Журнал п. Н. Ткачева «набат» в истории российского революционного движения



жүктеу 367.01 Kb.
бет1/3
Дата12.07.2016
өлшемі367.01 Kb.
  1   2   3


На правах рукописи


ШМАТОВА МАРГАРИТА БОРИСОВНА

ЖУРНАЛ П.Н. ТКАЧЕВА «НАБАТ» В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

исторических наук

Москва - 2011

Диссертация выполнена на кафедре отечественной истории Московского государственного гуманитарного университета

им. М.А. Шолохова


Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор



Антонова Татьяна Викторовна
Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

Профессор



Зверев Василий Васильевич
доктор исторических наук,

профессор



Арсланов Рафаэль Амирович
Ведущая организация: Московский городской педагогический университет
Защита состоится « 29 » декабря 2011 г. в « 13.00 » часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.03 при Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГГУ им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, ул. В. Радищевская, д. 16 – 18.

Автореферат диссертации разослан «28» ноября 2011 г.
Учёный секретарь диссертационного совета,

доктор исторических наук, доцент А.А. Орлов




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Эпоха либеральной модернизации в России 1860-х – начала 80-х годов насыщена противоречивыми событиями. Эволюционный переход от феодальных отношений к буржуазным, основанным на применении свободного труда, не дал видимых позитивных сдвигов российской экономики в первые два десятилетия после отмены крепостного права в 1861 году. На этом фоне в обществе, в среде разночинной интеллигенции, студенчества, усиливались оппозиционные настроения, активизировалось революционное подполье. В сознании его участников идеи теоретиков классического народничества, А. Герцена и Н. Чернышевского, перевоплощались к началу 1870-х г. в призывы к крестьянской революции, к практическим действиям для ее подготовки под флагом общинного социализма. Однако понимание тактики борьбы за социализм в России было, как известно, различным. Пребывавшие заграницей в Европе идеологи русской революции, П. Лавров, М. Бакунин, П. Ткачев, пропагандировали свои взгляды на страницах учрежденных ими изданий. Они отражали специфику каждого из трех основных течений в народничестве этого периода: пропагандистского (журнал и газета П. Лаврова «Вперед!»), анархистского (издание сторонников М. Бакунина «Община» и «Работник») и бланкистского (журнал П. Ткачева «Набат»). Все эти три издания сосуществовали в непрерывном идейном конфликте. Каждый был обращен к России, искал и находил своего читателя, эпатируя его сознание призывами или к революционной пропаганде, или к народному бунту, или к организации партии «революционного меньшинства» для осуществления «заговора» против самодержавного государства.

«Набату» П. Ткачева в этом соперничестве за лидерство принадлежала особая роль, поскольку именно вокруг него формировался полюс крайнего радикализма. Целевые установки «Набата» были направлены на немедленный захват власти и установление «партией меньшинства» революционной диктатуры, способной обеспечить построение социалистического общества в России.

Изучение феномена «Набата» в контексте истории российского и международного революционного движения обусловлено в настоящее время рядом обстоятельств. В XXI веке произошла коренная смена идеологических установок, в связи, с чем революционная тематика фактически утратила свое прежнее значение в современной исторической науке. Потеря интереса к данной проблеме обусловлена, прежде всего, тем, что в революционном движении происходили события, связанные с насилием, терроризмом и кровопролитием. Однако нельзя забывать, что они составляют весомую часть российской истории, которую необходимо изучать, как и любой другой опыт прошлого для того, чтобы в дальнейшем избежать его повторения.

В публицистике «Набата», несмотря на кратковременность его издания (1875 -1881 гг.), идеи Ткачева, как идеолога бланкистского, заговорщического направления в русском народничестве нашли свое концентрированное воплощение. Изучение и целостный исторический анализ содержания «Набата» в сопоставлении с другими документами эпохи дает возможность увидеть причины непопулярности проповеди «Набата» на рубеже 1870 – 80-х годов в революционной среде и ее востребованность в начале XX века. История «Набата» ведет к пониманию роли революционной печати, являвшейся для теоретиков русского социализма не столько информационным, сколько пропагандистским ресурсом их деятельности.

Выделение истории «Набата», как темы диссертационного исследования, открывает перспективу более предметного рассмотрения процесса формирования лево-радикального центра в среде русской революционной эмиграции, синхронного процессу радикализации народнического подполья на рубеже в 1870- 80-х г., когда в России была учреждена партия «Народная Воля», также нацеленная на политическую, борьбу против государства.

Цель исследования заключается в определении роли журнала П.Н. Ткачева «Набат» в истории революционного движения в России 1870-х - начала 80-х г., когда идеология и практика революционного народничества достигли своей кульминации.

В соответствии с поставленной целью в диссертации определены следующие задачи:



  • Проанализировать обстоятельства создания журнала «Набат»; выявить мотивацию и суть его программных установок; определить информационный формат издания;

  • рассмотреть программные документы «Общества народного освобождения», учрежденного редакцией «Набата»;

  • раскрыть смысл пропагандистских атак «Набата» против российского самодержавия;

  • показать специфику публицистических приемов редакции журнала; представить аргументацию передовиц «Набата», адресованную прессе П. Лаврова и анархистским заграничным изданиям;

  • проанализировать факты о распространении журнала в Европе и в России в 1875 – 1881 гг.;

  • рассмотреть оценки деятельности редакции «Набата» современниками.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период с 1875 по 1881 гг. Нижняя граница определяется началом издания журнала «Набат» (1875 г.), верхняя (1881 г.) соответствует времени его прекращения. При этом реализация целей и задач диссертации в ряде случаев диктовала необходимость выхода за указанные хронологические пределы, чтобы реконструировать вехи биографии П.Н. Ткачева и его путь к «Набату».

Методологическую основу и методику исследования составили научные принципы историзма, объективности, приоритета источника, системности анализа и др. Настоящее диссертационное исследование проведено с использованием общенаучного диалектического метода познания политических и социальных процессов, а также ряда частных научных методов, в том числе сравнительно-исторического, лингвистического, социологического, системно-структурного, проблемно-хронологического и др.

Степень изученности темы. До настоящего времени заявленная тема эпизодически освещалась в составе исторических трудов советских и современных авторов, посвященных революционному народничеству, в историко- биографических работах о П.Н. Ткачеве, в общих трудах по истории журналистики, а также в исследованиях по истории революционной печати.

До 1917 года появились лишь краткие сведения об издателе «Набата» в «Хронике социалистического движения в России»1, а также в энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, в заметке близкого родственника Ткачева, Н.Ф. Анненского2. Планомерное изучение деятельности Ткачева начинается в советское время. Первые более подробные факты из истории «Набата» были выявлены Б.П. Козьминым, который в 1920 – 30-е годы изучал творческое наследие Ткачева. В 1928 г. Б.П.Козьмин выпускает небольшой сборник избранных литературно-критических статей П.Ткачева. С 1932г. начинают издаваться избранные сочинения П.Ткачева, преимущественно на социально-политические темы. Работы Б.П. Козьмина открыли новый этап в изучении общественно-политических взглядов Ткачева, которое базировалось и на публицистике «Набата». Тогда же, в годы становления историографии народничества, история «Набата» привлекла внимание таких исследователей, как Б.И. Горев, Б.И. Николаевский и В.И. Невский. Б.И. Горев высказал убеждение в том, что влияние «Набата» в революционной среде было без всякого преувеличения огромным. Он считал, что Лавров попал под влияние статей Ткачева, пропаганда которого причастна к подготовке и созданию партии «Народная воля» 3. Б.И. Николаевский писал об одном из сподвижников Ткачева – К.М. Турском. Он признавал руководящую роль Ткачева в издании «Набата». Кроме того, исследователь указывал (без комментария) на свидетельство К.М. Турского о том, что П. Ткачев в 1877г. «горячо боролся против проповеди террора» 4. В 1930-е годы была опубликована работа Е. Кушевой «Из истории Общества народного освобождения», в которой автор проанализировала устав, инструкции и правила этого общества, предположив, что оно было детищем «Набата»5.

После двадцатилетнего перерыва, в послевоенные годы, наступил новый период в изучении идеологии народничества. Взгляды П. Ткачева рассматривались в статьях и ряде кандидатских диссертаций, подготовленных в основном философами, экономистами и литературоведами. В них лишь кратко упоминаются отдельные статьи «Набата» и содержащаяся в них полемика 6. История журнала заслонена именем Ткачева и его философскими трудами.

Интерес к революционной доктрине издателя «Набата» заметно возрос в 1960-70-е годы. Она получила освещение в работах В.Д. Лазуренко7, в исследованиях М.Г. Седова8, С.С. Волка9, В.А. Твардовской10, Е.А. Рудницкой11 и других. В трудах по истории «Народной воли» раскрыто влияние Ткачева на разработку её программы и тактики. Огромное внимание уделено проблеме заговорщичества в интерпретации П. Ткачева.

Первооткрывателем «Набата» после Б.П. Козьмина следует считать Б.М. Шахматова. В его работах осуществлен прорыв в изучении темы. Это глубоко новаторские работы, отмеченные тщательностью анализа мировоззрения Ткачева. Б.М. Шахматов описал ситуацию создания журнала «Набат», попытку редактора сблизиться с «Народной волей»12. Автор показал роль политической и общественной деятельности Ткачева заграницей.

Исследования Е.Л. Рудницкой советского периода и относящиеся к новейшему времени посвящены идеологии русского бланкизма, в связи с чем ею осуществлялся анализ ряда статей «Набата». Автор утверждала, что «именно в «Набате» под пером Ткачева русский бланкизм получает свое окончательное завершение», что именно в статьях журнала «все более усиливалось заговорщическое начало, противопоставление революционного меньшинства народу»13.

В новейшей историографии предложен вывод о том, что между тремя направлениями русской революционной мысли не было «принципиальных разногласий в определении целевой направленности эволюции общества». Разногласия в тактических вопросах, по мнению В.В. Зверева, вызывались «изменением обстановки в стране и необходимостью определения конкретных форм деятельности в конце 1870-х гг.»14. Такая констатация не снимает вопроса о различиях тактических установок «Набата» и других изданий русской революционной эмиграции 1870 – 1880 гг.

В работах А.Ю.Минакова сопоставлены взгляды П. Ткачева и С. Нечаева, сделаны выводы о том, что «сущностное тождество взглядов Ткачева и Нечаева в сфере революционной морали было налицо». Он считает, что в 1870-х годах именно Ткачев в журнале «Набат» «отстаивал и развивал воззрения Нечаева на характер и принципы построения революционной организации». Исследователь так же утверждает, что «Нечаев явился одним из организаторов и теоретиков бланкистского кружка за границей, на базе которого впоследствии возникло «Общество народного освобождения» Ткачева и стал издаваться журнал русских бланкистов «Набат»15.

Монографии В.А. Исакова посвящены завершающему этапу поиска русскими социалистами эффективного революционного метода, разработка которого связана, прежде всего, с именем Ткачева и другими лидерами народничества. Автор подробно рассматривает «теорию заговора» Ткачева, привлекая статьи «Набата»16. Исследователь показал соотношение категорий заговора и террора в политической программе «позднего» Ткачева и его взаимоотношения с К. Турским.

Историография темы включает работы, посвященные революционной прессе. В работе Б.П. Веревкина подчеркнута исключительно позитивная роль нелегальной печати, на страницах которой, по мнению автора, можно было говорить «прямо и открыто» в отличие от легальных изданий. Подобная оценка касалась и ткачевского «Набата»17.

В исследовании И.С. Вахрушева показана история появления «Набата», представлены персоналии сотрудников редакции, содержится избирательный анализ публикаций. Автор затронул тему распространения «Набата» в России, поставил множество неразрешенных вопросов, связанных с изданием «Набата», таких, как вопрос о существовании «Общества народного освобождения», причастность журнала к организации террористических актов, которые совершались в России народовольцами18.

В «Истории русской журналистики XVIII-XIX веков», изданной под редакцией А. В. Западова, «Набату» Ткачева уделено внимание в очерке «Нелегальная революционная журналистика 1870-х годов». «Набат» показан в эпицентре теоретической борьбы с прессой П. Лаврова и сторонников М.А. Бакунина19. В ряде других работ по этой проблематике заметна сосредоточенность авторов на идейных столкновениях редакции «Набата» с активистами русской эмиграции, принадлежавшими к пропагандистскому или анархистскому течениям (В.А. Алексеев, Б.И. Есин и другие)20.

В зарубежной историографии XX века интерес был направлен на изучение революционного народничества и только несколько работ касаются самого П. Ткачева. В них подчеркивалась преемственность отрицательных черт народничества и большевизма, где главный акцент делался на изучение программ С.Нечаева и П. Ткачева (R.Daniels)21. Американский исследователь, утверждал, что П. Ткачев это человек своего времени, а не безродный «иконоборец», деятель революционного процесса середины XIX века в России, представлявший радикальную ветвь движения молодежи против истеблишмента, ее тяготение к Западной философской мысли22.

Интерес к П. Ткачеву так же виден и в работе японского исследователя М. Хаясаки23, где представлен материал о формировании революционного органа «Набат» с участием польских эмигрантов с точки зрения международного взаимодействия революционных организаций. Работа Т. Симасото «П.Н. Ткачев и современность» (1996), представляет краткий историографический обзор существующей литературы в Японии, подчеркивая интерес японских исследователей к данной проблеме.24.

Подводя итоги историографического обзора можно заметить, что усилиями исследователей XX – начала XXI вв. основные вехи в истории «Набата» выявлены, даны общие сведения о содержании номеров журнала, определена его идейная принадлежность к бланкистскому течению в русском народничестве. Вместе с тем, очевидно, что история журнала не была выделена в самостоятельную тему; она освещалась как эпизод в составе работ, посвященных истории социалистической мысли, историческому портрету П.Ткачева, движению русского народничества пореформенной эпохи и отечественной журналистике. В то же время рассмотренные труды составляют серьезную научную базу для монографического изучения истории «Набата».

Источниковая база исследования. Тема диссертационного исследования предполагает изучение источников различных типов.

Первая группа источников выявлена в различных коллекциях фонда Третьего Отделения Государственного Архива Российской Федерации (ГА РФ). Несомненной ценностью обладают агентурные записки и выписки из перлюстрированной частной корреспонденции, отражающие настроения авторов писем, представлявших разные социальные слои. В этой коллекции особое значение для темы диссертации имеют документы, связанные с распространением «Набата» в России, донесения А.Н. Молчанова о деятельности Ткачева и его соратников заграницей. Указанные документы частично были введены в научный оборот отечественными историками25. В качестве источника использовались материалы того же архива из фонда № 5802 за 1920 – 1938, где хранится переписка К.М. Турского и В.Л. Бурцева26. Здесь содержатся некоторые подробности о деятельности редакции «Набата» и «Общества народного освобождения». Использованы документы фондов П.Л. Лаврова В.Н (№ 1762).27 Смирнова (№ 1737) - соредактора журнала «Вперед!», его переписка с В.Н. Фигнер28.

Вторую группу источников составили статьи, опубликованные в журнале «Набат» в 1875 – 1881 гг. Для анализа публикаций был использован полный комплект оригинальных номеров «Набата», хранящийся в «Государственной общественно-политической библиотеке». Отдельные номера журнала имеются в фондах «Российской государственной библиотеки» в отделе «Редкой книги». Особенностью журнала является то, что практически все его публикации анонимны. Однако благодаря работе Б.М. Шахматова29 установлено авторство статей, опубликовано содержание всех имеющихся в наличии выпусков журнала с указанием даты выхода в свет.

Публицистика «Набата» отражает взгляды его редактора и автора большинства статей. Статьи «Набата» раскрывают характер полемики сторонников «теории заговора» с пропагандистами и анархистами; информируют о мотивации революционной пропаганды, направленной против самодержавного государства, об отношении русских бланкистов к событиям в международном революционном движении. Кроме публицистики «Набата» в работе представлена публицистика других эмигрантских изданий, выходивших в это же время, «Громада» М. П. Драгоманова, П.Л Лаврова журнал и газета «Вперед!», Н.И. Жуковского и З.К. Ралли «Община», М.К. Элпидина «Общее дело»



Третью группу источников представляют публицистические труды Ткачева, изданные до «Набата», а также работы программного характера его главных оппонентов, П.Л. Лаврова и М.А. Бакунина30. Данные произведения дают представление о донабатовском периоде журналисткой и литературной деятельности П. Ткачева, вызревании его политических взглядов.

В четвертую группу источников вошли воспоминания современников, известных деятелей революционного движения, В.Н. Фигнер, Л.Г. Дейча, Н.А. Морозова, Н.С. Русанова, И.С Джабадари, П.Б Аксельрода, С.Ф. Ковалика, А. Тверитинова, М.П. Сажина и других. Они запечатлели встречи с П.Ткачевым в Женеве, где было организовано издание «Набата». Отличающиеся различной степенью объективности и объемом информации, они в совокупности создают достаточно достоверную картину жизни русской эмиграции и отношение этой среды к редактору «Набата» П. Ткачеву.

Комплекс выявленных документов и материалов репрезентативен, он позволяет раскрыть различные стороны избранной проблемы и служит основой для объективного освещения темы диссертации.



Научная новизна определяется, прежде всего, тем, что это первое комплексное исследование, опирающееся на широкую базу источников, дающее полное представление о печатном органе русских бланкистов, журнале «Набат». В работе применен анализ всего комплекса статей «Набата», выявляющих идейные разногласия его редакции с теоретиками других течений в русском народничестве – П. Лавровым и М. Бакуниным. В самостоятельный сюжет выделена характеристика публицистики «Набата», направленная против российского самодержавия.

Практическая значимость исследования определяется тем, что его содержание и выводы могут найти применение непосредственно в учебном процессе при чтении лекционных курсов, проведение семинарских занятий и спецкурсов, при подготовки дипломных и курсовых работ, а также рекомендованы для более углубленного изучения вопросов истории общественно-политического движения второй половины XIX века.

Апробация работы. Содержащиеся в диссертации выводы и обобщения отображены в ряде публикаций в сборнике «Вопросы отечественной истории» и «Вестнике МГГУ им. М.А. Шолохова», а также в выступлении на заседаниях кафедры отечественной истории МГГУ им. М.А.Шолохова

Структура диссертационного исследования определена его целью и задачами. Она состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, примечаний.

  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет