И. павлычева



жүктеу 0.53 Mb.
бет1/3
Дата24.04.2016
өлшемі0.53 Mb.
  1   2   3


И. ПАВЛЫЧЕВА




ПЁТР – ВНУК ПЕТРА

или

СЕРДЦЕ ИМПЕРАТОРА

(окно в историю)


2008
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:


(возраст действующих лиц указан на момент начала действия, лето 1727 года)

ПЕТР – Петр Алексеевич Романов (Петр II) – император, почти 12 лет

НАТАЛЬЯ – Наталья Алексеевна Романова – его родная сестра, великая княжна, 13 лет,

ЕЛИЗАВЕТА – Елизавета Петровна Романова – его тетушка, великая княжна, дочь Петр I, 17 лет

ИВАН ДОЛГОРУКОВ – Иван Алексеевич Долгоруков – оберкамергер Его Императорского Величества, друг и любимец Петра II, первое лицо в государстве, после монарха,18 лет

МАРИЯ МЕНШИКОВА – Мария Александровна Меншикова – “ее высочество обрученная невеста императора”, дочь всесильного Александра Даниловича Меншикова – почти 16 лет.

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА – ее сестра – 13 лет

ЕКАТЕРИНА ДОЛГОРУКОВА – Екатерина Алексеевна Долгорукова, сестра Ивана Долгоругова , с 30 ноября 1729 года. “ее высочество государыня невеста” – 15 лет

ЕЛЕНА ДОЛГОРУКОВА – ее сестра – 14 лет

НАТАЛЬЯ ШЕРЕМЕТЕВА – Наталья Борисовна Шереметева – дочь прославленного фельдмаршала, графа Бориса Петровича Шереметева – почти 14 лет

ПЕТР ШЕРЕМЕТЕВ – Петр Борисович Шереметев, её старший брат – 15 лет

МЕЛЕЗИМО – граф, секретарь Австрийского посольства, – 16 лет

БУТУРЛИН Александр Борисович – камергер двора её высочества Елизаветы Петровны.

ГЕРЦОГ де ЛИРИА – испанский посланник

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ ПРОИСХОДИТ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ,

ВТОРОЕ – В МОСКВЕ
ДЕЙСТВИЕ I

КАРТИНА I

В кабинет Петра II влетает ЕЛИЗАВЕТА. Должно быть, впечатление, что зрители неожиданно для себя и неведомо для героев делаются свидетелями вовсю идущей жизни самого юного русского императора. В начале пьесы Петру II еще нет двенадцати, выглядит он значительно старше. Иллюзия его взрослости будет временами разрушаться, и из величественного молодого монарха он будет превращаться в мальчика-сироту, в раннем возрасте лишившегося родителей.

ПЕТР II радостно и бурно целует свою тетушку Елизавету Петровну. Наконец, она вырывается.

ЕЛИЗАВЕТА (возмущенно). Петруша! Негодный! Я, кажется, предупреждала тебя, государь мой, что если ты будешь так крепко целоваться, я оттреплю тебя за уши! (ловко хватает Петра за ухо, да так, что он неподдельно кричит от боли).

ПЕТР II. Лиза! Лизонька! Пусти! Пусти!

ЕЛИЗАВЕТА. То-то же!



Елизавета ослабляет пальцы, Петр снова обнимает ее и целует, а когда она не без борьбы высвобождается, он отскакивает и бежит от неё. Она всерьез намерена поймать племянника, скоро ее гнев отходит.

ЕЛИЗАВЕТА. Ладно, племянник, прощаю.

ПЕТР II (приосанившись). А я на тебя сердит, Лиза!

ЕЛИЗАВЕТА (изумленно). На меня? За что, скажи на милость?

ПЕТР II. Ты совсем не уделяешь мне внимания!

ЕЛИЗАВЕТА. Извините, государь, но меня к вам не допускают. Не велят отвлекать от занятий науками и государственными делами.

ПЕТР II. Ты правду говоришь, Лиза? Хотя, конечно. Всё Александр Данилович! Меньшиков противный!

ЕЛИЗАВЕТА. Сегодня только и прорвались с Наташей, что твоего Данилыча дома нет, а то бы сейчас отправил вон!

ПЕТР II (очень радостно). И Наташа приехала?! Где она?

ЕЛИЗАВЕТА. Со своей подружкой княжной Александрой Александровной на минутку задержалась, да с невестой твоей.

ПЕТР II. Хорошо, что задержалась, я давно хотел с тобой одной поговорить.

ЕЛИЗАВЕТА. О чем?

ПЕТР II. Что я сержусь на тебя.

ЕЛИЗАВЕТА. Снова! На своего Данилыча сердись!

ПЕТР II. Данилыч – Данилычем... А мне ещё не нравится, зачем ты столько внимания Бутурлину оказываешь! Как тебя ни встречу, – Бутурлин с тобой!!!

ЕЛИЗАВЕТА. Бутурлин – мой камергер, ему и должно при мне состоять. Он – человек умный, я люблю с ним потолковать.

ПЕТР II. А я допущу! Не позволю!

ЕЛИЗАВЕТА. Чем тебе Бутурлин помешал? За что ты его вдруг невзлюбил? Не так давно хвалил... Сам мне камергером назначил.

ПЕТР II. Зачем ты меня мучаешь, Лиза? (готов заплакать)

ЕЛИЗАВЕТА. Голубчик мой, Петенька, что с тобой, что ты?! Как я тебя мучаю?

ПЕТР II (уже плачет). Я всё вижу, я всё вижу! Ты нисколько меня не любишь, Лиза!

ЕЛИЗАВЕТА. Боже правый! Видишь, какой ты у меня совсем маленький мальчик! Не стыдно так говорить? Ты прекрасно знаешь, я тебя очень, очень люблю.

ПЕТР II. А по совести, как перед Богом, можешь повторить, что любишь меня?

ЕЛИЗАВЕТА. Ещё бы, очень люблю, всем сердцем, мой милый (обнимает его, как маленького, тепло целует). Вот ты говоришь, я мало с тобой бываю. А другие меня упрекают, что я с тобой, да с тобой. Что ни делаю, – не ладно, право.

ПЕТР II. Коли ты любишь меня и хочешь быть со мною, докажи!

ЕЛИЗАВЕТА. Как?

ПЕТР II. Согласись стать моей женою...

ЕЛИЗАВЕТА. Вздор! Откуда у тебя такие мысли берутся?

ПЕТР II. Почему вздор?

ЕЛИЗАВЕТА. Во-первых, что у тебя есть невеста. А я – твоя тетка и старше тебя. И потом, тебе рано думать о женитьбе! Тебе и двенадцати нет!

ПЕТР II. Во-первых, моя невеста тоже старше меня, потом, как же мне рано думать о женитьбе, если у меня уже есть невеста, в-третьих, ну её совсем. И, наконец, тетка – тетка, нашли слово, обрадовались! Разве тебе, такой красавице, такой молоденькой, такой, такой весёлой-превесёлой прилично быть теткой, какая ты мне тетка?

ЕЛИЗАВЕТА. Родная, да будет тебе известно. И мне семнадцатый год идет!

ПЕТР II. Родная – только по дедушке, а по бабушке – никакая не тетка! А невесту свою я не люблю, нисколечко не люблю!

ЕЛИЗАВЕТА. Потому, что она, как я, много старше тебя. Если бы я согласилась, ты бы и меня скоро разлюбил.

ПЕТР II. Ты! И она. Смешно даже сравнивать! Лиза, согласись, умоляю! Я всё буду для тебя делать, что только пожелаешь, или ты хочешь выйти за какого-нибудь немца, уехать и не видеть ни нас, ни России? Сама рассказывала, как тетушка Анна Петровна в Гольштинии скучает и рвется сюда, ты тоже так желаешь?

ЕЛИЗАВЕТА. Вот уж – никогда! Лучше вовсе не пойду замуж! А ты – обрученный жених, и не к лицу тебе вести такие речи. Узнал бы Данилыч! И тише! Кажется, Наташа идет. Не надо при ней. Дай-ка, я лучше рассмотрю, чем ты тут занимаешься (ворошит бумаги на столе у притихшего монарха). Так математика, геометрия, а как начертил-то! Я вот тебе добавлю (что-то рисует).

ПЕТР II. Не надо, Лиза, ты мне всё спутаешь, не разобраться будет!

Входит Наталья Алексеевна родная сестра Петра II, старше его на год.

ПЕТР II . Наташа! Сестрица! Как я рад, как соскучился!

НАТАЛЬЯ (искренне рада). И я, Петруша! Как ты тут живешь? Никак, плакал?

ПЕТР II. Да, нет... Это Лиза...

НАТАЛЬЯ. Лиза, тётушка, за что ты его обижаешь?

ПЕТР II. Наташенька не называй, пожалуйста, Лизу тётушкой! Какая она нам тётушка? Она – подруга наша!

ЕЛИЗАВЕТА (не обращая внимания на их последние слова). Погляди-ка, что я здесь тебе добавила. О! Цербер твой!

НАТАЛЬЯ. Ой, светлейший! Александр Данилыч! Смешной-то какой (смеётся). Лиза! Как у тебя получается?

ПЕТР II (смеётся). Лиза, вот какая ты, вечно выдумываешь шутки всякие. Только, пусти, я сотру, а то Александр Данилыч увидит, ужо мне достанется.

ЕЛИЗАВЕТА (заставив немного погоняться за собой брата и сестру, отдает рисунок). Боишься Данилыча своего! На, стирай!

ПЕТР II. И сотру! Увидел бы, пожалуй, вас ко мне вовсе пускать бы не стали.

ЕЛИЗАВЕТА. Желала бы я знать, кто бы меня вовсе не пустил! Не боюсь его! Вот вам Христос, я, Церберу твоему, сегодня язык высунула. Видел – не видел, не знаю.



Веселье пуще.

НАТАЛЬЯ. Могла бы не божиться, я сразу поверила (серьезнее), только не знаю, хорошо ли сиё, не вышло бы тебе худо за этакие штуки.

ПЕТР II. Мы тут смеёмся, болтаем всё подряд, а нас могут подслушивать.

ЕЛИЗАВЕТА (подкрадывается к двери, распахивает её). Никого! Ладно, раз дверь открыла, пойду с твоей невестой, Петруша, побеседую, надо ей почтение оказать. Наташа, я у княжон буду, приходи. И ты, племянничек, приходи, коли разрешат.

ПЕТР II. Экая ты, Лиза! Давай, хоть поцелуемся на прощанье.

ЕЛИЗАВЕТА. Только, смотри, чтоб мне опять тебя за уши не драть.



Целуются.

ЕЛИЗАВЕТА. Прощайте пока (выходит).

ПЕТР II (вдогонку). И не зови меня больше “племянником”!

ЕЛИЗАВЕТА (удаляясь). Да, государь, ваше величество, простите мне мою дерзость (скрывается).

ПЕТР II (ей вслед укоризненно). Лиза! (к Наталии) Я так рад тебе, Наташа! Я зело скучаю без вас с Лизой! Почему вы не со мной живете!

НАТАЛЬЯ. У Данилыча спроси. Почто он тебя в свой дом переселил? Я тоже скучаю без тебя, очень-очень. Ведь мы всегда вместе были, всегда одни...

ПЕТР II. Нет, Лиза к нам постоянно приходила.

НАТАЛЬЯ. Тогда почти одни...

ПЕТР II. Ты счастливее меня, с Лизой живёшь. А я – с Цербером, да его семейством...

НАТАЛЬЯ. Петруша, вот я к тебе пришла, а ты Лиза, да Лиза...

ПЕТР II. Я, Наташа, сейчас, пока тебя не было, предложил ей стать моей женой.

НАТАЛЬЯ. Как? Ведь у тебя есть невеста!

ПЕТР II. Наташенька, друг мой, не напоминай! Я так мучаюсь, что и сказать не могу. Я совсем не люблю княжну Марию. Вернее, раньше совсем не любил.

НАТАЛЬЯ А теперь?

ПЕТР II. Теперь, страшно сказать, терпеть не могу и её, и её отца, и Александру, и Александра – всех Меншиковых.

НАТАЛЬЯ. Боже, Петруша, как быть?

ПЕТР II. Не ведаю. Только взгляну на неё, мне сразу светлейший вспоминается. Честно говоря, я его боюсь, не умею с ним, робею. Он просто замучил меня своими уроками. Посмотри, какая погода славная, погулять хочется, по Неве покататься.

НАТАЛЬЯ. Потерпи немного. Уедем в Петергоф, он – в свой Ранбов, и будет у нас больше свободы...

ПЕТР II (подхватывает). Там вместе будем и Лиза. Она – удивительная выдумщица! Будем маскарады, праздники устраивать. Лиза на подобное чудная мастерица.

НАТАЛЬЯ. Петя, а что Лиза на твое предложение ответила?

ПЕТР II. Ты, Наташа, давеча, верно говорила – она смеётся надо мной. Я для неё – мальчик. Ей, видно, со мной скучно. И сейчас ушла. Ей с Бутурлиным интереснее.

НАТАЛЬЯ. Бутурлин? Да, Бутурлин ей будто нравится.

ПЕТР II. А я не допущу, не вынесу! Я уничтожу Бутурлина! Сошлю! Не позволю над собой смеяться!

НАТАЛЬЯ. Братец, милый, успокойся. Что сейчас Лиза ушла, так это чтобы дать нам наедине побыть. Разве тебе не хочется со мной вдвоем побыть? Мне страшно хотелось. Она, должно, и почувствовала. Что до Бутурлина... как ты можешь с ним на одну доску становиться?! Вы – не ровня! Он не смеет над тобой смеяться! И не за что его ссылать. Ты должен быть справедливым. И Лиза тебя не стоит. Находит друзей, – пускай. Держи себя подобающе! Ты Государь!!!

ПЕТР II. Ты права, снова права, Наташенька. Я так её любил, что больше и любить невозможно, но, если она меняет меня на всякого, я забуду её! Ты можешь радоваться. Ты боялась, что тебя из-за неё забуду, разлюблю. А я её забуду! Не хочу думать о ней. Ты одна у меня осталась.

НАТАЛЬЯ. Петруша, Петрушенька! (обнимает его)



Вбегает Елизавета.

ЕЛИЗАВЕТА. Вот они, голубки мои. Всё нежатся! А у меня радость чудная, и для вас тоже приятная должна быть. Государь! У вас двоюродный брат родился!



С появлением Елизаветы у Петра всё: обиду, грусть, как рукой снимает.

ПЕТР II. Лиза! Что ты говоришь?! Откуда...

ЕЛИЗАВЕТА. Мне прямо сюда с нарочным известие принесли. У Аннушки, сестрицы моей дорогой, родился сын!

ПЕТР II (мгновенно пускаясь в ревность). И ты уже, кажется, его полюбила?

ЕЛИЗАВЕТА. Конечно, Петруша, почти, как тебя! Государь, прикажи по сему поводу устроить праздник. Умоляю тебя! Пир – на весь мир! А, Петруша? С фейерверками, маскарадом...

ПЕТР II. С танцами, играми! До утра! Я думаю, Меншиков не будет противиться. Повод – серьезный! Лиза, поручаю тебе распланировать праздник, и представь мне план сегодня же. Мы с Иваном его обсудим и дополним.

ЕЛИЗАВЕТА. Глядите, пожалуйста! Иван! Опять Иван! Всё только Иван! А меня ещё Бутурлиным укоряешь! Будет Иван, Долгоруков этот, мой план обсуждать!!!

ПЕТР II. Лиза! Я Ивана люблю, и он меня любит. Но, если ты хочешь, одно твое слово, – и всем для тебя пожертвую. Люблю Ивана, но и с ним расстанусь по твоему приказу.

ЕЛИЗАВЕТА. Нет, Иван, может, и правда, неплохой. Думается, он тебе действительно предан... За это я готова простить ему, что он Долгоруков... Из всех них он, сдается мне, самый добрый... но негодяй и шалопай... не знаю...

Наталья сильно мрачнеет, Петр, наконец, замечает это.

ПЕТР II. Наташа, а ты поможешь Лизе?

НАТАЛЬЯ. Если моя помощь потребуется...

ЕЛИЗАВЕТА (тоже заметив изменение в Наташином настроении). Разумеется, пойдем, Наташа, придумывать!

ПЕТР II. Отчего так сразу?

ЕЛИЗАВЕТА. Чуть ни забыла, там твой Меншиков домой вернулся. Чаю, сей момент сюда пожалует. Не замедлит предстать пред твои светлые очи. Делай вид, что трудишься, а мы с твоей сестрой, государь, лучше удалимся, чтоб ты легче насчет праздника с ним столковался. Мы у Марии с Александрой поворкуем.



Уходят.

ПЕТР II. Быть по сему. А когда праздник-то назначать?

ЕЛИЗАВЕТА (из-за двери). Завтра, непременно завтра!

ПЕТР II. Ступайте тогда, ступайте.



Петр садится за свой стол, пытается наскоро привести в порядок бумаги, принять рабочий вид, поглядывает на дверь. Входит Иван Долгоруков.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Ваше величество, вы позволите?

ПЕТР II. Иван, прекрати, ты знаешь, что я тебе всегда рад, подойди.

Иван подходит.

ПЕТР II. Сейчас сюда придет Меншиков. Пока говори, что у тебя, а как он появится, делай вид, будто просто наблюдаешь, как я занимаюсь. Ну, говори.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Государь, к вам приходила депутация от петербургских каменщиков. На строительстве Петербурга они нажили большие деньги. И вот, приветствуя твое восхождение на трон, движимые, как они говорят, благодарностью, а как я полагаю, надеждой на будущее, преподнесли тебе на роскошном блюде девять тысяч червонцев. Я решил не отрывать тебя от занятий и принял их сам.

ПЕТР II. И правильно.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Что прикажешь с ними делать? Отнести Светлейшему?

ПЕТР II. Нет, ну его! Знаешь, у меня только что сестра была, Наталья Алексеевна. И ушла, как мне показалась, расстроенная. Ей почему-то мниться, что я её мало люблю, а я её очень люблю! Правда-правда! Вот я и думаю, блюдо оставь, а девять тысяч червонцев отнеси ей от меня в подарок. Как, по-твоему, она довольна будет.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Я несказанно удивлюсь, коли столь щедрый и столь нежданный дар не порадует её высочество!

ПЕТР II. Тогда ступай, Иван, она сейчас здесь, у княжон. Иди, пока Меншиков не объявился.



Иван уходит. Петр снова принимает вид ученика, в ожидании Меншикова. Входит Наталья, оживленная, за ней с шумом и смехом Елизавета.

ПЕТР II. Наташа! Ты довольна? Хороши червонцы, да?

ЕЛИЗАВЕТА. Государь! Мы твое повеление выполнили. Изволь принять работу!

НАТАЛЬЯ. Погоди, Лиза. Ты про какие червонцы говоришь, Петруша?

ПЕТР II. Про те, что тебе Иван принес.

НАТАЛЬЯ. Я ни Ивана, ни червонцев не видела.

ПЕТР II. Как? Я велел ему немедля отнести! Где этот Иван?! Эй, кто там! Позвать Долгорукова, срочно! Я, Наташа, тебе в подарок девять тысяч червонцев послал. Хотел, чтобы ты поскорее порадовалась, а он где-то разгуливает!

НАТАЛЬЯ. Мне? Целых девять тысяч? Спасибо. Вот спасибо, братец! (целует Петра)

ПЕТР II. Погоди благодарить, ведь подарок-то до тебя не дошел.

НАТАЛЬЯ. Всё одно мне радостно, что ты подумал обо мне (снова целует Петра).

ЕЛИЗАВЕТА. Вы на них поглядите! Целый день целуются, а дело стоит. Ваше величество, сделай милость, выслушай наш план.

НАТАЛЬЯ. Да, Петруша, наш план.



Входит Иван Долгоруков.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Вы звали, ваше величество?

ПЕТР II. Где ты, негодный, ходишь? Почему до сих пор великой княжне мой подарок не вручил?!

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Не вели казнить, нету больше подарка.

ПЕТР II. Прекрати, Иван, что ты там выдумал?

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Я ничего не выдумал, государь.

ПЕТР II. Говори толком.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Понес я червонцы, как ты велел. В дверях сталкиваюсь со светлейшим (изображает в лицах). Он мне: “Опять без дела, Иван?” Я: “Наоборот, ваша светлость, исполняю поручение императора”. Он: “Какое?” – “Несу подарок императора великой княжне Наталье Алексеевне”. – “Что за подарок?” – Объясняю. А он: “Император молод и не умеет распоряжаться деньгами, отнеси их мне”. – Стою и не знаю, как быть. Он: “Что столбом встал?! Приказано – выполняй!!!” – Я и отнес... Пока... Хотел тебе доложить, тут ты и сам меня позвал.

ПЕТР II. Что это, наконец, такое?! На что похоже! Я не могу своим добром распоряжаться?! Подарок сестре сделать! Будь моя воля, я бы его далеко упрятал.

ЕЛИЗАВЕТА. А разве у тебя нет своей воли, государь? По-моему есть. Он – только слуга твоему деду был и тебе только слуга.

НАТАЛЬЯ. Да! Когда была жива бабушка – другое дело, а теперь ты – император. Сердце мое мается смотреть, как он мудрит тобою. Конечно, ты ещё не взрослый...

ПЕТР II (глядя на Елизавету). Да взрослый я взрослый...

НАТАЛЬЯ (продолжая свою мысль). Ты должен учиться и умных людей слушать...

ЕЛИЗАВЕТА. Но умных! А Меншиков, как я погляжу, теперь из ума выживать стал. Или он воображает, что он – император, а не ты?

НАТАЛЬЯ. Как ты права, Лиза! Я говорила тебе, Петя, и повторю: не верю я больше, что он для нас старается. Червонцев не жаль, досадно, что он смеет твои, императора, приказания отменять. Говоришь: “нет воли”, а ты скажи: «есть у меня воля», – и будет. Только на дурное её не клади. А Меншиков – всем нам обидчик.

ПЕТР II (беря Наталью за руку.). Пойдем, Наташа. Я покажу, что я не ребёнок. Я терпел, но кончилось мое терпение, я покажу ему! Нет! Много ему чести, чтоб я за ним бегал. Иван, сходи, вели Меншикову от моего имени быть ко мне немедля.



Иван с поклоном уходит.

ЕЛИЗАВЕТА. Петруша, ты во всем прав, только, прежде чем с ним говорить, успокойся. Такие дела сгоряча не делаются. Остановись и подумай. Он – хитрый! Чуть зазеваешься, выскользнет у тебя из рук.

ПЕТР II. Ничего! Сейчас увидите. Не уходите, будьте здесь. Сейчас (весь горит от возмущения, нетерпения, раздражения). Где он застрял? (незаметно для самого себя подходит к двери) Не идет! Ну, я его встречу! (выбегает из кабинета).

ЕЛИЗАВЕТА (смеясь). Погляди, Наташа, “будьте здесь, увидите, пусть он ко мне придет”, – и сам побежал. Он – дитя!

НАТАЛЬЯ. Не суди его, он зело разгневался.

ЕЛИЗАВЕТА. Я не сужу, сама такая: разойдусь – никому не остановить! А знаешь, Наташа, если Бог даст, Петруша наш будет похож на вашего деда, батюшку моего Петра Великого. Давеча он говорил, а мне временами батюшка виделся.

НАТАЛЬЯ. И мне.

Влетает Петр, все так же возбужден, но теперь радостно.

ПЕТР II. Вот дело! Решено! Червонцы, Наташа, светлейший тебе сию минуту пришлет. Праздник – завтра, самый шикарный. А послезавтра мы едем в Петергоф!

ЕЛИЗАВЕТА и НАТАЛЬЯ (наперебой). Ах, Петруша уважил. Ай да молодец! В Петергоф! Послезавтра! ....

Входит Иван в сопровождении лакеев с червонцами.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Ваше величество, дозвольте войти?

ПЕТР II. Входи, Иван.

Иван подходит к Наталье.

ИВАН ДОЛГОРУКОВ. Ваше высочество, государь император повелел от его имени поднести вам девять тысяч червонцев. Куда изволите приказать их определить?

ПЕТР II. Пусть доставят к великой княжне в её покои.

НАТАЛЬЯ. Петруша, вот спасибо, так спасибо.

ПЕТР II. Я рад, рад, Наташенька, что ты довольна. Как оденемся на маскарад?

ЕЛИЗАВЕТА. Тебе, государь, мы предлагаем быть Аполлоном. Ивану – Марсом...

ПЕТР II. А Наташеньке – Минервой, ты согласна, Наташенька?

НАТАЛЬЯ. Если на то твоя воля, я перечить не стану.

ПЕТР II. Быть тебе Минервой! Ты как есть милая моя Минерва! А ты, Лиза?

ЕЛИЗАВЕТА. А я не скажу, кем я буду, секрет.

ПЕТР II . Княжнам Меншиковым, кем быть?

ЕЛИЗАВЕТА. Да, пусть, кем хотят.

ПЕТР II. Любопытно, как оденется моя невеста? Напрасно, если богиней. На таких богинь древние молиться не стали бы (смеются).

ЕЛИЗАВЕТА. Наташенька, пойдем домой, готовиться надо!

НАТАЛЬЯ. Да, Петруша, мы пойдем. До завтра. Какой ты молодец! (целуются)

ПЕТР II (подходит к Елизавете). Лиза, и тебя дай поцеловать.

ЕЛИЗАВЕТА. Ты – такой герой, что позволь, я сама тебя расцелую.

Цесаревны уходят.

КАРТИНА II

Следующий день. Покои Елизаветы. Она, уютно устроившись в кресле, держит письмо, читает его. Поодаль, в углу, так, что от дверей его не заметно Бутурлин. Как и в первой картине, действие уже началось.

ЕЛИЗАВЕТА. Получила письмо из Киля от Мавры Шепелевой, фрейлины моей сестрицы Анны Петровны.

БУТУРЛИН. Как поживает её высочество Анна Петровна, если позволите узнать?

ЕЛИЗАВЕТА. Пишет, все здоровы. Балы у них через день. У Бассевича плясали до десяти часов утра. Пишет, Бишоф танцует очень дурно, а Август и того хуже. Ничего, мы сегодня тоже повеселимся! У вас готов маскарадный костюм?



Бутурлин не успевает ответить. Вбегает Петр.

ПЕТР II. Здравствуй, Лиза, ты, я смотрю, весела сегодня.

ЕЛИЗАВЕТА. Здравствуй, государь, как это тебя отпустили в такой час?

ПЕТР II (целует Лизу). Ты забыла? Со вчерашнего дня Меншиков в моей власти... (замечает Бутурлина, почтительно вытянувшегося и склонившего голову, сразу взрывается). Бутурлин и ты здесь! От чего ты никогда не занят делом?!

БУТУРЛИН. Извольте поручить мне дело, ваше величество, я и буду занят.

ПЕТР II. Непременно. Теперь оставь нас.



Бутурлин с поклоном уходит.

ПЕТР II. Лиза, ты опять с ним!

ЕЛИЗАВЕТА. Петруша, ты за старое!

ПЕТР II. Да, за старое, Лиза, выходи за меня замуж.

ЕЛИЗАВЕТА. Петруша!

ПЕТР II. Лиза, умоляю! Ты не хочешь быть царицей? Вот теперь тебя кто-нибудь может обидеть, а тогда никто не посмеет...

ЕЛИЗАВЕТА. Не думала я, государь, что меня можно теперь обижать, я полагала, ты никому меня в обиду не дашь.

ПЕТР II. Ах, я не то сказал, не знаю, что говорю! Я так опечален...

ЕЛИЗАВЕТА. Не печалься, государь, не кручинься, всё будет, как нельзя, лучше. Скажи, ты фейерверк велишь жечь до ужина или после?

ПЕТР II. Как угодно...

ЕЛИЗАВЕТА. Тогда, Петенька, давай, лучше после.

ПЕТР II. Лиза, ты не ответила мне.

ЕЛИЗАВЕТА. Разве, государь, а я думала, что вчера ответила.

ПЕТР II. Лиза...

ЕЛИЗАВЕТА. Петруша, пообещай мне выполнить одну мою просьбу, обещаешь?

ПЕТР II. Обещаю.

ЕЛИЗАВЕТА. Я хочу просить тебя (делает паузу).

ПЕТР II. Что, Лиза?

ЕЛИЗАВЕТА. Хочу просить тебя, чтобы на бале ты пригласил меня на самый первый танец. Я хочу, чтобы бал открыли мы с тобой. Обещаешь?

ПЕТР II. Лиза, ты могла об этом и не просить, я бы и так...



Входит фрейлина.

ФРЕЙЛИНА. Извините, ваше величество, позвольте доложить.

ПЕТР II (страшно не доволен). Да.

ФРЕЙЛИНА. Ваше высочество, к вам прибыла её высочество обрученная невеста государя княжна Мария Александровна Меншикова с сестрой княжной Александрой Александровной.

ЕЛИЗАВЕТА. Проси, проси.

Фрейлина выходит.

ЕЛИЗАВЕТА. Вашу невесту, государь, я не смею не принимать.



Петр отмахивается. Входят Мария и Александра Меншиковы. Делают почтительный реверанс государю. Тот кланяется в ответ.

ЕЛИЗАВЕТА. Ваше высочество, ваша светлость, прошу вас, я вам рада.

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Мы пришли отдать ваш вчерашний визит. Как здоровье, цесаревна?

ЕЛИЗАВЕТА. Здорова, здорова, благодарствуйте, прошу вас, располагайтесь, княжны. Александра, ты оживлена! Приятные новости?

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Для меня – очень!

ЕЛИЗАВЕТА. Секрет?

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Нет, впрочем, отец велел пока широко не разглашать. Вы помните принца Ангальт-Дессауского, что давеча гостил при дворе?

ЕЛИЗАВЕТА. Разумеется! Милый юноша.

АЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Он сделал мне предложение, отец склонен согласиться.

ЕЛИЗАВЕТА. Тебе он нравится?

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Кажется, да.

ЕЛИЗАВЕТА. Тогда просите с Марией, чтоб отец ваш непременно дал свое согласие.

ПЕТР II. Поздравляю вас, княжна. Однако мне пора. Извините, дела!

Раскланивается, выходит. Мария мрачнеет.

ЕЛИЗАВЕТА (к Марии). Что так сурова, государыня?

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Радоваться особо нечему.

ЕЛИЗАВЕТА. Смотри, женихи хмурых невест не любят.

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Верно, не любят. Кстати, о женихах. Батюшка велел узнать у тебя, цесаревна, что ты решила.

ЕЛИЗАВЕТА. Насчет чего?

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Насчет его предложения.

ЕЛИЗАВЕТА. Предложения?

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Лиза, нечто ты не помнишь? Батюшка передавал тебе предложение принца Прусского.

ЕЛИЗАВЕТА. Какое предложение?

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Ты претворяешься, Лизонька!

ЕЛИЗАВЕТА. И не думаю.

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Ах, Господи, принц прусский предлагает тебе руку и сердце, батюшка говорил тебе при мне, ужели ты не помнишь.

ЕЛИЗАВЕТА. Отчетливо помню, но всерьез не приняла, и не сообразила, о чем вы.

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Всё совершенно серьезно, цесаревна.

ЕЛИЗАВЕТА. Коли так, дорогие мои, не сочтите за труд передать своему батюшке, светлейшему нашему князю Александру Даниловичу, что дело не подходящее.

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Отчего? Принц Прусский...

ЕЛИЗАВЕТА (перебивая). Оттого, что прусский, а не русский. На чужой стороне я с тоски угасну. Знаю, ненаглядные мои, что иные желали бы спровадить меня. Да я-то уезжать не намерена. Так что, мои ясочки, передайте своему батюшке, что благодарна я ему за заботу, но пусть не ищет мне женихов. Всё одно теперь замуж не выйду.

МАРИЯ МЕНШИКОВА. Передадим, Лиза, а теперь нам пора.

АЛЕКСАНДРА МЕНШИКОВА. Вечером увидимся.

ЕЛИЗАВЕТА. Ступайте, ступайте, княжны любезные. Повеселимся сегодня на славу, будьте уверены! Мария не унывай! До вечера.

Княжны уходят. Елизавета опускается в кресло. Входит Наталья Алексеевна.

НАТАЛЬЯ. Позволишь к тебе, Лиза?

ЕЛИЗАВЕТА. Милости прошу, Наташенька.

НАТАЛЬЯ. Ушли?

ЕЛИЗАВЕТА. Ушли. А ты вроде осунулась, устала, поди, в хлопотах к балу. Посиди.

НАТАЛЬЯ. Плохо спала я, Лиза, кашель мешал, беспокойство томило.

ЕЛИЗАВЕТА. О чем тебе-то тревожиться? Родная и любимая сестра государя!

НАТАЛЬЯ. О нем и тревожусь. Перед сном с Андреем Ивановичем Остерманом поговорила, он тоже не спокоен.

ЕЛИЗАВЕТА. Ох, ваш воспитатель вечно скуку наведет.

НАТАЛЬЯ. Нет, Лиза, Остерман – добрый, я ему верю, он искренне любит нас.

ЕЛИЗАВЕТА. Вас с Петей возможно, только не меня.

НАТАЛЬЯ. А я, светлейшему, не верю, боюсь его...

ЕЛИЗАВЕТА. Бояться-то нечего.

НАТАЛЬЯ. Тиранит он брата. Навязал в невесты свою дочь... Петруша мучается!.. Отвести бы Меншиковых!

ЕЛИЗАВЕТА. С одной стороны, – милое дело, но не станет Меншиковых, появятся другие, а будет ли лучше?

НАТАЛЬЯ. Да, без Меншиковых подберутся к Пете Долгоруковы через Ивана. Они доверия не вызывают. Иван беспутную жизнь ведет, пить начал, ты слыхала?

ЕЛИЗАВЕТА. Ничего особенного.

НАТАЛЬЯ. Что делать, что делать?

ЕЛИЗАВЕТА. Освободить бы Петю, от невесты постылой…

НАТАЛЬЯ. Для него я на всё готова и Меншиковых низвергнуть, и Долгоруковых отмести. Только бы не мучили его. Лишь бы жил он в покое и в радости. Никому его не дам в обиду. Но недолго мне жить осталось.

ЕЛИЗАВЕТА. Что за мысли, Наташа?

НАТАЛЬЯ. Андрей Иванович говорит, что большие дела нужно делать осторожно и медленно. А мне нужно поскорее, боюсь не успеть.

ЕЛИЗАВЕТА. Что ты, право, заладила, перестань. Со всеми разберемся, не горюй!

НАТАЛЬЯ. Надежда есть. Петенька силу наберёт. Ещё позавчера он ребенком был, а вчера стал императором. Теперь он Меншикову не поддастся.

ЕЛИЗАВЕТА. Дай то Бог! Дай то Бог! И будет. Взбодрись и повеселей на бале. Петруша так хочет развлечься. Постарайся, ради него. Поди, приляг, отдохни немного и начинай собираться. Смотри, чтоб на бале всех очаровательнее была!

НАТАЛЬЯ. Спасибо тебе, Лиза, ты – хорошая, хотя иногда мне кажется...

ЕЛИЗАВЕТА (перебивая). Иногда тебе кажется, потому что ты – маленькая, глупенькая и ревнуешь всех к брату понапрасну. Ступай, ступай, отдохни и гони дурные мысли...

НАТАЛЬЯ. Прощай пока.

ЕЛИЗАВЕТА. С Богом, с Богом.

  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет