Ислам и западная цивилизация



бет1/20
Дата02.07.2016
өлшемі1.83 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
ИСЛАМ И ЗАПАДНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ



Глава 1. В ЧЕМ ПРИЧИНЫ НАШЕГО ДУХОВНОГО РАБСТВА

Глава 2. УПАДОК ИСЛАМСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ В ИНДИИ

Глава 3. БОЛЬНЫЕ НАЦИИ В СОВРЕМЕННУЮ ЭПОХУ

Глава 4. БОЖЕСТВЕННЫЙ ШАРИАТ И ПОЗИТИВНОЕ ПРАВО

Глава 5. САМОУБИЙСТВО ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Глава 6. РЕЧЬ ЛОРДА ЛОТИАНА

Глава 7. БОРЬБА МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ В ТУРЦИИ

Глава 8. ОБМАНЧИВОСТЬ РАЦИОНАЛИЗМА

Глава 9. ЕЩЕ РАЗ ОБ ОБМАНЧИВОСТИ РАЦИОНАЛИЗМА

Глава 10. ШАТКОСТЬ КОНЦЕПЦИИ ОБНОВЛЕНИЯ

Глава 11. ГЛАВНЫЙ НЕДОСТАТОК НАШЕЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Глава 12. ВЕРНЫЙ ПУТЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Глава 13. ПРЕДВЕСТНИКИ АНТИРЕЛИГИОЗНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Глава 14. РАЗЛОЖЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ

Глава 15. ВЕРА И ПОСЛУШАНИЕ

Глава 16. ИСТИННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА "МУСУЛЬМАНИН"

Глава 17. ИСТИННЫЙ ИСТОЧНИК ДУХОВНЫХ СИЛ МУСУЛЬМАНИНА

Глава 18. ЗАКОН ГЕРОЕВ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЗАКОНОМ СЛАБЫХ

Глава 19. ПРОЕКТ НОВОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ В ИНДИИ

Глава 20. БОЛЕЗНЬ И ЛЕКАРСТВО ОТ НЕЕ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ


 Один древний арабский поэт сказал: Когда нравственность на должной высоте, Народы пребывают во благе. Когда нравы падают, Народы деградируют. Эти же слова эмир поэтов Ахмед Шауки перефразировал таким образом: Остаются народы, сохранившие добрые нравы, Исчезают народы, утратившие нравственность... Смысл этих поэтических строк состоит в том, что народы процветают благодаря своей нравственности и деградируют, когда нравственность приходит в упадок. Так было на заре исламской эпохи - эпохи Пророка Мухаммеда, да смилуется над ним Аллах и да приветствует его и четырех его праведных халифов. Это было время, когда люди стали поклоняться Аллаху. Существовал культ Аллаха и только Аллаха, что укрепило могущество мусульман и сделало огромное число людей приверженцами ислама. Но на смену им пришли люди, стремящиеся к роскоши. Они свернули с истинного пути, ислам стал приходить в упадок. Мусульмане разделились на нации и секты. Как сказал великий поэт Аль-Маари, "каждый превозносил свою веру". Между сектами возникла вражда, завязалась борьба, движущей силой которой стала жажда власти и мирских удовольствий. Мусульман поразила слабость, а в души их вкралась безнравственность. Возвышение Запада стало последней каплей. Набрав мощь, западная цивилизация начала подрывать устои ислама. Власть Запада простерлась над большей частью арабского мира. В душах мусульман поселилось стремление к роскоши, удобствам, а также тяга к мирским утехам, страсть ко всему западному. Мусульман отдалили от Аллаха, и Всевышний отрекся от них и лишил их своей помощи. Но он вновь одарит их своей заботой, когда они вернутся к Нему. Для мусульман наступил период упадка. Это касалось и нравственности, и науки, и материальной культуры. Мусульмане продолжали подражать западной, сугубо материалистической цивилизации. Многие даже стали гордиться своим французским, а еще больше - английским говором. Западная культура настолько въелась в их мозги, что они принялись превозносить все западное и даже позволяли себе насмехаться над постулатами ислама - праведной, справедливой и гуманной религии. Их девизом стали слова: "Для нас существует только эта, мирская, жизнь". В этой книге, охватывающей множество различных тем, Аль-Маудуди повествует и о том, в какой ужас его повергло то состояние, в котором находятся мусульмане, как в его родной Индии, так и во всех мусульманских странах. Автор подробно анализирует причины их деградации, пытается найти пути возврата к их религиозной самобытности, в соответствии с которой судьба мусульманина должна покоиться на лучших сторонах мирской жизни и поклонении исключительно Аллаху. Автор призывает к реформе, к восстанию, чтобы поправить сложившиеся обстоятельства, но не путем трагических военных переворотов, от которых больше вреда, чем пользы. Он за реформы в умах, реформы идей, которых мусульмане набрались у своих западных господ. Он за возврат к пропаганде ислама, чем и занимался Великий Пророк, да смилуется над ним Аллах и да приветствует. Аль-Маудуди призывает пересмотреть существующие ныне школьные программы, вернув им религиозную направленность, заимствуя у западной цивилизации все полезное, что не противоречит, однако, исламу. Речь идет о реформе в лучшем, а не в вульгарном смысле слова. Итак: ислам - это праведная вера, а праведного конца не может быть без праведного начала.

Глава первая В ЧЕМ ПРИЧИНЫ НАШЕГО ДУХОВНОГО РАБСТВА


 Власть и господство, победа и завоевание бывают двух видов. Первый - это победа моральная и духовная, второй - материальная и политическая. В первом случае нация, более передовая с точки зрения ее идейного и научного потенциала, заставляет другие нации принять ее идеи, утвердить в своем сознании ее взгляды, убеждения, воспринять ее менталитет. Цивилизация этой нации, ее наука позволяют добиться этого. И то, что для этой нации считается правдой - будет правдой, а то, что считается ложью -будет ложью. Второй вид победы - это когда нация, благодаря своей материальной силе и могуществу, лишает другие нации политической независимости, а те не в состоянии эту независимость сохранить. И тогда победитель, опираясь на все достояние порабощенных им народов, начинает всецело господствовать и править ими. Поражение и подчинение также бывают двух видов: идейное и политическое. Сюда можно отнести все то, что было сказано выше о победе. Два вида победы и завоевания не обязательно сосуществуют: может быть одержана политическая победа, но не духовная, а материальная победа не обязательно влечет за собой духовную. По естественному закону каждая нация, используя данные ей Аллахом силы разума, продвигается вперед по пути поиска, исследований и открытий, испытывая не только идейный, но и материальный подъем. Любая нация может "сойти с дистанции" на соревнованиях мышления и передовой науки в результате интеллектуального упадка и регресса в материальной сфере. И поскольку победа - это порождение силы, а поражение - следствие слабости, материально и духовно отсталые нации становятся в результате своей слабости подходящим объектом для закабаления и подчинения. Материально же и духовно сильные нации становятся властителями умов и тел покоренных. В настоящее время мусульмане попали в такое духовное рабство. В их странах присутствует порабощение обоих видов. Правда, политическое закабаление выражено слабее, чем духовное. Но, к несчастью, нет на Земле такого места, где живут мусульмане, которое было бы полностью независимым с политической и духовной точек зрения. Страны, народы которых обрели политическую независимость и свободу, не сбросили петлю идейного рабства. Все - их школы и библиотеки, их дома и рынки и даже их внешний и духовный облик, свидетельствуют о том, что они захвачены западной цивилизацией, а их умы заполнены западной наукой, литературой и западными идеями. Они уже мыслят по-западному, смотрят на мир по-западному и ведут себя так, как это принято на Западе. В их душах царит убеждение, - и не важно, осознают они это сами или нет, - что верно то, что верно для западников, а неправильно то, что неправильно для них. Критерий правды, морали, нравственности, человечности, образованности определяется Западом. По этому критерию они сверяют веру и убеждения, выбирают для себя мысли, представления, образование, мораль и нравственность. Все, что соответствует этому критерию, принимается на веру, и они гордятся, если что-то в их жизни соответствует европейским стандартам. А все, что не соответствует этому критерию, отвергается ими как ошибочное и ложное. Затем среди них появляется человек с сильной волей, который публично отказывается от этого критерия; умеренный же приносит себя ему в жертву или же подвергает этот критерий всесторонней обработке, пока он не будет соответствовать одному из его вариантов. * * * И если таким было положение наших независимых наций, то что можно сказать о духовном рабстве мусульман, попавших под власть Запада. Разговор о причинах этого рабства заслуживает написания специальной книги. Мы же ограничимся несколькими фразами - духовная победа и подчинение основываются фактически на научных достижениях и прогрессе. Любая нация, опередившая других в этой области, захватывает передовые позиции и лидерство в мире, а ее идеи овладевают людскими умами. Нации же, отставшей в этой сфере, остается лишь подражать другим, раз в ее идеях и верованиях не осталось силы и самобытности, достаточной для того, чтобы владеть умами. Их сносит потоком свежих и сильных идей, твердых убеждений, выдвигаемых нацией, которая более упорна в научном поиске. И перед таким натиском они не могут устоять. Пока мусульмане лидировали в поиске истины и в упорных исследованиях, все нации следовали за ними, плетясь у них в хвосте. Идеи ислама одерживали верх над идеями всего остального рода человеческого, и критерии, установленные исламом для определения добра и зла, плохого и хорошего, правильного и ошибочного, были основными критериями для всех людей вне зависимости от того, знали они об этом или нет. Вольно или невольно мир пытался сверять свои мысли и дела с исламским мерилом. Однако затем у мусульман произошел разрыв нити высокой духовности и научного поиска, и они перестали заниматься углубленными исследованиями и осмыслением. Они обессилили от постоянного усердия в получении знаний и как бы по собственному желанию отказались от мирового лидерства. А тем временем оформились нации на Западе, преуспевшие в этой сфере Они используют данные им Аллахом духовные силы и умение для раскрытия тайн бытия, ищут природные силы, скрытые в земных недрах и морских глубинах. Случилось то, что и должно было случиться - лидерство в мире перешло к нациям Запада. И теперь уже мусульмане вынуждены были подчиниться их господству. Мусульмане еще продолжали купаться в лучах славы и благополучия, унаследованных ими от предков, в течение 4-5 веков. А тем временем западные нации продолжали трудиться, стремясь к достижению новых успехов. Вскоре неожиданно хлынул поток западного господства, и оно стало распространяться на Восток и на Запад, и за один век этот поток затопил всю Землю. Когда же сонное царство Востока очнулось от долгой спячки и мусульмане открыли глаза, чтобы посмотреть что делается в мире, то они диву дались: перед ними простиралась христианская Европа, вооруженная наукой и мечом, утверждавшая свое господство при помощи этих двух сил. Тогда в среде мусульман выделилась группа, попытавшаяся перегородить этот поток и отвести его от стран Востока. Однако силы их - наука и меч - были настолько ничтожными, что они потерпели поражение. Подавляющее большинство мусульман вели себя так, как будто извечно были слабыми детьми позора. Все идеи, принципы и теории, пришедшие к ним с Запада, были подкреплены силой железа, усилены в диспутах научными доводами и приукрашены всевозможными соблазнами. Люди с вялым сознанием и рабским мировоззрением восприняли их как истины, в которые и надлежит верить. Религиозные же убеждения, моральные принципы и древние законы, которых они еще придерживались в силу привычки или традиций, были сметены этим новым и сильным потоком. В тайниках их сердец укоренилась мысль о том, что все, что приходит с Запада - правда, и является мерилом истины и правильности. Существовало три типа наций, не противостоявших западной цивилизации и не боровшихся за ее вытеснение: 1) нации, у которых не было своей собственной и независимой цивилизации; 2) нации, обладавшие своей специфической цивилизацией, но у которых не было сил, чтобы попытаться сохранить свою самобытность перед лицом другой более сильной цивилизации; 3) нации, цивилизация которых в принципе мало чем отличалась от этой новой цивилизации. Все эти нации с одинаковой легкостью ассимилировались с западной цивилизацией, перекрасились в ее цвета без особых столкновений. Ситуация же с мусульманами была совершенно иной: у них была своя полностью независимая цивилизация, которой был присущ четкий всеобъемлющий порядок человеческой жизни, как духовной, так и мирской, и которая полностью отличалась от принципов западной цивилизации. И, естественно, эти две цивилизации соперничали и сталкивались во всех сферах и областях. Это противостояние продолжает существовать и по сей день, самым негативным образом сказываясь на всех сторонах духовной и мирской жизни мусульман. * * * Философия и науки - столпы, на которых выросла западная культура - были ориентированы на безбожие, вольнодумство, атеизм и материализм на протяжении последних 5-6 веков. Поэтому, стоило только возникнуть этой культуре, как она стала противостоять религии и враждовать с ней. Правильнее будет сказать, что она была порождением борьбы разума и опыта с религией и верой. При этом религия не противоречила изучению бытия, разгадке его тайн и открытию его основных законов. Ее учение не противоречило осмыслению проявлений бытия, извлечению результатов, норм и выводов. Но самое худшее совпадение заключалось в том, что когда в Европе, в эпоху Ренессанса, возникло новое учение, началась жестокая борьба между этими движениями и христианскими священниками, религиозные убеждения которых строились на основах древнегреческой философии. Они утверждали, что если новые научные и духовные изыскания и поиски вступят в противоречие с этими основами и разрушат какую-либо из их опор, то разрушится сама религия, и ее здание будет сравнено с землей. Это ошибочное утверждение побудило их выступать против нового научного движения, прибегая к насилию для его подавления. Преследованиями приверженцев этого движения занималась инквизиция, подвергавшая инакомыслящих самым жестоким наказаниям и беспощадным расправам. Однако движение, основанное на подлинном возрождении, усиливалось и набирало мощь, невзирая на все противодействие, пока его поток не захлестнул страны Европы, и движение как бы потекло в одном русле с религиозными властями. Сначала борьба шла между проповедниками духовной свободы и религиозными лидерами. Эта борьба постепенно переросла в войну между сторонниками духовной свободы и христианством. Научное рациональное мышление стало противником религиозности. Тетерь каждый, кто, размышляя о вопросах бытия, прибегал к научно-логическому методу, должен был находить иной, отличный от религиозных воззрений, путь. Согласно религиозным воззрениям, наше бытие, т.е. весь физический мир в своих проявлениях и их последствиях, причинно восходит к высшей силе и к высшему из миров. Но поскольку этого воззрения не придерживались враги нового научного движения, его сторонники попытались решить загадку бытия не прибегая к образу Бога или к сверхъестественным силам. Они сочли, что любой метод познания бытия, допускающий существование Бога, является реакционным и ненаучным. В этот новый период среди философов и мыслителей возник настоящий фанатизм отрицания всего божественного, духовного и сверхъестественного. И это было не следствием здравых рассуждений, а результатом взрыва чувств и разгула эмоций. Эти просвещенные мыслители и философы отрекались от самого Бога не в силу того, что у них имелись доказательства и доводы того, что Бога нет; они ненавидели его в силу того, что Он был Повелителем их оппонентов и противников их духовной свободы. И все результаты их умственной деятельности, идей, научных устремлений на протяжении последующих пяти веков произрастали из этой лишенной логики тенденции. Философия и наука, когда они только стали находить практическое применение, не будучи обращенными к вере, вынуждены были искать согласия между материализмом и верой в Бога, так как их окружала религиозная среда. Но по мере своего развития материализм стал преобладать над верой, пока это философское течение и наука не отказались от божественного бытия и всего сверхъестественного. Дело кончилось тем, что по представлениям концепции материализма на самом деле не существовало ничего, кроме самой материи и движения. Натурализм стал синонимом материализма, а эта философия утверждала, что все, что нельзя взвесить или измерить - лишь несуществующая фантазия. История западной философии и науки свидетельствует об этом. Так Декарт, который является отцом западной философии, верил, с одной стороны, в существование Бога самым искренним образом, и утверждал, что душа не зависит от материи. С другой стороны, он давал естественным процессам механическое объяснение. Он заложил основу течения в философии, выросшего впоследствии в материализм. Гоббс пошел еще дальше и публично выступил против всего сверхъестественного. Он создал механический материализм, который объяснял все законами механики, не упоминая ни духовную, ни психологическую, ни умственную силу. При этом он верил в Бога, считая, что вера - это одно из отклонений, присущих сознанию. Эта же эпоха явила Спинозу - духовного вождя рационализма XVII века. Спиноза не видел различия между материей, душой и божественным существом, а соединял все эти понятия вместе, в одно целое, не наделяя это целое абсолютной властью Бога. Затем были Лейбниц и англичанин Локк, которые утверждали, что Бог есть, но при этом испытывали приверженность к материалистическим концепциям. В философских учениях XVII века материалистическая концепция шла бок о бок с верой в Бога. Атеизм также не преобладал в натурализме той эпохи. Такие столпы естествознания, как Коперник, Келлер, Галилей, Ньютон и другие не отвергали божественного начала. Но они, исследуя тайны бытия, невзирая на религиозное мировоззрение, старались найти те силы, которые регулируют порядок вещей и законы, которым они подчиняются, это неприятие божественной теории составляло ядро безбожия и материализма, которые позднее созрели на древе свободомыслия. Но мыслители XVII века не чувствовали этого. Они не могли провести границу, отделяющую веру в Бога от материализма, и продолжали утверждать, что это два сопредельных учения, которых человек может придерживаться одновременно. В начале XVIII века стало очевидно, что любой метод познания, исследующий бытие и не принимающий при этом во внимание божественное начало, непременно приведет к атеизму, материализму и безбожию. В тот век выдвинулись "такие столпы свободной мысли, философы и мыслители, как Толанд, Д. Хартли, Вольтер, Гольбах, Кабанис, Дидро, Монтескье и Руссо, которые либо публично отрицали существование Бога, либо признавали его в виде "конституционного монарха", а не божества, которое скрылось в своем царствии небесном, создав однажды все сущее и запустив "машину", а теперь не имеющее к этому никакого отношения. Они ни во что не верили, кроме природы, материального мира и движения, полагая, что любая истина может быть проверена через ощущения человека и его опыт. Затем Юм, своей теорией эмпиризма и философией скептицизма еще больше укрепил этот образ мышления, призывая сделать опыт критерием теоретической науки. Позже на пути этого мощного потока материализма возник Беркли, который изо всех сил противодействовал ему. Гегель также проповедовал идеализм, но мало кто прельстился его фантастической концепцией, отказавшись от видимого и осязаемого. Кант пытался провести грань между душой и материей. Он утверждал, что существование Бога, наличие души и их свободная воля вне познаний человека, что человек не может осознать все это, но может сдаю верить, выказывая практическую мудрость. Это была последняя попытка согласовать веру в Бога с материализмом, но и она оказалась неудачной. В результате интеллектуальных блужданий, божественное начало представлялось фантастическим призраком и, более того, низводилось до уровня некоей субстанции, изолированной от управления (мирскими делами), которая существует сама по себе; вера в него, страх перед ним, желание угодить ему, хотя бы из морально-этических побуждений, делались ненужными разуму. * * * В XIX веке материализм достиг своей высшей точки. Появились такие мыслители и философы, как Фохт, Бохнер, Конт, Молешотт и многие другие, отрицающие существование всего, не состоящего из материи и лишенного ее свойств. Проповедник эмпиризма и утилитаризма Милль распространял эти концепции на нравственность. Спенсер усиленно выдвигал теорию, что все сущее возникло без участия Творца и что жизнь возникла как бы случайно, сама по себе. Было сделано множество открытий в различных областях науки и техники - в биологии, физиологии, зоологии, геологии и т.д. Прогресс экспериментальной науки утверждал и укреплял в душах людей мнение, что этот мир возник сам по себе, без Творца, что он развивается по естественным законам и никто им не управляет извне. В рамках новых прогрессивных воззрений не оставалось места для чего-то сверхъестественного, что имело бы отношение к этому самодвижущемуся механизму. Бездушная материя не получает душу от Бога, душа возникает в ней лишь по мере ее развития и совершенствования. Рост и движение подвластны воле, чувствам и мыслям, все это лишь признаки высокоорганизованной материи. И люди и животные - механизмы, которые живут и развиваются по естественным законам в соответствии со своей конструкцией и структурой. Если эти механизмы ломаются или иссякают их силы, то наступает смерть, происходит исчезновение в никуда. Ведь если машина ломается окончательно, она теряет свои свойства и ее уже нельзя починить и собрать заново. Затем Дарвин своей теорией оказал мощную поддержку материалистическому мировоззрению, подведя под него стройную научную теорию, основанную на доказательствах и доводах. Его книга "Происхождение видов", вышедшая в 1859 г., произвела настоящий переворот. Дарвин прибег к методу доказательств, наиболее популярному среди просвещенных умов XIX века, создав теорию, утверждавшую, что этот мир может существовать без Бога. Природные явления и процессы не подчиняются никакой другой силе, кроме естественных законов. Развитие организмов от простейших форм жизни к высшим шло в результате эволюционной работы природных сил, не обладающих разумом и мышлением. Творец человека и всех видов животных - премудрый Создатель. Живой механизм был первоначально червем, а затем, в силу различных факторов - борьбы за выживание, естественного отбора - стал человеком, способным говорить и чувствовать. На таких философских теориях и научных изысканиях выросла западная цивилизация, которая, как видим, являет собой чистое безбожие; в ней нет боязни всемогущего Бога на небесах, не имеют веса пророчества и небесное вдохновение. Здесь не представляют себе жизни после смерти, не ведают страха, что придется держать ответ за прижизненные дела и поступки, как нет и чувства ответственности, лежащей на каждом; здесь жизнь не имеет высших целей, а лишь животные устремления. Это насквозь материальная цивилизация. В ней отсутствует все, на чем основывается цивилизация ислама - боязнь Аллаха, следование высшей цели, правдолюбие, поиск истины, нравственная чистота, бескорыстие, верность, благочестие, скромность и чистота. Теория западной цивилизации противоречит теории ислама, их пути расходятся. Ислам строился на принципах человеческой морали, цивильности, т.е. основах, которые вряд ли соответствовали западной цивилизации. В основе западной цивилизации лежали нормы, неприемлемые для норм ислама. Ислам и западная цивилизация подобны двум кораблям, идущим в разных направлениях, и каждому надо выбрать, с кем ему по пути. Лишь немногие могут идти одновременно двумя путями. * * * Самым неудачным совпадением явилось то, что эта новая цивилизация достигла своего апогея в атеизме, материализме и безбожии именно в ту эпоху, когда мусульманские государства, от Марракеша до Дальнего Востока, страдали от политического засилия западных наций. Наступление Запада на Восток велось пером и шпагой одновременно. Для умов, напуганных и пораженных политической победой Запада, было невозможным не попасть под влияние блеска западных естественных наук и философии, а также поразительной культуры, возникшей на их основе. Особо сложным было положение тех мусульманских наций, которые, попав под господство какого-то западного государства, были вынуждены, ради сохранения своих жизненных интересов, принять западные науки. Это восприятие не подразумевало простой учебы, когда восточные ученики сидели бы перед западными профессорами, напуганные и очарованные одновременно; воспитывалось новое поколение мусульман, которое и подверглось самому сильному влиянию западных идей и научных теорий. Их сознание окрашивалось в западные цвета, а в их души просачивалась западная культура. Аллах не дал им критического видения, чтобы они могли отличать истинное от фальшивого Они не нашли в самих себе способности думать свободно и независимо и стремиться иметь собственное мнение в отношении жизненно важных вопросов. Последствия этого мы наблюдаем сегодня, когда устои исламской цивилизации поколеблены, а основы мышления, свобода которого заключается в правильной мусульманской мысли, прогнили. В умах, привыкших мыслить на западный манер и верить в принципы западной цивилизации, не могут, в силу особенностей этой цивилизации, укорениться принципы ислама. Но если в них не вмещаются принципы, то тем более они отвергнут их составные части, их будут глодать сомнения. Очевидно, что подавляющее большинство до сего дня продолжает искренне верить в миссию ислама и хочет остаться мусульманами. Но на многие молодые умы продолжают влиять западные идеи и цивилизация, и они постоянно сходят с пути ислама. Идейное господство Запада и его научное превосходство заполнили духовную атмосферу всего мира и изменили взгляды до такой степени, что даже лучшие мусульманские мыслители и теоретики стали думать и смотреть на вещи не как мусульмане. Мусульмане не выйдут из этого критического положения до тех пор, пока среди них не появятся гении свободной мысли. Другими словами, ислам в наше время нуждается в новом возрождении. Творческое наследие наших старых мыслителей уже не столь ценно и недостаточно; ведь мир продвинулся вперед, и это движение нельзя обратить вспять и вернуть то, что было 600 лет назад. Лидерство в науке и практической деятельности сегодня несомненно принадлежит тому, кто идет с миром вперед, а не тому, кто тянет его назад. И если ислам хочет вернуть свое господствующее положение в мире, то необходимо, чтобы среди мусульман появились мыслители и исследователи, которые силой своей мысли, своих взглядов, своих исследований и открытий разрушили бы основы здания западной цивилизации. Затем, наблюдая за явлениями и исследуя факты, руководствуясь при этом коранической методикой мышления и видения мира, они создадут новую философскую систему, лишенную чисто мусульманского духа. Они откроют новые законы естествознания, которое будет зиждиться на строках священного Корана, полностью опровергая теорию атеизма. Их исследования и идеи будут строиться на божественной теории. Они начнут движение - с силой и решительностью, которые и обеспечат мировое господство. Во всем мире подлинная цивилизация ислама займет место материалистической цивилизации Запада. * * * Все вышесказанное можно выразить таким образом: этот мир - поезд, который тащит локомотив идей и исследований. Ключи от этого локомотива в руках мыслителей, исследователей и талантливых людей. Поезд идет туда, куда угодно машинисту, а пассажиры, в силу своего положения, вынуждены ехать вместе с ним, хотят они этого или нет. Если какой-то пассажир не хочет ехать в эту сторону, он может поворачивать свое кресло в разные стороны, но направление движения поезда от этого не изменится. Чтобы поехать туда, куда он хочет, ему необходимо завладеть ключами от локомотива. Все те, в чьих руках сейчас находятся рычаги этой движущейся машины, это люди, отвергающие Аллаха, противники исламской идеи. Поэтому поезд со всеми, кто в нем есть, движется к материализму, атеизму и нигилизму. Для того, чтобы поменять это направление и выправить ошибочную колею, по которой идет поезд человечества, необходимо, чтобы самые энергичные и решительные люди из рядов правоверных поднялись и занялись серьезным делом, проявляя неизменное рвение и постоянное усердие, пока ключи не выпадут из рук безбожников. Но этого не произойдет, покуда не изменится нынешнее положение. Поезд и дальше будет идти по ложному пути под командованием безбожников, невзирая на гнев и протесты пассажиров!



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет