История рода Раушенбахов в России



жүктеу 287.63 Kb.
Дата09.07.2016
өлшемі287.63 Kb.
Георгий Раушенбах

История рода Раушенбахов в России


Памяти моего отца

Фото на с.122: сестры Раушенбах. Саратов, конец 19 в. Слева направо: Лидия, Конкордия, Элеонора, Матильда, Ольга

Обстоятельства переселения десятков тысяч граждан немецких государств в Россию с целью колонизации областей Поволжья в 1764-1767 гг. достаточно известны [1-3]. Основной причиной миграции было крайне тяжелое экономическое положение населения по окончании кровопролитной и разорительной семилетней войны. Русская императрица Екатерина II, бывшая принцесса София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, опубликовала манифест, призывавший всех желающих переселяться в Россию на весьма привлекательных условиях, в результате чего в 1764-1767 гг. около 27000 человек переселились в Россию, основав десятки колоний на левом и правом берегах Волги близ Саратова. Два с лишним века, прошедших с тех пор, изобиловали драматическими для немецких колонистов событиями, что привело к утрате фамильной памяти у большинства из них. В предлагаемой статье реконструируется история одного из примерно 8 тысяч семейств, родиной которых 245 лет тому назад стала Россия.

В июле 1958 г. мы с отцом отправились в Крым на нашем «Москвиче». Путешествовали около месяца, а когда 20 августа вернулись в Москву, обнаружили, что почтовый ящик забит письмами из-за границы. Мне, тринадцатилетнему, писали вполне взрослые дяди из ГДР, из ФРГ, из Западного Берлина, даже из Израиля. Дело в том, что в январе отец выписал для меня журнал Sammler-Express, в котором наряду с обзорными материалами по филателии и нумизматике публиковались краткие объявления частных лиц об обмене марками и пр. Отец помог мне написать письмо в редакцию с просьбой разместить и мое объявление; в результате я получил десятки писем, причем не только от филателистов.

Один житель Западного Берлина, например, спрашивал, не родственник ли я человеку по имени Hugo Rauschenbach, пропавшему без вести в 1942 г. на Восточном фронте; были и другие письма, не связанные с марками. Самым интересным, как оказалось впоследствии, было письмо некоей г-жи Бланкеннагель; перепиской с ней занялся отец.

Она оказалась урожденной Rauschenbach. Жила она в ГДР, в каком-то небольшом городе; кто-то из ее детей наткнулся на мое объявление. Когда она прислала нам старую, начала века, фотографию ее отца, мы были удивлены сходством между ним и моим дедом Эдуардом. Согласно ее семейному преданию, кто-то из их рода уехал в Россию. В начале 60-х гг. очередное письмо, посланное ей отцом, вернулось назад с карандашной надписью на немецком языке примерно такого содержания: «Выбыли тайно без указания места жительства». Больше мы писем от нее не получали. Оставалось предполагать, что она с детьми сумела нелегально перебраться в Западную Германию и прекратила переписку с нами, понимая, что для советских граждан связь с беглыми восточными немцами опасна.

У нее был знакомый архивариус, который помог отцу списаться с выдающимся немецким специалистом в области генеалогии д-ром Куртом Веншем. С его помощью весной 1960 г. мы получили официальную выписку о состоявшемся 26 июня 1766 г. в г.Рослау браковенчании некоего Карла Фридриха Раушенбаха и Софии Фредерики Груне. Поскольку среди российских немцев фамилия Раушенбах крайне редкая, можно было считать, что этот переселенец был нашим прямым предком. Эта гипотеза оказалась верной, хотя для ее окончательного подтверждения понадобилось 40 лет.

Фото на с.123: 1) объявление в журнале Sammler-Express; 2) выписка о венчании Карла Фридриха Раушенбаха и Софии Фредерики Груне; 3) фрагмент статьи Die Rauschenbachs

Совсем недавно благодаря счастливому стечению обстоятельств удалось отыскать одного из сыновей ныне покойной г-жи Эльсбет Бланкеннагель, Ганса-Георга Бланкеннагеля, и он сообщил некоторые сведения о своей родословной. Оказывается, его предки по линии Раушенбахов в 18-ом столетии жили в районе Эйленбурга; так, его прапрапрадед Иоганн Готлиб Раушенбах родился 26.02.1780 в местечке Гота близ Эйленбурга. К сожалению, сведениями о более ранних поколениях Эйленбургских Раушенбахов мы пока что не располагаем, и связь между нашими предками остается пока под вопросом.

В 1960-х – 80-х гг. отец находился в «генеалогической» переписке со многими людьми. Сохранились два материала, в которых отец постарался изложить семейное предание на основании воспоминаний своего отца Эдуарда и других родственников, дополнив результатами своих генеалогических исследований. Первый и наиболее полный будем называть «Записками». Это 28 страниц рукописного текста, большая часть которого датирована июлем 1983 г. При цитировании текст «Записок» выделен курсивом; мои дополнения к нему даны обычным шрифтом.

Второй материал – статья Die Rauschenbachs в газете «советских» немцев «Нойес Лебен» от 23 мая 1990 г.

Основные события в истории первых поколений нашего рода изложены в них следующим образом:



По семейному преданию наш предок был конюхом у (так называемого) барона Борегара (одного из главных организаторов набора колонистов). Прибыв в июле 1767г. на Волгу, партия колонистов барона Борегара основала ряд колоний, названных или в честь начальников колонн (Баронск, Кано, Борегар, Нидермонжу, Обермонжу) или в честь царицы и ее фаворитов (Орловская, в 12 км. к северу от Баронска на Волге,в устье реки Малый Караман; одним из основателей и жителем этой колониив был наш предок с женой). Сын иммигранта Карл (наш прямой предок) был работником на ветряной мельнице в Орловской и, женившись на дочери хозяина, стал владельцем мельницы. Его сын, внук иммигранта (к сожалению, его имя мне неизвестно) переехал в Баронск (Катариненштадт, Марксштадт, теперь г.Маркс), приписался к общине, получил земельный надел, стал крестьянствовать и попутно открыл мелкую торговлю. О судьбе мельницы ничего неизвестно. Имя и фамилия жены его мне неизвестны. ….Второе (или первое?) поколение нашего рода в России (по крайней мере это были два брата) покинуло родную колонию “Орловская” и переселилось в Баронск на Волгу, ближе к основному торговому пути. Произошло это в первых двух десятилетиях 19 века.

Единственное, что отец знал точно – имя его прадеда было Иоганн.

Другая московская семья Раушенбахов – академик Борис Викторович Раушенбах с женой Верой Михайловной, их дети – знали о своих предках по линии Раушенбахов еще меньше нашего. О своем деде Б.В.Раушенбах знал только, что его звали Яковом и что жил он в Баронске; имени бабушки с отцовской стороны он не знал. Мы познакомились семьями достаточно поздно, в 1986 г.; отец подарил Борису Викторовичу копию той самой выписки о венчании в 1766 г. Карла Фридриха и Софии Фредерики, поделился своими генеалогическими сведениями.

Борис Раушенбах был одним из самых великих и известных не только России, но и всему миру сынов исчезающего на наших глазах народа российских немцев. Более того, он был одним из крупнейших ученых 20-го века в мировом масштабе, причем не только в одной, ограниченной рамками научной специализации, области знания. Здесь нет возможности подробно рассказать о его жизни, о его творчестве – да это и не нужно, об этом написано уже немало книг и статей. Сын своего народа, он прошел через общие для большинства немцев лишения, чудом не погиб в лагере Трудармии, после войны полулегально добрался до Москвы и благодаря заступничеству известных ученых, оценивших его способности еще до войны, смог устроиться на работу. Прошел какой-то десяток лет – и мир впервые увидел фотографию обратной стороны Луны, о которой до того высказано было немало гипотез. Этот снимок был непосредственным результатом работы коллектива под руководством Бориса Раушенбаха: будущий академик отвечал за обеспечение устойчивости и правильной ориентации космической станции «Луна-3», как, впрочем, и за решение подобных задач во всех последующих исторических достижениях советской космонавтики – от первых спутников и гагаринского «Востока» до пилотируемой станции «Мир». В более поздние годы широкую известность приобрели труды Б.В. Раушенбаха в таких далеких от космонавтики и от точных наук областях, как искусствоведение и история религии, он опубликовал также ряд ярких публицистических работ по различным вопросам современности.

Фото на с.124: 1) Борис Викторович Раушенбах; 2) Борис (5-ое поколение) и Владимир (мой внук, 10-ое поколение) Раушенбах. Москва, 1999

В 1998 г. я познакомился с Верой Беляковой-Миллер, приехавшей в Москву из Йоханнесбурга и искавшей встречи с академиком Б.В.Раушенбахом. Дед Веры, Бруно Карлович Миллер, принадлежал к весьма известной семье поволжских немцев; его матерью была некая Юлия Раушенбах. После революции семья Бруно Миллера оказалась в Германии, связь с Россией была утрачена; Вера надеялась узнать здесь что-нибудь о своих предках. Борис Викторович переключил Веру на меня, т.к. в то время был уже весьма нездоров, да и вся генеалогическая информация, которой он располагал, была получена им от моего отца и от меня. Энтузиазм Веры в поисках связей между Миллерами и Раушенбахами сообщился и мне, я начал общаться с генеалогами.

Конечно, всего важнее было найти сведения о первых поколениях российских Раушенбахов. «Записки» здесь помочь могли немногим; даже число поколений, предшествовавших моему прапрадеду Иоганну в точности не было известно. Следуя «Запискам», я безуспешно пытался отыскать следы наших предков в колонии Орловская. Впоследствии оказалось, что в этом пункте, как и в ряде других, семейное предание было скорее легендой. В начале 1999 г. мы с Верой уже знали (благодаря информации, полученной с сайта AHSGR - Американского исторического общества немцев из России), что в 1798 г. в Катариненштадте жил некий Готфрид Раушенбах, 29 лет, пришедший туда из колонии Нидермонжу в 1792 г. Он женился на вдове Кристине Миллер (= Мюллер, ур. Васмут), у них был сын Иоганн Якоб 6 лет. Согласно запискам Вериного деда Б.К.Миллера, Готфрид и Якоб были его предками. Как эти люди связаны с прочими известными моему отцу Раушенбахами, начиная с Карла Фридриха, можно было только гадать. Благодаря помощи известного генеалога С. Д. Котельникова весной 2000 г. ситуация прояснилась: были получены первые документы из Госархива Саратовской области (ГАСО), позволявшие продлить цепочку Готфрид – Якоб еще на одно звено. Выяснилось, что у Якоба в 1834 г. уже было 6 детей, в их числе сын Иоганн 11 лет [D1]. Этот Иоганн как будто годился мне в прапрадеды. Но кто такой Готфрид и при чем здесь Нидермонжу, о котором предание ничего не сообщало?

Очевидно, ответ надо было искать в каком-либо из архивов. Следует заметить, что архивы в России являются труднодоступными учреждениями. Большинство советских архивов было закрытыми организациями, в которых действовал режим секретности. Советов больше нет, архивы объявлены открытыми, но традиции в немалой степени сохранились. Обычному посетителю «с улицы» трудно найти доступ к интересующим его материалам, это в особенности относится к провинциальным, областным и городским архивам, где к тому же подчас нет и условий для работы – читальный зал очень мал или отсутствует вовсе, описей и картотек недостаточно, материалы не микрофильмированы. Что же касается немцев Поволжья, то после ликвидации Немреспублики ее уцелевшие архивные документы оказались распылены между ГАСО, ГИАНП (Государственным историческим архивом немцев Поволжья в г. Энгельсе), госархивами Самарской и Волгоградской областей и их филиалами. В конце 90-х гг. минувшего века трудно было понять, что и где искать; сейчас положение изменилось к лучшему, в ГИАНП появился небольшой читальный зал, на вебсайте ГАСО можно найти перечень основных фондов архива. Однако и сейчас процветает деятельность «черного рынка»: некоторые лица, получившие по служебным каналам доступ к архивным документам, размещают через Интернет объявления с предложениями «помочь», т.е. продать за наличные деньги копии церковных метрических книг, ревизских сказок и т.д. Людям приходится соглашаться, потому что иного способа добыть информацию зачастую нет. К счастью, в нашем исследовании обошлось без таких крайностей благодаря помощи настоящих специалистов-генеалогов, которым чужд дух наживы.

Прорыв наступил в августе 2000 г., когда С.Д. Котельникову удалось получить из Филиала ГАСО в г.Энгельсе выписку из списка первопоселенцев Нидермонжу (или Унтермонжу) [D2]. Оказалось, что Карл Раушенбах прибыл в эту колонию, а вовсе не в Орловское, где мы его безуспешно искали. К этому времени я уже располагал изданным в 1999 г. в США двухтомником «1798 Census of the German Colonies along the Volga» [4] и знал, что кроме Готфрида и его сына Якоба никаких других Раушенбахов в 1798 г. в колониях не было. Директор Филиала ГАСО Е.М.Ерина и ее сотрудники проследили историю Раушенбахов до конца XIX века, использовав данные ревизий 1850 и 1857 гг., церковные книги регистрации рожденных/крещенных и умерших, посемейные списки 1873-99 гг. Вскоре копии этих документов были получены, и к концу 2000 г. было построено генеалогическое древо Раушенбахов от Карла Фридриха до моего отца. Боковые ветви древа, ветвление которого началось с многодетной семьи Иоганна Якоба, прослеживались по его сыновьям. Так нашлась линия Веры Беляковой-Миллер, равно как и линия академика Б.В.Раушенбаха, дед которого Андреас Якоб оказался родным братом моего прапрадеда Иоганна. Я успел сообщить Борису Викторовичу эту новость за пару месяцев до его последней болезни.

Сегодня мы располагаем многими возможностями, которые были недоступны моему отцу. Можно работать в архивах и в Интернете, заказывать генеалогические исследования, получать нужные книги из-за границы. Можно отыскать далеких родственников за границей, встретиться с ними. Благодаря этому удалось уточнить, проверить, исправить и дополнить то, что передал отец. Большая часть документов была получена из ГАСО и ОГУ ГИАНП (Государственного исторического архива немцев Поволжья в г. Энгельсе, ранее - Филиала ГАСО), многое удалось найти в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА), кое-что в архивах НКВД-МВД и совсем недавно в Церковном архиве Лейпцига (KAL), Городском архиве Лейпцига (SAL), Магдебургском архиве церковной провинции Саксония (AEKKS) и Саксонском государственном архиве (SSA). Наряду с архивными документами использованы доступные в Интернете базы данных, монографии и сборники документов, сведения из частной переписки с дальними родственниками. Ссылки на документы, найденные в архивах, обозначены буквой D; указания на конкретные архивные фонды любознательный читатель найдет в статье «Карл Фридрих Раушенбах и его потомки в России» [5].

Большую помощь оказали Сергей Котельников, Елизавета Ерина (ГИАНП), Вера Белякова-Миллер, д-р Михаил Катин-Ярцев, Юрген Штаф, Эндрью Спенсер, Ютта Кальберла, Клаус Кляйн (KAL), Карла Калов (SAL), Мануэла Хан (AEKKS), Мартина Вермес (SSA) и многие другие профессионалы и энтузиасты генеалогии. Результаты наших совместных усилий позволили воссоздать историю российских Раушенбахов, первым из которых был

1. Карл Фридрих Раушенбах. О нем почти ничего не известно. Впервые он появляется в нашем поле зрения 26.06.1766 (по грегорианскому календарю) в качестве новобрачного. В известной книге К.Штумппа он упоминается единожды [1] и в той же роли. Мы знаем, что его супругой стала София Фредерика Груне.

О Софии известно так же мало, как и о ее супруге. Отец полагал, что она в родстве с Гейнрихом Кристофом Груне, отцом шестерых детей, поденщиком, утиным пастухом, жившим на подаяние от общины местечка Клёйч. Этот последний упомянут в книге К.Штумппа, в «Рапортах И.Кульберга» [6], в «Транспортных списках» [7] переселенцев, прибывших в Саратов в 1767 г., а также в справке из госархива г. Магдебурга, полученной отцом в 1988 г. Отметим, что никакими иными основаниями кроме тождества фамилий мы не можем подтвердить родство Софии Фредерики и упомянутого отца семейства Груне.

Ни Карла, ни его супруги Софии в списках колонистов, отплывших в 1766 г. из Любека в Россию («Рапортах И.Кульберга»), нет. Однако нет сомнений в том, что они прибыли в Саратов в 1767 г., о чем свидетельствуют «Транспортные списки». Четвертое и последнее упоминание о Карле Раушенбахе находим в списках первопоселенцев колонии Нидермонжу [D2], куда он прибыл 03.08.1767*.

* Здесь и далее, если иное не оговорено, все даты вплоть до 1918 г. приводятся по юлианскому календарю.

Указан его возраст – 25 лет, вероисповедание – «лютерское», сословие – «из купцов», откуда прибыл – «из Лейпцига». Имя его жены – Иоганна, ей 27 лет. Получены из конторы опекунства иностранных в Саратове через майора Монжу 2 лошади и 1 корова. Отмечено, что в 1768 г. в его хозяйстве было на одну лошадь меньше.

Почему имя жены Карла в списке первопоселенцев Нидермонжу – Иоганна, можно только гадать. Скорее всего, это было еще одно из имен, полученных ею при крещении (София Фредерика Иоганна), возможно, основное ее имя (Rufname). Как отметил российский генеалог А.Л. Меллер, двойные и тройные немецкие имена создают двойные и тройные трудности для генеалогов. Например, наш предок в «Транспортных списках» записан Фридрихом, а в списке колонистов Нидермонжу – Карлом. Хорошо, что мы располагали выпиской из книги венчаний, где указано полное имя...

Вот и все, что мы знаем сегодня о первой чете Раушенбахов, ставших подданными Российской империи. Неизвестно, когда, где и при каких обстоятельствах они умерли сколько всего было у них детей и т.д. В следующем доступном нам источнике – ревизской сказке 1798 г. – их нет. Следовательно, они ушли из жизни совсем не старыми. Насколько известно, отряды Пугачева в Нидермонжу не появлялись, в числе пострадавших от набегов киргиз-кайсаков эта колония не упоминается. Можно надеться, что кончина их была мирной.

1.1. Иоганн Готфрид Раушенбах (14.06.1769-12.01.1843) впервые упоминается в ревизии 1798 г [D1]. Известно, что в 1792 г. он перебрался в Катариненштадт из Нидермонжу [4] и женился на местной жительнице, старшей его на 9 лет вдове Христине ур.Васмут, по первому мужу – Миллер (= Мюллер). Сопоставим эти данные с преданием (см. выше), отметив, что по-немецки Müller = мельник. Переселение в Катариненштадт произошло на одно поколение раньше; имя Карл принадлежало первопоселенцу, а не его сыну.

В 1792 г. у них родился сын Иоганн Якоб; в семье значились и две дочери Христины от первого брака. Из списка первопоселенцев [8] узнаем, что София Кристина Васмут прибыла в Катариненштадт 07.06.1767 в возрасте 6 лет. Ее отец – Кристиан Фридрих Васмут, 36 л., мясник из Петерсфельда в Саксонии; ее мать – София Елизабета, 32 л. Ее младшему брату Андреасу был тогда 1 год.

Точная дата рождения и полное имя Иоганна Готфрида известны нам по записи о его смерти, последовавшей в 11 час. утра 12 января 1843 г. Было ему 73 года, 6 месяцев и 28 дней [D2]. София Кристина скончалась 02.11.1839 в возрасте 78 лет. Строго говоря, у нас нет прямых документальных свидетельств того, что Готфрид был сыном Карла. Однако ни в Нидермонжу, ни в других колониях иных Раушенбахов не было, так же, как не было их и вообще среди переселенцев из Германии этого времени. Согласно запискам Б.К.Миллера, он был реформатом, хотя его родители - лютеране. Крестил его, по всей видимости, лютеранский пастор Людвиг Бальтазар Вернборнер, принявший мученическую смерть от киргиз-кайсаков в 1776 г. [2]. Все сыновья Готфрида в церковных книгах также записаны реформатами, хотя жены их, как правило, лютеранки.

Б.К.Миллер считал, что Иоганн Готфрид занимался сельским хозяйством, в то время как его сын Иоганн Якоб сочетал эту же деятельность с купеческой. По ревизии 1798 г. в его хозяйстве 5 лошадей, 4 коровы, 12 овец, 2 свиньи, 10 кур; урожай 1797 г. дал 12 четвертей (четверть=209,9 л) пшеницы, 5 овса, 2 картофеля, 120 фунтов табака [4] – результат для катариненштадтского колониста средний, но понятно, что семья из пяти человек не бедствовала.

Сведений о рождении у Готфрида с супругой других детей помимо Иоганна Якоба у нас нет. Ко дню кончины у него было 6 внуков и 2 внучки; все они вышли в люди, только внук Юстус умер 23 лет, не успев обзавестись семьей и самостоятельным хозяйством. В середине XIX века о Раушенбахах отзываются как о достаточно известных и зажиточных колонистах, среди них появляются потомственные почетные граждане [2].

1.1.1. Иоганн Якоб Раушенбах (13.06.1792–19.04.1853) уже именовался купцом (Kaufmann), в таком качестве он фигурирует в церковных метрических книгах. Он был женат на Марии Софии Лотц (1802–1882?). Согласно преданию занимался зерноторговлей. По-видимому, именно о нем повествует эпизод семейной хроники, отнесенный в «Записках» к 3-му поколению: Умер в средних летах, ударившись головой о верхнюю перекладину ворот, когда ехал верхом. Правда, в книге умерших [D2] указана иная причина смерти: Schwindsucht = чахотка, но, похоже, диагнозы писались произвольно. Чахоточный больной угасал бы дома, а тут место смерти – Липов Кут, он же Урбах, это порядка 25 км от Катариненштадта.

Супруга Якоба почти наверняка происходит из катариненштадтской семьи Лотц, глава которой Август Юстус Лотц (ок. 1750–18??), сын кожевенника Августа Лотца (ок.1724–до 1798), выходца из Вайссгайма-Цвайбрюк [D2], к 1798 г. расплатился с долгами перед казной, выправил паспорт, обзавелся кожевенной фабрикой, на которой обрабатывались шкуры сайгаков, диких коз и зайцев [3]. Говорим «почти наверняка», т.к. книга рождений за 1802-1803 гг. нами не найдена. Отцом Марии Софии, скорее всего, был старший сын фабриканта Юстус (06.01.1778–22.02.1837), матерью – Мария Доротея ур.Шмидт (05.1783–17.04.1863).

О круге их знакомых некоторое представление дают записи в книгах рождений/крещений, где перечислены восприемники их детей и внуков. Это семьи Фейдель, Крейлих, Вогау, Шумахер, Кремер, Мейнгардт, Штаф, Зейферт, Миллер, Либиг, Вормсбехер, Нордстрем, Вейс, Бельц и, конечно их родственники-свойственники Лотцы и Раушенбахи.

После Иоганна Якоба число Раушенбахов стремительно растет. Здесь мы вынуждены ограничиться кратким перечнем его потомков. Как это ни парадоксально, проследить судьбу человека, жившего в конце XIX-го и тем более в XX-ом веке подчас оказывается труднее, что связано как с переходом от церковных метрических книг к гражданской регистрации, так и с военным-революционным-послереволюционным лихолетьем.

1.1.1.1. Иоганн Людвиг Раушенбах (26.09.1823–08.02.1854). Мой предок, ниже расскажу о нем подробнее. Имел 4 детей.

1.1.1.2. Юстус Юстус Раушенбах (07.1827–07.06.1851). Умер холостым.

1.1.1.3. Иоганн Карл Раушенбах (12.07.1829–12.03.1906). Имел 7 детей, один из которых – Фридрих Карлович, был известным в Саратове врачом в чине надворного советника, гласным Городской Думы. Дед Б.К.Миллера; прапрадед Веры Беляковой-Миллер.

1.1.1.4. Иоганн Фридрих Раушенбах (13.08.1833- ?). Известны 8 детей.

1.1.1.5. Андреас Якоб Раушенбах* (30.10.1836 - 1915). Известны 3 детей от 1-го брака и 7 детей от 2-го брака. Дед академика Б.В.Раушенбаха (от первого брака с Беатой Фейдель, *1844).

* В нашем распоряжении имеется копия метрической книги записей о рождении/крещении за октябрь 1836 г.из фондов ГИАНП, где младенец именован Андреасом Якобом. В ревизской сказке 1857 г. Андреаса Якоба переименовали в Иоганна Якоба. Нет сомнений, что ошибся не крестивший младенца и нарекавший ему в 1836 г. имя пастор, а казенный писарь, заполнявший таблицу переписи, подобных ошибок там много.

1.1.1.6. Иоганн Гейнрих Раушенбах (13.01.1839 - ?). Известны 12 детей. Его внук Борис Оскарович Раушенбах, павший смертью храбрых в июле 1941 г., был талантливым селекционером; вывел сорт грецкого ореха «Раушенбах».

1.1.1.7. Анна Елизавета Раушенбах, в замужестве Либиг (1821 -?). Известны 3 детей.

1.1.1.8. Мария Доротея Раушенбах (1825 -?). Сведениями не располагаю.

Таким образом, в пятом поколении было уже более сорока Раушенбахов. Потомков пятерых сыновей ИЯР в дальнейшем будем именовать «Иоганновичами», «Карловичами», «Фридриховичами», «Яковлевичами» и «Гейнриховичами». Ниже приводятся основные сведения о ветви «Иоганновичей».

Иоганн Людвиг Раушенбах (26.09.1823–08.02.1854) женился на Кристине Марии Миллер (1826–ум.между 1882 и 1899). Установить происхождение Кристины пока что не удалось. Знаем лишь, что отцом ее был некий Карл Миллер.

Помимо обработки земли скупал зерно и водил обозы в Москву. Хорошо знал русский язык. 35-37 лет умер от простуды, провалившись в марте в реку на обратном пути из Москвы. Жена его - Кристина Миллер, брат которой, Федор (Фридрих) Карлович, женатый на Амалии Вормсбехер, бездетный, очень зажиточный (торговля зерном и землей), жил в селе Балаково на Волге (бывшая Самарская губерния); он предложил сестре с ее единственным 12-летним сыном Александром переехать к нему. Связь с колониями была ослаблена.

По книге умерших мы знаем, что Иоганн умер 8 февраля 1854 г. в возрасте тридцати лет (диагноз традиционный – «чахотка»). Кроме семилетнего сына на руках у вдовы остались три дочки – Амалия (1846 - ?), Беата Луиза (29.10.1848 - ?) и Катарина Доротея (20.06.1850 - ?) [D2]. О дочках мы не знаем ничего, кроме того, что в ревизию 1850 г. они попали; в книгах умерших в 51-54-х гг. отсутствуют; по ревизии 1857 г. в Катариненштадте числятся только Кристина Раушенбах с 10-летним Александром. Может быть, их взяли к себе родственники со стороны Миллеров, проживавшие не в Катариненштадте?

Согласно «Запискам» Кристина с маленьким Александром переехали в русское село Балаково, примерно в 100 км к северу от Катариненштадта, через 5 лет после смерти мужа, около 1859 г. Трагическая смерть Иоганна Людвига, старшего из сыновей Якоба, была поистине катастрофой для этой ветви рода Раушенбахов. Надо полагать, ввиду своей молодости он не мог оставить семье значительного состояния, и положение вдовы с четырьмя малолетними детьми могло быть весьма печальным, если бы не помощь родных.

1.1.1.1.1. Иоганн Александр Раушенбах (19.05.1847–ок.1901). Отец – реформат, мать – лютеранка. Крещен пастором Хаагом 30 мая; восприемники - Людвиг Мейнхардт, Константин Штаф, Гейнрих Зейферт, Адам Мюллер, Анна Елизавета Либиг, Луиза Вормсбехер, Доротея Мюллер [D2]. – Здесь впервые в истории нашего рода упоминается некий Штаф. Рискну предположить, что это Константин Конрадович Штаф (13.05.1819–ум. после 1882 г.), отец будущей супруги Александра. Среди Штафов того времени он единственный Константин, не считая его же сына (р.1845) [D2].

Фото на с.128: Константин Штаф с внуком Робертом, ок. 1883

Иоганн Александр женился на Анне Лидии Штаф. Дата и место свадьбы неизвестны. Первый ребенок родился около 1870, следовательно, свадьбу могли сыграть годом раньше; Лидии в 1869 г. исполнилось 18 лет, обычный возраст для замужества в те времена.

Необходимо сделать отступление и вкратце рассказать о Штафах, к роду которых принадлежала Лидия Константиновна. Объединив наши усилия в розыске предков, мы с нашим дальним родственником Юргеном Штафом, известным журналистом и кино- и теледокументалистом, установили следующее. Первые упоминания об этом роде в Германии относятся к началу XVII в. Поволжскими первопоселенцами были Иоганн Петер Штаф (06.12.1739-ок.1770), его жена Ева Мария ур. Шмидт (26.09.1740-179?) и их сын Иоганн Николаус (ок.1765-?). Они прибыли из Вальрота (Гессен) и поселились в колонии Борегард 7.07.1767 г. [D2]. Иоганн Николаус женился на Елизавете Лир; около 1793 г. у них родился сын Конрад (ум. 1858), а 25.04.1796 г. – сын Иоганн Михаэль (ум. 1858). Мы являемся потомками Конрада, а Юрген – Михаила Штафа. У Конрада было 6 сыновей, старший из которых, Константин (13.05.1819-188?), женатый на Иоганне Миллер (ок.1824-1892) [D2] и был отцом Лидии.

Фото на с.129: 1) наша встреча с Юргеном Штафом (третий слева). Берлин, январь 2005; 2) Александр (2-й ряд, второй справа) и Лидия (3-й ряд, вторая справа) Раушенбах с детьми и друзьями, 1900

Обстоятельства жизни Иоганна Александра Раушенбаха известны нам благодаря «Запискам»: Вероятно, у своего дяди Федора (Федора Карловича Миллера) он учился торговле зерном и транспортировке его в морские гавани, т.к. с ранних лет начал работать приказчиком (теперь скажем “заготовителем”) по скупке зерна у купца-миллионера Зворыкина…. Дед мой был человек флегматичный, исполнительный и добросовестный, болезненный (умер 54 лет), о честности которого ходили легенды. Сам Зворыкин доверял ему сотни тысяч рублей без всяких расписок и за его верную службу подарил ему в Балаково большой дом с садом, в котором (в доме) могла поместиться огромная семья деда: родители, мать деда и 12 детей…. Дед женился на своей троюродной сестре Лидии Штаф из зажиточной крестьянской семьи колонии Борегар.

Тождество фамилий Миллер (Мюллер) у многочисленных персонажей нашей генеалогии побуждает предполагать родство между ними, но здесь легко ошибиться. По ревизии 1798 г. в колониях насчитывалось более 200 семей–носителей этого славного имени. Указание на троюродное родство Иоганна Александра Раушенбаха и его жены, однако, позволяет думать, что матери Лидии и Александра были двоюродными сестрами. Отметим также, что в конце XVIII в. Штафы уже перебрались из Борегарда в Катариненштадт.

Федор Карлович Миллер, брат матери моего деда Александра, умирая, разделил свое имущество между сестрой и женой. Первая получила 3.000 десятин земли в степи, а это для многочисленной, стесненной в средствах семьи (мой отец, например, обучаясь в Казанской гимназии получал на карманные расходы 1 рубль в месяц) было невиданным богатством. В связи с плохим здоровьем деда пришлось отцу моему (Эдуарду) и его старшему брату (Николаю) оставить гимназию в Казани и заняться “имением”. Их старанием, особенно Эдуарда, был на целине построен большой хутор со всеми службами, разведен сад, вырыт пруд.

Николай оставил гимназию в 1889 г., Эдуард – в 1890 г., отсюда предполагаемая дата кончины Ф.К.Миллера и начала освоения земель - около 1890 г.

Фото на с.130: 1) хутор летом; 2) хутор зимой; 3) Лидия Раушенбах с детьми и управляющим у самовара, 1901; 4) Эдуард Раушенбах. Саратов, 1904

После смерти деда, когда семья жила уже в Саратове в собственном доме, братья и сестры потребовали против воли моего отца продать “имение”, которое он так любил и в которое вложил много сил.

При жизни Александра Иоганновича наши предки дважды поменяли место жительства. Сперва, как уже было сказано выше, Александр с матерью примерно в 1859 г. перебрались из Катариненштадта в Балаково, а затем уже семья Александра переехала из Балаково в Саратов. Лидия Константиновна Раушенбах (р.1851) пережила мужа на четверть века и скончалась 20.11.1926.

Их дети (шестое поколение):

1.1.1.1.1.1. Ольга Раушенбах, в замужестве Калерт (1870-1946?).

1.1.1.1.1.2. Николай (Николаус) Раушенбах ( 03.11.1871-14.10.1939).

1.1.1.1.1.3. Эдуард Раушенбах (08.01.1873-15.12.1937), мой дед.

1.1.1.1.1.4. Владимир (Вольдемар) Раушенбах (12.04.1874-12.1921).

1.1.1.1.1.5. Элеонора Раушенбах, в замужестве Бауэр (16.05.1877-05.07.1958).

1.1.1.1.1.6. Матильда Раушенбах, в замужестве Геммерлинг (28.06.1878-13.10.1947)

1.1.1.1.1.7. Александр Раушенбах (22.08.1879-ок.1914).

1.1.1.1.1.8. Павел Раушенбах (30.08.1880-26.07.1960).

1.1.1.1.1.9. Михаил Раушенбах (20.09.1881-ок.1973).

1.1.1.1.1.10. Конкордия Раушенбах, в замужестве Геммерлинг (1882-06.1960).

1.1.1.1.1.11. Лидия Раушенбах, в замужестве Эрнст (07.07.1884-03.1975)

1.1.1.1.1.12. Виктор Раушенбах (10.03.1886-1943?).

1.1.1.1.1.2. Эдуард Александрович Раушенбах (08.01.1873-15.12.1937).

После ликвидации хутора он прошел в Москве бухгалтерские курсы и стал работать бухгалтером табачной фабрики в Саратове, принадлежавшей его троюродному брату Кондратию Штафу. Но его мечтой всегда было сельское хозяйство и поэтому он скупал у своих братьев их наделы в Баронске (хотя никто из них никогда крестьянством не занимался, но они были приписаны к общине этой колонии, и имели право на наделы), всего 35-40 десятин, и мечтал после 1-й войны осесть в степи хуторянином. Кроме того, у него было 7 дес. огорода на речке Три Сестренки около г.Камышина, пай на паровой мельнице на р.Иргиз и пай дома угол Провиантской и Константиновской улиц в Саратове, в котором жили мы и еще семьи двух его братьев, остальные 3 квартиры сдавались внаем, причем в одной была школа пения, а в другой - пансион для девиц-гимназисток из других городов… В 1905 году он, как вольноопределяющийся был произведен в прапорщики и направлен в гарнизон г. Сарыкамыш (теперь Турция).

Фото на с.131: 1) братья Раушенбах. Саратов, 1913. Слева направо: сидят – Эдуард, Владимир, Виктор, Николай; стоят – Павел, Михаил, Александр; 2) Нина Леонова. Тифлис, начало 20 в.

В фондах РГВИА удалось обнаружить документы, с помощью которых можно в общих чертах проследить военную составляющую биографии Эдуарда Александровича. В 1893 г. он, пользуясь правом окончившего 6 классов гимназии, поступил на военную службу вольноопределяющимся. Через год он был выпущен с присвоением звания прапорщика и уволен в запас. В ноябре 1904 г. в связи с началом русско-японской войны был призван на военную службу, которую проходил в 156-м Елисаветпольском полку, дислоцированном в районе границы с Турцией, со стороны которой предполагалось возможным нападение [D3]. Именно тогда он познакомился с Ниной Николаевной Леоновой, отец которой, один из героев русско-турецкой войны 1877-78 гг. , был капитаном этого полка.

Здесь на танцах он познакомился с младшей дочерью вдовы капитана местного гарнизона, жившей со своей семьей в скромном домике, Ниной Николаевной Леоновой, моей будущей матерью, старше которой был на 12 лет. Ее мать, моя бабушка Юлия Ивановна, была дочь небогатого калужского купца Курепина, а отец, Николай Иванович Леонов, умер, когда матери моей было 3 года, и все дети (4) воспитывались на казенный счет…

В свадебное путешествие в Германию молодожены отправились зимой 1905/1906 г. В январе 1907 г., 15-го числа по ст.стилю у Эдуарда и Нины родился первенец – Валентин, мой отец. В августе следующего года родилась дочь Татьяна (07.08.1908-24.09.2010); больше детей у них не было.



Помню его в начале 1-й войны на парадах, где им, как отличным наездником, восхищались зрители, а ему было уже за 40! За 7 лет первой мировой и гражданской войны он не получил даже царапины, хотя рядом с ним были убиты 3 полковых командира.

Фото на с.132: 1) Нина и Эдуард. Германия, 1906; 2) Нина Раушенбах с детьми. Саратов, 1914; 3) справа налево: сидят – Эдуард, Нина; стоят – Валентин, Татьяна. Саратов, 1929

Эдуард Александрович воевал на Юго-Западном фронте против австрийцев, был дважды контужен в боях в июле 1915г., однако оба раза остался в строю [D3].

Он дослужился до чина штабс-капитана, был в первой мировой войне все время адъютантом, имел за храбрость “Анну” и “Станислава” с мечами, а в организованной в 1918 г. Немреспублике был сотрудником “Комиссии по борьбе с дезертирством”.

Отец рассказывал, что однополчане любили деда. После февральской революции многие офицеры были арестованы и даже убиты взбунтовавшимися солдатами, однако деда солдаты не выдали. Последний документ за подписью полкового адъютанта штабс-капитана Э.А.Раушенбаха датирован 28.08.1917 г.

Эдуард Александрович был человеком верующим и церковным. Тетя Таня вспоминала, что когда-то году в 1924-25-ом ее подруга, забежавши к ним домой, стала рассказывать, как она только что была в кирхе и видела там одного человека, который так молился Богу, что это потрясло ее самое. У него было такое удивительное лицо, такие глаза…Тут в комнату зашел Эдуард Александрович, подруга потеряла дар речи и молчала, пока тот не вышел. Оказалось, что его-то она и видела в храме.

Как все его братья и сестры был он благороден, ненавидел самую маленькую нечестность и ложь и из-за этих качеств погиб в 1937 г. при сталинском терроре 64 лет от роду. Он был реабилитирован в 1961 г., я получил даже лживое свидетельство о его смерти в 1943 г., якобы от саркомы….

Эдуард Александрович был арестован, согласно материалам его дела № 11091, 8 октября 1937 г. В протоколе обыска среди немногочисленных личных вещей Эдуарда Александровича указан «немецкий молитвенник». Предъявленных ему обвинений в антисоветской пропаганде и контрреволюционной деятельности (ст.58, п.10 УК РСФСР) не признал ни на допросе 25 ноября, ни на очной ставке с двумя доносителями 8 декабря. Был расстрелян в 22 часа 15 декабря того же года. Прах его, скорее всего, покоится в братской могиле на Воскресенском кладбище Саратова.



Нина Николаевна Раушенбах (10.01.1885-14.04.1956) не побоялась писать во все инстанции, доказывая, что муж невиновен. Каким-то чудом ее не арестовали, хотя за ее дочерью (моей тетей Таней) пришли вскоре после ареста Эдуарда Александровича. Спасло Татьяну Эдуардовну лишь то, что она лежала в постели с высокой температурой; арест решили отложить до завтра, пятилетнюю дочку Галю, мою кузину, собирались при этом отправить в детдом. Рано утром следующего дня тетя с Ниной Николаевной прибежали в больницу, главный врач которой Лебедев решил спасти ее: сперва госпитализировал тетю у себя, а затем с помощью наркома здравоохранения С.А.Чеснокова договорился о переводе ее в московскую клинику Фронштейна, где она исчезла из поля зрения саратовских «органов». Одновременно с бегством тети Тани бабушка Леля (Элеонора Александровна) схватила в охапку Галю и увезла ее в Муром к родственникам ее отца.

Ближе к войне, когда тетя Таня обосновалась в Москве, туда переехала и Нина Николаевна. Когда ее сына в 1944 г. выслали из Москвы (см.ниже), она с тем же мужеством, что и в 1937-39 гг., писала на «высочайшие имена», стараясь отстоять его, как прежде - мужа, хотя никакой надежды на это не было, приезжала к нему в Сибирь. В Москве она прожила до самой смерти.



1.1.1.1.1.2.1. Валентин Эдуардович Раушенбах (15.01.1907-24.02.1991).

Родился 15 (28 по новому стилю) января 1907 г. Его родители венчались, по утверждению его сестры, в Сарыкамыше, который после 1-й мировой войны отошел к Турции, так что выяснить точную дату и иные обстоятельства венчания затруднительно. По законам Российской Империи начала ХХ века брак между православными и инославными христианами разрешался при условии, что венчание происходит в Православной церкви, а имеющиеся родиться дети будут крещены и воспитаны также в Православии. Отметим, что в нашей ветви рода Раушенбах смешанные браки возникли впервые в этом поколении, причем Эдуард и Владимир женились на потомственных дворянках. Приблизительно в эти же годы, в начале ХХ века, смешанные браки появились и в других ветвях нашего рода.

Валентин был крещен в Вознесенско-Сенновской (Митрофаньевской) церкви г.Саратова. Произошло это 28 февраля (13 марта по грегорианскому календарю) 1907 г.; восприемниками были капитан Елисаветпольского полка Яков Яковлевич Коровай-Метелицкий (муж Леониллы Леоновой) и Елена Андреевна Раушенбах (ур.Крафт; жена Николая Раушенбаха).

Фото на с.133: 1) Валентин Раушенбах. Саратов, 1916; 2) Новосибирск, декабрь 1945

Детские и юношеские годы отец провел в основном в Саратове, отчасти – в Баронске. Учился в Коммерческом училище, потом в Промышленно-экономическом техникуме г.Саратова (1922-26). Увлекся иностранными языками, окончил трехгодичные курсы по отделениям английского, затем немецкого языков (1928). C 1928 по 1931 гг. работал учителем немецкого языка в школе на ст. Лев Толстой (Липецкая область).

В 1931 г. сумел подать документы сразу на 2-й курс ф-та немецкого языка Московского института новых языков и в 1933 г. досрочно окончил его. В 1936 г. поступил в аспирантуру Московского института новых языков, в 1939 г. окончил ее, став вторым в истории института окончившим курс обучения аспирантом и первым, защитившим кандидатскую диссертацию (1939). В 1939 г. он стал деканом своего факультета, в 1940 г. был утвержден в звании доцента, работал в этой должности на кафедре методики, заведовал аспирантурой. К этому времени окончательно определился круг интересов Валентина Эдуардовича: прикладная германистика, методика преподавания иноязыков. Много работал, выезжал в другие города читать лекции в ВУЗах.

В августе 1941 г. был мобилизован на рытье противотанковых окопов под Малоярославцем, что спасло его от немедленного выселения по известному Указу от 28.08.1941. В Москву вернулся в сентябре, там уже было не до высылки немцев. В последующие три года отца дважды мобилизовывали в трудармию, но оба раза институтское начальство «отбивало» его. Лишь в ноябре 1944 г. отец был выслан из Москвы на спецпоселение в Новосибирск.

В Новосибирском пединституте участвовал в организации факультета иноязыков, стал его первым деканом, заведовал кафедрой. В 1948 г. Новосибирский обком партии постановил изгнать преподавателей-немцев из ВУЗов, и мы переехали в Красноярск. Отец работал в тамошнем Пединституте и в Институте усовершенствования учителей, пока Красноярский обком не отправил его дальше на восток.

Так в сентябре 1950 г. мы оказались в Иркутске, где отец устроился на работу в Восточно-Сибирский филиал АН СССР; там мы прожили 6 лет.

К 1956 г. обстановка в стране изменилась, появилась возможность уехать. Отец послал документы на объявленный Московской ветеринарной академией конкурс и был принят на должность заведующего кафедрой иноязыков; в МВА он проработал до 1979 г. За последние 35 лет жизни в Москве отец опубликовал большое число работ в научных журналах СССР и ГДР, издал «Краткий практический самоучитель немецкого языка», имевший большую популярность многие годы.

Фото на с.134: 1) Иркутская область, май 1953; 2) В.Э.Раушенбах. Циттау, 1979

Надо особенно отметить его исключительную работоспособность и организаторский талант. Выйдя на пенсию почти в 75 лет, он продолжал трудиться, находя те или иные возможности для использования своих знаний и опыта. Когда в годы «перестройки» возникли кооперативы, он организовал курсы интенсивного обучения при кооперативе «Книжный знак», а впоследствии на общественных началах организовал курсы немецкого языка при обществе «советских» немцев Wiedergeburt. В этом обществе отец состоял с самого начала его основания. Он всегда принимал близко к сердцу все, что касалось судьбы российских немцев, вел переписку с теми из них, кто занимал активную позицию в делах культуры, образования и т.д. В конце 80-х гг. возникла надежда на возрождение в той или иной форме Немреспублики Поволжья, и отец с головой окунулся в связанную с этим общественную деятельность. До последнего часа жизни он стремился быть полезным своему народу. Смерть настигла его почти на пороге Центрального Дома Журналиста, где 24 февраля 1991 г. должно было состояться совещание по подготовке Съезда тогда еще «советских» немцев.

Валентин Эдуардович оставил после себя двоих детей (сына и дочь), в следующих поколениях появилось семеро внуков и – на сегодня – семеро правнуков. Таким образом, общее число поколений нашего рода в России, начиная с Карла Фридриха, достигло 11.

Казалось бы, здесь можно поставить точку – основные события истории нашего рода освещены. Однако в марте 2012 г. в Церковном архиве Лейпцига отыскалась запись о крещении Карла Фридриха Раушенбаха:



Выписка из книги крещений церкви Св. Николая Лейпциг

Год 1744 Страница 391 Месяц: Апрель



Карл Фридрих 18-го числа крестил господин магистр Готхельф Эренфельд Лехла

Отец Иоганн Готфрид Раушенбах, здешний житель. Мать Иоганна Элизабет, урожденная Гайслер

Восприемники: 1) господин доктор Кристиан Фридрих Шмидт, адвокат здешнего Высшего придворного суда и Консистории; 2) девица Иоганна Бенедикта, законнорожденная дочь господина доктора Кристиана Готфрида Мёрлинуса, знатного члена здешнего Совета; 3) господин магистр Карл Фридрих Петцольд, диакон и проповедник на вечернях здешней церкви Св. Фомы.

Удалось также найти запись о венчании родителей Карла Фридриха, состоявшемся 16.11.1739. Супруга Иоганна Готфрида Раушенбаха скончалась в 1757 г. и он в 1759 г. вступил во второй брак. От двух браков родилось пять сыновей и четыре дочери; многие умерли уже во младенчестве. Кроме нашего родоначальника лишь один сын, крещеный в честь отца Иоганном Готфридом (28.10.1763), не умер во младенчестве. О его судьбе нам пока что ничего не известно. Удалось однако установить дату крещения Иоганна Готфрида старшего в лейпцигской Томаскирхе (06.06.1719), а таже имена его четырех сестер и его родителей Иоганна Давида Раушенбаха (ок. 1682 – 12.08.1736) и Доротеи, урожденной Бауэр (ок. 1678 – 27.04.1758) [D4, D5]. Иоганн Готфрид-старший скончался 01.02.1772 в возрасте 52 с половиной лет [D5]. Интересно, что своего первенца, родившегося в России, Карл Фридрих также назвал Иоганном Готфридом, надо полагать, в честь своего отца. Таким образом, удалось найти истоки нашего рода; надеемся, что дальнейшие исследования позволят нам узнать больше о наших предках в Германии.

Возвращаясь к началу статьи, нужно отметить, что успеху реконструкции нашей родословной способствовала уникальность фамилии. Даже в Германии Раушенбахов немного, порядка 2000 (по данным сайта www.verwandt.de). Чаще всего эта фамилия встречается в Тюрингии и Саксонии, в частности, в Лейпциге. В Россию же за всю историю российско-германских отношений прибыла только одна семья. Сегодня, в начале третьего тысячелетия от Рождества Христова, некоторые потомки Карла Фридриха Раушенбаха вернулись на историческую родину, но большинство живет в пределах бывшей Российской империи – в России, Казахстане, Эстонии. Здесь, в отличие от Германии, все Раушенбахи – родственники, хотя зачастую и очень дальние. Помимо наиболее близких по родству «Иоганновичей» мне известны многие «Яковлевичи» (московская семья Б.В.Раушенбаха, их родственники в Петербурге и в Германии) и «Гейнриховичи» (Новосибирск, Алма-Ата, Таллин, Мюнхен). Из «Карловичей» мне была известна только Вера Белякова-Миллер; «Фридриховичей» до сих пор не встречал. В сумме это десятки здравствующих ныне людей, из которых лишь немногие сохранили фамилию своего родоначальника. Можно утверждать, что общее число потомков Карла Фридриха (за два с лишним века) исчисляется сотнями.

Итак, от одной супружеской четы, в поисках лучшей доли приехавшей в Россию 246 лет тому назад, произошло множество людей, некоторые из которых сыграли заметную роль в жизни России. Мог ли Карл Фридрих Раушенбах вообразить, что среди его потомков будут не только крестьяне или, если повезет, купцы, но инженеры, агрономы, учителя, заслуженные врачи, профессора, академики, что его именем назовут сорт грецкого ореха, что его прапрапраправнук станет одним из известнейших ученых ХХ века? В прошлом столетии многие Раушенбахи, разделяя трагическую судьбу своего народа, были сосланы, отправлены в лагеря, казнены; некоторые пали смертью храбрых, защищая Россию, ставшую их родиной. Сейчас, в относительно спокойное время в истории России и Европы в целом, есть время «собирать камни». Может быть, кто-то из потомков или оставшихся в Германии родственников Карла Фридриха Раушенбаха откликнется на эту публикацию и одним белым пятном в истории нашего рода станет меньше.



Источники

Литература

1. K. Stumpp. Die Auswanderung aus Deutschland nach Russland in den Jahren 1763 bis 1862. – Tübingen, 2004.

2. Я.Диц . История поволжских немцев-колонистов. – М., 1997.

3. И.Р.Плеве. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. – 3-е изд. – М., 2008.


4. B.A.May. 1798 Census of the German Colonies along the Volga, Vol.2.- Lincoln, Nebraska, 1999.

5. Г.Раушенбах. Карл Фридрих Раушенбах и его потомки в России. «Генеалогический вестник!, вып. 42, с. 43-61, Санкт-Петербург, 2011.

6. И.Плеве. Списки колонистов, прибывших в Россию в 1766 г. «Рапорты Ивана Кульберга». – Саратов, 2010. – С. 99.

7. B.A.May . Transport of the Volga Germans from Oranienbaum to the Colonies on the Volga 1766-1767. - Lincoln, Nebraska, 1998.



8. I.Pleve (Bearb.). Einwanderung in das Wolgagebiet 1764-1767, Bd.2. - Göttingen, 2001.

Документы

D1 ГАСО: ревизия 1798, Катариненштадт; ревизия 1834, Катариненштадт.

D2 ГИАНП: списки первопоселенцев Нидермонжу 1767; церковные книги регистрации крещений, венчаний и смерти, Катариненштадт 1821 – 1854; ревизия 1850, Катариненштадт; ревизия 1857, Катариненштадт; посемейные списки 1873 – 1899 гг, Катариненштадт.

D3 РГВИА: офицерский послужной список Э.Раушенбаха; архив 419-го Аткарского полка 1914 – 1917.

D4 KAL: книги регистрации венчаний и крещений Николайкирхе и Томаскирхе, Лейпциг, 1673 – 1850.

D5 SAL: погребальные книги 1648 – 1813, Лейпциг.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет