Границы Афганистана: трагедия и уроки



бет1/14
Дата22.07.2016
өлшемі1.28 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Границы Афганистана: трагедия и уроки


Нешумов Ю.А.

http://catalog1.kupiknigi.ru/view200905.html

Автор: Нешумов Ю.А.

Издательство: Кучково поле

Место издат.: Москва

ISBN: 5-98756-018-3

Год: 2006

Стр: 352 Цена: 238 руб
http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=335865

издательство: Жуковский: Граница; Кучково поле

год издания: 2006

место издания: Москва

язык текста: русский

язык оригинала: русский

тип обложки: Твердый переплет

формат: 84х108 1/32 вес: 385 гр. страниц: 352 тираж: 2500 экз.

isbn: 5-901679-21-0

в продаже с: 25 сентября 2006 г. цена: 233 р.


http://www.kniginina.ru/index.php?id=20180&item_type=10&user=a52dc18c6946db6e9bc421228b87e06b

Нешумов Ю.А. Границы Афганистана: трагедия и уроки

Издательство Кучково поле, Москва-Жуковский, 2006. 352 стр., 84х108 1/32, с илл. ISBN 5-98756-018-3, 178 руб.
Нешумов Ю.А.

Границы Афганистана: трагедия и уроки. – М. Жуковский: Граница; Кучково поле, 2006. – 352 с., 4 л. илл.


isbn: 5-98756-018-3 (Граница) isbn: 5-901679-21-0 (Кучково поле)
Автор книги, продолжительное время возглавлявший штаб Погранвойск Советского Союза, ярко и с глубоким знанием описывает афганские события, последовавшие после Апрельской революции 1978 г. и бесспорно повлиявшие на историю нашей страны. Непосредственный участник многих оперативно-стратегических решений и действий, он сумел сделать серьезные выводы из тех трагических событий, которые не утратили своего значения и в наши дни, особенно в связи с "чеченской проблемой" и нарастающей волной терроризма Автор книги, продолжительное время возглавлявший штаб Погранвойск Советского Союза, ярко и с глубоким знанием описывает афганские события, последовавшие после Апрельской революции 1978 г. и бесспорно повлиявшие на историю нашей страны. Непосредственный участник многих оперативно-стратегических решений и действий, он сумел сделать серьезные выводы из тех трагических событий, которые не утратили своего значения и в наши дни, особенно в связи с "чеченской проблемой" и нарастающей волной терроризма
Содержание

От автора

Глава 1 Афганистан: тревожное лето 1979 г

Глава 2 Ввод советских войск в ДРА. Начало действий наших пограничных подразделений в афганском при кордоне

Глава3 Ввод основных пограничных подразделений в северные провинции ДРА. Первые успешные операции и неудачи

Глава 4 Разные дни афганского приграничья. Новые попытки укрепить границы ДРА

Глава5 Эскалация афганского джихада. Неусвоенные уроки

От автора


Этот круглый, крепкий шар земной

неделим, как тело человека.

Боль, родившись в стороне одной,

В стороне другой застонет эхом…

Аль-Хамиси

Время и годы многое стирают из памяти, но она чаще срабатывает избирательно: события неординарные, драматические, затрагивающие судьбы многих людей и страны в целом, забвению обычно неподвластны и незатухающая память о них часто возвращают нас к раздумьям о тех днях и их оценках.

Такими, навсегда памятными для многих, останутся события в Афганистане в конце 1970-х и в 1980-е годы.

Этим событиям, в отличие от других военных конфликтов прошлых лет, не предшествовали обычные в таких случаях сердитые политические и дипломатические перепалки, были более чем застенчивы в их освещении и наши средства массовой информации. Они развивались как-то исподволь, без огласки и многим (в том числе и автору этих записок) первоначально казались сугубо локальными, затрагивающими лишь самих афганцев. Однако, с вмешательством в эти события наших войск, вынужденных вести там боевые действия, нести потери - драматизм ситуации стал очевиден. Такое "вползание" в конфликт объясняется причинами в основном сегодня известными: скоропалительными, без достаточной проработки решениями, в основе которых преобладали волевые идеи, замешанные больше на эмоциях, шапкозакидательстве и недостоверной информации. Восточная мудрость гласит: "Чтобы создать оазис, не нужно землетрясения". И сегодня вряд ли кого нужно убеждать в том, что наше участие в афганских делах в те годы (с учетом интересов безопасности наших южных границ) могло быть иным, более взвешенным и эффективным. Мы часто спрашиваем себя: что нас побуждает возвращаться к тем, уже далеким афганским событиям?

Казалось бы, на фоне таких исторических потрясений, как развал Советского Союза, серьезного изменения всей геополитической карты мира, других крупных событий, им суждено померкнуть, уйти в прошлое. А мы о них часто вспоминаем и даже отмечаем их даты.

Эти воспоминания ведь не столько об афганской экзотике (хотя и это есть): о диких причудах природы этой страны, яркой краске древних афганских городов и кишлаков, жарких верстах пыльных дорог, и самих афганцах - людях, живущих трудно, в суровых условиях, но гордых и независимых, наивных и по-восточному мудрых, ценящих верность и дружбу.

Мне кажется, что для таких серьезных, "болевых" событий, как афганские, нужна своя временная дистанция: возможность осмыслить происходившее, исключив соблазн первых и потому почти всегда эмоционально-субъективных ощущений. Конечно, и фактор возможностей, условий и времени тоже играет роль. Но главные причины все-таки не в этом.

Есть одно обстоятельство, которое объясняет наше незатухающее внимание к той афганской кампании: там, в 80-е годы наша армия, пограничники, подразделения спецназа КГБ встретились с противником, действующим необычно (чему в академиях не учили). Этот противник ("душман") применял, по сути, традиционные для Афганистана, но малоизвестные для многих армий (в том числе и нашей) формы и способы боевых действий. Их основу составляли налеты и засады, диверсии на коммуникациях в сочетании с активным террором в городах и других населенных пунктах.

Эта война "из-за угла" изматывала войска, заставляла приспосабливаться к новым условиям ценой проб и ошибок. Откровенно говоря, решение опубликовать эти записки было вызвано, в значительной степени, событиями в Чечне, более тягостными по своим последствиям (и потерям) нежели в Афганистане. Даже исключая политические аспекты тех и других событий, надо признать, что в них повторились и даже приумножились наши ошибки и неудачи в применении оперативных, силовых форм и способов борьбы с мятежниками в Афганистане. И где гарантия, что подобное не повторится в каком-то ином приграничном регионе?

В записках многие события, казалось бы, не имеют прямого отношения к пограничным делам (личность Амина, состояние афганской армии и др.), но этому есть объяснения. Пограничные проблемы, как известно, всегда государственные и обычно затрагивают интересы многих (в первую очередь силовых) ведомств. Афганские пограничные проблемы были в то время критическими. И нужны были усилия для привлечения к решению этих проблем всех силовых структур ДРА. Авторитет советских пограничных войск КГБ в тот период был довольно высок не только среди наших друзей и союзников, но и в других странах мира. Поэтому представители наших погранвойск, выполняющие поручения Андропова и Матросова за рубежом, всегда имели возможность встреч с руководством страны и ведомств, причастных к пограничным делам. К сожалению, и это не всегда давало желаемый результат, но, как говорится, "Восток - дело тонкое".

Автору этих записок, в те годы начальнику штаба Пограничных войск КГБ, довелось с небольшой группой наших офицеров-пограничников непосредственно участвовать в решении этих проблем в ДРА с началом активной заброски в эту страну из Пакистана и Ирана вооруженных формирований мятежников, караванов с оружием и боеприпасами. В последующем этими вопросами, а также действиями наших пограничных подразделений в северных провинциях ДРА, кроме штаба ПВ, занималась Оперативная группа ГУПВ.

Записки, естественно, не претендуют на полное освещение всех событий, происходивших в тот период в Афганистане, и касаются в основном лишь тех проблем, которыми занимались в ту пору автор и его товарищи.

Хотел бы сразу оговориться: отсутствие тогда по ряду вопросов согласованных взглядов в наших силовых структурах (Минобороны, КГБ, МВД) на события в ДРА не могли не сказаться и на решении пограничных и некоторых других проблем, влияющих на стабилизацию обстановки в этой стране. Так, к лету 1979 г. с ростом активности мятежников, главным образом в приграничных районах Афганистана, вопросы борьбы с ними и надежного прикрытия наиболее активных участников границы (в основном с Пакистаном) были, пожалуй, главными для безопасности этой страны.

В этих условиях естественным казалось бы стремление руководства ДРА в первую очередь организовать защиту этих участников границы (с привлечением армии и царандоя) и незамедлительно переориентировать (следовательно, и переподготовить) армию и силы безопасности к операциям и оперативно-боевым действиям против мятежников, применявших партизанские методы борьбы. К сожалению, в силу целого ряда причин эти проблемы, в том числе и формирование пограничных частей (афганская погранслужба тогда была чисто символической) решались очень трудно, с большим сопротивлением многих должностных лиц и некоторых наших военных представителей.

В последующем же, когда было упущено время и силы мятежников настолько окрепли, что могли держать под своим контролем целые приграничные районы, рассчитывать на создание здесь надежной охраны и защиты границы уже не приходилось. Возникали и другие, не менее сложные проблемы в управлении и координации усилий действующих в Афганистане советских и афганских силовых структур, их подготовке, что затрудняли стабилизацию обстановки в стране. Удивительно, но в достаточно широко освещаемой у нас "афганской" теме в основном обсуждается в качестве главного обычно лишь один вопрос - как и почему наши войска оказались в Афганистане? Известно, что политическая и нравственная оценка решению о вводе войск в ДРА даны ясные и недвусмысленные, тем не менее накал эмоций не ослабевает.

Попутно пытаются представить, к примеру, Амина - наиболее одиозного и жестокого диктатора и его единомышленников едва ли не лучшими друзьями Советского Союза. Крайне скупо либо совсем не освещаются вопросы эффективности наших оперативных, боевых действий и операций, причины серьезных неудач и неоправданных потерь, что осложняло и ситуацию в Афганистане и наше положение там (сказанное относится и к пограничным подразделениям, которые действовали в ДРА).

Думается, что и до ввода наших войск в ДРА многое можно было поправить для стабилизации обстановки в этой стране, не прибегая к силовым акциям. И в этом большая роль принадлежала нашим представителям и советникам при руководящих лицах и силовых ведомствах. Не секрет, что обострению обстановки здесь к весне и лету 1979 г. в значительной мере способствовали экстремистские, амбициозные решения и действия тогдашних лидеров ДРА, главным образом, Амина, их нежелание найти общую платформу для союза с духовенством, местной буржуазией, вождями племен, другими национальными силами. При всей деликатности нашего положения тогда, думается, у нас все-таки были возможности препятствовать подобным негативным явлениям (включая и репрессии), но наши ведомства и их представители в ДРА не сумели этого сделать. Несогласованность, отсутствие четкой координации ведомственных усилий в достижении главных целей нашей помощи этой стране, нежелание считаться с объективной реальностью - все это, по сути, сводило на нет трудную и опасную работу наших специалистов в Афганистане.

Наши пограничники в афганских событиях принимали непосредственное, активное участие практически с вступлением первых советских частей в ДРА. Масштабы их оперативно-боевых действий в северных афганских провинциях простирались от Зульфагара (стык границ СССР, Ирана и ДРА) до Малого афганского Памира включительно. Им, как и их боевым товарищам-воинам наших армейских частей в ДРА, довелось все испытать: и радость побед, и горечь потерь и неудач. Они с достоинством и честью выдержали эти испытания и выходили из Афганистана последними, в боеготовом состоянии и организованно.

Действия в экстремальных условиях всегда способствовали росту командирской зрелости, профессионализма офицеров. В годы афганской кампании получили закалку многие офицеры и генералы погранвойск. Здесь закреплялся опыт не только действовавших, но и занявших в будущем руководящие посты в погранвойсках страны генералов В. Шляхтина, К. Тоцкого, В. Проничева, И. Вертелко, Г. Згерского, В. Донскова, Н. Резниченко, И. Коробейникова, М. Валиева, В. Рожкова, Б. Агапова и др.

Это был опыт особый - управления силами и средствами в специальных операциях и оперативно-боевых действиях. Позднее они получат иное наименование - "контртеррористические операции".

Этот опыт, при умелом его использовании, мог сыграть решающую роль в других конфликтах, например, в Чечне. И не вина офицеров-"афганцев", что этот опыт там был мало востребован.

Китайцы говорят: "Прошлое - учитель будущего". Наше прошлое, связанное с событиями в Афганистане в конце 1970-х и в 1980-е годы на многое открывает глаза и многому учит. Недооценка этого опыта, как мы знаем, нам дорого обошлась в Чечне. Стремление полнее показать наши действия в подобных конфликтах с объективной оценкой побед и неудач обусловлено не поиском виновных, "крайних", не смакованием недостатков и ошибок, а познанием истины, интересами будущих решений и поступков. В искреннем желании поделиться взглядами на происшедшие события в ДРА, принести дань глубокого уважения к памяти тех, кто верно и стойко исполнял свой воинский и служебный долг в этой стране, видимо, и состоит цель моих "афганских" воспоминаний. Публикацией записок на основе блокнотных пометок и записей, местами разрозненных, торопливых, предназначенных тогда в основном для личного пользования, но сохранивших отголоски тех афганских событий, и хотелось бы внести посильный вклад в это дело.


ГЛАВА 1 Афганистан: тревожное лето 1979 г.

К силе его не присматривайся, К вере его приглядись



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет