Газета игрок weekly, март 1996 года Итак, мы снова, как и полгода назад, беседуем о горах, о вашем увлечении. Вадим, экспедиция на Аконкагуа – это продолжение прежней программы?



жүктеу 79.99 Kb.
Дата16.06.2016
өлшемі79.99 Kb.
Газета ИГРОК * Weekly,

март 1996 года

- Итак, мы снова, как и полгода назад, беседуем о горах, о вашем увлечении. Вадим, экспедиция на Аконкагуа – это продолжение прежней программы?


  • Да, я помню наш разговор: речь шла о незабываемой для нас экспедиции на Аляску и восхождении на вершину Мак-Кинли (Денали). Эта самая северная горная макушка Земли сурова шквальными ветрам, снежными бурями и низкими температурами. С другой стороны, полярные пейзажи по-своему прекрасны и привлекательны для альпинистов всего мира. За короткие сроки преодоления маршрута американцы назвали нас «crazy», т.е. безумные. Пройдя своеобразный тест на Мак-Кинли, команда обрела свой имидж, а программа «Семь вершин» получила признание.

Несколько ранее было восхождение на Эльбрус. Снежно-ледовые склоны кавказского властелина с одной стороны – технически просты, с другой – коварны для бесшабашных проходимцев. Если летом двуглавые вершины доступны, то зимой их покорение проблематично. Тогда-то и происходила «пристрелка» группы на слаженность, притирка характеров.


Год назад состоялось восхождение на вершину самого высокого отдельно-стоящего горного массива – Килиманджаро (5895 м). Как бывший вулкан, он имеет кратер с двумя вершинами, края которого окаймлены необычным ледником. Немало восходов солнца довелось мне встретить на вершинах, но этот был особенно красив. Тогда группа прошла два маршрута: классический и ранее нехоженый, получивший название «русский вариант». Незабываемы путешествия по саванне, встречи с племенами масаев, многообразие животных, необычный мир тропических растений. Это была самая многочисленная экспедиция, в состав в которой входили и московские журналисты.
По рассказам коллег, самое экзотическое путешествие пришлось на Папуа – Новую Гвинею. К сожалению, мы с Игорем сюда не попали. Может и к лучшему, ибо есть намерения восполнить пропущенное в составе воронежской экспедиции.
И наконец, Аконкагуа. Эта вершина – очередной шаг в рамках нашей программы.


  • Можно немного подробнее рассказать о вашей последней экспедиции?




  • Дорога нелёгкая. В ночь с 14 на 15 января команда в составе десяти человек вылетела из Москвы. Первая посадка в Тунисе. Далее пересекли западную часть африканского континента и приземлились на одном из островов Зелёного Мыса. На продуваемом ветрами Атлантического океана острове кроме взлётно-посадочной полосы, аэровокзала с крупным панно в духе соцреализма и небольших домишек, ничего нет. Как я понял, в своё время здесь поработали наши специалисты. А вокруг – океан. Полёт над ним впечатляет. Как в старой песне: «Вода, вода. Кругом вода, одна вода». Барашки белых облаков на синем фоне здорово смотрятся – успокаивающая картина. И вдруг вырастает остров – вулкан. Прямо из водяной пучины. Как положено в центре – кратер. Конус вулкана окольцован пеленой облаков, а ниже – сине-зелёное кольцо прибрежной океанской отмели. Что ни говори, а природа – лучший мастеровой.

Пересекли океан. Третья посадка – в Южной Америке. Бразилия. Город Сальвадор. Стройные линии высотных домов, вытянувшиеся вдоль океанского побережья. А вот ближе к аэродрому уже не такие картины: призёмистые домики приютились на холмах. Видно, что внизу кварталы бедноты. После нашей зимы – душно. Температура - за тридцать, даже в самолёте чувствуешь себя приятнее. Последняя посадка – ночной Буэнас-Айросе. Столица Аргентины раскинулась в южной части залива Ла-Плата. С другой стороны – Монтевидео. Это уже Уругвай. С многочисленными пригородами Буэнос-Айрес образует один из крупнейших в мире городских агломератов. И это чувствуется по миллионам огней под крылом самолёта. Всё светиться, насколько глаз видит. Цветущий, прекраснейший город и прибрежный океан, превратившийся в некий отстойник – тоскливая картина.


О городах я пока не буду говорить. В Буэнос-Айресе мы арендовали мини-автобус и самостоятельно пересекли весь континент с востока на запад. Эта часть Аргентины во многим напоминает Черноземье: поля, пастбища, кукуруза, коровы… Повсюду коровы, коровы… Оказывается, на 30 с лишним миллионов аргентинцев приходится аж 55 миллионов только крупного рогатого скота. Ближе к западу идут виноградники. Так мы добрались до главного города-миллионника провинции с одноименным названием - Мендоса.
Запаслись всем необходимым – и снова на колёса. Проехали ещё двести километров. Горные серпантины привели нас в посёлок Инка (точнее: Плаза де Инко). Рядом – граница с Чили. Прекрасный отель – для альпинистов всего мира последнее перед восхождением пристанище. Сюда возвращаются и победители, и побеждённые. Здесь начало, исток всех горных задумок. Здесь мечта начинает обретать реальность.
В двух днях перехода, на высоте 4300 метров, находится базовый лагерь. Взяли рюкзаки и пошли. Основной груз отдали мулам. В дороге прихватила метель. Едва добрались до лагеря, поставили палатки – снежок повалил (с таким андско-адским ветерком). Почти сутки мело. Такова Южная Америка. Впрочем, когда-то Америка Северная встречала нас так же. Анды сразу показали нам свой нрав, чтобы мы не расслаблялись. Лето осталось далеко внизу.
- Вадим, вы исходили достаточно много гор. Чем интересен этот уголок планеты?
Сначала о горах. Анды, или Кордильеры, протянулись по всему тихоокеанскому побережью Америки почти на 9 тысяч километров. Если Мак-Кинли считается самым северным шеститысячником мира, то Аконкагуа – высшей точкой Западного полушария. По одним источникам, её высота 6960 метров, по другим – 7040. На языке инков её название звучит как «белый страж». Зона сейсмическая: достаточно вспомнить перуанское или чилийское землетрясения. Горы разрушены, хотя и не считаются старыми. Они необычайно красивы зелёными и бардовыми оттенками яшмы, зелёными породами меди, жёлтыми и другими расцветками скал. Подобного цветового разнообразия скал мне видеть не доводилось. Нечасто приходится видеть и другое творение природы – кальгаспоры. Природа создала причудливый ледниковый рельеф с острыми, тянущимися к солнцу ледовыми пирамидами высотой с человеческий рост. Их ещё называют «кающимися монахами». А рядом цепь настоящих грибов – ледовых столбов, поверх которых устроились камни. Подобную красоту трудно передать словами. Это надо видеть.
Сам маршрут технически соответствует нашему уровню подготовки. Гора как гора. Высокая, а значит, нужна соответствующая тактика разбивки промежуточных лагерей. Их было три, последний – на высоте 5900 метров. Шквальные ветры, мороз, снег спрессован в фирн, в котором невозможно вырыть пещеру (как мы делали на Памире или Тянь-Шане). А в палатках, сами понимаете, не жарко. Больше думаешь о том, чтобы ветер не порвал палатку. К тому же, такие высоты относятся к зоне, где организм приспосабливается лишь временно, после чего начинается его истощение (хотя из литературы знаю, что в прошлом аборигены Анд ради малопонятных до сих пор магических и ритуальных целей поднимались на заоблачные высоты: для них существовал культ вершины). Здесь властвует гипоксия. Давление более чем вдвое ниже нормального.
Заморские мази лишь первое время защищают от всепроницающих ультрафиолетовых лучей. К окончанию экспедиции лицо, руки – мажь, не мажь – сгорают. К тому же, озоновая дыра, о которой мы внизу только слышим, там создаёт дополнительные проблемы.
Сейчас всё позади: чрезмерные физические и психологические нагрузки, организационные неувязки и проблемы питания на высоте. Восстанавливаются потерянные пять килограммов веса.
Остались лишь воспоминания, отснятые видео- и фотоматериалы: их ещё предстоит использовать. Экспедиция позади, цель достигнута. Правда, по некоторым западным источникам, есть в соседней Боливии более высокая, менее доступная и менее известная, чем Аконкагуа, вершина – Аконхума. Может, и есть. Может быть, гора подросла, что бывает. Это предстоит ещё уточнить, а возможно, эта информация – лишь рекламный трюк. Ведь большая гора – это не только значительные валютные поступления от туризма, но и работа для местных жителей. Аконкагуа за сезон собирает до двух тысяч восходителей. Далеко не все поднимаются, но все порядочно платят.


  • В газетах было сообщение, что на вершину одновременно поднимались две группы российских альпинистов, шедших под флагом программы «Семь вершин». Это так?

Да, почти. Прежний руководитель в составе четвёрки поднялся на Аконкагуа, но с другой стороны. Всё проходило на неделю раньше, и мы их не видели. Мы же сохранили прежний состав. Игоря и меня пригласили и как прежних участников, и как альпинистов, имеющих опыт высотных восхождений. Ещё двое из состава имели в спортивном багаже по семитысячнику.


Представьте себе, что на пяточке Земли, за тысячи вёрст от России, мы встретили своих коллег из Екатеринбурга во главе с известным Сергеем Ефимовым (восходитель на Эверест 1982 года) и вместе с тем самым грузином, который первым в 94-м году поднялся на Мак-Кинли. Правда, на этот раз появился и его соотечественник – весёлый Тото, который не стремился на вершину, а писал книгу об альпинистах. Тогда они спускались с вершины, и мы их поздравляли, а сейчас – наоборот. Воистину, горы объединяют людей. Ожидали, что и Фёдора Конюхова – известного на весь мир путешественника – после его странствий по Антарктиде, мы встретим здесь, но не довелось.


  • А кто финансировал путешествие?

В системе «Газпрома» есть структурное подразделение «Мострансгаз». Основная финансовая ноша легла на него. Мы благодарны фирме «Криста», которая с первых экспедиций поддерживает нас. Одновременно мы представляли и воронежский филиал АБ «Инкомбанка». В таком деле важна не только финансовая поддержка, но и доброе слово. Символика этих организаций, а также памятные медали нашего города, побывавшие на вершине, оставлены в альпинистском музее того самого отеля в посёлке Инка.




  • Чем ещё занималась эта экспедиция? Ведь вам есть с чем сравнивать.

Да, пожалуй, есть. Любой наш выезд – это и знакомство со страной, её национальными традициями, обычаями и т.д. Фильм, снятый нами, тоже будет рассказывать об этом. Кстати, я попытаюсь смонтировать собственный фильм. Три с лишним часа видеоматериала отснял. Хочется поблагодарить и 4-й канал воронежского телевидения за оказанную помощь в этом деле.
Самые приятные впечатления остались от встреч с аргентинцами. Они доброжелательны, общительны и очень симпатизируют нам. Заметил, что они меньше уважают американцев и достаточно сдержаны с англичанами. Последнее сказывается даже на отношении к английскому языку. Мадам Тэтчер и война за Фолклендские-Мальвийские острова – причина таких эмоций. Аргентинцы свято чтут своих героев. В Буэнос-Айросе мы были у мемориала, посвящённого жертвам той войны.
Здесь, кстати, есть достаточно многочисленная русская диаспора. Аргентина, в принципе, очень лояльна к эмигрантам. Жизнь в этой стране дорога (по нашим меркам). Чувствуется, что люди здесь любят свою работу. Многие трудятся в сфере сервиса. Если делают что-то, то с каким-то не показным желанием.


Мы побывали в двух городах. Столица – большой муравейник, где жизнь кипит, витрины сверкают, всё крутится и вертится. Город украшают как старые здания со своей неповторимой архитектурой, так и современные. Много парков. В них влюблённых не гоняют, футболистов (маленьких Марадон) – тоже. Масса рекламы. Второй город – Мендоса – не менее красив. Не уступает он столице и по количеству кафе, ресторанчиков, магазинов. Только остановись: тебя готовы обслужить тут же. Но здесь жизнь спокойнее. Город оживает утром, днём вымирает – жарко. Вечером жизнь снова берёт своё. Семьи с детьми и без, бабуси и деды, молодёжь – все на улицах, гуляют в парках или просто любуются фонтанами. Здесь не грабят (я спокойно ходил ночами с видеокамерой один. Полиция, регулировщики и т.д. работают днём), нет пьяных. За эти дни я не слышал ни ругани, ни раздоров, видел только приятные, преимущественно улыбающиеся лица. Может, это и есть воплощение несбыточного города Солнца? Признаюсь, что я влюбился в этот город, в этих людей.


А как они танцуют! Ничего похожего я нигде не видел. Все движения танца отточены, необычайно красивы и грациозны. В Мендосе даже есть специальный телевизионный канал, посвящённый исключительно танго. Аргентинское танго, по-моему, - это высший пилотаж танцевального мастерства. Впрочем, как и футбол. Танго и футбол живут в аргентинцах, как мне показалось, с пелёнок. Они больше говорят о Марадоне, чем о президенте. Они стараются устроить свою жизнь, а не испортить жизнь другому. Им можно позавидовать.

Записал Вячеслав ЗАПОРОЖЕЦ.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет