Ii практическая часть Человек без прошлого, что дерево без корней



жүктеу 168.32 Kb.
Дата06.07.2016
өлшемі168.32 Kb.
Сохранение родословной в калмыцких семьях
(реферативно-исследовательская работа)

Автор: Аристеев Пюрвя



II практическая часть

1. Человек без прошлого, что дерево без корней.

Все мы - ветви и листья огромного и переплетенного общечеловеческого древа.

В середине века всякий рыцарь, желающий вступить в рыцарский союз (или орден) должен был доказать свое дворянское происхождение. Доказательством служило рыцарское родословное древо. Внизу стоял герб рыцаря далее ствол делился на 2 главные ветви. Справа - рисовался герб матери, каждая из этих ветвей тоже делилась на 2 малые ветви, на которой помещались гербы деда и бабки с отцовской и материнской сторон.

Не обязательно быть рыцарем, обладать гербом, чтобы знать родословную.

Человеку нужно знать и чтить своих предков. Это дань благодарности, дань памяти и лицо каждого интеллигентного человека.

Пушкин - несомненный интеллигент. Александр Сергеевич Пушкин гордился тем, что может проследить истории своего рода на 600 лет назад. Его предок по отцовской линии Ратша (Рача). В 1198 г. уже служил киевскому князю.

А его предок по материнской линии Абрам Петрович Ганнибал был африканцем, случайно попавшим в Россию. Он сделался любимцем Петра I, дослужился до звания генерал-аншефа. На гербе Ганнибалов красовался африканский слон, на слоне подушка, на подушке - корона.

В истории каждого народа прослеживается гармоническое триединство: прошедшие поколения, настоящее (нынешнее поколение) и будущее (грядущие поколения).

Прошедшие поколения - это древние предки (историческая память народа), погибшие герои, старики, потерявшие общественную активность. Нынешнее поколение связано с современным самосознанием народа, грядущее- это дети, еще не успевшие оценить духовное наследие и дней минувших и сегодняшних, и приобрести общественную активность.
Существовала такая общечеловеческая ценность, как культ предков, благоговейное отношение к ним. В семейной этнопедагогике калмыков четко выделяется традиция формировать у детей знание своей родословной. Первые же строки калмыцкого эпоса «Джангар», где описывается родословная главного героя, несут вековечные педагогические идеи народа, что человек должен знать своих предков до седьмого и девятого колена. Знать историю своей семьи, рода, племени, своего народа, знать свое место в этой традиции, стараться сберечь в чистоте имя своих предков. Знать историю своей семьи, рода, племени, своего народа, знать свое место в этой традиции, стараться сберечь в чистоте имя своих предков, прославить его добрыми делами – вот одна из главных заповедей народной педагогической мысли.

Расставаясь со своим сыном Шовшуром, Джангар говорит: «Помни, мой мальчик, от отца рождается сын, чтобы стать надежной опорой страны». Исстари калмыки учили брать пример со старейшин рода, прославлять отцов своими хорошими делами и поступками. Тому пример- пословица: «Достойный потомок прославляет имя своего отца, недостойный потомок позорит имя отца».

Родство в воззрениях калмыков составляет своеобразный культ. Мысли о дружбе и единстве семьи, рода и племени выражены в пословицах: «Ветвистое дерево обильно цветет, а человек, имеющий родственников, счастлив».
2. Исторические корни племен моих родителей.

На гербе Республики Калмыкия изображены 4 кольца соединенных между собой - символ неразрывного единства четырех ойратских племен: торгоуты, дербеты, хошеуты и элеуты. Это наши истоки. Проходят века, но названия племен сохраняются в народе. Вот и в моей семье прослеживается древнее деление племен ойратов. Отец мой торгоут, а мать - дербет.

В те времена, когда калмыцкие степи были разделены на улусы и аймаки. Каждый улус имел свой «ура» и тамги.
«Ура» это пароль- клич, своего рода девиз, призыв, вдохновляющий идти впереди всех.

Были времена, когда торгуты и дербеты имели свои «ура». Если в темное время суток, подходил человек, то у него в первую очередь спрашивали «ура». Если «ура» не сходился, то его прогоняли или убивали. Поэтому каждый калмык обязан был знать «ура» своего племени, рода. «Ура» торгоутов звучит так:



Ак гидг урата,

Аца татдг hалта,

Зегдин бичр əдл чичрəд бəəдг,

Зеердин унhн əдл чишкəд бəəдг

Бɵдун кузутə,

Бат кишгтə,

Чонас бишнкинь тохад унад оркдг,

Чолунас бишнкинь жəжлəд идəд оркдг.

Харан унад,

Хəəкрəд уралан ордг,

Хəру эргж hардго,

Хазаран куунд мɵлтлулдго,

hалзнан унад,

hар курхəс шуурəд,

Авад hанзhлад оркдг

Торhд билə !

Тамги… В словаре это слово многозначное «Тамhа»- 1 Тавро, клеймо II печать штемпель, штамп III таможня

Тамги как знаки собственности, закрепленные за отдельными родами в древности, несут на себе печать старины.

Мой отец торгоут, родом из эркетеневского улуса, род яргачин эркетен, курсл авран.

Яргачин эркетени имели тамга в виде подковы, копыта «туру».

Мать моя представительница дербетовского улуса с детства знает свой «ура», в таком виде как научили родители:

«Дунгин дууhар хурсн

Дунд хурла шемнр».


Дербет дунд хурла шемнр баргас аврн - паспорт рода матери. Шабинеры - «Шемнр»- «шевнр»- «шевнр»- служители хурулов, тамга была у них «чиндамани»- драгоценность, в буддизме «драгоценный камень, исполняющий все желания человека».

Калмыки обязаны были также знать свою родословную до девятого колена или хотя бы до седьмого. Обычай этот сохранился в семьях моих родителей. История сохранения родословной разные. В роду у отца был Гасандан Мергулчи, - двоюродный брат нашего деда. Он знал свою родословную и в 1957 г. записал и оставил в письменном виде для потомков. А у матери история немного другая. Дед по матери хотел иметь сына, но они рождались и умирали, тогда знание родословной он передал старшей дочери. Начиная с 6 лет, он ей рассказывал и просил повторять, чтобы запомнила, и наставлял, что все это она будет рассказывать младшим братьям и сестрам. Сейчас моей тете 66 лет. Она легко может воспроизвести свою родословную, не только по прямой линии, но и побочные.


3. Родословная отца.

Мой отец торгоут эркетеневского улуса, кvрсл арван.

Эркетеневский улус имеет богатую историю, имеет великих сынов, прославивших свой нутуг. Один из них Мазан-богатырь, полководец. В эркетеневском улусе был род кvрсл. Представители этого рода были участниками различных войн в том числе и Великой Отечественной войне 1812 года. О чем свидетельствует имя предка по имени «Хамр» - «большой нос», т.е. нос, не характерный для калмыков. Гограева Мария Хамуровна: «Существовало, какое то поверие в нашем роду, что наш предок привез с войны жену - пленную то ли француженку, то ли итальянку». Иванова Евдокия Мацаковна, моя бабушка: «В роду были и воины, и скотоводы, и сапожники, и рыбаки, и служители хурулов - гелюнги. Мергульчи Долан очень хорошо играл на саратовской гармони и пел. Старые люди говорили, что есть и такая родовая черта как упрямство: «hацхларн темэн деерэн хондг»- «т.к. один из предков, поздно ночью вернувшись, домой, из-за того, что никто его не встретил, остался ночевать на верблюде, не слезая с него». Невнимание к себе воспринималось как оскорбление».

В 30-е годы 20 века при установлении Советской власти разрушали хурулы, храмы. Многие служители храмов были арестованы и высланы. Интересна судьба представителя рода курсл- Туунг гелюнга. Он ушел за границу, жил в Америке и организовал строительство хурула для американских калмыков и до последних дней служил в хуруле.

Родословная будет неполной, если не рассказать о нашей прабабушке, ээджи, Гришкеевой Кишкте, 1898г. рождения.

Воспоминания дочери Гограевой Марии, 1937 г. рождения: «Наша мать прожила долгую жизнь. У нее было 6 внуков, увидела почти всех правнуков. Она родилась в семье среднего достатка, с детства играла на домбре. Быть домбристкой было почетно, таких людей ценили и уважали. Если в соседнем хотоне играли свадьбу, то за ней посылали человека, который приводил для нее оседланного коня. Он обязан был привезти домбристку на свадьбу, а затем отвезти домой. Любовь к пению она сохранила до последних дней. Нянчила внуков и правнуков и пела колыбельные - протяжные калмыцкие песни.

В 1943 г. когда нас выселяли в Сибирь, мне было 6 лет. Я помню, что было очень холодно. Позже мать рассказывала, что в вагоне приносили дрова и куски угля для растопки «буржуек». Бедные калмыки, которые никогда не растапливали печи, а лишь разжигали очаги кизяком и камышом, не могли поверить, что этот «черный камень» горит. Они так и мерзли, пока один из солдат не показал, как это нужно делать».

Воспоминания бабушки Ивановой Евдокии Мацаковны 1925 г. рождения: «Моя свекровь была очень сильная, волевая, строгая женщина. Выйдя замуж, она родила 13 детей, в их числе две двойни. В 1922 г. родился мой муж Пюрвя, он был один из двойняшек. У свекрови были тяжелые роды, после родов она сильно ослабла и слегла. По древнему обычаю калмыков ослабленных людей отпаивали особым бульоном. Свежее мясо, чаще баранину резали на мелкие кусочки, заливали водой и кипятили до тех пор, пока не останется одна пиала бульона. Этим отваром поили тяжелобольных. Для женщин, после тяжелых родов варили только задние ноги животного. Ээдже проболела месяц с лишним, и для ее выздоровления понадобилось 60 овец и один верблюд. Позже она жаловалась, что сильно мерзнут ноги, объясняла тем, что тогда ей делали кровопускание несколько раз».

Благодаря такому лечению моя прабабушка вылечилась. И по обычаю калмыков женщина, родившая двойню, считается целомудренной и ее прикосновение к больным людям несет исцеление. Поэтому она лечила детей, а женщинам опухоли, мастит груди. Как атрибут лечения у нее был коготь орла. Когда и как он у нее появился, она не рассказывала. Многие принимали его за рог змеи. В калмыцкой народной медицине описан подобный способ лечения, но только для этого используется рог змеи. Существует такая легенда о добывании змеиного рога. «Повстречав по дороге или в жизни стремительную и опасную кобру, не спасайся от нее в ужасе бегством. Окажи королеве змей королевские почести. Расстели перед нею полотно из чистого шелка, положи в центре его золотое обручальное кольцо. А если ты начнешь наигрывать печальные мелодии на свирели, то станцует тебе королева грациозный танец, то свернется вокруг кольца и сбросит на него отростки со своей головы, напоминающие корону. Не потревожь ее сна. Внутри кольца важнейший компонент для изготовления лекарства, которое трудно купить даже за груды золота… ».

Многих детей и женщин вылечила она прикосновением своей руки. Наша милая ээдже, которая родилась в одном столетии- 1898г., а умерла в конце другого столетия- 1991 году, осталась в нашей памяти мудрой, гордой- с чувством достоинства, безгранично любящей всех- детей, внуков, правнуков.


4. Родословная матери.

Мой дед по матери, Бадмаев Няямн Мучкаевич ветеран Великой Отечественной войны. Его имя высечено на обелиске «Защитникам Родины» в п. Цаган- Нур, Октябрьского района РК. В редкие свои приезды мы с матерью идем к обелиску с цветами и долго молчим. Я знаю о своем дедушке Няямн очень много. Жизнь его была примером для детей своих, стала так же примером для нас - внуков.

Во время войны он служил в артиллерийском полку и получил восемь различных легких ранений. Депортация калмыков коснулась и фронтовиков. Дедушка говорил что попал в г.. Чолут (Каменск?) и там приходилось выполнять тяжелые работы. Может быть, он был на строительстве Широковской ГЭС, там же где и все калмыки- фронтовики.

Рассказ моей тети Дорджиевой Галины Няминовны, 1939 г.р.:

«Род шемнр Дунд хурула древний, поклоняется Зунква Гегəн. В нашем роду были знатные служители хурула, и поэтому осталась заповедь потомков: «игра в карты, воровство, ложь запрещено для нас, должны избегать этих грехов». Один из предков владел ясновидением, а другой был костоправом. У мужчин дунд хурула на переносице при рождении появляются три буквы «мани» - повествует старинное поверье. Поэтому шабинеры Дунд хурула очень религиозны.

Если говорить об известных людях рода, то интересна судьба прадеда Муучка. Наш прадед Баднян Муучка был метким арканщиком, прожил до 75 лет, имел 7 сыновей и одну дочь. Он прославился как йорялч (умение произносить благо- пожелания). Его благопожелания, как правило, исполнялись, поэтому однохотонцы стремились позвать его и получить йорял. Своих сыновей он благословил на многочисленность рода: «Ачнр – зеенрян таньшго онр-осклн болтн!» (Пусть вас будет так много, что вы не будете знать в лицо племянников, внуков). Прошло много лет, а слова его сбываются, по сей день. В роду так же были очень сильные физические люди и борцы. Один из таких, был брат отца Манджи. Он обладал такой силой, что мог переставить, застрявшую в грязи, груженую телегу. А если он работал с вилами, то поднимал охапку сена, которую поднимали с трудом пять человек.

Вот такие люди были среди наших предков. Обо всем мне рассказывал отец Няямн.»



Рассказ моей матери Аристеевой М.Н. 1958 г.р.:

Отец остался в нашей памяти как удивительно добрый, жизнерадостный человек. Все кто его знал, говорили о нем, как об интеллигентном, мудром человеке.

Мне запомнился один случай. В 70- х годах к нам пришел незнакомый мужчина и спросил: «Здесь живет семья Бадмаева Няямна». Получив утвердительный ответ, он сказал матери: «Я столько искал вас и вот нашел. Я знаю, что Няямн умер. Все равно я хочу сказать спасибо, и чтобы вы знали это». Далее последовал его рассказ. Он, молодой парень, сирота, был осужден. В г. Ужуре проходил суд. После приговора его вывели, чтоб увозить. И в это время ему сказали, что просят свидание с ним. Он очень удивился, потому что некому было просить с ним свидания. Пришел к нему калмык средних лет, назвался Бадмин Няямн и сказал, что случайно проходил мимо и услышав, что идет суд над калмыком, зашел и все слышал. Он выгреб из кармана все что, было, отдал ему и на прощание сказал ободряющие слова.

Все время, которое он отбывал срок, его грела эта безграничная доброта, соучастие в беде незнакомого человека. И он дал себе слово, что когда он освободится, обязательно найдет его и поблагодарит. Дядя Толтлан, так звали его, часто заходил к нам и одаривал нас подарками, то были конфеты, деньги (1 руб, 3 руб). И всегда приговаривал: «Помните, каким был ваш отец. Гордитесь им». Отец и после смерти оставался нам примером во всем.

Удивительным человеком был и наш дядя Саранг, брат отца. В 1959 г. умер отец и наше воспитание взял на себя его брат, Бадмаев Саранг Мучкаевич, ветеран войны, и на обелиске его имя стоит рядом с именем отца. Мы обязаны были в выходные и каникулярные дни жить у него.

Я хочу рассказать о его отношении к эпосу «Джангар». Дядя знал некоторые песни эпоса наизусть и книгу «Джангар» хранил, завернув в белую ткань, на алтаре. Чтение «Джангара» сопровождался следующим ритуалом. Дядя Саранг мыл руки, полоскал рот, брал четки, читал молитву. И лишь после чтения молитвы он брал книгу. Он рассказывал о богатырях Джангара и показывал нам иллюстрации издалека, не позволял касаться книги. После окончания рассказа, книгу аккуратно заворачивал в белую ткань и относил на алтарь и хранил рядом с молитвенником.

Вот такое бережное отношение к эпосу «Джангар», как к сокровищнице, было в нашей семье».

Такое отношение у калмыков сохранялось со стародавних времен. В 1901г. русский ученый И.И. Попов упомянул о легенде, где калмыки идеализируют свой героический эпос «Джангар»:

«Это своего рода наяда некогда славного ойратского поколения монгольского народа. Она так велика… что если бы записать ее, то она могла бы сделаться вьюком двадцати десяти белых верблюдов- дромадеров. И это потому, что простые двугорбые верблюды не подняли бы «Джангара»; только более сильные, чем они – дромадеры могут сделать это. Белыми же они должны быть потому, что эта поэма так чиста, белоснежна, что везти ее могут белые животные…»

Поэтому такое бережное отношение к эпосу сохранялось в семье у моей матери.



5. Депортация калмыков и моя семья

Против многих малых народов преступное сталинско-бериевское руководство совершило гнусное преступление, выселив их в различные районы СССР. Но только калмыков отправила оно в суровую Сибирь – в лютые морозы конца сорок третьего и начала сорок четвертого годов и только с воинами-калмыками, боевыми солдатами и сержантами, обошлись как с врагами, уготовив им участь узников Широклага НКВД на строительство Молотовской ГЭС.Надрываясь на тяжелой работе, пребывая в унизительном, равному арестанскому положению, наносившем глубокую морально-психологическую травму, эти отважные фронтовики, не дрогнувшие перед стальной машиной вермахта, умирали десятками и сотнями. Дошедших до полного истощения актировали, как скот и «отпускали» к семьям в Сибирь.Такова судьба была моего деда Бадмаева Нямина Мучкаевича, дяди Бамбышева Церена Хуцаевича. В книге памяти « Широкстрой: Широклаг» есть воспоминания Бамбышева Ц.Х.: « В ноябре-декабре 1944 года, когда началась массовая гибель людей от тяжелого труда, голода и холода, нас стали актировать специальная медицинская комиссия. Раздевались догола. Врачей мало интересовали торчащие ребра, голова с ярко выраженными контурами черепа. Врачи осматривали несчастных, в первую очередь, сзади – насколько отчетливо был виден рудимент – копчик. У сильно истощенного человека он торчал хвостиком величиной с мизинец ребенка.» Из Широклага Церен Хуцаевич вышел полуживым. Весил он 25 килограммов. Поначалу его поддержали сибиряки. Потом он добрался до своих родственников в Алтайский край. Несмотря на невзгоды, что довелось ему пережить мой дядя после Сибири работал редактором кетченеровской районной газеты. Затем в Малых Дербетах в течение двадцати лет возглавлял районный финансовый отдел. Он до конца дней своих оставался общительным, очень отзывчивым человеком. И говорил: «Назло всему выжил, дважды обошел «костлявую». Несмотря на пережитое, трагическое, я – оптимист, радуюсь тому, что жив, здоров, что растут у меня внуки. Дай бог им и их сверстникам здоровья, счастья и созидательного труда во имя Родины».

А судьба моей бабушки, Ивановой Евдокии Мацаковны, близка жизни литературных героев Солженицына из «Архипелага Гулага». Перед войной она вышла замуж за восемнадцатилетнего земляка Иванова Пюрвя Меклеевича. Война разлучила и депортация разлучила их на многие-многие годы. После того как мужа забрали на фронт у нее родился сын. 28 декабря 1943 года она была в гостях в соседнем селе, и вовремя депортации она потеряла родных. Тяжело было выживать с грудным ребенком в холодной Сибири. В то время она работала на складе, где хранилось зерно, и они с напарницей к концу смены насыпали в карман зерно и приносили домой, чтоб накормить детей. Но по доносу моя бабушка была поймана и уличена в краже 200 граммов зерна и осуждена на 10 лет. В тюремной камере у нее на руках умер ее первенец. И чтобы не ломать жизнь своему мужу-фронтовику она через свою сестру передала родственникам мужа, что она умерла. И вот их встречу через пятьдесят с лишним лет описала в своем рассказе «Харhлт» калмыцкая писательница Раиса Манжилеева. Сейчас моей бабушке 84 года, она очень жизнерадостный человек, вырастила троих детей и имеет внуков и правнуков.

Вот так выживали в нечеловеческих условиях мои родные и близкие. А сколько же их, погубленных депортацией душ? Много! Очень - много.



III. Заключение

Средоточием всех воспитательных начал и родительского счастья у калмыков, как и у других народов, была семья. Семья имело свой уклад, свои обычаи, традиции, праздники и обряды, с помощью которых воспроизводили себя, духовную культуру, характер и психологию в ряду сменяющихся друг друга поколения.

На примере своей семьи я узнал о благоговейном отношении к своим предкам, которое проявилось в обязательном сохранении и знании родословной:


  • В семье матери дедушка знание родословной передал старшей дочери. Запоминание было устное, со слов. Прошли годы, ей сейчас 66 лет и она без труда воспроизводит свою родословную.

  • В семье отца в 1957 г. двоюродный брат деда Гасандан Мергулчи оставил родословную в письменном виде и передал нашему деду, Аристееву Пюрве Хамуровичу, как старшему в своем роду.

«Человек без прошлого, что дерево без корней» гласит народная пословица. Поэтому каждый должен знать своих предков до седьмого колена, историю своей семьи, рода. Каждый должен осознать свою роль и ответственность как звена в этой цепи, стараться, чтобы она не порвалась, стремиться прославить свой род добрыми делами.


  1. Введение

Название темы: «Исследование сохранения родословной в калмыцких семьях».
Цель работы:

  • Собрать материал о сохранении родословной в калмыцких семьях;

  • Отследить формирование у детей знание своей родословной, благоговейное отношение к предкам в калмыцких семьях;

  • Проследить связь поколений, их преемственность, заключающаяся в передаче потомкам обобщенного трудового, нравственно - этического опыта накопленного предыдущими поколениями, в соблюдении обычаев и традиций предков.


Задачи;

- Сбор опросных сведений у родственников старшего поколения.

- Выявить формы и методы сохранения родословной в семьях.

- Графически представить родословную и внести в них данные в «Паспортизацию родов калмыцкого народа».

- Использовать материалы исследования для приобщения подрастающего поколения к национальной культуре, обычаям и традициям народа, к его нравственно – эстетическим ценностям.



Методика проведения исследования.


  • Опрос родственников старшего поколения (г. Элиста, п. Цаган- Нур Октябрьского района) о знании родословной, о знаменательных событиях и личностях рода.

Анкетирование проводилось в форме устного опроса, делались записи в тетради и зачитывались респондентам.

  • Изучение исторических и литературных источников и использование их для иллюстрации и общей характеристики информации, полученных в ходе исследования.

  • Результаты исследования были напечатаны в республиканской газете «Хальмг yнн».


Оглавление


I Введение.

II Практическая часть.


        1. «Человек без прошлого, что дерево без корней».

        2. Исторические корни племен моих родителей.

        3. Родословная отца.

        4. Родословная матери.

        5. Депортация калмыков и моя семья

III Заключение и выводы.

IV Приложение.



Министерство образования, культуры и науки РК



Конкурс: « Животворящая

аура Калмыкии»

номинация: «Родительский

дом – начало начал»

Сохранение родословной в калмыцких семьях
(реферативно-исследовательская работа)

Автор: Аристеев Пюрвя



г.Элиста 2009г.


Список литературы




  1. Биткеев Н.Ц. «Калмыцкий героический эпос «Джангар»». г. Элиста, 1990г.

  2. Митиров А.Г. «Ойраты – калмыки: века и поколения» г. Элиста, 1998г.

  3. Мукаева О.Д. «Мудрость и духовность народной педагогики» г. Элиста, 1995г.

  4. Санджиев Н.Д. «Калмыцкий гороскоп» г. Элиста, 1990г.

  5. Сандиева М.Ю. «Библиотека администрации школы» г. Москва, 1996г.




©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет