Интернационализация российских компаний как фактор модернизации национальной экономики



Дата24.04.2016
өлшемі112.86 Kb.
ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ КАК ФАКТОР МОДЕРНИЗАЦИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ

Дегтерева Е.А., Кандидат экономических наук, Доцент кафедры маркетинга Российского Университета Дружбы Народов, degseb@mail.ru



Влияние интернационализации на модернизацию экономики страны

Инновационное развитие российской экономики практически невозможно без масштабного привлечения передовых иностранных технологий и ноу-хау. Подтверждением этому может служить и опыт предыдущих модернизаций в истории России (даже советская индустриализация 1930-х годов основывалась преимущественно на притоке технологий из затронутых Великой Депрессией промышленно развитых стран).

Вместе с тем, внешняя экспансия большинства современных российских ТНК ориентирована на создание вертикально-интегрированных предприятий (без стремления к диверсификации бизнеса в рамках горизонтальной интеграции), эксплуатирующих созданный в советский период индустриальный потенциал. С учетом того, что зарубежная инвестиционная активность российских компаний приходится преимущественно на сырьевой сектор, сохранение подобной тенденции, по мнению ряда экономистов-исследователей процессов модернизации (например, норвежского эксперта Э. Райнерта), может привести к попаданию России в так называемую «мальтузианскую ловушку» (долгосрочно понижающаяся отдача от добычи полезных ископаемых вследствие роста издержек после истощения лучших месторождений) [Райнерт Э., 2009, – www.expert.ru]. Преодолеть эту динамику возможно за счет перехода к новым ориентированным на зарубежные инвестиции отраслям с повышающейся отдачей, что будет способствовать не простому количественному росту, а качественному развитию внешнего сектора российского экономики. Приобретение иностранных активов в отраслях с возрастающей доходностью позволит органично увеличивать инновационность российской экономики и будет соответствовать интересам как частных компаний, так и государства.

Современная модернизация коренным образом отличается от всех предыдущих инновационных прорывов в истории России (в том числе петровских реформ, советская индустриализация 1930-х годов). Во-первых, ведущую роль в экономике играют частные предприятия, в связи с чем государству необходимо выстраивать модель взаимодействия с ними, побуждающую бизнес к инновационному поведению. Во-вторых, уровень и стоимость внедрения привлекаемых сегодня технологий несравнимо выше, при этом объем внутреннего рынка недостаточен, чтобы возместить инвестиционные вложения. Применение стратегии импортозамещения в чистом виде может привести к консервированию существующей отраслевой структуры российской экономики и отрицательно сказаться на темпах ее развития. Более целесообразным представляется ориентация России на экспортоориентированную стратегию, предполагающую экспорт в отраслях с сильными конкурентными преимуществами, что позволит нашей стране успешно встроиться и занять достойное место в международном разделении труда.

В России в настоящее время действуют следующие государственные и общественные институты в области инновационного развития экономики: Комиссия по модернизации и технологическому развитию под руководством президента РФ Дмитрия Медведева, Совет по науке, технологиям и образованию при президенте РВ, Правительственная комиссия по науке и инновациям, Министерство образования и науки, Агентство по науке и инновациям. Исследованиями процессов модернизации также занимаются Роснано, Росатом, РФФИ, РГНФ, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Академия наук РФ. Выделено пять приоритетных направлений модернизации российской экономики: энергоэффективность и ресурсосбережение; ядерные технологии; космические технологии; технологии в области медицины; стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение.

Что касается нормативно-правовой базы, то можно выделить следующие принятые документы: «Основные направления политики Российской Федерации в области развития инновационной системы на период до 2010 года», «Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года», «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года», разработаны и реализуются федеральные целевые программы: «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса на 2007-2012 годы», «Национальная технологическая база» на 2007-2012 годы, Концепция ФЦП «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники на 2008-2015 годы, «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года», «Федеральная космическая программа на 2006-2015 годы», «Электронная Россия на 2002-2010 годы», «Глобальная навигационная система (2002-2011 гг.)», «Развитие инфраструктуры наноиндустрии в Российской Федерации на 2008-2010 годы» [Имамутдинов И., Медовников Д, 2009, – www.expert.ru]. Вместе с тем, отсутствуют концептуальные программные документы, отражающие инновационные приоритеты во внешнеэкономических связях России, в том числе в вопросах государственной поддержки инвестиционной деятельности российских компаний на внешних рынках.

Стремление к модернизации российской экономки меняет смысл понятия «социальной ответственности бизнеса», это уже не только благотворительность, но, прежде всего, практическая нацеленность на инновации [Президентская модернизация, 2010, – www.expert.ru].

Проблемы российских компаний на зарубежных рынках

Начало 2000-х гг. было отмечено повышением активности российских компаний на внешних рынках. Это связано, прежде всего, с появлением у отечественного бизнеса свободных финансовых ресурсов на фоне экономического роста и благоприятной экономической конъюнктуры мирового рынка энергоносителей. Кроме того, после завершения в стране процесса приватизации и связанного с ним быстрого обогащения, многие предприятия стремятся избавиться от непрофильных активов и начать выстраивание конкурентоспособных компаний, причем некоторые из них – в глобальном масштабе. Согласно оценкам ЮНКТАД, накопленные прямые зарубежные инвестиции из России за период 2000- 2007 гг. выросли в 10 раз, составив на конец 2007 г. 255 млрд долл., что позволило России выйти по этому показателю на 13−е место в мире и 2−е место среди развивающихся рынков [ Хейфец Б., Байков В., 2009, – www.expert.ru].

Мотивы активизации зарубежных приобретений отечественного бизнеса разные – неразвитость внутреннего рынка и высокая капиталоемкость его освоения, наличие жесткой конкуренции, диверсификация производства, стремление к экспорту своих преимуществ, желание преодолеть торговые ограничения и готовность принять риски, от которых отказываются иностранные инвесторы. Интернационализация активов позволила некоторым российским компаниям ослабить зависимость от государства, избежать претензий со стороны третьих лиц к старым бизнес-структурам, обезопасить сбережения, и эффективно защититься от недружественных поглощений [ Латухина К., Петрачкова А., 200, Ведомости, №35(1809)].

Вместе с тем, выходя на внешние рынки, российские предприниматели сталкиваются с рядом трудностей: негативный имидж российских инвесторов, отсутствие четких стратегических планов по внедрению на иностранные рынки, недостаточное развитие информационного обеспечения, отсутствие должной финансовой поддержки со стороны государства.

Крупные российские предприятия (прежде всего топливно-энергетической и металлургической направленности) часто не допускают на зарубежные рынки из-за стратегического характера их бизнеса и боязни зависимости от России в соответствующих отраслях. Так, например, представители отечественного ТЭК все чаще сталкиваются с попытками Евросоюза не допустить усиления присутствия отечественного капитала в транспортной инфраструктуре энергоносителей стран-членов ЕС. Европейские партнеры ссылаются на сомнения в надежности российских поставок энергоносителей и заявляют о своем нежелании зависеть от российских поставок, поставив перед собой задачу снижения энергоемкости своих экономик на 20 % к 2020 г. Евросоюз предлагает ратифицировать России Энергетическую Хартию и подписать прилагающийся к ней транзитный протокол, который объявляет доступными для транзита российские нефтяные и газовые трубопроводы, не предлагая взамен доступа для российских компаний к распределительной сети в ЕС. Не менее жесткие условия содержатся в предложенном Комиссией ЕС в сентябре 2007 г. т.н. «третьем пакете» по энергетике, который направлен на ликвидацию «вертикальной интеграции» путем отделения производящих мощностей (добывающих – в случае природного газа и генерирующих – для электроэнергии) от транспортных сетей – газопроводов или высоковольтных линий электропередачи. Особого внимания заслуживает содержащаяся в упомянутом документе т.н. «газпромовская оговорка», в соответствии с которой ни одна добывающая либо генерирующая компания, созданная в третьем государстве, не сможет контролировать газо- и электротранспортные мощности на территории Евросоюза, а по существу – быть реальным игроком на едином энергетическом рынке ЕС без заключения соответствующей страной специального энергетического соглашения с Евросоюзом. Данное положение ставит под вопрос участие Газпрома в собственности на газопроводы на территории Евросоюза.

К числу наиболее крупных сделок с участием российского капитала, которые не были реализованы под влиянием преимущественно вышеуказанных причин можно, например, отнести попытку российской Северстали в 2006 г. объединиться с люксембургской металлургической компанией Arcelor, а также намерения Газпрома в 2006 г. приобрести британскую газораспределительную компанию Centrica [Kuznetsov A., 2008, http://res.ethz.ch.]. Серьезный прессинг со стороны национальных властей и местных деловых кругов испытал также российский производитель шин Амтел при покупке голландской Vredestein Baden (2005 г.), а также группа ВТБ при приобретении доли в уставном капитале концерна EADS (2006 г.). Последний пример подобного рода – неудавшаяся сделка по покупке контрольного пакета Opel канадской Magna и российским Сбербанком (2009 г.).



Зарубежная экспансия российских компаний в условиях глобального экономического кризиса

Глобальный экономический кризис привел к резкому снижению активности российских компаний на внешних рынках и пересмотру их международных стратегий развития.



Во второй половине 2008г. большинство российских компаний резко сворачивают деятельность на внешних рынках. Многие предприятия в условиях дошедшего до России глобального экономического кризиса вынуждены отказаться от уже запланированных зарубежных приобретений. (см. табл.1).
Таблица 1

Несостоявшиеся проекты внешних поглощений-приобретений российскими компаниями в 2008 г.

Зарубежный актив

Страна

Приобретаемая доля (%)

Компания-покупатель

Отрасль

Сумма сделки (млн долл.)

Esfahan Steel Company

Иран

50

ММК

металлургия

1500

Delong Holdings

Китай

41,05

Evraz Group

металлургия

1200

«Вавилон-Мобайл»

Таджикистан

60

МТС

связь

500

Oeger Tours Gmbh

Германия

Данные отсутствуют

Национальная резервная корпорация

туриндустрия

 

John Maneely Company

США

Данные отсутствуют

НЛМК

металлургия

3500

VM Motori SpA

Италия

50

Группа ГАЗ

машиностроение

 

KazakhGold Group Limited

Казахстан

50,1

«Полюс Золото»

золотодобыча

390

Elephant

Ливия

33

«Газпром»

газодобыча

600

Источник: Хейфец Б., Байков В. Апология российского капитала // Эксперт/№ 3 (642), 26 января 2009.
Компании с высокими объемами внешних заимствований вынуждены продавать свои активы по заниженной цене, что приводит к колоссальным убыткам (например, осенью 2008 г. «Базовый элемент» был вынужден продать 9,99% акций германского строительного холдинга Hochtief и блокирующий пакет акций канадского производителя автокомпонентов Magna, за которые годом ранее было заплачено соответственно 0,7 млрд. и 1,5 млрд долл).

Вместе с тем, в ряде случаев, кризис вызвал необходимость пересмотра цены приобретений зарубежных активов по сравнению с заранее согласованной (например, НЛМК при покупке сталелитейной компании Beta Steel удалось снизить цену с 400 до 350 млн долл., Северсталь в рамках сделки по приобретению PBS Coals Ltd. выплатила акционерам американской компании на 382 млн долл. меньше, чем предполагалось).

Нехватки ликвидности привела к остановке характерного для 2006-2007 гг. бурного роста российских IPO. На мировом финансовом рынке отмечается тенденция к возрастанию экономического эгоизма, в контексте которой каждая страна стремится обеспечить ликвидностью, прежде всего национальные компании.

Мировой экономический кризис сказывается и на оценке влияния зарубежной экспансии российских компаний на национальную экономику. В докризисный период интернационализация деятельности российских компаний и развитие инвестиционно-производственной кооперации с зарубежными компаниями рассматривались преимущественно как благоприятные для российской экономики явления, способствующие формированию за рубежом ее «внешнего сектора», своеобразной «подушки безопасности». Сегодня отношение к экспансии на зарубежные рынки близко к периоду 1990-х гг., когда иностранные инвестиции воспринимались как скрытая форма «бегства капитала». Наиболее яркий пример последнего времени здесь – резко негативное отношение российских властей и общества к инвестициям в несколько млрд. долл. США в строительство отеля Мардан Пэлэс (Mardan Palace) в Турции, реализованным главой группы компаний «АСТ» Т. Исмаиловым в 2007-2009 гг.



Кризис выявил минусы стремительной экспансии российских компаний в 2000- 2007 гг., которые в основном придерживались рискованной стратегии расширения своего географического присутствия без серьезной диверсификации и модернизации своего бизнеса [Гончар К., 2009, С. 3-14.]. Вместе с тем, экономическая нестабильность открывает уникальные возможности для стратегических зарубежных приобретений российского бизнеса. Кризис обнажил глобальную тенденцию современной экономики – перемещение мировой экономической мощи с Запада на Восток1 [Global Trends 2025, 2008, www.dni.gov/nic/NIC_2025_project.html]. Обывателям из западных стран предпочтительнее видеть в качестве инвесторов российские компании, а не госкорпорации Китая или инвестиционные фонды персидских монархий. В этих условиях все большее значение приобретает государственная поддержка зарубежной экспансии (например, предоставление кредитов ВЭБом), одна из задач которой стимулировать привлечение технологий и ноу-хау в Россию посредством зарубежных капиталовложений российских компаний.
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Гончар К. Инновационное поведение крупнейших российских компаний. // Мировая экономика и международные отношения. 2009. № 3. С. 3-14.

  2. Имамутдинов И., Медовников Д.. Высокое инновационное понуждение// Эксперт. №43 (680), 09 ноября 2009 – www.expert.ru.

  3. Латухина К., Петрачкова А. Барометр для России // Ведомости. №35(1809), 28.02.2007.

  4. Президентская модернизация. Эксперт Online. 11 февраля 2010 – www.expert.ru.

  5. Райнерт Э. Забытые уроки прошлых успехов // Эксперт. №1 (687), 28 декабря 2009. – www.expert.ru.

  6. Хейфец Б., Байков В. Апология российского капитала // Эксперт/ №4 (545), 29 января 2009. – www.expert.ru.

  7. Kuznetsov A. Russian Companies Expand Foreign Investments // Russian Analytical Digest. 2008. №34. – http://res.ethz.ch.

  8. Global Trends 2025: A transformed world. National Intelligence Council Report. November 2008. – www.dni.gov/nic/NIC_2025_project.html.




1 Global Trends 2025: A transformed world. National Intelligence Council Report. November 2008. – www.dni.gov/nic/NIC_2025_project.html.




Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет