Художественное осмысление философской и нравственно-психологической концепции свободы и несвободы человеческой личности в русской и северокавказской литературах второй половины ХIХ-ХХ веков



жүктеу 0.66 Mb.
бет1/4
Дата30.06.2016
өлшемі0.66 Mb.
  1   2   3   4


На правах рукописи
Чотчаева Марина Юрьевна


ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ

И НРАВСТВЕННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ СВОБОДЫ И НЕСВОБОДЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ

В РУССКОЙ И СЕВЕРОКАВКАЗСКОЙ ЛИТЕРАТУРАХ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIХ-ХХ ВЕКОВ

Специальности: 10.01.02 – Литература народов РФ

10.01.01 - Русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Майкоп - 2009

Работа выполнена на кафедре литературы и журналистики Адыгейского государственного университета

Научные консультанты: доктор филологических наук,

профессор Шаззо Казбек Гиссович,

доктор филологических наук,

профессор Степанова Татьяна Маратовна



Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Чанкаева Татьяна Азаматовна,

доктор филологических наук, профессор



Кузнецова Анна Владимировна,

доктор филологических наук, профессор



Баков Хангери Ильясович
Ведущая организация: Армавирский государственный педагогический университет

Защита состоится «18» декабря 2009 г. в часов на заседании диссертационного совета Д.212.001.02 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан «____» __________ 2009 г.

И.о.ученого секретаря диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Т.М.Степанова


Общая характеристика работы

Характерной особенностью современного гуманитарного знания все больше становятся проблемы изучения художественно-эстетического исследования смыслового, ценностного потенциала социально-философских, нравственно-психологических, духовно-мировоззренческих категорий, их роли и места в художественном тексте и контексте, их соотнесенности с другими формами общественного сознания. Такова, в частности, проблема свободы человеческой личности. Сама многозначность понятия «свобода» диктует необходимость и неизбежность всестороннего ее рассмотрения.

Категория свободы отнюдь не однозначна, не монолитна, не абсолютна, а многоцентрична и относительна. Определяемые нами позиции побуждают к анализу взаимодействия между политической, научной, философской, духовно-нравственной, религиозной и художественной концепцией свободы в русской и национальной художественной литературе на протяжении достаточно длительного периода, сопровождающегося особыми явлениями и процессами в духовной жизни всего общества. Проведенный в диссертационном исследовании анализ принципов изображения и субъектной организации произведений связан с определением социально-философского содержания художественной антропологии и бытийной концепции писателей в плане художественного изучения категории свободы в литературных произведениях о несвободе.

Художественно-эстетическое осмысление философско-нравственной и психологической оппозиции человеческой свободы-несвободы и связанной с этим проблемы насилия власти над личностью и народом восходит к глубокой древности - к тираноборческим мотивам, существующим в любом национальном фольклоре. Уже в античной мифологии это нашло глубокое и четкое отражение в сюжетах о Сизифе, Тантале, Тезее, Дедале и Икаре, Прометее… Имеет место то или иное художественно-философское освещение данного вопроса в эпосе и других народов мира, начиная с «Песни о Гильгамеше», «Песни о Гайавате», «Песни о Роланде», «Песни о моем Сиде» и т.д. Антиномия основополагающих категорий свобода-несвобода неизбежно и закономерно порождает в литературном творчестве различные модификации трагических конфликтов глобального формата посредством системы образных феноменов как соотношения общего и особенного.

Свобода, как возможность проявления личностью своей воли, как отсутствие стеснений и ограничений, очень рано и по-разному начала осознаваться как ни с чем не соизмеримая ценность в литературе Древней Руси («Моление Даниила Заточника», «Житие протопопа Аввакума»).

Новый виток – в плане художественного освоения проблемы свободы личности – делает эпоха Просвещения (ср. утверждение категорий Свободы, Равенства, Братства в идеологии Великой французской революции) и вся литература XVIII века (Р.Бернс «Дерево свободы», ода «Вольность» А.Радищева).

В эстетике и художественной практике романтизма и постромантизма в русской литературе образ свободы во многом сохраняет идущее от классицизма внешне несколько абстрактно-риторическое, обобщенно-аллегорическое, а по сути, совершенно иное, многогранное воплощение подобной категории. В этот период в русской поэзии становится весьма продуктивной стилизация свободолюбивых фольклорных (по преимуществу разбойничьих и тюремных) песен, обладающая всей характерной для жанра символизированной семантической атрибутикой.

Можно сказать, что духовная свобода героев русской литературы представляет собой свободу от античеловеческих поступков, не отменяет нравственных обязательств, хотя имеет, прежде всего, социально-политический подтекст: свобода - непременное условие жизни. Эта мысль бесконечно варьируется в литературе, потому что составляет ее идейно-художественное средоточие.

Во многих произведениях русской литературы тема свободы раскрыта благодаря изображению ее противоположности: каторга - несвобода, равнозначная аду. Сюжетный мотив похищения, пленения, заточения, а в конечном счете - любого лишения свободы, как и последующего преодоления, избавления от этой неволи характерен также и для сказочного и несказочного эпоса и песенной лирики всех северокавказских народов. Вне связи с реальной жизнью философия и социология свободы, ее выражение в произведениях литературы и публицистики лишились бы корней и питательной среды. Мораль, право, государственная власть, политические идеи, искусство и народные традиции получали в разные эпохи свое толкование понятия «свобода».

Соответственно, актуальность исследования заключается в значимости обращенности к принципиальным вопросам отражения в литературном процессе проблем философско-социологического знания, а именно к интегративной сфере взаимообогащения науки об обществе и его духовной жизни — к феноменологии личности и ее свободы в их взаимосвязях с конкретными и насущными проблемами изучения литературного творчества России и национальных регионов Северного Кавказа. Актуальность усиливается той знаковой феноменологичностью проблемы, в которой российская полиэтническая и поликонфессиональная духовность как сущее определяет культово-мировоззренческий статус проблемы свободы личности и общества в русской классической литературе ХIХ-ХХ вв., северокавказских литературах (преимущественно карачаево-балкарской и калмыцкой) второй половины ХХ века, а также литературе черкесского (адыгского) зарубежья.

В этом исследовании, рассматривая его основную проблему, мы затрагиваем и такие актуальные проблемы, как сохранение социокультурной идентичности, межкультурного диалога, вхождение традиционных культур народов Северного Кавказа в современную мировую культуру.

Однако специальных исследований вопроса о взаимовлиянии и взаимодействии русской и северокавказских литератур в этом направлении явно недостаточно. И сегодня проблема нуждается в исследованиях не только на литературоведческом, но и на философском, психологическом, этнополитическом, этнокультурном уровнях. Думается, обращение к столь острому в нравственном отношении, даже в известной степени болезненному вопросу позволит рассмотреть и в онтологическом плане специфику бытийности и духовности как «нравственной атмосферы» народов России.

Все это ставит задачу рассмотрения проблемы свободы-несвободы человеческой личности в литературе России и населяющих ее народов сквозь призму ценностной категориальной системы, выработанной литературоведческой, социологической, этико-эстетической мыслью. Основополагающими признаками этого процесса являются те специфические исторически сложившиеся черты национальной духовности, которые в совокупности составляют тот национальный и общечеловеческий вектор развития личности, который связан с категорией свободы.

Это проявляется часто в сопряжении личной судьбы писателя с судьбами близких, нации, отечества. Ценностный подход к изучению обозначенной проблемы очевидно связан с выбором конкретной ценностной системы как своего рода плацдарма для развертывания исследовательской деятельности.

Художественное воплощение идеи свободы различно в зависимости от особенностей в этнической истории того или иного народа, порождающих несходство национальных образов мира, типов исторического мышления. Решение этой задачи в целом связано с актуализацией аксиологической составляющей теоретического, фундаментального и прикладного литературоведения как науки, а применительно к нашей работе – с обращением к давней традиции ценностного этико-философского, духовного и социологического подхода к исследованию художественно-эстетического потенциала литературного творчества. Достаточно обратиться к русским писателям и представителям свободолюбивой общественно-философской, богословской, этической и эстетической мысли ХVШ, XIX, ХХ веков (протопоп Аввакум, А.Радищев, Н.Новиков, П.Пестель, К.Рылеев, Н.Бестужев, А.Бестужев-Марлинский, Н.Муравьев, М.Лунин, В.Кюхельбекер, А.Герцен, Филарет Московский, Н.Гоголь, А.Хомяков, И.Киреевский, Ю.Самарин, А.Григорьев, К. и И.Аксаковы, Ф.Достоевский, Н.Страхов, В.Розанов, Е.Трубецкой), работам философов и литературоведов русского зарубежья (И.Ильин, Б.Вышеславцев, Н.Лосский, Л.Карсавин, С.Франк, Н.Бердяев и др.). При всей неоднородности и даже разнополярности их социально-политических, философско-мировоззренческих взглядов и устремлений все они, так или иначе, многогранно изучили проблему свободы в комплексе как диалектико-материалистических, так и идеалистических концепций.

Диапазон исследований в данном направлении достаточно широк: от метафизического противопоставления свободы и необходимости, распространенного среди философов XVII-XIX веков (Т.Гоббс, П.Гольбах, Ж.Ламетри, П.Лаплас, Е.Дюринг и др.), а также их истолкования как антиномии сознания (И.Кант), от волюнтаризма, проповедующего произвольность человеческих поступков, фатализма, рассматривающего их как предопределенные, идеализма, во многом ограничивающего проблему свободы сферой сознания (И.Гегель, экзистенциалисты), до марксизма, считающего необходимым воплощение свободы в практической деятельности.

В современной научной литературе России на кавказскую тему выделяются разработанные в течение двух последних столетий следующие традиции осмысления духовно-эстетических линий взаимодействия с Кавказом, его влияния на русскую литературу: в первой половине ХIХ века – романтическое освоение национальных и общечеловеческих идей свободы, чести и непокорности, поэтизация природы (А.Пушкин, М.Лермонтов, А.Бестужев-Марлинский, А.Грибоедов), затем у Л.Толстого – трезво-реалистическое, глубокое философское и нравственно-психологическое освещение национального мира горца, идея Запада и Востока, свободы и власти. Неоромантическая поэтизация истории, природы и национального менталитета горца прослеживается в творчестве В.Немировича-Данченко, К.Бальмонта, И.Бунина, прозе адыгских просветителей. Добавим к этому имена В.Брюсова, С.Есенина, Н.Тихонова, А.Белого, О.Мандельштама.

Методологическая и теоретическая основа данной диссертации имеет несколько измерений, что продиктовано ее интегративным характером.

Во-первых, это труды общефилософского, культурологического и общефилологического характера. Задачи, связанные с проблемами свободы личности, в последние полтора десятилетия стали столь актуальны, что можно уже говорить о сложившейся традиции их рассмотрения, основа которой была заложена новыми процессами в духовной жизни обще­ства. Среди отечественных ученых, уделивших внимание разработке этой проблемы, можно выделить М. Бахтина, В.Виноградова, Г.Гачева, И.Ильина, Ю.Лотмана, Е.Мелетинского, А.Потебню, В.Сторчак, Б.Успенского, Г.Федотова, П.Флоренского и др. Вопросы национального самосознания поднимают в трудах Ю.Бромлей, Л.Дробижева, Н.Золотова, М.Иордан, А.Уледов. Особенности становления национального характера анализируют А.Арабаджян, Э.Баграмов, В.Болотоков, В.Вундт, В.Гараджа, А.Митрохин, Н.Моисеев, Д.Овсяннико-Куликовский, В.Семёнов, П.Сорокин, Г.Шпет, Н.Чавчавадзе.

Работы из области теоретического и исторического литературоведения – Л.Бронской, Л.Гинзбург, Л.Егоровой, В.Кожинова, А.Кузнецовой, Д.Лихачева, А.Лосева, Ю.Манна, Ю.Павлова, А.Скафтымова, Ю.Тынянова. Исследования, изучающие проблемы художественного воплощения философско-онтологических категорий в национальных литературах Северного Кавказа, – Б.Бадмаевой, X.Бакова, З.Баковой, Н.Байрамуковой, Л.Бекизовой, Г.Гамзатова, А.Гутова, Л.Деминой, Р.Джамбиновой, Н.Джусойты, А.Караевой, 3.Караевой, Г.Ломидзе, Р.Мамия, А.Мусукаевой, Н.Надъярных, З.Османовой, У.Панеша, В.Пюрвеева, К.Султанова, А.Теппеева, Х.Тимижева, З.Толгурова, Ф.Урусбиевой, Р.Фидаровой, Т.Хаджиевой, Ф.Хуако, Т.Чамокова, Т.Чанкаевой, П.Чекалова, К.Шаззо, Е.Шибинской, Ф.Эфендиева, Т.Эфендиевой.

Степень изученности темы. Творчество Достоевского с точки зрения вопросов философии духа (антропологии, философской истории, этики, религии) в целом и свободы личности в частности рассматривается в трудах М.Бахтина, В.Бачинина, В.Белопольского, Н.Вильмонта, Э.Голосовкера, Н.Давыдова, А.Дуловой, М.Ермаковой, В.Кирпотина, Н.Пруцкова, Б.Сучкова, М.Туган-Барановского, Л.Шестова, Г.Фридлендера, М.Храпченко.

Изучение чеховской концепции мира и человека проводилось в монографиях и статьях А.Белкина, Г.Бердникова, Н.Берковского, Г.Бялого, В.Гейдеко, Л.Громова, И.Гуревича, Е.Елизаровой, В.Ермилова, А.Захаркина, В.Катаева, М.Кузнецовой, В.Кулешова, Р.Кулиевой, В.Лакшина, В.Линкова, Л.Мышковской, А.Опульской, 3.Паперного, Э.Полоц­кой, А.Роскина, В.Романенко, М.Семановой, А.Скафтымова, А.Туркова, Е.Червинскене, А.Чудакова, Б.Шубина, А.Якубовой.

Среди многочисленной литературы по творчеству А.Солженицына интересующий нас вопрос наиболее полно освещен в работах исследователей разных лет – В.Акимова, В.Воздвиженского, О.Иванова, А.Казина, Н.Коробковой, В.Котельникова, Н.Кякшто, В.Кузьмина, С.Ларькова, Л.Лосева, Д.Лукача, В.Максимова, С.Мельниковой, Ж.Нива, П.Паламарчука, Е.Пономарева, Ю.Рокотян, К.Секе, Н.Ульянова, А.Урманова, С.Шешуновой, Д.Штурман, Р.Якобсона.

Проблемы мировоззренческого характера в творчестве В.Шаламова раскрывают М.Берютти, Е.Волков, В.Компанеец, Е.Полищук, А.Симонова, Л.Тимофеев, Е.Шкловский, Ю.Шрейдер, а также И.Сухих в книге «Солженицын и Шаламов: две прозы, две судьбы». Cуществует ряд кандидатских диссертаций, посвященных различным аспектам обозначенной в данном исследовании темы, либо сопредельной с ней проблематике в русской литературе. Такова, к примеру, работа А.Новиковой «Пространство смерти в европейской литературе ХХ в. (И.Шмелев, Б.Виан, В.Шаламов, А.Солженицын, Ф.Ксенакис)», труды Г.Аношиной, Т.Автократовой и др.

Художественное воплощение проблемы свободы личности и социума в литературе о депортации народов Северного Кавказа отчасти отражено и проанализировано в работах С.Бейтуганова, Б.Зумакулова, А.Карова «Час испытаний. Депортация, реабилитация и возрождение балкарского народа», X.Джаубаева «Кёзлерибизден къан тама» («Из наших глаз капала кровь»), «Народные песни и плачи», Р.Тебуева «Депортация карачаевцев. Докумен­ты рассказывают», A.Теппеева и Ф.Теппеевой «Сюрген» («Изгнание»), Т.Хаджиевой «Кечпончюле эсгермеси» («Словес­ные памятники выселения») и др., в работах М.Иванова и А.Койчуева (Карачаевск), К.Корнеева и А.Балакаева (Элиста), М.Кучмезовой и С.Эфендиева (Нальчик), Х.Тугуза (Майкоп), Х.Бокова (Назрань), Т.Ужаховой (Гроз­ный).

Ценный материал по обозначенной проблеме представлен в книге «Мы из высланных навечно. Воспоминания депортирован­ных калмыков. (1943-1957)» под редакцией В.Убушаева (2003), в сборниках материалов научных конференций «Репрессиро­ванные народы: упразднение их национальной государственности и проблемы реабилитации» (Элиста,1993) и «Репрессированные наро­ды: история и современность» (Нальчик,1994).

Определенным вкладом в рассмотрение данного вопроса являются кандидатские диссертации Б.Берберова «Тема народной трагедии и возрождения в карачаево-балкарской поэзии» (Нальчик,2002), М.Отаровой «Художественное осмысление проблемы депортации (на материале литератур народов Северного Кавказа и Калмыкии)» (Нальчик,2006), Н.Манджиева «Калмыцкая проза о депортации: концепция человека» (Майкоп,2005) и др.

Подводя итог проведенному историографическому обзору, можно отметить, что заявленная проблематика не нова и для северокавказского литературоведения, но вместе с тем она вряд ли может быть исчерпана как в художественно-эстетическом, так и в научно-исследовательском плане. Уже пришла пора провести некоторое подведение предварительных итогов, обобщить изученность этой темы в северокавказской литературоведческой науке. Отметим, что данная работа является первой докторской диссертацией в регионе, посвященной одному из аспектов данной проблематики.

Все это позволяет рассмотреть проблему свободы-несвободы человеческой личности в литературе России и населяющих ее народов сквозь призму ценностной категориальной системы, выработанной литературоведческой, социологической, этико-эстетической мыслью. Основополагающими признаками данного процесса являются те специфические исторически сложившиеся черты национальной духовности, которые в совокупности составляют национальный и общечеловеческий вектор развития личности, связанный с категорией свободы.

Это проявляется часто в сопряжении личной судьбы писателя с судьбами близких, нации, отечества. Такой подход к изучению обозначенной проблемы, очевидно, связан с выбором конкретной ценностной системы, своего рода плацдарма для развертывания научной деятельности.



Научная новизна. Настоящая диссертация, обобщая результаты уже существующих исследований российских и, в частности, северокавказских ученых в указанном направлении, впервые вписывает данную проблему в контекст общероссийского литературного процесса. Настоящая диссертация, обобщая результаты уже существующих исследований российских и, в частности, северокавказских ученых в указанном направлении, впервые вписывает данную проблему в контекст общероссийского литературного процесса. В ней впервые проводится интегрированное литературоведческое, межкультурное и частично междисциплинарное углубленное исследование острой социально-политической, философско-онтологической и нравственно-психологической проблемы человеческой свободы и несвободы в произведениях о каторге и ссылке в русской литературе второй половины Х1Х-ХХ вв и в северокавказских литературах второй половины ХХ века. По проблематике и методологии она представляет собой теоретико-литературный и частично историко-литературный труд. Материалом для научных изысканий послужил довольно широкий пласт «текстового пространства» литературы России и Северного Кавказа, объединенный единым смысловым содержанием, подвергшийся синхронно-диахронному анализу.

Тема работы лишь на первый взгляд может показаться хрестоматийной. На самом деле это не так. Вопрос о глубоком наполнении поставленной проблемы, видимо, никогда не будет исчерпан, поскольку далеко не однозначен. Он рассматривается на пересечении и во взаимодействии различных нравственно-психологических, философских и эстетических категорий и понятий.



Материал исследования. Данная диссертация охватывает четыре основных весьма значительных по объему и достаточно разнородных пласта литературного материала, организованных, однако, общей проблемой индивидуальной и общественной свободы, каждый из которых включает в себя несколько разделов. Первый – это русская литература ХIХ века, представленная, главным образом, произведениями о свободе и несвободе человеческой личности, принадлежащими Ф.Достоевскому и А.Чехову. Второй – так называемая возвращенная русская литература ХХ века советского периода (творчество А.Солженицына и В.Шаламова). Третий – литература народов Северного Кавказа, знакомящая нас с большим количеством художественных произведений писателей разных национальностей, разных жанров и тематических подразделений, объединенных общей идеей. Четвертый – отдельные примеры литературы черкесского зарубежья.

Объект исследования – русская и северокавказская общественно-публицистическая, философская, этико-эстетическая и литературно-художественная мысль о проблеме свободы личности и ее воплощение в литературном процессе России и Кавказа на протяжении ХIХ – ХХ веков.

Предметом изучения выступает текстовой материал произведений русских и северокавказских писателей ХIХ - ХХ века, дающий основания для анализа художественного исследования проблемы соотношения свободы и несвободы личности и целого этноса.

Цель исследования – выявление конкретных форм и реализаций идеи свободы и несвободы личности и социума в литературах народов регионов и России в целом как одного из проявлений того или иного национального характера, их духовно-этического сознания и бытия в прошедшие эпохи.

Это определяет основные задачи исследования:

- рассмотреть теоретические концепции противопоставления свободы и несвободы личности в философском, социологическом и духовно-нравственном аспектах;

- выявить сущность гуманистического и духовного понимания свободы человеческой личности и её предназначения, определяющую принципиальную основу произведений о ссылке и каторге Ф.Достоевского;

- исследовать вопрос о трактовке проблемы свободы и насилия в чеховской концепции мира и человека на материале документально-художественной прозы («Остров Сахалин»);

- обосновать закономерность исследования выделяемых в работе феноменов общественного сознания в творческом наследии Варлама Шаламова и Александра Солженицына в диалектическом единстве их проявления;

- подчеркнуть значимость и перспективность для изучения национальной специфики художественного воплощения концепции человеческой свободы в литературных произведениях народов Северного Кавказа о депортации ценностного духовно-социологического подхода и его терминологического инструментария; дать концептуальное теоретическое обоснование терминам и понятиям, используемым в работе; подтвердить их продуктивность в конкретике литературоведческого анализа;

- проанализировать механизмы и формы художественного решения проблемы свободы и несвободы в условиях адаптации к инонациональному социокультурному пространству носителей различных культурных традиций в литературе северокавказской диаспоры.



Методы исследования представляют собой синтез историко-социологического, сравнительно-типологического подходов к рассмотрению литературного процесса как основы для целостного анализа художественного воплощения проблемы свободы личности в русской и северокавказских литературах.

Теоретическая значимость и научная новизна диссертации связаны с необходимостью комплексного художественного осмысления концепции свободы личности в произведениях о несвободе в русской литературе ХIХ-ХХ вв., северокавказских литературах ХХ века и литературе черкесского зарубежья.

Практическая значимость. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке новых учебных пособий, дополнении и переработке уже существующих, составлении новых методических разработок, спецкурсов, а также чтении курсов лекций и проведении семинарских занятий по русской литературе ХIХ и XX века, литературе народов Российской Федерации и литературе народов Северного Кавказа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Исследование художественного воплощения категории свободы личности в литературе различных социально-исторических эпох, различных национальных образований, разных жанров и разных авторов позволяет прийти к выводу о том, что обозначенная категория из разряда социально-политических, философско-мировоззренческих, духовно-нравственных категорий все больше переходит в категорию эстетическую.

2. В современном мире проблема свободы личности ощущается и осмысливается как наиболее актуальный и сущностный социокультурный институт, рассмотрение которого в литературе принадлежит к числу наиболее востребованных прогрессивной частью социума.

3. В настоящее время социокультурно значимым становится требование защиты прав личностного начала, свободы выбора. Оно (в единстве с другими условиями) определяет отношение представителей художественной литературы в разные периоды ее развития и в разных национальных регионах к гражданскому обществу, либо к обществу, принимающему или отвергающему духовно-нравственные принципы на той или иной конфессиональной основе в контексте свободы личности и ее духовной ответственности, её права на счастливую жизнь, отношение к власти, которая может быть как карающим органом, так и построенным на принципах социальной справедливости.

4. Существенно, что литературные персонажи, как и человек вообще в эпоху Нового времени, озабочены противоречием между естественной склонностью к созиданию, взаимопомощи и биосоциально привычной тенденцией к ущемлению ближних, к эгоистическому торжеству собственной силы.

5. Связь отечественной литературной классики с русской национальной духовностью глубинна, многогранна, исключительно прочна и плодотворна. Ф.Достоевский и А.Чехов, на первый взгляд, парадоксально непохожие друг на друга личности, выстроили каждый свой мир в русской литературе, центром которого является человек. При изучении мировоззрения писателей происходит постепенное осмысление целей и идеалов их творчества, что дает, в свою оче­редь, возможность говорить о преемственности, традициях, внутреннем сходст­ве и различиях в их творчестве.

6. Феномен современного «возвращения» русской и национальной литературы к многоаспектной и многоуровневой трактовке проблемы человеческой свободы-несвободы после эпохи советского воинствующего тоталитаризма так же сущностно закономерен и неотъемлем, как и в известные предшествующие наиболее либеральные конкретно-исторические цивилизационные периоды, как, например, после эпохи Ренессанса и Просвещения.

7. Отвергая официальный язык, лишенный свободы бытования, превративший застывшие формулы и шаблоны в средство общения, А.Солженицын наполняет свой рассказ о пережитом живыми голосами. В структуре повествования прямая авторская речь представлена не индивидуальным голосом, а, скорее, многоголосым хором, множественность голосов и взглядов отражает необычайную сложность и разнообразие человеческих состояний в ракурсе проблемы свободы личности. Голос рассказчика, говорящего от своего имени и от имени поколения, является, помимо прочего, нравственным голосом писательского сознания, одушевляемого ощущением призвания и свидетельского долга.

8. Ослабление жанровых принципов в шаламовских произведениях идет по пути, проложенном Достоевским. Бессюжетность – еще одно сопряжение с Достоевским. Как каторга не является событием, а, скорее, состоянием, так и тем же состоянием оказывается и лагерь. Шаламов был против определения жанра своих произведений как мемуаров, был не всегда достоверен в воспроизведении автобиографических фактов. У него чаще видится совмещение художественной прозы с документальностью мемуаров. Вкрапление художественной ткани в произведения В.Шаламова размывают их очерковость.

9. Мифологема Кавказа в аспекте проблемы свободы личности в художественном сознании как русского человека-индивида, так и всего русского общества на протяжении двух минувших веков многогранна, неоднозначна, полна парадоксов. Кавказ для прогрессивно настроенного русского человека с начала ХIХ века чаще символизировал волю, свободу, хотя с этого же времени Кавказ для России становится антиподом данных понятий – местом ссылки, штрафной армейской службы. Но репрессивные меры зачастую парадоксально воспринимаются русскими как своеобразный выход из состояния российской несвободы. же тогда Россию с ее политикой угнетения нерусских национальностей назовут «тюрьмой народов». Одновременно создается русский «исторический культурный миф» о Кавказе, где существует «золотой век», где люди «вольны, как орлы»; в нем отчетливо проявляется ностальгия русской культуры по цельности мировосприятия, лишенной всеразъедающей рефлексии и скепсиса. Однако для В.Г.Белинского синонимами были понятия «черкес, плен и мучительное рабство».

10. Знаковым явлением в развитии северокавказских литератур – и литературной науки всего региона рубежа ХХ-ХХI веков – впервые стало художественно-онтологическое освоение трех сложных и глубоких генетически родственных, дотоле запретных исторических проблем: 1)мухаджирства и Кавказской войны; 2)истории депортации ряда северокавказских народов и отчасти 3) литературы кавказского зарубежья.

11. Тема политического режима, политических репрессий художественно-эстетически рассматривается в русской и национальных литературах в различных ракурсах, но, чаще всего, уходя от политической проблематики и переключаясь на проблематику философско-онтологическую (свободы и несвободы, воли и неволи) и нравственно-психологическую (униженности и оскорбленности, но не утраченности человеческой чести и достоинства). Важным принципом подхода к анализу данного материала является его познание с точки зрения жанрово-родовой специфики, с точки зрения сочетания в этих произведениях факта и вымысла, документальности и художественности, поэзии и правды. Трактовка проблемы индивидуальной и общенародной свободы в литературе северокавказского зарубежья звучит приглушенно, она практически не вычленена авторами из общего смыслового пласта глухого протеста, скрытого недовольства своим положением.


  1   2   3   4


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет