опусти!
Кассандра: Я Кассандра, я опять прорицаю. Римлянин! Ты научись народами править державно – в этом искусство твое!- налагать условия мира, милость покорным являть и смирять войною надменных. Лишь битвы я вижу. Грозные битвы и Тибр, что от пролитой пенится крови. Ты же , беде вопреки, не сдавайся и шествуй смелее.
Сивилла: Костью слоновой блестя, распахнулись ворота пред нами: возвращайся к своим кораблям и спутникам верным.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет