История распространения мировых религий в Северном Казахстане во второй половине XIX начале XX вв. 07. 00. 02 Отечественная история



жүктеу 489.35 Kb.
бет1/3
Дата04.03.2016
өлшемі489.35 Kb.
  1   2   3
УДК 94 (574.2).08/.084:2 На правах рукописи



НУРБАЕВ ЖАСЛАН ЕСЕЕВИЧ
История распространения мировых религий в Северном Казахстане

во второй половине XIX – начале XX вв.

07.00.02 – Отечественная история

(История Республики Казахстан)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Республика Казахстан

Караганда, 2010
Работа выполнена на кафедре Отан тарихы Гуманитарно-социального факультета Костанайского государственного университета им. А. Байтурсынова

Научный руководитель: доктор исторических наук

Алтаев А.Ш.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

Козина В.В.

кандидат исторических наук

Сейпиева К.Р.

Ведущая организация: Казахский национальный

педагогический университет

им. Абая

Защита состоится: « 31 » марта 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ОД 14.50.12 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Карагандинском государственном университете им. Е.А. Букетова по адресу: 100028, г. Караганда, ул. Университетская, 28 (аудитория № 204 Главного корпуса КарГУ им. Е.А. Букетова).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова.

Автореферат разослан «____» __________ 2010 г.


Ученый секретарь

доктор исторических наук Т.А.Алимбаев



ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Перед человечеством в качестве одной из основных задач на современном этапе встает вопрос формирования толерантных отношений между представителями многочисленных религий. Его решение предполагает объективное изучение истории и своеобразия каждой из конфессий. Необходимость научного рассмотрения проблемы межконфессиональных отношений диктуется современными процессами глобализации и одновременным стремлением этносов к сохранению своей культурно-исторической и религиозной самобытности.

На территории современного Казахстана в разные периоды его истории встречались и исповедовались самые разнообразные религиозные верования. Евразийская степь на протяжении многих веков являлась подлинной столбовой дорогой историко-культурных взаимодействий и контактов населяющих ее народов с различными вероисповеданиями.

Межконфессиональное согласие в Казахстане опирается, прежде всего, на христианство и ислам, так как именно ислам суннитского толка и христианство, в его трех направлениях – православие, католицизм, протестантизм (в основном лютеранство, баптизм, меннонизм и адвентизм) имеют давние традиции и богатый опыт участия в общественно-политической жизни государства, а также занимают лидирующее место по численности верующих в Казахстане. Их мирное сосуществование выступает гарантом стабильности нашей социальной и духовной жизни. Таким образом, Казахстан показывает миру свой опыт конструктивного межконфессионального диалога и религиозной терпимости между последователями мусульманства и христианства – самых крупных религий мира. Это приобретает еще большую актуальность на фоне мирового обострения конфликтов, основанных на религиозных противоречиях.

На базе этих традиций, благодаря инициативе Главы государства, Казахстан закономерно стал центром воплощения идей толерантности. На формирование межконфессионального согласия направлены как шаги в сфере внутренней политики, так и международные инициативы руководства страны. Особое место в ряду значимых общественно-политических и религиозных мероприятий занимают съезды лидеров мировых и традиционных религий 2003, 2006 и 2009 гг., необходимость проведения которых выражены в убеждении Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева: «…новое мироустройство немыслимо без высокой нравственности и духовности… Сегодня как никогда востребован нравственно-гуманистический императив религии» [1].

Сложность современной религиозной ситуации, разнообразные проблемы, возникающие в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений, требуют повышенного внимания государственных и местных органов власти к новым реалиям в религиозной сфере, дополнительных усилий и инициатив для достижения взаимного согласия и взаимопонимания. Поэтому актуальность приобретают региональные исследования, так как подобные работы способны шире и более детально раскрыть факторы и особенности возникновения, распространения и взаимоотношения конфессий друг с другом и государственными структурами.

Тема научного исследования актуальна также и потому, что еще какое-то время будут сказываться последствия колонизаторской политики царизма в духовной сфере казахского народа. Вследствие чего, в региональном аспекте необходим дифференцированный подход не только в языковой политике, но и в конфессиональной. Поэтому для современного этапа развития нашего государства значимыми становятся исследования государственно-конфессиональных и межконфессиональных процессов в регионах в прошлом, которые являются основополагающими в культурном и духовном развитии казахстанского общества.



Степень изученности проблемы. Рассматривая историографический корпус по изучаемой проблеме, исследования хронологически можно разделить на три основные группы – дореволюционную, советскую и современную.

Из дореволюционных авторов стоит подчеркнуть работы А.И. Левшина, Г. Кастанье, М.И. Красовского, Герн фон В.К., П.П. Румянцева и др.[2], в которых описывается двойственная особенность казахов в вероисповедании, представлявшая синкретизм элементов ислама и доисламских традиций.

Творчество двух выдающихся деятелей разных, сменяющих одну другой эпох - Ч.Ч. Валиханова и А.Н. Букейханова неоднозначно характеризует проблему религиозности казахов. Так, Ч. Валиханов полагал, что развитие ислама в казахских степях грозит разъединением народа в будущем. А. Букейханов же считал ислам одним из факторов национального самосознания казахского народа [3].

Исследователь Н. Чернавский оценивает государственную политику России в отношении ислама в Казахстане как заведомо невыгодную для государства и не отличающуюся продуманными действиями. Он считает, что, навязав казахам ислам (который, по его мнению, был фактически не развит в их среде), правительство еще более отдалило их от себя [4]. Чиновник Тургайского областного правления А.И. Добросмыслов обосновывает иную точку зрения. Он признавал у казахов развитие ислама и подчеркивал его особое влияние на этническое самосознание народа [5].

Большое историко-этнографическое и статистическое значение для нашей работы имеет фундаментальное исследование «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» под редакцией В.П. Семенова, где содержится характеристика конфессионального, этнического, сословного состава населения северных регионов страны и приграничных территорий в середине XIX – начале XX вв. [6].

Работы дореволюционных исследователей появились, во многом, в связи с необходимостью хозяйственного изучения окраин Российской империи. Они содержат материал о сырьевых ресурсах, природно-климатических условиях, хозяйстве и быте населения, в том числе и Северного Казахстана. Со второй половины XIX в. возникают исследования, в частности православных духовных служителей, миссионеров, которые базировались на новом векторе конфессиональной политики царизма, связанные с осуществлением духовной экспансии в Казахстане.

Советская историография в той или иной степени конфессиональные тенденции оценивала через призму атеистического мировоззрения. Среди работ советского периода выделяем труды С.Д. Асфендиярова, К.Б. Бейсембиева о миссионерско-колонизаторской деятельности России в национальных окраинах империи и об идейно-политических течениях конца XIX – начала XX вв., Н. Сабитова, Т. Тажибаева о развитии просвещения и педагогической мысли в Казахстане, Н.В. Алексеенко, Н.Б. Бекмахановой об особенностях формирования многонациональной структуры населения Северного Казахстана.

Таким образом, историография советского времени практически не разрабатывала вопросы конфессиональных взаимоотношений в региональном аспекте и не отводила мировым религиям сколько-нибудь положительного воздействия на быт и культуру народа Казахстана. В области межнациональных отношений упор был сделан на подчеркивание взаимовыгодного культурного и экономического сотрудничества.

За годы независимости отдельные аспекты конфессиональной политики Российского государства по отношению к Казахстану были затронуты в различных диссертационных, монографических, статейных и других публикациях отечественных авторов. Из работ, посвященных конфессиональной тематике, выделяется труд коллектива авторов под редакцией М.К. Козыбаева «Казахи: историко-этнографическое исследование», справочник «Религии Казахстана», написанный В.А. Ивановым в соавторстве с Я.Ф. Трофимовым, и хрестоматия «Религии в Казахстане» под редакцией А.И. Артемьева, С.Ю. Колчигина и И.Б. Цепковой [7].

Проблемы распространения ислама в Казахстане исследуют М.С. Орынбеков (генезис религиозности в Казахстане от тенгрианства до триумфа суннизма), Р.М. Мустафина (бытовой ислам в Южном Казахстане в конце XIX – XX вв.), Г.М. Раздыкова (религиозный синкретизм казахов). Вместе с этим наибольшей оценки, на наш взгляд, заслуживают труды Г.С. Султангалиевой и А.М. Нургалиевой [8]. Они характеризуются разнообразием использованного источникового материала и высокой научно-аргументационной обоснованностью. Идейным многообразием и применением различных методологических подходов отличаются работы И.В. Ерофеевой и З.Т. Садвокасовой [9]. И.В. Ерофеева в книге «Родословные казахских ханов и кожа XVIII-XIX вв.» выявляет роль привилегированного сословия кожа в распространении ислама среди казахов-кочевников. В монографии З.Т. Садвокасовой, посвященной духовной экспансии царизма в Казахстане в области образования и религии, проведена характеристика масштабов и результатов колонизаторской политики в духовной сфере казахского народа.

Распространение русской православной церкви (далее – РПЦ) в Казахстане и политика царского правительства по насаждению православия среди казахского народа является объектом изучения отечественных исследователей А.И. Артемьева и З.Е. Кабульдинова [10]. В ряду специальных исследований практический интерес представляют труды краеведов. Р. Тынчаров рассматривает историю строительства культовых исламских сооружений в г. Петропавловске, Я.К. Духин в проблеме конфессиональной истории Костанайской области большое внимание уделяет вопросам изучения православного храмового строительства.

История католицизма и протестантизма в Казахстане весьма слабо освещена в историческом аспекте. Отечественный исследователь католицизма Е.Г. Верижникова раскрывает историю возникновения католиков на территории Казахстана. В числе специальных научных работ по истории протестантизма в Казахстане следует выделить диссертационную работу А. Андрецова «История протестантских конфессий в Казахстане». Автор исследует вопросы возникновения общин, численность и территориальное размещения некоторых деноминаций протестантизма в период со второй половины XVIII - до 1917 г. Большой интерес представляют работы историков самих религиозных общин, так как их исследования основываются на свидетельствах верующих, бывших у истоков протестантизма в Казахстане. Особого внимания заслуживают работы некогда казахстанского, а ныне германского исследователя В. Дика по истории распространения общин баптистов и меннонитов в Казахстане.

Приоритеты в разработке государственно-конфессиональных и институциональных проблем христианства принадлежат российской исторической науке. Работы З.Н. Берковской, Л.Ю. Зайцевой, Б.К. Айтеновой анализируют в основном общие аспекты становления институтов РПЦ. Большое научно-теоретическое значение при изучении вопросов епархиального и церковного строительства в XIX – начале XX вв. имеют труды В.С. Боже, Л.И. Огородниковой, Н.И. Лебедевой, Е.Д. Королевой.

Вопросы истории католиков Казахстана и Западной Сибири поднимаются в научных публикациях российских исследователей - Я. Зюлека и Р.В. Опланской. В работах Вибе П.П. значительное место уделяется вопросам истории возникновения немецких протестантских групп в Западной Сибири и Казахстане (Степное генерал-губернаторство), анализу формирования государственной политики по отношению к немецким протестантским группам. В этой связи особую ценность представляет исследовательская деятельность Черказьяновой И.В., автора труда по истории становления менонитских, баптистских и лютеранских поселений в Западной Сибири и Казахстане, развития педагогики в немецкой дореволюционной школе [11].

Итак, исследователями проделана огромная работа, направленная на выявление общего инварианта истории религий в Казахстане и на изучение отдельных сторон государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений (в основном, между исламом и РПЦ). Несмотря на положительные результаты, проблемы конфессиональной политики, контактов христианства и ислама, только начинают приобретать значительный научный интерес. Проблема распространения мировых религий, история каждой из конфессий все еще остаются актуальными для Казахстана. Предстоит большая работа по проведению исследований на региональном уровне, которые позволят раскрыть новые своеобразные черты конфессиональной и имперской взаимосвязи в регионе.

Целью работы является комплексное исследование истории распространения мировых религий в Северном Казахстане во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.

Поставленная цель определила задачи диссертационного исследования:

- предоставить общую историко-теоретическую характеристику мировых религий, их возникновение и распространение на территории Казахстана;

- охарактеризовать особенности формирования этно-конфессиональной структуры населения Северного Казахстана;

- выявить факторы и особенности распространения ислама на территории Северного Казахстана;

- исследовать процесс институционализации и усиление влияния РПЦ;

- рассмотреть особенности возникновения и распространения католической и протестантской конфессий;

- раскрыть генезис государственной политики в отношении ислама в изучаемый период;

- дать анализ миссионерской деятельности РПЦ;

- изучить политику, меры административного и методы правового регулирования местных органов власти по отношению к католическим и протестантским общинам Северного Казахстана.



Объектом исследования выступают мировые религии и их конфессии: ислам суннитского толка, РПЦ, католицизм, баптизм, лютеранство, меннонизм и адвентизм.

Предметом исследования являются особенности распространения мировых религий и их конфессий в Северном Казахстане, конфессиональная политика Российской империи (региональный аспект) по отношению к исламу, католицизму и протестантским группам, миссионерская деятельность РПЦ.

Хронологические рамки исследования охватывают период со второй половины XIX - начало XX вв. Выбор нижней границы обусловлен тем, что во второй половине XIX в. во-первых, ислам прочно утвердился в северных регионах Казахстана, проникнув во все сферы общественной и семейной жизни казахов, во-вторых, в результате массовых переселенческих волн на территории Северного Казахстана возникают и развиваются христианские конфессии. Верхняя граница исследования определена 1917 г., когда отношение к мировым религиям и их конфессиям строилось в совершенно иной политической и идеологической плоскости.

Географические рамки исследования охватывают регион Северного Казахстана, который на современном этапе составляют четыре области - Костанайская, Северо-Казахстанская, Павлодарская, Акмолинская. Однако современные границы этих областей не совпадают с административно-территориальным делением XIX - начала XX вв. В изучаемый период примерные границы проходили по Кустанайскому и Тургайскому уездам Тургайской области, Акмолинской области и Павлодарскому уезду Семипалатинской области, а также частично затрагивали смежные с Российской Федерацией территории, входившие в состав Степного генерал-губернаторства: Омский уезд Степного генерал-губернаторства, Оренбургский уезд Тургайской области.

Источниковую базу диссертационного исследования составили документы, представленные в казахстанских и российских архивах: Центрального государственного архива Республики Казахстан (ЦГА РК), Государственных архивов Омской (ГАОО РФ) и Оренбургской областей Российской Федерации (ГАОрО РФ), Государственных архивов Костанайской (ГАКО), Северо-Казахстанской (ГАСКО) и Павлодарской областей (ГАПО).

В целом, было выделено пять групп используемых источников: законодательные акты, делопроизводственные документы, статистические материалы, периодическая печать, источники личного происхождения.

К 1 группе относятся все нормативно-правовые документы, касающиеся конфессиональной политики Российской империи второй половины XIX – начала XX вв. Данную группу источников составляют законы, временные положения, постановления, указы и другие документы законодательного характера. Нормативно-правовые акты издавались в Полном собрании законов Российской империи, либо в отдельных сборниках, таких как «Сборник узаконений о киргизах степных областей» И.И. Крафта, «Сборник документов и статей по вопросу об образовании инородцев» и др. В архивных фондах нами были изучены выдержки из нормативно-правовых актов - «Временного положения об управлении в Уральской, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областях» 1868 г., именного царского указа «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 г. и др., а также комментарии к ним, разъясняющие порядок их реализации на национальных окраинах империи.

Большой интерес представляют документы 2 группы. Архивные фонды епархиальных комитетов и областные фонды содержат значительное количество документов делопроизводственного характера государственных и общественных организаций:

1) Циркуляры и распоряжения департамента общих и духовных дел по вопросам учета и регистрации мусульман, католиков, протестантов и староверов, а также регламентации их деятельности, имеются отдельные дела об образовании общин.

2) Текущая, отчетная документация генерал-губернаторов, уездных начальников, крестьянских начальников, инспекторов народных училищ, представителей духовенства и др. Особую ценность представляют отчеты о деятельности Оренбургского епархиального комитета православного миссионерского общества за разные годы, противоисламской, противосектантской и противораскольнической миссии. Отдельного внимания заслуживают отчеты и рапорты по вопросам строительства мечетей, церквей и молитвенных домов.

3) Переписка, записки, дневники фиксировали личные впечатления современников, очевидцев и участников общественно и культурно значимых событий. Интерес вызывают переписки уездных начальников с губернаторами о постройках культовых сооружений, о количестве мечетей, молитвенных домов, мусульманских школ и мулл, о паломничестве мусульман, ведении метрических книг раскольников, а также «о вредной деятельности сектантов». Дневники - регулярные записи впечатлений, наблюдений и мыслей по поводу наиболее значимых событий жизни. Их особенность в точной передаче настроений и деталей эпохи. Большой интерес представляет дневник священника Георгиевской церкви г. Тургая за 1906 г. [12].

4) Одним из видов делопроизводственных документов мы выделили уставы общественных объединений. При анализе подобных учредительных документов выявляются цели, задачи и основные направления деятельности религиозных объединений, представленных в северном регионе в изучаемый период. Нами были изучены Уставы Мусульманского благотворительного общества г. Кустаная, Православного миссионерского и Римско-католического обществ [13].

3-я группа источников включает в себя статистический материал, которые были изучены в архивных фондах статистических комитетов северных областей Казахстана и отмечены рядом ценных документов, предоставляющих сведения о численности и территории размещения исламских и христианских конфессий, о сословном и вероисповедном составе населения. Важные статистические сведения по затронутой тематике заключены в обзорах Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областей за различные годы. Важнейшим источником явились материалы Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года. Служители церкви также занимались статистико-описательной работой в епархиях. Справочные книги Омской епархии священников И. Голошубина и К. Скальского дают информацию об истории создания Омской епархии, о количестве станов, о численности православной паствы и т.д.

В диссертационном исследовании широко использована дореволюционная периодическая печать - это газеты: «Тургайские областные ведомости», «Оренбургские епархиальные ведомости», «Омские епархиальные ведомости», журналы «Сибирские вопросы» и «Православное обозрение».

Документы личного происхождения включают материалы личных фондов. В Северо-Казахстанском областном архиве был рассмотрен личный фонд М.И. Бенюха, представляющий собой весьма обширный материал по межконфессиональным взаимоотношениям в Петропавловском уезде [14].

Основной массив документов при написании диссертации был собран в ЦГА РК, который охватил следующие фонды: 25 - Тургайское областное правление, 369 - Акмолинское областное правление, 15 - Семипалатинское областное правление, 64 - Канцелярия Степного генерал-губернатора, 583 - Петропавловское уездное управление, 393 - Акмолинский областной статистический комитет (1869-1918 гг.), 318 - Тургайский областной статистический комитет (1899-1910 гг.), 460 - Семипалатинский областной статистический комитет (1897-1911 гг.).

Из российских архивов в данном исследовании использованы документы ГАОО из фонда 16 - Омская духовная консистория, 3 – Главное управление Западной Сибири и ГАОрО из фондов - 3 Оренбургская губернская канцелярия, 4 Областное правление оренбургскими киргизами МВД, 6 Канцелярия Оренбургского генерал-губернатора, 175 Оренбургский епархиальный комитет православного миссионерского общества.

В ЦГА РК были изучены документы фондов, включающие в единицы хранения материалы по одной церкви или собору. Одним из таких фондов является 588 – Петропавловская вознесенская церковь Омской епархии г. Петропавловска Акмолинской области. В местных архивах северных областей республики отсутствуют фонды дореволюционного времени. Однако нам удалось найти материалы храмового строительства городов Костаная, Петропавловска и Павлодара в документах более позднего времени. Это фонды государственных архивов: 237 – Костанайской, 16 – Северо-Казахстанской и 12, 17, 844, 869 – Павлодарской областей.

Характеризуя комплекс источников, использованных в исследовании, хотелось бы отметить его разноплановость. Основной массив используемых нами источников вводится в научный оборот впервые. Совокупность выявленных и уже введенных ранее в научный оборот исторических источников, на наш взгляд позволяет создать основу для концептуально и тематически цельного научного анализа истории распространения мировых религий в Северном Казахстане во второй половине XIX – начале XX вв.

Методологической основой исследования является принцип историзма, базирующийся на осознании непрерывной связи, существующий между прошлым, настоящим и будущим, требующий выявления и анализа максимально полного набора фактов, необходимых для решения конкретной исторической задачи в его конкретно-исторической обусловленности и развитии. Поэтому в исследовании использовался системный подход к изучению архивных и статистических источников, отражающих многозначность различных аспектов истории распространения мировых религий и их конфессий в Северном Казахстане. В диссертации применяется метод анализа диалектической взаимосвязи межэтнических и межконфессиональных отношений. Помимо общенаучных методов исследования в работе были использованы частнонаучные методы: историко-генетический, историко-сравнительный и метод периодизации.

Научная новизна работы состоит в следующем:

1. Впервые исследуются проблемы распространения мировых религий и их конфессий в региональном аспекте. Вводятся в научный оборот новые архивные документы, характеризующие особенности возникновения и распространения христианства и ислама в Северном Казахстане. Выявляются особенности формирования во второй половине XIX - начале XX вв. поликонфессионального состава населения, проявляющиеся в отождествлении населением этнического и религиозного компонента, активном переселенческом движении и миссионерской деятельности.

2. Выявлены и представлены факторы и особенности распространения ислама в Северном Казахстане. Сделан вывод, что ислам в северном регионе имеет давние традиции и казахское население полностью находилось в сфере его влияния, а в XIX - начале XX вв. шел процесс становления институтов ислама.

3. В работе впервые представлен анализ причин и факторов институционального структурирования РПЦ, ее распространения и усиления влияния на общественную жизнь Северного Казахстана.

4. На основании указанных источников представляются новыми сведения о возникновении первых католических и протестантских общин, их численности и географическом расселении на территории Северного Казахстана.

5. На конкретном архивном материале обоснован факт религиозного притеснения ислама, ограничения его конфессиональных институтов, как со стороны метрополии, так и РПЦ. Показана религиозно-просветительская работа служителей ислама, объективно противостоявшая проводимой Россией имперской политике и способствовавшая сохранению национальной культуры казахов.

6. Использованные источники позволили рассмотреть и такой незатронутый ранее вопрос, как построение взаимоотношений доминирующей, государственной православной церкви с исламом, католицизмом и протестантизмом. Дана всесторонняя характеристика деятельности РПЦ в Северном Казахстане, показана ее роль в осуществлении политики христианизации.

7. Впервые в предметной области исследования выступают взаимоотношения местной административной власти с католическими и протестантскими конфессиями, которые в своем развитии прошли четыре этапа, обусловленные их появлением, легализацией общин, быстрым ростом, следствием чего стало применение государственных мер, направленных на притеснение данных конфессий в северных регионах Казахстана.



Положения, выносимые на защиту:

1. Интенсивность миграционных процессов в конце XIX - начале XX вв. привело к формированию крупных этнических диаспор на территории Северного Казахстана. На базе различного источникового материала (статистического, архивного) выявлена общность этнического и религиозного факторов. Мусульманские общины по этническому составу были представлены как казахами, так и другими тюркскими народами края. Различные течения христианства были представлены главным образом иммигрантами: русские, украинцы и белорусы в основном являлись православными (в том числе, единоверцами и старообрядцами), поляки, часть немцев - последователями римско-католического вероисповедания, немцы, небольшие группы латышей, литовцев, эстонцев, а также славянских групп - протестантами.

2. На основе сравнительного анализа представлена реальная картина религиозной идентичности казахского народа. Тезис о том, что казахи были индифферентны к вопросам религии подвергается сомнению, т.к. миссионерам и чиновникам колониальной администрации были доступ­ны внешние проявления религиозной жизни казахов, и их рассуждения о якобы невежестве казахов в отноше­нии основ ислама не опирались на серьезное знание действительности. Некоторые из них использовали данное положение для реализации миссионерских целей. Однако положение дел быстро изменялось. Пози­ции ислама из года в год становились более прочными благодаря просветительской деятельности мулл (среднеазиатских, татарских и из своей среды), распространению широкой сети мусульманских школ и активной общественно-политической деятельности исламского духовенства.

3. Всесторонне рассмотрены и проанализированы ряд социально-экономических и религиозных факторов и причин, которые повлияли на переселение христианских групп и общин. Возникновение христианских религиозных групп в Северном Казахстане начинается практически сразу после присоединения к Российской империи. Но основная часть христиан на территории края появляется с началом массовой крестьянской колонизации во второй половине ХIХ - начале ХХ вв. Данное обстоятельство обусловило процесс институционализации РПЦ и предопределило миссионерскую деятельность в крае.

4. Процесс оформления католических и протестантских общин в Северном Казахстане начинается с конца XVIII - начала ХIХ вв., для которого характерен приток на русскую службу большого числа иностранцев. Помимо этого выделяются три категории: политические ссыльные (участники польских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 гг.), добровольные переселенцы (крестьянская колонизация восточных окраин империи) и беженцы (католики и протестанты, которые стали жертвами Первой мировой войны). Освещается тайная миссионерская и педагогическая деятельность католических и протестантских духовных наставников, строительство первых культовых сооружений и учреждений начального обучения.

5. Показана позиция ислама в общественной жизни казахского народа на территории Северного Казахстана. В условиях активизации колонизации края, особенно в духовной сфере, ислам выступает как сдерживающий и противодействующий фактор политики христианизации и русификации. На основе анализа фактических материалов раскрывается негативное отношение колониальной администрации к мусульманскому духовенству, учебным заведениям, совершению хаджа и другим институтам ислама, рассматривающих их как определенное препятствие в проведении колонизаторской политики в Казахстане.

6. Наиболее важным в построении государственной политики, как на общеимперском, так и на местном уровне было влияние и позиция православной церкви. Всесторонне освещается роль РПЦ в осуществлении колониальной политики царизма в Северном Казахстане. Показаны различные направления миссионерской политики - крещение казахов, привлечение их на свою сторону посредством раздачи чинов, наград и земельных наделов, всяческое притеснение исламских, католических и протестантских общин, пропаганда и насаждение православия, разъезды миссионеров с проповедью по заимкам и казахским аулам, повсеместное распространение христианских книг. На основе анализа документальных материалов продемонстрированы как процесс практического воплощения указанной системы мер по привлечению населения Казахстана в лоно православия, так и сопротивление казахов действиям колониальной администрации.

7. На основе документальных материалов охарактеризована государственная политика в отношении католических и протестантских религиозных групп, которая варьировалась от крайнего неприятия и политики сдерживания и запретов до полного безразличия, а иногда и поддержки в рамках действующего законодательства. Помимо этого, политика государственного аппарата была не однозначна в отношении отдельных групп, когда зачастую в качестве важного момента выступал этнический фактор.



Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации могут послужить основой для общих и специальных работ, посвященных истории распространения мировых религий и их конфессий, представленных в Казахстане. Выводы диссертации могут использоваться государственными организациями при решении межконфессиональных и межэтнических проблем в административно-территориальном образовании, либо в регионе в целом. Работа представляет определенный интерес для религиозных деятелей ислама, христианства и других вероисповеданий.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в 14 публикациях, среди которых 4 - в журналах, рекомендованных ККСОН МОН РК, а также 10 статей - в материалах научных и научно-практических конференций международного и республиканского уровней.

Структура работы. Диссертация состоит из словаря определений, обозначений и сокращений, введения, 3 разделов, выводов, списка использованных источников и приложений.
  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет