I. Государственное устройство Ольвийского полиса в VII- середине ш вв до н э



жүктеу 230.53 Kb.
Дата27.06.2016
өлшемі230.53 Kb.




Содержание

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение...3

Глава I. Государственное устройство Ольвийского полиса в VII- середине Ш вв. до н.э...43

1.1. Этапы формирования полиса в Нижнем Побужье...43

1.2. Ольвийская тирания...53

13. От тирании к демократии...62

1.4. Гибель «Великой Скифии» и Ольвийский полис в Ш в. до н.э...73

1.5. Государственные институты...83

Глава П. Политический строй Херсонеса Таврического в VI — середине Ш вв.

дон.э...97

2.1. У истоков полиса (последняя четверть VI- начало IV вв. до н.э.)...97

2.2. Территориальное государство: этапы формирования и структура...ПО

23. Антидемократический переворот...123

2.4. Государственные институты...131

Глава Ш. Государственные структуры Боспора в VI - IV вв. до н.э...147

3.1. Особенности политического устройства боспорских городов в VI в. до н.э...147

3.2. Союз боспорских городов: один из вариантов симмахии...157

33. Боспор при Археанактидах: создание централизованного государства. 167

3.4. Характер власти ранних Спартокидов...175

3.5. Территориальное государство: этапы формирования и структура...181

3.6. Институт соправительства...191

3.7. Государственные институты...198

Заключение...205

Список использованных источников и литературы...213

Список сокращений...256

Приложение I. Карты. Планы поселений и отдельных комплексов...258

Приложение П. Эпиграфические документы...274

ВВЕДЕНИЕ

Проблема античной государственности, ее истоков и развития является одной из приоритетных в изучении истории Древней Греции. А это прежде всего история отдельных государств — полисов. Именно полис был основной формой экономической, социальной, политической и идеологической организации древнегреческого общества. Для древних полис - это, главным образом, коллектив граждан1. Именно эту идею вкладывает Фукидид в уста Никия: «Ведь государство -это люди, а не стены и не корабли...»2. Коллектив этот довольно небольшой3, только граждане полиса имеют право на участок земли в пределах полисной территории (в античности наблюдается совпадение земель, принадлежавших гражданам, с территорией полиса4). Граждане составляли народное ополчение, вооружаясь на собственные средства, они считались политически и юридически равноправными, и самое важное — воля большинства коллектива определяла внешнюю и внутреннюю политику полиса Именно характерными особенностями полиса определяется все своеобразие и неповторимость эллинской цивилизации. Ни до, ни после античности полис не существовал, при этом именно в античный полис своими корнями уходит европейская цивилизация.

Большого внимания заслуживает изучение греческих колоний на периферии античного мира. Здесь, на краю Ойкумены, образование полисов происходило позже, при этом применялись схемы, выработанные в ходе Великой греческой колонизации. Основанные колонии обычно были двух типов: колонии «для заселения», представляющие собой, как правило, классический греческий полис и фак-

1 Herod. VIII. 6l;Arist. Pol. ГЛ. 4.4. 1279а.

Thuc. VII. 77. 7. Подробнее о подобных высказываниях у Геродота и Фукидида см.: Ehrenberg V. The Greek State. L., 1969. P. 88.

Например, Платон указывает, что его идеальный полис должен включать 5040 граждан (Legg., 737e, 745с).

Ehrenberg V. Op. cit. P. 26.

тории или эмпории, которые обыкновенно интерпретируются как поселения, лишенные политической самостоятельности и не имеющие собственной гражданской общины.

Греческие колонии Северного Причерноморья дают уникальный пример существования разнообразных форм государственного устройства Однако многие проблемы политической истории греческих государств Северного Причерноморья остаются остро дискуссионными. Среди прочих можно назвать, например, проблему полисного статуса эллинских колоний в Северном Причерноморье на начальном этапе существования. Не менее актуальной является проблема определения сущности тиранических режимов в Ольвии и особенно на Боспоре. В последнем случае мы имеем весьма своеобразное и единичное явление в конституционной истории античности1.

К тому же накопление нового непрерывно пополняющегося археологического и особенно эпиграфического материала стимулирует все новые исследования в области политической истории Северного Причерноморья, тем более что, несмотря на большое количество работ, посвященных этой тематике, все они связаны узкими территориальными или хронологическими рамками.

Научная новизна исследования состоит в том, что на современном этапе развития науки это первая обобщающая работа по истории политического устройства крупнейших греческих государств Северного Причерноморья. За рубежом данная проблематика не получила должного развития, а в отечественной науке подобные исследования хотя и существуют, однако либо устарели, либо ограничены узкими территориальными и хронологическими рамками. Например, до сих пор не существует исследования, которое бы полноценно освещало политическую историю Херсонеса VI - середины III вв. до н.э. Многие вопросы политической истории Ольвии также не подвергались специальному рассмотре-

1 Ростовцев М. И. Государство и культура Боспорского Царства. Государство и социальный строй эпохи Спартокидов // ВДИ. 1989. №2. С. 183; RostowzewM. Skythien und der Bosporus. Bd. II. Wiederentdeckte Kapitel und Verwandtes / Ubersetzt und herausgegeben von H. Heinen. Stuttgart, 1993. S. 70.

нию. Кроме того, в настоящей работе предпринимается одна из первых попыток комплексного исследования государственных структур Ольвии, Херсонеса и Боспора с привлечением различных категорий источников и особенно данных эпиграфики. Выделяются общие и особенные черты политического развития северопричерноморских государств.

Территориальные рамки. В работе не случайно выбраны именно эти три греческих государства Северного Причерноморья. Они являлись крупнейшими в данном регионе и находились в близком этнополитическом окружении. Последнее обстоятельство должно помочь выявить общие факторы, влияющие на их политическое и социально-экономическое развитие. Вместе с тем, их разное происхождение (Ольвия и Боспорские города основаны ионийцами, а Херсонес являлся дорийской колонией) позволяет рассмотреть особенности моделей формирования и функционирования государственных структур. К тому же их история в достаточной степени изучена, что дает возможность выявить общие и характерные черты их политического развития.

Хронологические рамки. Нижней хронологической гранью данной работы является вторая половина VII в.1 - это время основания Борисфена, вероятно, первой греческой колонии в Северном Причерноморье. Хронологический промежуток со второй половины VII до конца VI вв. охватывает начальный этап становления греческих колоний, формирования их политической организации, выработки основных моделей греко-варварских взаимоотношений. Верхней хронологической границей выбрана середина Ш в., поскольку кризис первой половины Ш в. имел тотальный характер и поразил не только античные государства Северного Причерноморья, но и ряд соседних районов с варварским населением. Однако верхняя грань очень условна Так, история Ольвии рассмотрена примерно до третьей четверти - конца Ш в., так как именно это время ознаменовалось установлением определенной зависимости от сарматских племен, а потом контролем со стороны таких государств, как царство Скилура и держава Митридата VI. История Херсонеса

1 Далее все века, кроме особо оговоренных, - до нашей эры.

анализируется во временном интервале от последней трети VI по первую половину Ш вв., охватывая тем самым как период становления и наивысшего расцвета, так и начало кризиса государства. Для главы, посвященной Боспору, хронологические рамки определяются VI-IV вв., так как это общепризнанно соответствует первым четырем этапам истории Боспора Киммерийского.

Выбранные хронологические рамки исследования оправданы еще и потому, что источниковая база по политической истории греческих государств Северного Причерноморья VH-VI вв. и особенно V-HI вв. вполне репрезентативна

Полисы Северного Причерноморья неоднократно упоминались античными авторами1. Нарративные источники нередко содержат сведения о политической жизни северопричерноморских полисов. Например, о времени их возникновения: так, Евсевий называет точную дату основания Ольвии -647/6 г.2 (правда, сейчас, как это будет показано ниже, это сообщение принято соотносить с возникновением Борисфена), однако, это свидетельство уникально, в большинстве случаев таких точных данных нет. Псевдо-Скимн сообщает, что основание Ольвии произошло во время мидийского владычества, а это временной промежуток в сто пятьдесят лет. При этом надо иметь в виду, что такие сообщения должны подтверждаться другими группами источников, в частности данными археологии. Это связано с тем, что, например, в таблицах Евсевия то или иное событие синхронизируется сразу по нескольким линиям отсчета. Так, 14-й год правления Псамметиха в Египте соответствует 19 году правления Ардиса в Лидии. Между

1 Все сообщения античной традиции о Скифии и Кавказе представлены в знаменитом труде В. В. Латышева.— Scythica et Caucasica // Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. СПб., Т. I. 1893-1900. Т. П. 1904-1906. Надо отметить, огромные достоинства этого издания: полнота подборки античных авторов, наличие текстов-оригиналов, высокий уровень переводов (большинство которых выполнил сам В. В. Латышев). Среди недостатков можно назвать почти полное отсутствие комментариев, указателей, отсутствие единого хронологического принципа. В конце 40-х годов журналом «Вестник древней истории» было предпринято переиздание свода Латышева, журнальное издание не дает текста оригинала и плохо комментировано (см.: приложение к ВДИ за 1947-1949 и 1952 №2).

2 Euseb. Chron. can. // Helm. В., 1984. P. 95b.

тем известно, что Псамметих пришел к власти при помощи Гигеса, отца Ардиса. Поэтому синхронизмы Евсевия зачастую несовместимы1.

Античная традиция донесла до нас также сведения об ойкистах, которые основали тот или иной город: известно, например, о том, что Фанагорию основал некий Фанагор, а Гермонассу - Семандр2 или по другой версии — Гермон3. Как известно, в начальный период истории колоний власть зачастую принадлежала ой-кисту. Поэтому такие сообщения античных авторов зачастую позволяют реконструировать политический режим в государствах Северного Причерноморья.

Надо сказать, что сообщения античных авторов также довольно часто помогают в определении политического статуса греческих колоний, в большей степени это касается боспорских городов. Приходится учитывать, что авторы не всегда называют боспорские центры полисами, более того, там, где они это делают, часто приходится сомневаться в корректности этих сведений. М. X. Хансен, разбираясь в использовании термина «полис» Гекатеем, разделил все его сообщения в передаче Стефана Византийского на три группы: 1) Стефан цитирует Гекатея дословно и термин «полис» является частью цитаты; 2) Стефан цитирует Гекатея так, что становится ясно, что Гекатей называл данный город полисом; 3) Стефан называет данный город полисом без указания на то, что Гекатей его так назвал4. Показательно то, что среди боспорских городов прямое указание Гекатея о полисном статусе относится только к Гермонассе. Два других, Фанагорию и Патрей, можно отнести ко второй группе5.

1 Отрешко В. М О датах основания Истрии и Борисфена // Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья. Запорожье, 1989. С. 109.

2 Arr. Byth. fr. 55.

Eustath. ad Dionys. Per. 549.

4 Hansen M. H. Hekataios' use of the word Polis in his Periegesis // Yet More Studies in the Ancient Greek Polis. Stuttgart, 1997. P. 17-27.

5 Ibid. P. 23.

В свою очередь Д. Уайтхед, проведя анализ того же текста, пришел к выводу, что Стефан корректен в 60 % случаев, некорректен в 7 %, а в 33 % Стефан сам определял статус поселения1.

В этой связи отдельно надо остановиться на перилле Псевдо-Скилака. Это первый по времени целиком сохранившийся перилл, принадлежащий перу неизвестного автора, жившего примерно в середине IV в. Труд его имеет не столько исторический, сколько географический характер, поскольку составлен как руководство для мореходов. И в этом смысле автор вовсе не обязательно уточняет политический статус упоминаемого поселения. Как отмечали некоторые исследователи, Псевдо-Скилак скорее всего использовал термин полис в урбанистическом («физическом») смысле. Можно заключить, что автор употреблял термин полис в достаточно свободной манере3. Правда, при этом автор называет эмпорием только одно поселение в Северном Причерноморье - Херсонес4, в то время как в Средиземноморье эмпориями названо около десяти пунктов. И тот факт, что упоминая Эмпорион, автор делает уточнение: «Эмпорион, греческий город по имени Эмпо-рион»5, говорит о четком разграничении им терминов «эмпорий» и «полис»6.

Что касается Страбона, то, как убедительно доказала Л. И. Грацианская, он был чрезвычайно внимателен к номенклатуре поселений, довольно тонко отличая

1 WhiteheadD. Site-Classification and Reliability in Stephanus of Byzantium // From Political Architecture to Stephanus Byzantius. Sources for the Ancient Greek Polis/ Ed. by D. Whitehead. Historia Einzelschriften. Heft. 87. Stuttgart, 1997.

2По изданию: DillerA. The Tradition of the Minor Greek Geographers. Oxf., 1952. Русский перевод по изданию: Scythica et Caucasica... См. также русский перевод: Скилак Кариандский. Перилл обитаемого моря / Пер. и комм. Ф. В. Шелова-Коведяева // ВДИ. 1988. № 1. С. 253-265.

П. Фленстед-Дженсен и М. X. Хансен предлагают два объяснения ошибочному применению Псевдо-Скилаком термина «полис»: либо автор был плохо информирован о более отдаленных областях и ошибочно полагал, что многие из центров, названные им полисами на самом деле являлись таковыми и в политическом и в урбанистическом смысле; либо же Псевдо-Скилак был склонен называть любой городской центр полисом независимо от его реального политического статуса. Сами исследователи отдают предпочтение первому объяснению. {Flensted-Jensen P., Hansen M. H. Pseudo-Skylax' Use of the Term Polis // More Studies in the Ancient Greek Polis. Stuttgart, 1996. P. 140-141,153).

4 Ps.-Skyl 68.

5Ps.-Skyl. 2.

6КацВ. И. Эмпорий Херсонес //АМА. 1990. Вып. 7. С. 100-101.

оттенки статуса1. Однако при обращении к нему необходимо учитывать, что Страбон - поздний автор (по сравнению с рассматриваемым временем). Поэтому следует помнить, что полисный статус мог со временем теряться или приобретаться, к тому же само понятие «полис» менялось с течением времени. И, конечно же, нужно учесть специфику употребления географом термина «полис»2.

Однако, к сожалению, чаще всего авторы ограничиваются простым перечислением названий населенных пунктов. Это связано с тем, что средиземноморских греков интересовала, прежде всего, торговля с Понтом, поэтому большое распространение получили периллы, которые как раз и содержали подробное описание маршрутов с точными указаниями пунктов и расстояний между ними. По большей части сведения, передаваемые древними авторами отрывочны. В связи с этим сообщения античной традиции приобретают особое значение, они не только помогают уточнять данные других категорий источников, но зачастую содержат ценннейшую информацию, без которой невозможно верно реконструировать политическую историю греческих государств Северного Причерноморья. Надо сразу сказать, что больше всего сообщений античных авторов касается Боспора, меньше Ольвии, а политическая история Херсонеса практически не нашла отражения в письменной традиции.

Казалось бы, что основным источником для реконструкции истории Ольвии должен стать труд Геродота3, который побывал в Ольвии и дает ее описание, однако, его интересует исключительно Скифия, а о греческих полисах он упоминает лишь мельком. Поэтому для нашего исследования сведения, содержащиеся в труде Геродота, мало информативны. Для изучения истории Ольвии ценнейшим сообщением является рассказ Макробия о походе Зопириона4 из которого мы узнаем не только о том, что Ольвия подверглась осаде полководца Александра Македон-

1 Грацианская Л. И. «География» Страбона. Проблемы источниковедения // Древнейшие государства на территории Восточной Европы. М., 1988. С. 124-125.

2 Кузнецов В. Д. Полис на Боспоре (эпоха архаики) // Древности Боспора. 2001. № 4. С. 238. Геродот. История в девяти книгах / Пер. с древнегреческого Ф. Г. Мищенко. М., 1886;

Геродот. История/ Пер. Г. А. Стратановского. Л., 1972; ДоватурА. И., КаллистовД. С, Шгаиова И. А. Народы нашей страны в «Истории» Геродота. М., 1982. 4Macr. Sat. I.11. 33.

ского, но и то, что во время осады города в Ольвии разразился социальный конфликт, который удалось уладить только произведя кассацию долгов и отпустив на свободу рабов.

Для изучения политической истории Боспора большое значение имеют речи афинских ораторов IV в. —Демосфена, Исократа, Эсхина и Динарха. Как известно, именно в это время Афины проявляли особый интерес к Боспору, поэтому в их речах часто затрагиваются вопросы торговли Боспора с Афинами1. Уникально сообщение Эсхина2 и Кратера (в передаче Гарпократиона3) о том, что Нимфей некогда принадлежал Афинам. Из сообщений афинских ораторов мы также узнаем о Гилоне, деде Демосфена, предавшего Нимфей врагам4. Их сведения нередко основаны на личном знакомстве с боспорскими делами и поэтому особенно ценны, но при этом необходимо отметить, что, являясь политическими противниками, они не всегда были объективны.

Огромную ценность для реконструкции исторических событий на Боспоре представляет труд Диодора Сицилийского5. Именно благодаря ему нам известно об образовании Боспорского государства, о боспорских правителях, о смене династии Археанактидов Спартокидами, об отдельных эпизодах из истории Спартоки-дов и их взаимоотношениях с местными племенами6. В отличие от Страбона, ко-торый называет боспорских правителей и царями и тиранами , Диодор всех правителей Боспора последовательно называет царями, сообщает точные даты их правления, которые находят подтверждение в других источниках, например, в афинских декретах.

Ценность представляют также сведения, сообщаемые Поливном, автором Пв. н.э. Собственно, в его труде «Стратегемы» собраны разнообразные поучи-

1 Dem. XX. 33,34. XXXIV. 36.

2 Aeschin. Ш. 17L

3 Harpocr. Lex. s. v. Ntffiqxxiov.

Zos. Asc. vita Dem. VIII. 18; Scholia ad Aeschin. Ш. 171.

5 Diodorus Siadus. Bibliotheca historica (lib. 1-20) / ed F. Vogel and K.T. Fischer. Stuttgart, 1964. 6Diod XII. 31.1.; 36. 1. IStrabo. VII. 3. 8.

*Strabo. VII. 4.

тельные, а порой даже анекдотические рассказы (как, например, рассказ о Тинни-хе) о ведении военных действий, или, точнее, о военных хитростях, применяемых в самое разное время. Из его труда мы узнаем подробности присоединения к Бос-порскому государству Феодосии1. Особенно ценные сведения касаются вхождения в состав державы Спартокидов Синдики2.

Сведения о Северном Причерноморье, передаваемые античной традицией, существенно дополняются и конкретизируются памятниками эпиграфики. Первый полный свод надписей всего Северного и Восточного Причерноморья был подготовлен и опубликован В. В. Латышевым3. Эта работа была продолжена спустя два поколения. В 1968 году вышел свод по ольвийской эпиграфике, включивший в себя 183 лапидарные надписи, найденные после Латышева. Принцип полной иллюстративности сборника стимулировал дальнейшее изучение этих документов4. Боспорские надписи, которые также первоначально были собраны В. В. Латышевым и вошли в его IOSPE, позднее были переизданы в «Корпусе боспорских надписей» с добавлением новых находок5. Последнее издание включает 1326 эпиграфических текстов. Новые надписи Херсонеса также постоянно публикуются, большой вклад в дело издания херсонесских эпиграфических памятников внесла Э. И. Соломоник6. Кроме этого, в отдельных статьях был опубликован ряд памятников большой и малой эпиграфики7.

1 Polyaen. VI. 9. Рус. пер. см.: Полиэи. Стратегемы /Под общ. ред. А. К. Нефёдкина. СПб., 2002.

1 Polyaen. VIII.55.

3 Latyshev В. Inscriptiones antique orae septentrionalis Ponti Euxini Graecae et Latinae. Petropoli, Vv. I: 1885; II: 1890; III: 1901; I2: 1916.

4 Надписи Ольвии (1917-1965). Л., 1968. Корпус Боспорских Надписей. М; Л., 1965.

6 Соломоник Э. И. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Киев, 1964; она о/се. Новые эпиграфические памятники Херсонеса. Лапидарные надписи. Киев, 1973; она же. Из эпиграфики Херсонеса// ВДИ. 1983. №4. С. 66-87; она же. Латинские надписи Херсонеса Таврического. М., 1983; она же. Граффити с хоры Херсонеса. Киев, 1984; она же. Фрагмент надписи из Херсонеса о политических изгнанниках // ВДИ. 1984. № 3; она же. Два античных письма из Крыма// ВДИ. 1987. №3; она же. Каменная летопись Херсонеса. Симферополь, 1990; Соломоник Э. И., Николаенко Г. М. О земельных участках Херсонеса в начале III в. до н.э (к IOSPE, I2,403) // ВДИ. 1990. № 2. С. 79-99.

См., напр: Суров Е. Г. Новая херсонесская надпись // ВДИ. 1960. № 3; Болтунова А. И. Проксенический декрет из Анапы и некоторые вопросы истории Боспора// ВДИ. 1964. № 3; Белецкий А. А. Три эпиграфических памятника// Новейшие открытия советских археологов.

Эпиграфические документы можно условно разделить на несколько видов: декреты, проксении, посвятительные надписи, надгробные надписи и т. д. Наиболее ценную информацию для изучения политической истории греческих полисов Северного Причерноморья содержат декреты. Благодаря им мы можем реконструировать структуру органов государственной власти, особенности денежного обращения, судить о характере застройки города, его отдельных сооружениях, исторических событиях. Одним из самых великолепных памятников эпиграфики Северного Причерноморья является декрет в честь Протогена1. Он является основным источником для ольвийской истории Ш в., в комплексе еще с несколькими надписями (декрет в честь Антестерия2, декрет в честь сыновей херсонесита Аполлония,3 закон Каноба4 и др.) отображая достаточно полно картину политического и экономического упадка Ольвии в конце IV - начале Ш в.

Особое место среди эпиграфических памятников занимает Присяга граждан Херсонеса5. Мраморная стела с текстом Присяги была найдена на городище Херсонеса в развалинах базилики к северу от собора св. Владимира

Киев, 1975. Ч. 2; Виноградов Ю. Г. Синопа и Ольвия в Vb. до н.э. Проблема политического устройства// ЧастьI: ВДИ. 1981. №2. С. 65-90. ЧастьII: ВДИ. 1981. №3. С. 49-75; он же. Декрет в честь Антестерия и кризис Ольвийского полиса в эпоху эллинизма// ВДИ. 1984. № 1. С. 51-80; он же. Херсонесский декрет «О несении Диониса» IOSPE. I2. 343 и вторжение сарматов в Скифию // ВДИ. 1997. № 3; он же. Левкон, Гекатей, Октамасад и Горгипп (Процесс интеграции Синдики в Боспорскую державу по новелле Полнена (VIII. 55) и вотивной эпиграмме из Лабриса)// ВДИ. 2002. №3; Виноградов Ю. Г., Карышковский П. О. Ольвий-ский декрет Каноба...// ВДИ. 1976. №4; они же. Каллиник, сын Евксена// ЧастьI: ВДИ. 1982. № 4. Часть II; ВДИ. 1983. № 1; Виноградов Ю. Г., Головачева Н. В. Новый источник о походе Зопириона // Нумизматические исследования по истории Юго-Восточной Европы. Кишинев, 1990; Виноградов Ю. Г., Крапивина В. В. Ольвия и Боспор в раннем IV в. до н.э. // Античные полисы и местное население Причерноморья. Севастополь, 1995; Денисова В. И. Новый эпиграфический документ из Ольвии// СА. 1982.№ 1; ЯйленкоВ. П. Материалы к «Корпусу лапидарных надписей Ольвии»// Эпиграфические памятники древней Малой Азии и античного Северного и Западного Причерноморья как исторический и лингвистический источник. М., 1985; Шелов-КоведяевФ. В. Новые боспорские декреты// ВДИ. 1985. № 1; Блаватская Т. В. Посвящение Левкона I // РА. 1993. № 2; Тохтасьев С. Р. К чтению и интерпретации посвятительной надписи Левкона I с Семибратнего городища // Ну-perboreus. 1998. Vol. 4. Fasc. 2; Соколова О. Ю. Новая надпись из Нимфея // Древности Бос-пора. 2001. № 4; Соколова О. Ю., Павличенко Н. А. Новая посвятительная надпись из Нимфея // Hyperboreus. 2002. Vol. 8.

1 IOSPE. I2. 32.

2 Виноградов Ю. Г. Декрет в честь Антестерия... С. 57.

3 IOSPE. I2. 240.

4 IOSPE. I2. 24.

5 IOSPE. I2. 401.

в 80-х годах XIX в. Впервые она была опубликована В. В. Латышевым1, который видел в этом документе обычную присягу, наподобие той, какую приносили юноши, вступающие в ряды полноправных граждан2. С другой стороны, приблизительно в то же время А. Семенов высказал мысль, что Присяга издана после победы в полисе демократов3. Затем С. А. Жебелев, отталкиваясь от точки зрения Ф. Ф. Соколова4, провел специальное исследование, посвященное херсонесской Присяге5, в котором пришел к выводу, что она носила экстраординарный характер и была издана после попытки антидемократического переворота6. Историческая информация, которая может быть извлечена из текста, касается важнейших аспектов государственной жизни Херсонеса.

Еще одной категорией надписей, о которых необходимо упомянуть, являются проксении - государственные декреты о предоставлении прав гражданства иностранцам. С одной стороны, проксении позволяют реконструировать внешнеполитические сношения государств Северного Причерноморья, с другой - в них содержится немало информации о функционировании различных полисных магистратур (боспорская эпиграфика вообще дает почти уникальный случай издания проксении правителем надполисного государства).

Особую группу эпиграфических источников составляют чрезвычайно многочисленные и разнообразные по содержанию граффити и дипинти на керамике7,

1 Латышев В. В. Греческие и латинские надписи, найденные в Южной России в 1888-1991 гг. // Материалы по археологии России. № 9. СПб., 1892. С. 1-13.

2 Он же. Гражданская Присяга Херсонесцев// nONTIKA: Сб. научных статей В. В. Латышева. СПБ., 1909. С. 147.

3 SemenqffA. Zum Bflrgereid der Chersonesiten// Blatter fur Gymnasialschulwesen. 1894. Bd.30. S.202.

* Соколов Ф. Ф. Рецензия на [IOSPE. IV1] // Соколов Ф. Ф. Труды. СПб., 1909. С. 640.

3 Жебелев С. А. Херсонесская Присяга// 1-е издание: ИОН ООН. 1935. № 10. С. 913-939; 2-е изд.: Северное Причерноморье М; Л., 1953 (далее СП). С. 217-247. (в работе использовано 2-е изд.).

6Жебелев С. А. Херсонесская Присяга... С. 223-225.

См., напр: Толстой И. И. Греческие граффити древних городов Северного Причерноморья. М.;Л., 1953; СоломоншЭ.И. Граффити античного Херсонеса. Киев, 1978; ЯшенкоВ.П. Несколько ольвийских и березанских граффити// КСИА. 1979. № 159; он же. Граффити Левки, Березани и Ольвии // ВДИ. 1980. № 3; он же. К публикации свода херсонесских граффити // Исследования по эпиграфике и языкам древней Анатолии, Кипра и античного Северного Причерноморья. М, 1987; ЕмецИ. А., Петере Б. Г. Граффити и дипинти

клейма1, а также уникальные частные письма на свинцовых пластинках2. Они содержат ценную информацию о социальной, экономической и политической истории полисов.

Из надписей, обнаруженных за пределами Причерноморья, большое значение имеют афинские декреты в честь Спартака II и Перисада I3 и в честь Спартока III4. Они подтверждают данные нарративных источников о существовании хлебной торговли Афин с Боспором.

Еще одну группу источников составляет нумизматический материал. Монеты, как и надписи, одновременно являются и письменными и вещественными источниками. Монеты важны для понимания как экономической, так и политической истории. Металл, вес и количество выпускаемых монет указывают на состояние экономики. В большинстве случаев монетные выпуски указывают на политический строй государства, а также свидетельствуют о его внешнеполитическом положении. К тому же монеты являются великолепным датирующим материалом.

Производство монеты в Ольвии начинается еще в VI в., а прекращается только с окончательным упадком города в Ш в. н.э.5 На Боспоре в настоящее время нам известна автономная чеканка городов Пантикапея, Мирмекия, Нимфея, Феодосии, Фанагории VI-V вв.; союзная монета объединения боспорских полисов; чеканка варварского племени синдов. Замена автономной полисной монеты на общегосударственную свидетельствует об утрате полисом своей самостоятельно-античной Феодосии // КСИА. 1993. № 207; Молев Е. А Граффити на чернолаковых сосудах из раскопок Китея (1970-1995) // Древности Боспора. 2003. № 6. и др.

1 См., напр.: БрашинскийИ. Б. Успехи керамической эпиграфики// СА. 1961. №2. С. 293-306; он лее. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону. Л., 1980; он же. Методы. исследования античной торговли. Л, 1984; ГраковБ.Н. Заметки по греческой керамической эпиграфике// Античная, история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968. С. 100-107; ШеловД.Б. Керамические клейма из Танаиса. М., 1977; КацВ.И., ТункинаИ.В. Зарождение керамической эпиграфики в России// АМА. 1990. Вып. 8. С.111-122; КацВ.И. Керамические клейма Херсонеса Таврического. Саратов, 1994.

См., напр.: ВиноградовЮ. Г. Древнейшее греческое письмо с острова Березань// ВДИ. 1971. № 4; Яйленко В. П. Письмо Ахиллодора // ВДИ. 1974. № 1.

Зограф А. Н. Античные монеты // МИА 1951 Вып. 16; Анохин В. А. Монеты античных городов Северо-Западного Причерноморья. Киев, 1989. Карышковский П. О. Монеты Ольвии. Киев, 1988 и др.

ста, возобновление полисной чеканки - о стремлении к сепаратизму. Находки союзной монеты в различных пунктах побережья Боспора Киммерийского показывают их принадлежность к объединению и их тесные связи1. В Херсонесе чеканка монеты начинается в начале IV в. Со второй половины IV в. появляются имена должностных лиц, вначале сокращенные, а затем полные2.

Самая многочисленная и разнообразная группа источников - это археологические находки. Однако материалы раскопок лишь отображает процессы, происходившие в экономической, политической, религиозной или культурной сферах жизни полиса. Для того чтобы заставить эти источники <ваговорить», необходимо постоянное сопоставление данных археологии с результатами, полученными на другой источниковедческой основе. Особо следует обратить внимание на фортификационное строительство, следы пожаров и масштабных разрушений. Надежным индикатором усиления или ослабления военной угрозы могут служить сельские поселения, более уязвимые при нападениях неприятеля, чем укрепленные города. В этом отношении периоды массового вьюедения сельских поселений или, наоборот, их запустения, фиксируемые при археологических исследованиях, следует рассматривать в непосредственной связи с кардинальными переменами военно-политической обстановки в регионе.

Как уже говорилось выше, все группы источников различны по степени информативности, зачастую дополняют друг друга, поэтому только комплексное изучение и использование всего круга первоисточников является единст-

1 ШеловД. Б. Монеты синдов // КСИИМК. 1949 XXX.;. он же. Монетное дело Боспора в VI-II вв. до н.э. М., 1956; ЗографА. Н. Указ. соч.; Анохин В. А. Монетное дело Боспора Киев, 1986; Фролова Н. А. Проблемы монетной чеканки Боспора VI—II вв. до н.э. (По поводу выхода книги В. А. Анохина «Монетное дело Боспора» // ВДИ. 1988. № 2; она же. О проблеме чеканки монет с надписью АПОЛ// Боспорский сборник. 1995. №6; Смекало-ва Т. Н., ДюковЮ. Л. Монетные сплавы государств Причерноморья. Боспор, Ольвия. Тира. СПб., 2001 и др.

2 Бертье-Делагард А. Л. Значение монограмм на монетах Херсонеса// ЗНОРАО. 1906. Т. 1. Вып. \\Орешников А. В. Монеты Херсонеса Таврического, царей Боспора Киммерийского и Полемона П Понтийского// Нумизматический сборник. 1913. Т. П.; он же. Этюды по нумизматике черноморского побережья. О магистратах Херсонеса // ИРАИМК. 1922. Вып. 2. С. 113-138; Зограф А. Н. Указ соч. С. 160; Анохин В. А. Монетное дело Херсонеса. Киев, 1977; Туровский Е. Я. Монеты независимого Херсонеса IV-IIbb. до н.э. Севастополь, 1997; Гилевич А. М Хронология и топография кладов и коллективных находок херсонесских монет IV—II вв. до н.э. // Археологические вести. 1999. № 6.

венно возможным условием успешной исторической реконструкции и объяснения того или иного феномена.

Исследование древностей Северного Причерноморья началось еще в конце XVIII столетия после присоединения Новороссии и Крыма и к настоящему времени опубликовано огромное количество исследований. Разумеется, здесь невозможно упомянуть все работы, отметим лишь те, которые представляют особую ценность для нашего исследования, их можно условно разделить на две группы: I) посвященные общим вопросам истории греческих государств Северного Причерноморья; II) работы, освещающие политическую историю Ольвии, Херсонеса и Боспора.

L Остановимся на исследованиях, относящихся к первой группе, в которой в свою очередь можно выделить три подгруппы: 1) исследования, затрагивающие общие проблемы греческой колонизации; 2) работы, посвященные изучению политической организации античного общества; 3) общие очерки истории Северного Причерноморья.

1) Греческая колонизация была объектом многочисленных исследований. Долгое время в нашей и западной науке господствовала концепция, согласно которой освоение греками территории Северного Причерноморья носило исключительно торговый характер (основоположником теории принято считать Э. Мейера1). В русле торговой концепции колонизации появилась и концепция «двусторонности» колонизационного процесса2. Возникло даже представление о целом эмпориальном периоде. В качестве эталона эмпория принималось Березанское поселение3.

Однако существование эмпориального периода некоторыми учеными еще в 60-е годы ставилось под сомнение. Заключительным этапом на этом пути стало монографическое исследование В. В. Лапина, убедительно показавшего теорети-

1 Meyer E. Geschichte des Alterthums. Stuttgart, 1893. Bd 2. S. 433-484.

ИессенА. А. Греческая колонизация Северного Причерноморья. Л., 1947. С. 89.

Штерн Э. Значение керамических находок на Юге России для выяснения культурной истории черноморской колонизации// ЗООИД. 1899. Вып. XXII. С. 427; Капошина С. И. Из истории греческой колонизации Нижнего Побужья// МИА. 1956. Вып. 50. С. 230; Яйленко В. П. Греческая колонизация VII—III вв. до н. э. М, 1982. С. 266.

ческую и практическую несостоятельность эмпориальной теории1. Впрочем, первоначальная реакция значительной части отечественных историков на концепцию Лапина была отрицательной. В. В. Лапин, кстати, был наиболее последовательным проводником аграрной концепции колонизации (основные положения которой были высказаны еще П. Гиро и Ю. Белохом2).

Появление дополнительных данных о развитии в греческих полисах различных ремесел и сельского хозяйства способствовало нарастанию предпосылок к постепенному переходу от преимущественно торговой модели к совершенно новой и более адекватной теоретической концепции греческой колонизации - ее многофакторности или полиморфности при доминанте либо торговой, либо аграрной направленности экономики полисов3. Большую роль в этом сыграли Цхал-тубские конференции4, на которых, кроме всего прочего, была выдвинута гипотеза о существовании ионийской и дорийской моделей колонизации5.

Естественно, изучение греческой колонизации не сводится только лишь к выяснению причин и характера колонизационного процесса. Большое количество работ посвящено исследованию различных моделей колонизации, а также религиозных и государственных институтов в колониях6. Привлекает пристальное внимание исследователей и проблема взаимоотношений колоний и метрополий (в ча-

1 Лапин В. В. Греческая колонизация Северного Причерноморья. Киев, 1966. С. 7-14, 21,60-85.

GuiraudP. La propriete fonciere en Grece jusqu a laconquete romaine. P., 1893; Beloch K. J. Griechische Geschichte. Strassburg, 1912. S. 229-233.

3 Брашинский И. Б, Щеглов А. Н. Некоторые проблемы Греческой колонизации // Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья. Тбилиси, 1979. С. 38; ШеловД. Б. Проблема греко-варварских контактов в эпоху греческой колонизации Северного Причерноморья // ВДИ. 1994. № 2. С. 101.

Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья. Цхалтубо, 1977. Тбилиси, 1979; Демографическая ситуация в Причерноморье в период Великой греческой колонизации. Цхалтубо, 1979. Тбилиси, 1981; Местные этнополитические объединения Причерноморья VII-IV вв. до н.э. Цхалтубо, 1985. Тбилиси, 1988; Причерноморье в VII-V вв. до н.э. Письменные источники и археология. Вани, 1987. Тбилиси, 1990 (а позже в 90-е годы обсуждение основных проблем колонизации началось на страницах Вестника Древней истории).

См.: Демографическая ситуация... С. 77. Дискуссия.



См., напр.: ErchardtN. Milet und seine Kolonien. Frankfurt; Bern; N. Y.; В., 1983; HindJ. Megarian Colonisation in the Western Half of the Black Sea (Sister- and Daughter-Cities of Hera-cleia) // The Greek Colonisation of the Black Sea Area. Historia-Einzelschriften. Ht. 121. Stuttgart, 1998; ПальцеваЛ. А. Из истории архаической Греции: Мегары и мегарские колонии. СПб., 1999.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет