Историография. Истории южных и западных славян



жүктеу 4.53 Mb.
бет18/20
Дата12.07.2016
өлшемі4.53 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Глава 4. Историческая славистика во Франции.


Валева Е.Л.

Славистика во второй половине XIX — начале XX в.


Развитие славистики во Франции определялось прежде всего политическими мотивами и отражало цели ее внешней политики. Важнейшим фактором, обусловившим заметный рост интереса к славянам во французском обществе первой половины XIX в., было их национальное возрождение и освободительное движение. В среде польской эмиграции зародилась идея создания кафедры славянских языков и литератур в одном из учебных заведений Франции. Такая кафедра появилась в 1840 г. в парижском Коллеж де Франс под руководством А. Мицкевича. Этим было положено начало французской славистике.

Основание кафедры было частью широкой программы по ознакомлению французской общественности с освободительной борьбой польского и других славянских народов, с их национальной культурой. Лекции по истории, славянских литератур, которые Мицкевич читал в Коллеж де Франс, опубликованы, неоднократно переиздавались и переводились на многие языки. С 1844 по 1857г. кафедру возглавлял Киприан Робер (1807—1860). В 1848— 1849 гг. он читал лекции «Общие тенденции славянской революции в литературе, религии и политике». В них и в труде «Славяне Турции. Сербы, черногорцы, боснийцы, албанцы и болгары. Ире ресурсы, тенденции развития и политический прогресс» (т. 1—2, 1844) Робер опровергал распространенные в то время на Западе теории о неполноценности славян, доказывал самобытность славянской культуры. Вторая работа Робера, «Славянский мир, его прошлое, настоящее и будущее» (1852), и спецкурс этого ученого в Коллеж де Франс свидетельствовали о большом влиянии на него идеи союза славянских народов при руководящей роли Польши во имя их свободы и независимости.

В середине XIX в. преобладание политических мотивов над научными и нехватка специалистов обусловили весьма ограниченный круг вопросов, изучаемых на кафедре, и низкий уровень французской славистики. После франко-прусской войны 1870— 1871 гг. Франция стала искать союза с Россией против Германии. Это повысило интерес к русскому языку, истории и культуре. В сфере внимания французской дипломатии оставались и славянские народы, которые вели борьбу против германской экспансии. Упрочилась связь между славяноведением как наукой и внешней политикой Франции.

Наиболее видным славистом того времени был Луи Леже (1843—1923). В 1885 г. он возглавил кафедру славянских языков и литератур в Коллеж де Франс. Леже был убежден в необходимости ознакомить Запад с жизнью славянских народов. Начав с изучения истории и культуры западных славян, он переключился затем на исследование южных славян и России. Его первая монография посвящена деятельности Кирилла и Мефодия (1868). Под, влиянием И. Штроссмайера Леже воспринял идею сближения славянских народов, мысль о необходимости освобождения южных: славян из-под ига Османской империи, а западных — от австро-немецкого гнета. Он был приверженцем концепции Ф. Палацкого-об извечной борьбе славян и немцев.

Идею сплочения славянства Леже развил в книге «Славянский мир» (1897, 1902), а также в монографии «Панславизм и французский интерес» (1917). Широта тематики и научная значимость работ Леже сделали его родоначальником научного славяноведения во Франции.

С конца 70-х годов XIX в. историей славянских народов занимались ученики и последователи Леже. В отличие от своего учителя они выбирали более узкие, конкретные темы.

Эрнест Дени (1849—1921) первым приступил к изучению чешской истории. В Праге под руководством Ф. Палацкого он собирал материалы для книги о Яне Гусе и гуситских войнах (1878).. За ней последовали монографии, также написанные на солидной источниковой базе, — «Конец чешской независимости» (1890) и: «Чехи со времени Белогорской битвы» (1903). Поддерживая идею славянской общности и разделяя точку зрения Леже, Дени считал, что славяне должны с помощью Франции преодолеть свои внутренние противоречия и создать вместе с нею антигерманский блок. Во время первой мировой войны и после нее Дени издал монографии о будущем устройстве Европы и месте в ней славянских государств: «Война», «Германия и мир», «Великая Сербия» (все три 1915), «Австрийский вопрос и словаки» (1917).

Чешскую историю разрабатывал также Луи Эйзенманн (1869—-1937). Он известен как автор монографии «Австро-венгерское соглашение 1867 г.: исследование о дуализме» (1904), в которой освещено положение национальных меньшинств в империи Габсбургов и вопрос о месте Дунайского региона в политике европейских держав, прежде всего Франции. Эйзенманн считал, что Австро-Венгрия или должна была обеспечить равноправие всем народам Дунайского региона или исчезнуть.

Основоположником французской полонистики был Анри Грапэн (1881—1959). Им опубликованы работы по силезскому и тешин-скому вопросам, о русско-польской границе, о польско-литовских: отношениях 1918—1922 гг. Грапэн издал «Историю Польши» (с древнейших времен до 1900 г.) (1916; перер. и доп. изд. — 1922).

Изучением истории южных славян занимался Эмиль Оман (1859—1942). Он опубликовал в 1889—1918 гг. серию статей («Ка-рагеоргий, его армия, его противники», «Славянизация Далмации», «Конституционный кризис в Югославии» и др.), составивших впоследствии сборник «Югославия» (1919, 1927).

Крупнейшим французским балканистом конца XIX — начала XX в. являлся Леон Лямуш (1860—1945). В книге «Болгария в прошлом и настоящем» (1892) он затронул широкий круг проблем ее истории, этнографии и военного дела. Лямуш читал в университете Монпелье лекции по истории, языкам и литературе балканских народов, а затем издал книгу «Балканский полуостров» (1899).

Этьен Фурнёль получил известность после опубликования книги «Об австрийском наследии» (1918), в которой исследовалась жизнь поляков, чехов и югославян в 1916—1917 гг. Изучение этой темы он продолжил в работе «Политические проблемы Центральной Европы» (1923).


Славистика в 1918—1945 гг.


Стремление Франции создать систему военно-политических союзов в Центральной и Юго-Восточной Европе требовало всестороннего знания политической жизни славянских государств этого региона, их истории и культуры. Ведущие специалисты в области славяноведения, и прежде всего Э. Дени, уже давно указывали на существенный недостаток в развитии французской славистики — отсутствие координационного и организационного центра, который, с одной стороны, объединил бы всех французских славистов, а с другой — способствовал бы усилению влияния Франции в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Возникновению такого центра предшествовала подготовительная работа. В 1916— 1917 гг. ведущими славистами в Сорбонне были прочитаны два цикла лекций по славянской проблематике. В 1917—1918 и 1924— 1939 гг. издавался журнал «Le monde slave» («Славянский мир»), на страницах которого освещались вопросы истории и положения славянских стран. Однако из-за публицистического характера материалов журнал не смог превратиться в ведущий орган, французских славистов. В 1915—1919 гг. под руководством Э. Дени, а затем Э. Бенеша издавался журнал «Nation tcheque» («Чешская нация»). Кроме того, в 1919—1920 гг. выходили «Revue yougoslave» («Югославский журнал») и «Questions contemporains» («Современные проблемы»).

Решающим шагом к образованию комплексного института славяноведения во Франции стала значительная материальная помощь правительств Чехословакии и Югославии. В 1919 г. в Париже был создан Институт славянских исследований. Французское правительство в 1922 г. определило статус Института как автономного учреждения под патронатом Сорбонны. Это обеспечивало необходимые для его работы условия: самостоятельность и тесную связь с высшей школой. Институт не имел штатных сотрудников, его членами являлись слависты, работавшие в университетах и других вузах, а также в научно-исследовательских центрах Франции.

В 1921 г. Чехословакия передала в дар Сорбонне 1 млн франков для создания в ней кафедры истории и культуры славян и приобретения здания для Института славянских исследований. В память об Э. Дени первая во Франции историческая кафедра славяноведения была названа его именем. До 1937 г. ею руководил Л. Эйзенманн.

В 20—30-е годы появились исследования членов Института, прежде всего по филологической проблематике. Но были опубликованы и работы историков. После поездки в Чехословакию Эйзенманн издал книгу по новейшей истории Чехословакии (1921). Во время пребывания в Салониках и Константинополе Л. Лямуш собрал материал для своего главного труда «Пятнадцать лет балканской истории (1904—1918)» (1928).

Кроме Лямуша в области балканистики работал Жак Ансель (1882—1943). Находясь, как и Лямуш, в Салониках и Дарданеллах, он создал работы о политике Болгарии в 1870—1919 гг., о народах Балканского полуострова. Э. Оман издал монографию «Образование Югославии» (1930). В этом исследовании он стремился показать «вековое стремление югославян к единству, несмотря на препятствия и раздробленность», и обосновать причины и необходимость существования единого государства югосла-вянских народов.

С 1921 г. при Институте выходит (с перерывом в 1969— 1976 гг.) «Revue desetudes slaves» («Журнал славянских исследований») — центральный орган французских славистов. В нем помещаются статьи по литературоведению, лингвистике, истории, этнографии и истории искусства славянских стран. Он регулярно публикует перечни новых книг и статей по славистике, выходящих во всем мире. Институтом издано также большое число монографий. При нем существует специализированная библиотека — одно из крупнейших научных славистических книгохранилищ в Западной Европе.

Влияние, которое в межвоенный период Франция приобрела в славянских странах, способствовало появлению в них филиалов парижского Института славянских исследований. Их открытие в Софии (1922), Праге (1923), Варшаве (1924), Загребе и Белграде (1929) официально имело целью установление более тесных-контактов между вузами Франции и славянских государств.

Несмотря на рост интереса к славянским странам, славистика во Франции в межвоенный период развивалась в целом медленно. Специалистов, в этой области было очень мало; исследования велись разрозненно, хотя Институт и стремился их координировать. Тем не менее предпринимались попытки создать более широкую концепцию славистики, в которой филология не преобладала бы и самостоятельное место получила бы политическая, экономическая и социальная история.

На развитии историко-славистических исследований в межвоенный период отразились и процессы, характерные для французской исторической науки в целом. Это прежде всего влияние школы «Анналов» — по названию журнала «Annales d'histoire ёсопо-mique et sociale», основанного в 1929 г. Л. Февром (1878—1956) и М. Блоком (1886—1944). Поворот во французской славистике от фактологии к социально-экономическому анализу можно связать и с возросшим к концу 20-х годов влиянием исторического материализма.

Вторая мировая война осложнила работу Института славянских исследований. Он был полностью изолирован от славянских стран, деятельность его филиалов там была прервана. Однако Институт продолжал функционировать: работала библиотека, издавался «Журнал славянских исследований», вышел ряд монографий.


Развитие славистики после второй мировой войны


После второй мировой войны славистика во Франции переживает период подъема. Для нее все более характерным становится комплексный подход, рост числа исторических исследований. Как и раньше, она развивается в тесной связи с восточноевропейскими исследованиями, прежде всего с русистикой. Школа «Анналов», оказывавшая и в первые послевоенные десятилетия большое влияние на славистику, представляла неопозитивистское направление, призывающее рассматривать события прошлого в комплексе, с учетом не только социальной, политической и экономической обстановки, но и юридических, культурных, языковых и других отношений. Кроме того, школа «Анналов» пропагандировала «независимость» исторической науки от политики.

Организатором и координатором деятельности славистов по-прежнему остается Институт славянских исследований. Члены Института изучают общественную мысль славянских стран, их политическую, экономическую и социальную историю. Среди работ, вышедших в послевоенные годы, наиболее крупными являются следующие: П. Жорж. «Немецкий вопрос в Чехословакии (1919— 1946)» (1947); Ж. Фабр. «Станислав Август Понятовский и просвещенная Европа» (1952); Ж- Люсиани. «Панславизм и славянская солидарность в XIX в.» (т. 1—2, 1956—1963); В.-Л. Тапье. «Монархия и дунайские народы» (1968); Д. Бовуа. «Просвещение и общество Восточной Европы: Университет в Вильно и польские школы в Российской империи в 1803—1832 гг.» (1977). Единственное обобщающее издание по истории славянских народов — книга Р. Порталя «Славяне, народы и нации» (1965), имеющая скорее справочный характер.

Были восстановлены контакты Института славянских исследований с научными учреждениями славянских стран. Возобновилась практика приглашения иностранных славистов для чтения курсов и отдельных лекций. После разделения в 1968 г. Сорбонны на несколько университетов научная и издательская деятельность Института славянских исследований сосредоточилась в Лаборатории славистики при Национальном центре научных исследований. Лаборатория имеет в своем составе отделы исторических, филологических и лексикографических исследований, отделение библиографической документации.

Институт выступает инициатором и организатором националных и международных симпозиумов и конференций. Через Лабораторию славистики Институт участвует в разработке и осуществлен нии программы исследований, ведущихся в этой области во Франции. Поэтому в 1976 г. к его названию было добавлено слово «национальный». Институт поддерживает связи с академиями наук, университетами, славистическими центрами и национальными комитетами славистов многих стран. Члены Института представляют Францию на международных форумах и в постоянно действующих комиссиях и ассоциациях, изучающих славянские страны.

Вместе с тем в середине 70-х годов Национальный институт славянских исследований вошел в Международный комитет по изучению Советского Союза и Восточной Европы, деятельности которого свойственны антисоветские и антикоммунистические тенденции.

В послевоенный период в ряде учреждений Франции были созданы сектора, отделения или центры, занимающиеся историей. В одном из них — Школе живых восточных языков — в 1946 г. была открыта кафедра истории, географии и культуры стран Восточной Европы. В 1959 году там появилась вторая кафедра под таким же названием. В 1971 г. Школа была переименована в Национальный институт восточных языков и культур. В настоящее время этот Институт состоит из 8 отделений. Славистикой занимаются Отделение Центральной и Восточной Европы, которое объединяет секции: польскую, чешскую, болгарскую, языков народов Югославии, украинскую, а также отделение СССР. При Отделении Центральной и Восточной Европы работает Центр балканских исследований. В 1979 г. к Институту был прикреплен Центр по изучению народов и культур Центральной и Юго-Восточной Европы, созданный в 1970 г. в университете Париж-VII. Подготовка студентов и научная работа ведутся по лингвистике, литературоведению, истории, экономике, географии, праву, истории искусства славянских стран. При этом основное внимание уделяется филологии.

В 1960 г. в Сорбонне был создан Центр по изучению истории славян, отпочковавшийся от кафедры истории и культуры славян имени Э. Дени. Большое число работ по истории, социологии и экономике готовится в Центре по изучению СССР и Восточной Европы при Школе высших исследований по социальным наукам. Этот Центр издает с начала 60-х годов журнал «Cahiers du monde rusise et sovietique» («Тетради по проблемам России и СССР»), в котором нередко публикуются работы по истории и экономике восточноевропейских стран. Подготовку кадров славистов ведет Центр по изучению СССР и восточноевропейских стран при Стра-сбургском университете, созданный в 1959 г.

Таким образом, историко-славистической проблематикой занимаются сегодня во многих научных учреждениях и учебных заведениях Франции. В последние десятилетия наблюдаются определенные изменения в ориентации историко-славистических исследований. Сфера интересов ученых перемещается из области политической истории в область социальной психологии, общественной мысли, массовых движений. Однако, несмотря. на заметный рост числа специалистов и на увеличение печатной продукции, во Франции рреобладают работы по отдельным проблемам истории славянских народов. Авторы их остаются на позициях буржуазной историографии и нередко придерживаются антикоммунистических позиций. В целом французская славистика с самого начала своего-существования и до наших дней развивается как часть буржуазной науки.


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет