Использование интренет-ресурсов при изучении истории



Дата24.06.2016
өлшемі86.36 Kb.
Аникеев А.А.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНТРЕНЕТ-РЕСУРСОВ ПРИ ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ

На рубеже ХХ-XXI столетий человечество вступило в информационное общество, которое называют обществом, основанном на знаниях. Решающую роль в формировании этого общества играют компьютерные и телекоммуникационные технологии. По мнению японского профессора Й.Масуды, «компьютеризация изменяет природу человека, превращая его из Homo Sapiens в Homo Intelligents. Новый человек вызовет к жизни новую цивилизацию. И этот переход совершится не путем революции в социальных структурах, а посредством «горизонтальной социальной трансформации» человеческого материала общества»1.

Решающим инструментом этого процесса является Internet, который позволяет уровнять шансы в разных странах и городах в доступе к информации, дает возможность при наличии компьютера в равной степени использовать ресурсы Internet.

При этом одной из ключевых проблем для историков является вопрос о создании электронных версий исторических источников, доступа к ним через глобальную сеть. Актуальность этой проблемы не вызывает сомнений – в последние годы историки ряда стран приступили к разработке электронных ресурсов, как научного, так и образовательного назначения, и эта новаторская деятельность открыла новые перспективы развития исторических исследований и обучения истории, выявив при этом ряд «узких мест».

Обсуждению этих вопросов был посвящена дискуссия 2000 г. членов Ассоциации «История и компьютер». Началу дискуссии получили заметки Д.А. Гутнова «Об опасностях глобальной информатизации гуманитарной науки». Размышляя об опасностях этого процесса Д.А. Гутнов отмечает, что развитие техники позволяет современному исследователю оперировать большими объемами информации, что было недоступно для предшествующих поколений ученых. Однако использование компьютера как инструмента познания обязывает исследователя работать по другим, зачастую отличных от прежней научной культуры законам. «В некоторых дисциплинах это приведет к частичной утере целых отраслей знания, обслуживающих процесс научного поиска, а то и к их полному забвению. С особой остротой встает вопрос об неадекватной передаче накопленной человечеством информации с традиционных носителей на новые и связанной с ним проблемой объективности и истинности вводимых в новый научный оборот сведений».2

Заостряя положения статьи Д.А. Гутнова, М.И. Петров обозначил наиболее сложные проблемы глобальной информатизации:



  • отказ от интуитивно-логической формы поиска в пользу формально-логической (влекущей за собой возможные утери в необходимом списке литературы и источников);

  • возможность «электронной цензуры» в архивах;

  • истинность и объективность информации, содержащейся в WWW;

  • проблема разработки полноценной системы ссылок в WWW;

  • качество информации в электронных изданиях.3

Другие участники дискуссии: Л.И. Бородкин, В.Н. Владимиров, Т.Я. Валетов, Ю.Ю. Юмашева, Ю.А. Святец согласились с оценками Д.А. Гутнова в том, что компьютерные технологии требуют новых подходов к целому ряду вопросов источниковедения, что научно-справочный аппарат в глобальной сети еще не разработан. Однако многие высказали мнение, что это временные трудности развития информатизации гуманитарных наук. Со временем будут выработаны необходимые стандарты и приняты соответствующие законодательные акты.

В продолжение дискуссии очень содержательную и глубокую статью опубликовал В.И. Тихонов «Когда наступит время «компьютерной палеографии?»4. Автор отмечает, что на фоне несомненных достижений человечества и еще более отрадных перспектив некоторым диссонансом звучат выступления историков, архивистов, библиотекарей и представителей других, столь же «архаичных» профессиональных групп о каких-то опасностях, которые таит в себе глобальная информатизация. Прошедшая недавно в рамках ассоциации «История и компьютер» дискуссия выявила многие болевые точки в сегодняшнем состоянии электронных публикаций и общедоступных информационных ресурсов Отмечалась, например, плохая археографическая подготовка таких публикаций, неопределенность с авторскими правами и неразвитость ссылочного аппарата. Указывалось на неравномерность представления уже накопленных знаний и опасность утраты электронных документов в настоящем и будущем. Впрочем, несмотря на плодотворный обмен мнениями, одна из проблем, заявленных Д.А. Гутновым, оказалась вне обсуждения, а именно, насколько можно доверять электронным публикациям и документам? Заостряя проблему, можно поставить вопрос иначе: готово ли общество, и историки в первую очередь, к появлению фальсификаций электронных информационных ресурсов? Каким образом можно установить происхождение и «неизменность» документа, выставленного в Интернете, включенного в мультимедийный продукт или хранящегося в специализированном архиве? 5.

Легкость, с которой можно изменить электронный документ, поражает. Бесследно исправить содержание текстовых файлов проще всего. Файлы графических, аудио и видео форматов подделать сложнее, но не настолько, чтобы не сделать это явление массовым. Уже сейчас в Интернете сайты определенной направленности заполнены цифровыми изображениями симпатичных девушек, которые на поверку оказываются «синтетическими», составленными из частей тел реальных моделей. В новогоднюю ночь RenTV показывает «капустник», участники которого - известные политики - поют, танцуют и делают то, что никогда не делали и вряд ли осмелятся сделать. Качество видеомонтажа было средним, но ведь это только начало. В условиях грязных политических игр распространение «негатива», сфабрикованного с помощью цифровых технологий, грозит стать мощнейшим средством воздействия на общественное мнение. Разобраться в противоречивой информации будет не просто не только обывателями, но и специалистам. Подделка же электронных документов в массовом порядке сделает ремесло историка вообще бессмысленным. Какой толк пытаться объяснить прошлое, если объективность источников для его изучения зависит от сиюминутных общественных и индивидуальных интересов в настоящем? 6

Таким образом, стремясь к единому киберпространству, создавая единое (если не сказать единственное) электронно-информационное поле, человечество может незаметно погрузиться в атмосферу кривотолков и подтасовки фактов. Информационному обществу в таком случае уготована судьба «общества с неопределенным прошлым»: из его основания будут выбиты краеугольные камни - культурные традиции, связь поколений, историческая память.

Интересующихся историей подделок русских исторических источников можно отослать к книге В.П. Козлова «Тайны фальсификации». Для нас же сейчас важно подчеркнут три момента. Первое, развитие вспомогательных исторических дисциплин позволило на самых ранних стадиях разоблачать фальшивки, претендующие на роль оригиналов исторических документов. Самыми живучими оказывались фальсификации, введенные в научный оборот в качестве позднейших списков, копий или недоброкачественных публикаций. В этом случае главными средствами критики выступали текстологический и лингвистический анализ, которые часто допускают неоднозначное толкование фактов. Второе, в авторстве наиболее «успешных» подделок подозревают профессионалов-историков, т.е. людей, обладавших специальными знаниями и учитывавших накопленный в исторической среде опыт по выявлению фальсификатов. Чем богаче становился методический арсенал палеографии, текстологии, ономастики и т.п., тем сложнее оказывалось ввести в заблуждение научное сообщество. Для этого было необходимо обладать недюжинными талантами. И, наконец, третье. Успехи вспомогательных исторических дисциплин были бы невозможны без развития в России архивного и музейного дела. Собирание и описание памятников старины, научная организация хранения древней и относительно недавней документации - вот тот базис, на котором выросло современное источниковедение, так как заключение об оригинальности используемого исторического источника возможно лишь в сопоставлении и во взаимосвязи его с другими документами эпохи.

К концу восьмидесятых годов стало очевидным, что архивное хранение документов только лишь в программно-независимых форматах является тупиковым решением. Интенсификация бизнес - процессов и государственного управления требовала оперативного доступа не только к делопроизводственной, но и к архивной документации. В выигрыше оказывался тот, кто быстрее реагировал на сложившуюся ситуацию, основываясь на всей полноте информации. В этих условиях «восстановление» декомпозированных баз данных занимавшее массу времени, превращалось в фактор торможения. Но самое главное заключалось в том, что технология программно независимого хранения оказалась бессильна перед лицом сложных, и структурных электронных документов, таких как продукты мультимедиа, САПР, ГИС. Вот почему с начала девяностых годов в среде, архивистов все большую популярность стали приобретать другие подходы к долговременному хранению электронных документов: миграция (перевод данных на современные технологические платформы) и эмуляция (имитирование устаревших технологий с помощью современных).

Федеральная целевая программа «Электронная Россия на 2002-2010 гг.» предусматривает переход к 2005 г. всех органов государственной власти и многих органов местного самоуправления к безбумажному документообороту, что позволит повысить эффективность функционирования экономики и государственного управления за счет внедрения и массового распространения ИКТ, обеспечить права на свободный доступ к информации, в т.ч. на базе расширения подготовки специалистов по информационным технологиям и квалифицированных пользователей.7.

В настоящее время во многих странах ведется работа над созданием законов о стандартах, придающих электронным документам с электронной цифровой подписью юридическую силу. Некоторые страны их уже приняли. Это сделало такая мощная в информационном отношении страна как США8, а так же Республика Беларусь и другие страны. В России в январе 2002 г. принят закон «О электронной цифровой подписи», который определяет условия использования электронной цифровой подписи, в частности требует подтверждения подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе9.

В современных условиях особе внимание следует уделять семантическому и синтаксическому анализу электронных документов. Семантический аспект документированной информации раскрывается при изучении содержания документа, при соотнесении его сведений с событиями и лицами, о которых известно из других источников. Огромное значение в этом случае приобретает лексический и лингвистический анализ, т.е. анализ употребления слов и речевых оборотов конкретным лицом в конкретное время и в контексте определенной ситуации. Львиная доля подделок исторических документов была раскрыта при внимательном изучении именно содержания документа. В условиях нестабильности реквизитов, гарантирующих аутентичность электронных документов, историко-лингвистический анализ может стать единственным средством проверки их подлинности.

Таким образом, в настоящее время в России и за рубежом отсутствует институциональное, научно-дисциплинарное и научно-справочная инфраструктура необходимая для эффективного противодействия подлогам в электронной среде. Электронные документы начали приобретать все большую общественную значимость. Большинство из них хранится в оригинальных форматах, их аутентичность пока еще можно доказать с помощью средств оперативной защиты данных. Поэтому нужен очередной технологический рывок, который приведет к тому, что будут выработаны методы определения и хранения национальных и мировых электронных ресурсов.




1 Masuda Y. Hipothuses on the Genesis of Homo Intelligence//Futures, 1985,V.17,№5. P.492-494.

2 Гутнов Д.А. Опасности глобальной информатизации гуманитарной науки // Информационный бюллетень АИК. № 26/27, ноябрь 2000. – С.129.

3 Петров М.И. Глобальная информатизация гуманитарной науки: опасности или временные трудности? // Там же. – С.159

4 Тихонов В.И. Когда наступит время «компьютерной палеографии»?// Круг идей: историческая информатика в информационном обществе. – М., 2001. – С.343-370

5 См.: Круглый стол по проблеме «Историк, источник, Интернет» // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». №26/27, ноябрь 2000 г. М., 2000. С. 128-171.

6 По данным агентства DataPro Research на фальсификацию электронных данных приходится 12% всех компьютерных преступлений. Для сравнения: 44% таких преступлений совершается с целью кражи денег с электронных счетов, 16% - повреждения ПО, 16% - похищения секретной информации и 10% - заказа услуг за чужой счет. (См.: Леваков Александр. Шифрование как средство информационной гигиены // Известия. 2001, 26 апреля. С.6).

7 См.: Федеральная целевая программа «Электронная Россия на 2002-2010 гг.». – М., 2001.

8 22 «Electronic Signatures in Global and National Commerce Act», вступивший в силу с 1 октября 2000 г. Другое, более полное название документа - «Act to facilitate the use of electronic records and signatures in interstate or foreign commerce».

9 24 См.: «Об электронной цифровой подписи» (www.russianlaw.net/law/acts/zl3. htm) и «Об электронной торговле» (www.russianlaw.net/law/acts/zl4.htm)

Каталог: WordDocs
WordDocs -> Европейская Малая пищуха (Ochotona pusilla pusilla Pall.) как индикатор современного состояния степных экосистем Заволжья
WordDocs -> Характеристика слов, называющих семью и семейные отношения, в речи казаков некрасовцев
WordDocs -> Семантическое согласование и языковая игра
WordDocs -> Особенности номинации слонов красоты в городе Ставрополе Человек погружен в мир языка. Слова, которые его окружают, и формируют его мир. Особо примечателен в этом смысле «язык улицы»
WordDocs -> Семантическое согласование как проявление аналитизма в грамматике
WordDocs -> В. В. Шадурский кандидат филологических наук, доцент
WordDocs -> Именно М. М. Бахтин помог осознать, что жанрология основополагающая
WordDocs -> Использование архетипов для выражения агрессии в рекламном тексте
WordDocs -> Комонимия томской области


Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет