Как стать героем в глазах ребенка



бет1/10
Дата12.07.2016
өлшемі2.61 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
"Как стать героем в глазах ребенка"

Часть I. Требуются герои с положительным родительским планом

На первый взгляд сочетание слов "герой" и "родитель" может показаться довольно несуразным. Родителям приходится наказывать, воспитывать детей, вытирать им нос, поэтому характеристика "герой" вроде бы не очень подходит. Но эта книга построена на предпосылке, что родители по логике должны быть героями для своих детей, и предлагает конкретный план помочь стать ими. В первых трех главах мы покажем вам:


•    определение слова "герой", выходящее за рамки представления об известности и относящееся к родителю, стремящемуся быть для своего ребенка образцом для подражания;
•    почему сейчас в семьях герои нужны как никогда раньше;
•    почему миллионы семей от поколения к поколению остаются в тисках дисфункционального цикла взаимозависимой жизни;
•    самую главную причину, по которой вы должны быть героями для своих детей;
•    позитивный родительский план для построения счастливой, правильно функционирующей семьи;
•    почему герой никогда не должен обманывать ребенка.

1. Можно обжулить жулика, можно одурачить дурака, но нельзя обманывать ребенка

Когда я разговариваю с родителями на тему о том, как стать героем в глазах ребенка, ответы бывают разными. Один из них обычно сводится к следующему:

“Я? Герой для своего ребенка? Кумиры для них Мадонна или Мел Гибсон – кинематографические звез ды или другие известные люди. Или спортсмены. Моему сыну, например, зимой нравится Майкл Джор дан, летом Джоуз Консеко, а осенью Джо Монтана. Как я могу с ними состязаться?”

Ответ у меня всегда один. Родителям не надо ни с кем состязаться. Им не надо садиться на откидное место рядом со знаменитостями, поскольку, по моему определению родители всегда герои – им надо только начать вести себя подобающим образом.

Цель этой книги состоит в том, чтобы показать родителям, как стать подлинным героем в семье и почему матерям и отцам так важно стать героями, особенно в наши дни.

 

Ужасающее давление на семью

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы убедиться, что для родителей сейчас не лучшие времена. Культура, в которой мы воспитываем детей, не располагает к "дружеским семейным отношениям". Все семьи нахо дятся под ужасным давлением, и многие из них пребывают в глубоком расстройстве.

Исследования показывают, что среди детей, родив шихся в середине 80-х годов, 60 процентов остались с одним родителем – либо из-за развода, либо из-за смерти. По сведениям Управления переписи сейчас в каждой из четырех семей нет одного из родителей. С 1960 года количество семей с одним родителем увеличилось на 150 процентов.1

Количество женщин, начавших работать, уже давно перевалило за 50 процентов. По сведениям "Нейшнл лиг оф ситиз" в 1990 году в 64 процентах семей США жены работают. А в таких семьях около 10,4 миллионов детей моложе шести лет.2

Работающие жены создали совершенно новый сло варь с такими выражениями, как "мамочкин сынок" или "брошеный ребенок". Исследование, проведенное в Лос-Анджелесе и Сан-Диего, показало, что школьники восьмого класса, предоставленные самим себе в течение одиннадцати или больше часов в неделю, в два раза больше подвержены опасности злоупотреблений (алко голем, табаком или марихуаной), чем те, которые находятся под контролем родителей.3

А чем брошенные дети чаще всего занимаются после школы? Без сомнения, смотрят телевизор. Со гласно одному исследованию, к моменту окончания средней школы ребенок проводит восемнадцать тысяч часов за телевизором и всего двенадцать тысяч часов за освоением школьной программы. А за время этих восемнадцати тысяч часов он фактически присутствует при восемнадцати тысяч убийств4.

С самых ранних лет телевизор становится для ребенка такой же неотъемлемой частью, как дыхание. До школы средний ребенок за три года проводит перед телевизором больше времени, чем студент кол леджа в аудитории за четыре года. Согласно одному исследованию, пятилетний ребенок проводит в непосредственном общении с отцом всегодвадцать пять минут в неделю. За это же время тот же ребенок проводит двадцать пять часов перед телевизором.5



Как нам не удается сделать человека человеком

Я мог бы привести статические данные, показы вающие все большее давление на семью за последние несколько десятилетий. Еще в 1970 году организованная в Белом Доме конференция по проблемам воспитания детей оформила свои выводы в документе под назва нием "Доклад президенту", в самом начале которого говорилось, что семьи Америки, а, следовательно, и ее дети находятся в глубоком и повсеместном кризисе, что ставит под угрозу само существование нации.

В докладе отмечалось также, что мы все, как нация, присутствуем при "всеобщем невнимании к детям" со стороны родителей, что приводит к преры ванию процесса становления человека человеком. Если это не остановить, "...результат будет один. Все более быстрый и всеобщий рост отчуждения, апатии, по требления наркотиков, преступности и насилия среди молодежи и юношества во всех сферах жизни. Мы стоим перед наступлением общественного уклада, от вергающего детей и страшащегося своей молодежи. Нам надо изменить свои жизненные установки, чтобы привести людей назад к детям, а детей назад к жизни народа".6

Конференция Белого Дома по проблемам воспитания детей опубликовала свои материалы свыше двадцати лет назад. Но изменилось ли для семей что-нибудь в лучшую сторону? Как мы видим, предсказания "Доклада президенту" становятся реальностью. В сере дине 80-х годов я беседовал с д-ром Генри Брандтом, известным христианским психологом, рассказавшим мне о своей работе в миссионерских организациях, отби равших кандидатов для служения. Он сказал: "Десять лет назад годным для служения оказывался один человек из трех кандидатов. Сегодня один из десяти".

На мой вопрос о причинах такого резкого падения числа пригодных для миссионерского служения людей он ответил, что во многих случаях кандидаты получают отказ из-за своей "эмоциональной внутренней неустой чивости, вызванной нездоровой обстановкой в семье".

 

Как "созависимость" стала частью нашей жизни

Объяснение Генри Брандта причин непригодности многих кандидатов к миссионерской деятельности вы зывает в памяти слова, которые часто слышишь во многих церквах:дисфункциональная семья, созависи мость, приспособляемость, "токсичные" родители.

По словам д-ра Фрэнка Минирта и д-ра Пола Мейера, основателей клиники "Минирт-Мейер", термин "созависимость" появился несколько десятилетий назад, когда начали предприниматься попытки помочь алко голикам и их семьям. Алкоголик зависим от алкоголя, и семья в свою очередь становится зависимой от его (или ее) алкоголизма. Члены семьи алкоголика сами могут и не употреблять алкоголя, но впадают в зависимость от него по-иному.

Общество Анонимных Алкоголиков добилось значи тельных успехов в излечении от алкоголизма, используя свои знаменитые "Двенадцать шагов", но очень быстро выяснилось, что через несколько месяцев после того, как алкоголик переставал пить, его семья часто рас падалась. Семья приспосабливалась к алкоголику и зачастую в какой-то форме даже поощряла его пьян ство, хотя и считала, что предпринимает честные попытки остановить его. Суть вот в чем: алкоголики зависят от алкоголя, и семьи становятся зависимыми от алкоголизма вместе с ними.7

Разумеется, созависимость может вызвать употреб ление алкоголя или наркотиков, но к ней может привести и любое другое неумерное пристрастие (любые вещи или поступки, доводимые до крайности). Согласно Минирту и Мейеру созависимость может возникать в отношении людей, поведения или каких-то вещей, когда человек с помощью внешнего контроля пытается подчинить людей или события своим внутренним чув ствам.8

Буквально созависимость означает "зависимость вме сте". Во многих случаях созависимость человека становится результатом его отношений с родителями или огромного пробела, которым стало детство в его жизни.

Сколько же людей подвержены созависимости? Ста тистика говорит нам, что пятнадцать миллионов аме риканцев зависят от алкоголя или наркотиков и что каждый из них оказывает серьезное влияние, по край ней мере, на четырех из окружающих его людей: супругов, детей, сослуживцев. Это означает, что ше стьдесят миллионов людей страдают от последствий употребления наркотиков и алкоголя других пятнадцати миллионов.

Кроме алкоголя и наркотиков, миллионы других американцев подвержены созависимости, вызванной работоманией, чрезмерным увлечением чем-то, сексуаль ными злоупотреблениями, неумеренностью в еде, склон ностью сорить деньгами или слишком строгим или формалистским подходом к жизни. Минирт и Мейер отмечают: "Учитывая, что около ста миллионов аме риканцев двух поколений страдают от проблем соза висимости, можно говорить о всеобщей эпидемии. Раз мах несчастий, отчаяния и пустоты в жизни превос ходит понимание".9

Моя работа среди молодежи и родителей не дает мне оснований сомневаться в правоте Минирта и Мейера. Созависимых людей миллионы. Многие попа лись в капканы наркотиков и алкоголя, но других преследуют голоса из детства: "Будь настойчивей! Ты все делаешь не так!"

Другие не могут отделаться от ощущения, что они никому не нужны, потому что родителям не хватало для них времени. Многие до сих пор слышат голос: "Я буду тебя любить, если ты будешь делать то, что тебе говорят".

По мнению Минирта и Мейера созависимость не ограничивается одним поколением – проблемы одного поколения переходят к другому, и процесс будет про должаться, если его не остановить. Моисей имел в виду ту же проблему, когда говорил, что грехи отцов унаследуют дети до третьего и четвертого рода (см. Исход 34:7; Второзаконие 5:8-10; 6:1-2).

Можно пересказать известное стихотворение Дорати Нолт, показывающее, чему учатся дети в жизни:

Если дети живут в обстановке критики, Они учатся критиковать и осуждать других людей.

Если дети живут в обстановке вражды и злобы, Они учатся быть злыми, учатся драться.

Если дети живут среди насмешек, Они становятся нерешительными и излишне скромными.

Если дети живут в обстановке стыда и смущения, Чувство собственного достоинства уступает место чувству вины.10
Я вырос с тоской по любящей семье

Такие термины, как "дисфункциональная семья" появились совсем недавно, но мне хорошо известно, какую боль может причинить такая "дисфункция". Мой пьяница отец был далеко не героем. Мать, как могла, любила моего брата, сестру и меня самого, но настоящего брака у родителей не было. У них не было даже общения. В лучшем случае это можно назвать просто существованием. Я ни разу не видел, чтобы отец обнимал мать. Не могу припомнить ни одного случая, чтобы отец взял меня куда-нибудь с собой и провел со мной какое-то время.

Я вырос на молочной ферме в сто пятьдесят акров рядом с небольшим городком в Мичигане. Там все друг друга знали, и, разумеется, всем было известно о пьянстве отца. Приятели-сверстники потешались над ним, и я смеялся вместе с ними, пытаясь унять страдание и боль.

Иногда я заходил в коровник и видел, как мать лежит среди коров на навозе, избитая так сильно, что не может подняться. Я ненавидел отца за такое жестокое отношение и делал все, что мог, чтобы отомстить, унизить или наказать его. Когда он на пивался и грозился побить мать, или когда он впадал в пьяное оцепенение, а ко мне должны были прийти друзья, я тащил его в коровник, привязывал к стойлу и оставлял там "проспаться". С возрастом – становясь больше и сильнее – я проделывал это все чаще. Иногда, когда бывал особенно зол, связывал ноги отца веревкой с петлей на конце, которую я накидывал ему на шею. В глубине души я надеялся, что, пытаясь освободиться, он задушит себя.

Помню, однажды нашел отца пьяным и в таком невменяемом состоянии, что, пытаясь привести его в чувство, бросил его в корыто с водой. В ходе борьбы я вдруг осознал, что держу голову отца под водой. Если бы меня не остановили (я до сих пор не знаю, кто), я бы его, наверно, утопил.

Я рос, не зная, как можно давать или получать любовь. Учась в школе и в колледже, я тосковал о семье, где царствует настоящая любовь. Идея этой книги вызрела много лет назад, когда я увидел ее концепцию воплощенной в семьях двух людей, ставших героями моей жизни: Дика Дея, соавтора этой книги, вместе с моим сыном Сином, самым большим моим другом. И Дотти Макдауэлл – лучшей из жен, которую может пожелать себе мужчина, и лучшей из матерей для своих четырех детей.

 

Я стал частью семьи Дика

Я встретил Дика в семинарии, где мы учились в 60-х годах. Дик был старше всех нас на несколько лет, женат, у него уже было четверо детей. Как и я, он вышел из дисфункциональной семьи алкоголика. К Христу он пришел незадолго до своего тридцати­летия, почувствовав призыв к служению. Мы позна комились, вместе заполняя журналы семинарских за нятий, и покончили с этим делом очень быстро.

Вскоре я фактически стал членом семьи Дея, часто бывая там в такие часы, как половина седьмого утра или в одиннадцать вечера, когда мне требовалось поговорить о чем-то, не требующем отлагательства. Дик всегда проявлял терпение, любезность, любовь, то есть те чувства, которых мне не хватало в детстве.

Я сразу же был поражен тем, как Дик и Шарлотта относятся к детям и друг к другу. Они принимали детей близко к сердцу, ценили их, постоянно ободряли, давали им понять свою значимость, показывали им чувство собственного достоинства. И любили детей, выражая любовь нежными словами и отношением – столько поцелуев!

Я привык обниматься в День семьи. А они делали это всегда. У них всегда находилось время для детей, и это поразило меня – ведь отец никогда не проводил со мной время. Еще я отметил, что они благодарили детей за все, что те делают в доме. Выносили ли они мусор, прибирались ли в комнатах – неважно что, – детям всегда выражалась благодарность за то, что они сделали. Возвращаясь к своему детству, я вспоминал, что отец тоже учил меня работать. Я помогал ему, но что получал взамен? Никакой благодарности не помню.

Я прилепился к дому Дея, пил из него не в состоянии утолить жажду – ведь в своей семье я видел так мало любви. В определенном смысле семья Дика стала той семьей, которой у меня никогда не было.

Родители Дотти были для нее настоящими героями

Позднее, когда мы с Диком стали работать в "Кэмпус Крусейд фор Крайст", наши пути ненадолго разошлись. Я начал выступать в студенческих городках и там встретил Дотти. Когда мы с ней начали встречаться, меня заинтриговало ее постоянное упоми нание о своей семье и то, как много для нее значат мама с папой, брат и сестра. Через несколько месяцев на рождественские каникулы мне довелось встретиться с семьей Дотти, и я опять увидел то, что меня поразило у Дика и Шарлотты Дей.

Дотти выросла у родителей, которым в ней нра вилось все. Ее мать умела входить в детский мир, смотреть на мир глазами детей и буквально жила их жизнью, понимала их взгляды.

Но особенно меня поразило то, за что Дотти восхищалась отцом. Он выглядел вполне обычным че ловеком, внешне невзрачным, довольно пуританским на вид, но, без сомнения, для нее он был героем.

Трудно сказать, что в ходе этого первого рожде ственского праздника, проведенного с Дотти и ее семьей, дало мне возможность лучше узнать Дотти и ее отца. С самого начала я услышал от него то, каким, по его мнению, должен быть любящий муж и отец. Прежде всего имелась в виду безоговорочная любовь и безусловное принятие человека. Он всегда ободрял своих детей, восхищался ими, показывал им свою заботу.

Как Дик, Шарлотта и их дети, Дотти с родителями, братом и сестрой проводили время вместе. Они не разбегались каждый по себе, безнадежно пытаясь найти свой собственный путь, связанный с их определенной деятельностью. Им нравилось оставаться вместе, и им для этого не надо было выделять время, они просто проводиливремя вместе, потому что хотели этого.

 

Что это за название: герой?

Несколько лет назад ведущий радиопередачи собрал голоса примерно двухсот юношей. Список героев воз главляли Принц, Мадонна и Майкл Джексон. Ни один подросток не назвал своего отца или мать. Значит ли это, что мамы и папы выведены из обращения? Вряд ли. Это просто-напросто значит, что почти двести ребят считают своими "героями" любимых певцов. Но ведь настоящие герои не появляются на экранах те левизоров или кинотеатров, их нельзя увидеть в одну ночь на рок-концерте или на спортивном празднике. Настоящие герои с вами надолго, и на всем протяжении вы видите как их силу, так и слабости.

В сравнении с большинством существующих рас хожих представлений семьи Дика и Дотти ближе других подошли к пониманию того, что такое насто ящий герой и как он ведет себя. Обе они постоянно демонстрируют мне, что значит быть подлинным героем. Это не какое-то искусственное абстрактное понятие, рекламируемое в газетах и по телевидению, а твердая и солидная модель, на которой может основывать свои действия муж и отец, жена и мать.

Как бы вы определили слово "герой"? Если вы обратитесь к словарям, то в одном прочитаете, что героя "отличают проявления храбрости и благородство целей, герой рискует или жертвует жизнью". По дру гому определению герой – это "выдающееся в ка ком-то событии, области или деле лицо, совершившее особые достижения или внесшее особый вклад".

Второе определение тесно связано с распространив шимся в наши дни повальным увлечением "звездами" и объясняет, почему многие родители боятся, что не смогут стать героями для своих детей – в них нет

 достаточной "харизмы". Полагаю, что определения сло­варей хороши для спортсменов, но не дают правильного представления о том, что же такое герой.

Чтобы стать моим героем, человек должен быть таким, каким я хотел бы быть сам. Герой не может быть по-настоящему героем, если вы не стремитесь подражать ему, действовать и жить так же, как он.



У героев есть много общего

Подлинные герои отличаются определенными базо выми чертами. У них есть свои убеждения, и они твердо их придерживаются, независимо от возможных последствий. Они готовы пожертвовать своим временем, отстаивая их. Герои не просто говорят, они делом показывают, кто они такие и что из себя представляют.

Герои никогда не считают себя слишком важными персонами, чтобы унизиться для помощи другим. Ни когда не считают себя настолько умными, что им нет надобности учиться. Герои никогда не путают силу и доброту – проявляют то или другое в за висимости от обстоятельств. Герои всегда делятся своими дарами с другими, и всегда действуют по определенным правилам. Герои никогда не привыкают к успеху настолько, чтобы забыть, что значит неудача.11

К сожалению, слишком многим современным героям и героиням не хватает сочувствия, твердости в нрав ственном отношении, понимания семейных ценностей и многих других черт и характеристик, описанных выше. Они могут хорошо делать свое дело. Они могут добиться временной популярности, могут заработать много денег, но их жизни все равно не достойны подражания.

 

Новое определение слова "герой"

Мы хотим, чтобы из этой книги родители поняли: быть героем для ребенка значит делить с ним ре альность без прикрас, притворства или фальши. Хотим дать следующее новое определение слова "герой":



герой: отец или мать, проявляющие такое со чувствие, такой характер, такую последовательность и честность, которые позволяют им стать положительной моделью для подражания.

Иисус рассказал притчу, много говорящую о модели поведения – хорошей или плохой. Он сказал: "Может ли слепой водить слепого? Не оба ли упадут в яму? Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усо вершенствовавшись, будет всякий, как учитель его" (Луки 6:39-40).

Слова Иисуса показывают подлинную мотивацию стремления стать героем для ребенка. Она заключается не в том, чтобы почувствовать себя важным, уважа емым или любимым. Не в том, чтобы испытать проявления теплых чувств, восхищения, приятное ощущение того, что вы стали суперпапой или супермамой. Все это – отрадные стороны роли героя, но не главное.

Вы должны стать героем для ребенка, чтобы

подготовить его к полноценной жизни с избытком

в нездоровом, враждебном, бедственном мире.

Вы хотите, чтобы ваш ребенок смог сказать "нет" наркотикам, добрачному сексу и другим искушениям, которым они подвергаются, смотря телевизор и общаясь со сверстниками? Тогда начинайте действовать с самого раннего возраста (или сейчас, независимо от возраста), чтобы стать для него героем. Чем большим героем вы станете для ребенка, тем больше он будет при слушиваться к вам и жить вашими ценностями.


Какими будут ваши дети?

Задумайтесь на минутку. Еще одна причина, по которой вы должны желать быть героем для ребенка, заключается в том, что он станет таким же, как вы. Подумайте, между родителем и ребенком суще ствует такая связь, которой нет больше нигде на земле. Луки 6:40 можно пересказать такими словами: "Дети не выше родителей, но все дети, получив воспитание, станут такими, как их родители".

Что мы хотим видеть в своих детях? То, что мы видим в себе, увидим и в них, в том числе и представление о Боге. В своей замечательной книге "Родительский фактор" авторы Роберт Макджи, Джим Крэддок и Пэт Спингл пишут:

"Представление человека о Боге, о себе, его взаимоотношениях с окружающими обусловлены его отношениями с родителями. Если родители были (и продолжают оставаться) любящими и заботливыми, тогда и человек считает Бога лю бящим и сильным. Он становится спокойным и уверенным, легко сходится с окружающими. Если же родители были грубыми и слишком требова тельными, человек будет, по всей видимости, считать, что таков и Бог и что он никогда не сможет ничего сделать, чтобы угодить Ему... Не важно, были ли они любящими или равнодуш ными, мягкими или грубыми, заботливыми или безразличными, родителям в любом случае при надлежит решающая роль в формировании пред ставления человека о Боге, о себе, в его взаимоотношениях с окружающими. Результат может быть как прекрасным, так и трагическим».12

Мы с этим полностью согласны. Отношения детей с вами, их родителями, будут определять качество их жизни, когда они станут взрослыми. Если вы для них – герой, Бог будет Супергероем. Они будут служить Ему из любви, а не от страха, из благо дарности, а не из чувства вины.

Если у вас есть маленькие дети, запомните – для них вы, как "Бог". Они верят всему, что вы говорите. Если вы скажете, что Луна сделана из сыра, они поверят. Если ваши слова и поступки показывают им, что они особые существа, которых любят такими, какие они есть, не за то, как они выглядят или что делают, то когда подрастут, смогут противиться искушению добиться успеха во что бы то ни стало, поймут, что личный успех, положение, красота и состояние не приносят настоящего счастья.

Помните, их молодые, невинные жизни вскоре столкнутся с самой зловещей ложью сатаны – вас ценят только по тому, какое положение по стандартам общества вы занимаете на шкале успеха. Но если вы внятно доносите свое послание, то когда они услышат эту ложь, из самой глубины их существа будут исходить воспоминания о любви и добром от­ношении, которые дадут им силу сказать "нет" обману сатаны и "да" любви Христа.

А родителям более старших детей могу сказать – начать никогда не поздно.

Цель этой книги – показать, что истинным героем является отец или мать, каждодневно живущие по принципам, которым учил Иисус. Звучит довольно просто, не так ли? Но любому родителю понятно, что это не так уж просто. Ведь мы не можем все контролировать (папа и мама знают, как лучше), напротив, наши дни превращаются часто в беспоря дочную деятельность, на которую мы реагируем, всегда оставаясь в обороне, не будучи уверенными в своей победе.

 

План из шести пунктов

Мне, как и Дику, известны эти чувства, поэтому хотим предложить помощь – план, который мы на зываем "Позитивный родительский план из шести пун ктов". Шесть ключевых принципов включают: приня тие, признание, любовь, доступность, ответствен­ность и авторитет.

Глава 2 представляет собой разбор этого плана, а в остальных главах книги каждый из шести пунктов развивается более углубленно с целью дать читателю библейские и педагогические знания, а также прак тические предложения для применения этих принципов в семье.

План из шести пунктов – поэтапное руководство, помогающее стать героем для ребенка. Конечно, детей привлекают и зачаровывают певцы, киногерои и другие хорошо известие знаменитости. Но из того, что я вижу, проезжая по сто пятьдесят миль в год и разговаривая с учащимися школ и колледжей, ясно, что они ищут прежде всего авторитетного водительства, проявления твердости характера, честности и, главное, любви.

Получить это они могут только от отца с матерью, но не от Мадонны или "Новых парней на помосте".

 Детям известна разница между подлинными интересами и надуманными заботами. Они инстинктивно чувствуют, какое значение они имеют для окружающих. Они понимают, когда их действительно любят, принимают и ценят. Они понимают, внушается ли им чувство самоуважения или собственной бесполез ности, имеют ли они для окружающих ценность или нет. Они видят, когда привязанность исходит от сердца и когда она выражается просто по обязанности или между делом.

В то же время они не очень хорошо видят разницу между "качеством проводимого времени" и "количеством проводимого времени". Для них это одно и то же, поэтому когда родители недоступны, их это не обманывает.


Никогда не пытайтесь обмануть ребенка

Не помню, откуда я взял слова, вынесенные в заголовок этой главы, но они стали руководящим принципом в моей семье, и я повторяю их везде, где бываю:



Можно обжулить жулика,

можно одурачить дурака,

но нельзя обманывать ребенка.

В книге вы еще будете встречать эти строки. Если из этих страниц вы не вынесете ничего другого, молюсь, чтобы вы поняли, что ребенка нельзя обманывать, излишне опекать или игнорировать. Но слов недостаточно. Нужно действия.

Чтобы стать героями, родителям не обязательно быть совершенными. Но от них требуется смирение, преданность и готовность учиться. Когда родители про являют к детям принятие, признание, любовь, до ступность, ответственность и любящий авторитет, происходят удивительные вещи.

Когда к детям относятся терпимо и справедливо, Они учатся быть терпимыми и справедливыми с другими.

Когда детям внушают уверенность в себе, Они учатся быть спокойными и уверенными.

Когда к детям относятся с восхищением и похвалой, Они учатся доброй оценке.

Когда дети живут в обстановке правдивости, Они узнают, что такое справедливость.

Когда дети живут в безопасности, Они учатся вере.

Когда поступки детей одобряют, Они учатся ценить себя.

Когда дети чувствуют безоговорочное принятие себя, Они учатся искать любовь в Боге и мире.

"Позитивный родительский план" поможет сделать возможным все эти вещи и даже больше. План – не магическая формула. Он не гарантирует успех, но дает компас для плавания в самых разных водах, бурных или тихих. А теперь, давайте рассмотрим этот план поближе.



Для обдумывания, обсуждения и практического применения

1.  Вы когда-нибудь задумывались, почему или как вы, как родитель, должны быть героем? Почему да или почему нет?

2.     В этой главе Джош дал новое определение слову "герой", делая упор на "поведенческой модели". То, что дети видят в вас, вы увидите в них. Как это определение соотносится с вашим представлением об ответственности родителя? Чему учатся дети, на­блюдая за вашими поступками и ценностями (что вы говорите, во что верите)?

3.     На странице приведена цитата авторов книги о том, как отношение ребенка к Богу, себе самому и к окружающим обуславливается его отношениями с ро дителями. Еще раз прочтите эту цитату и сделайте ее основой для своих молитв до конца прочтения книги.

4.     "Дети не выше родителей, но все дети, получив воспитание, станут такими, как их родители". Заду майтесь на секунду о том, что ваши дети станут, как вы. Найдите в себе две или три положительные черты, которые вам хотелось бы передать детям, и подумайте, как бы вы могли смоделировать их.


2. Не пускайте на самотек, планируйте

Часто говорят, что брак и отцовство – это тот груз, который берут на себя без всякой подготовки. Фактически вся подготовка происходит "по ходу" со многими ошибками и неудачами. По иронии судьбы очень часто самые лучшие взаимоотношения мы пу скаем на самотек. Надеемся, что любовь сама по себе расставит все по местам, что "дети и так знают, что мы их любим" и что "мы все делаем для их блага".

На деле же самую главную подготовку к браку и семье мы получаем от первых учителей – отца и матери. Проблема состоит в том, что их поведен ческая модель не всегда соответствует Божьим прин ципам.

Если принять за указатель то, что говорят мне юноши и девушки в стране, становится ясно, что абы какое, равнодушное отношение не срабатывает. Несмотря на растущее число книг, видеофильмов и других "информативных" приемов, воспитание детей остается тайной, которую многие семьи не в состоянии решить.

Мы с Диком Деем не претендуем на то, что знаем ответы на все проблемы, касающиеся дисфункциональных семей и созависимости. Излагаемый в этой главе план нельзя считать абсолютно точной, безукоризненной формулой. Тем не менее, мы полагаем, что нам удалось открыть некоторые основополагающие принципы воспитания, которые могут во многом помочь дисфункциональным семьям выйти из негативного цик ла, а нормально работающим семьям помочь развить еще более позитивный, благочестивый подход.

Наша цель состоит в том, чтобы попытаться за менить негативное воспитание позитивным, и вы го раздо больше преуспеете в этом, если будете следовать "Позитивному родительскому плану из шести пунктов". Этот план можно рассматривать как рецепт:

Берете принятие.Добавляете признание. Смешиваете это с определенным количеством любви и доступности. Затем добавляете ответственность, приправлен ную любящимавторитетом.

Все изложенное в этой книге основывается на этих шести пунктах Позитивного родительского плана. Начните применять любой из этих шести пунктов в своей семье, и ваши отношения с детьми улучшатся. Если будете применять все шесть, то станете для детей настоящим героем.

Но помните, эти шесть пунктов надо применять в правильном порядке. Некоторые родители-христиане, действуя из самых лучших побуждений, начинают с установления своего авторитета. Они требуют от детей отчета в своих поступках, их любимое слово – "от­ветственность". Родители, озабоченные прежде всего установлением своего авторитета, считают такие вещи как принятие, признание, любовь, доступность само собой разумеющимся. Но как мы увидим в главе 3, поступать так неразумно. Более того, начинать с установления авторитета – значит двигаться в про тивоположном направлении от роли положительного героя.

 

Почему надо начинать с принятия

При правильном применении плана из шести пун ктов начинать надо с принятия,поскольку это – абсолютная основа хороших взаимоотношений с детьми. Идеалом является безоговорочное принятие, т.е. про явление такой любви, когда дети знают: что бы они ни делали или говорили, как бы плохо у них что-нибудь ни получалось, папа и мама все равно их любят.

Когда дети видят, что по-настоящему приняты ро дителями, они чувствуют себя в безопасности. Они знают, что их ценят и что это обуславливается не тем, каких они добиваются успехов, а исключительно тем фактом, что они те, кто есть, и что любят просто их самих. Большинство родителей согласятся, что именно к такому идеалу они и стремятся. Многие считают, что достигли этой цели. На деле же они зачастую предлагают детям принятие, зависящее от их поступков, т.е. условное.

Иными словами, пока маленький Джонни или Дженнифер "хорошо" (правильно) себя ведут, родители их принимают. Но если ребенок допускает ошибку, чего-то не делает, начинает плохо или неразумно себя вести, принятие хотя бы временно, но исчезает. Родительское неприятие наступает очень незаметно, они сами не сознают этого, но ребенок чувствует моментально.

Мой собственный опыт с четырьмя детьми пока зывает, что родительское принятие требует постоянных усилий. Нельзя "дать себе слово принять", а потом просто считать, что делаете это, раз выразили такое намерение. Я пользуюсь любой возможностью, чтобы показать детям, что принимаю их независимо от того, плохо или хорошо они решают встающие перед ними каждый день проблемы и задачи. Они, как и я, человеческие существа, и у них бывают хорошие или не очень хорошие дни. Но мое принятие остается неизменным.


Футболистка Кэти

Мы с женой Дотти постоянно ищем возможность продемонстрировать, что безоговорочно принимаем своих детей. Иногда я сомневаюсь, что нам это удается, но потом по некоторым замечаниям детей вижу, что наши старания не пропадают даром. Они слушают и наблюдают гораздо внимательнее, чем нам кажется.

Например, в возрасте шести лет наша дочь Кэти стала прямо-таки "звездой" футбола среди сверстников. Однажды, после разминки перед одной из самых важ ных игр сезона, она прибежала с поля и сказала:

"Папа, если я забью гол, дашь мне доллар?"

"Конечно" – ответил я с улыбкой.

"Ура!" – крикнула Кэти. Для шестилетнего ре бенка доллар за гол звучит как контракт с Эн-би-си на несколько лет.

"Подожди минутку, – сказал я, когда она соби ралась бежать к своей команде. – Даже если не забьешь гол, все равно дам доллар."

"Правда?"

"Правда".

"Ура!" – снова крикнула Кэти, рванувшись на поле.

Но я еще раз задержал ее и спросил: "Подожди минутку. Ты знаешь, почему?"

Моя шестилетняя дочь остановилась и обернулась. Вот уже больше трех лет я пытался дать ей понять, что значит безоговорочное принятие, пока без видимого успеха. Но на этот раз она повернулась, посмотрела на меня и сказала: – "Ну... ведь все равно, играю я в футбол или нет. Ты и так меня любишь".

Никакие другие слова дочери в тот момент не могли бы доставить мне больше радости. Я даже не помню, забила ли Кэти в той игре гол или нет. Это не имело никакого значения. Значение имело только то, что она знала, что я в любом случае люблю ее, и в этом суть.

 

Признание означает: "Ты имеешь значимость"

Принятие – фундамент хороших взаимоотношений с ребенком, признание же – краеугольный камень. Когда ребенок принят, это дает ему чувство собст венного достоинства и уверенности. Признание добав ляет к этому чувство значимости, такие мысли: "Я имею значение. Папе с мамой нравится, когда я рядом. Они гордятся мной". Чтобы показать ребенку признание, вам надо стать, по выражению Мами Маккаллог, "трудолюбивым ис кателем". Родительские обязанности не надо сводить к наставлениям, наказаниям, стараниям удержать детей в рамках хорошего поведения. Приложите лучше усилия в другом направлении. Прежде всего, посмотрите, как и за что вы можете искренне похвалить ребенка, с чем поздравить, в чем ободрить.

Это не означает, что вы отказываетесь от настав лений или дисциплинарных взысканий, когда это тре буется. Но дорогу к дисциплине вы выкладываете тем, что даете ребенку понять: вы видите и одобряете все его или ее действия. А уже потом можно исп равлять ошибки или неправильные действия в атмос фере доброжелательства, а не угроз: "Мне кажется, что ты поступил неправильно, но я все равно на твоей стороне".

О признании мы с Диком расскажем больше в главах 7 и 8. Пока что считайте его, наряду с принятием, одним из двух главных строительных бло ков, составляющихлюбящуюполовину родительского управления. Об ограничениях – ответственности и авторитете – мы поговорим позже. Но сначала нам надо кратко рассмотреть два ключевых понятия, по казывающие детям, что вы действительно принимаете и признаете их.
Любовь: "Тебя любят"

Казалось бы, излишне напоминать родителям, что они должны любить детей. Но, к сожалению, многие дети растут без любви, и последствия этого проявляются через много лет. Часто бывает, что юноши и девушки, вступающие в добрачные половые связи, просто ищут любви, которой у них не было в детстве.

Я всегда твердо верил, что слишком сильно детей любить нельзя. Они ждут любви с самого первого дня. Вы можете обнимать, целовать их, миловать, щекотать. Вы можете говорить им, что любите их. Им никогда это не надоедает. По телефону или лично я всегда говорю детям: "Люблю тебя". Так или иначе делаю это четыре или пять раз в день.1Разумеется, становясь старше и переходя в другой возраст, дети могут начать вести себя так, будто не нуждаются больше в любви или не хотят ее. Но по моим наблюдениям таким взрослым детям любви надо еще больше. Может возникнуть проблема, где найти время, место, как выразить свою любовь, но ни на секунду не сомневайтесь, что она им нужна.

К сожалению, у родителей проявляется тенденция проявлять меньше любви к более взрослым детям. Согласно одному исследованию, с которым я ознакомился, по мере роста детей родители на словах и на деле проявляют все меньше расположения к ним. Пятьдесят пять процентов матерей говорят "любимый мой" своим детям-пятиклассникам, а вот к девяти классникам так обращаются всего 36 процентов матерей. Что касается отцов, 44 процента из них на словах проявляют любовь к пятиклассникам, но когда они переходят в девятый класс, этот процент снижается до 36.

Что же до физических проявлений своих чувств, 68 процентов матерей обнимают, целуют, гладят своих детей-пятиклассников, а к возрасту девятого класса так поступают только 44 процента. Для отцов этот процент составляет 50 в отношении пятиклассников и 26 в отношении девятиклассников.2

Ни одно исследование нельзя рассматривать как "последнее слово", тем не менее эта статистика ясно показывает, что чем старше становятся дети, тем меньше родители ежедневно проявляют свою любовь к ним. А как вы думаете, что происходит, когда они достигают возраста шестнадцати и семнадцати лет? Нетрудно догадаться, что процент снижается еще больше.

Ужасная ирония заключается в том, что когда ребенок входит в юношеский возраст, когда он решает задачу построения собственного самосознания, пытается создать свой положительный образ, здоровое самоува жение, он получает крайне мало родительской любви.

Не годится просто сказать себе: "Дети знают, что я люблю их. Не обязательно постоянно говорить и показывать это". Надо постоянно говорить и показывать это. Проявление чувств к детям показывает им, что



 их любят, а сознание, что их любят, придает им уверенность для установления здоровых взаимоотноше ний за пределами семьи. Не могу сказать, сколько я видел юношей и девушек – особенно девушек, – испытывающих неприятности в сексуальном плане из-за того, что они пытаются доказать себе, что их любят.

 

Доступность означает: "Ты важен для меня"

В определенном смысле доступность – самый важ ный пункт Позитивного родительского плана. Почему? Совершенно очевидно – если вас нет рядом, как вы можете продемонстрировать детям принятие, признание и любовь? Как вы можете научить их быть ответ ственными и как вы можете проявлять свой любящий авторитет?

В наши дни, когда родители пытаются оправдать свою занятость ссылками на "качество" проводимого с детьми времени, мы все же должны понимать, что при всей значимости "качества" времени, ничто не может заменить количества проводимого времени. Ведь если вы проводите много времени с детьми, неизбежно будут появляться и качественные моменты. Нельзя же сесть с ребенком и сказать ему: "Эй, сынок, давай проведем вместе пять минут качественного времени и разойдемся до следующей встречи".

Я человек целеустремленный и всегда одновременно участвую в четырех или пяти крупных проектах, поэтому мне пришлось научиться ставить детей на первое место. В последующих главах я поделюсь мно гими идеями о том, чем вы можете заниматься с детьми. Некоторые из них весьма просты, другие же могут показаться экзотическими и даже странными, но я применял их на практике и намерен продолжать. Хочу, чтобы мои дети понимали, что у меня всегда есть для них время, что ни один человек и ни одно дело не могут быть для меня важнее их самих и их матери. И они должны понимать, что фундаментом моей любви к ним и их приоритета в моей жизни является первая любовь – Иисус Христос.

Любовь уравновешивается ограничениями

В родительском уравнении приятие, признание, лю бовь и доступность можно выразить одним словом – любовь. На другую чашу весов мы кладем два урав новешивающих фактора: ответственность и любящий авторитет – ограниченияили правила, по которым живет семья. Помните, однако, что на первом месте стоит любовь. Именно любовь делает правила при ятными и приносящими пользу.

Как мы видели, принятие дает ребенку чувство уверенности. Признание дает ему чувство собственной значимости. Ответственность помогает ребенку контро лировать себя. Приучая ребенка контролировать свои действия, мы развиваем в нем чувство ответственности.

Наглядный пример и демонстрация чувства ответ ственности в семье – верный путь, чтобы стать героем, моделью для подражания своим детям. Герой не только следит за ответственностью детей за их поступки, он проявляет свою ответственность перед детьми.

Мы с Диком оба проявляем ответственность перед детьми, просим их помочь нам стать лучшими роди телями, спрашиваем их, как нам можно усовершен ствоваться. У наших детей есть право сказать нам, при всем уважении, что или как мы делаем не так, что в наших действиях противоречит нашим установкам в семье.

Требуя от детей ответственности, будьте готовы к собственной ответственности. Однажды мы решили пой ти пообедать в ресторан, и все, за исключением нашей старшей дочери Келли, имели в виду один и тот же ресторан. Поняв, что она осталась в мень­шинстве, Келли начала выражать недовольство, ис пользуя такие слова, как "жратва", "тошниловка".

Я сделал Келли замечание по поводу ее выражений и неподобающего поведения, но потом мы договорились, что большинство поедет в свой другой ресторан, а после этого мы с Дотти отвезли Келли в ресторан по ее выбору.

Когда мы подъехали к ресторану, который выбрали Син, Кэти и Хитер, наполовину в шутку, наполовину подыгрывая Келли, я сказал: "Ну-ка вылезайте, и марш в свою забегаловку".

Младшие дети на мои слова не обратили внима ния – они предвкушали жаркое по-французски и шницеля, которые намеревались заказать. Но когда мы отъехали в сторону ресторана Келли, она заметила: "Папа, ты сам говоришь так, за что отчитываешь меня. Какая разница, как назвать заведение – "тош ниловкой" или "забегаловкой"?"

Слова Келли обрушились на меня, как холодный душ. Мы направлялись обедать, но на закуску мне предстояло пережевывать собственные слова. Я очень раскаивался и был благодарен Келли за то, что она указала мне на мою непоследовательность. Мне было стыдно, но в определенном смысле это, возможно, стало для меня лучшим уроком, показавшим, что значит ответственность и самоконтроль, в особенности в своих словах.

На семинарах с родителями мы с Диком обычно подчеркиваем, что ответственность учит детей послу шанию, помогает им развивать самодисциплину. Без правильного понимания чувства ответственности у ре бенка никогда не будет самодисциплины для восприятия авторитета.

 

Существуют два вида авторитета

Слово "авторитет" подразумевает водительство, и именно это относится к родителям – они лидеры в семье. Родительский авторитет может выражаться раз личными способами, в том числе он может быть либо властным, либо контактным.

Властный родитель говорит: "Я – глава. Ты будешь делать, как хочу я, или никак". Властный или ав торитарный родитель живет буквой закона. Властный родитель контролирует, подавляет и манипулирует. Их дети – куклы, реагирующие на самые легкие подер гивания веревочкой.

Контактный родитель говорит: "Хочу, как лучше тебе. Давай посмотрим варианты... Думаю, вот это самый лучший выбор, самый ответственный подход к жизни”.

Контактный родитель постоянно моделирует дух закона. Контактный родитель – лидер-служитель, ав торитетно направляющий, моделирующий, показываю щий пример. Их дети знают, что есть ограничения, но они также знают, что в рамках этих ограничений у них есть свобода выбора. Любящий авторитет дает ребенку возможность делать собственный выбор, как вести себя, что говорить и что делать.

Представляя план из шести пунктов, я уже ис пользовал аналогию с рецептом. Позитивный родитель ский план изображен также в виде схемы на с. 14, показывающей здоровую, правильно функционирующую семью. Базой или фундаментом являетсяпринятие,а прямо над ним располагается признание. Две "стены", любовьи доступностьпоказывают, как принятие и признание доносится до ребенка. Вся эта структура, обозначенная словом Любовь поддерживает балки и крышу Ограничений – ответственностьи автори тет.

Позитивный родительский план – это чертеж для построения здоровой, правильно функционирующей семьи. Следуя плану из шести пунктов в показанном порядке, вы станете героем в глазах детей не только ради собственного удовольствия, но и для их блага и в их интересах. Вы станете как бы моделью, которая им нужна для жизни в требовательном и даже опасном мире.

Но хочу еще раз повторить – план из шести пунктов надо применять в правильном порядке. Нельзя построить дом, начав с крыши, а уже потом заложив фундамент. Действуя таким образом, вы получите толь ко хаос и беспорядок. В главе 3 мы разберем под робнее, почему Любовь должна всегда стоять впереди Ограничений. 

  

 


Для обдумывания, обсуждения и практического применения

1.     Насколько важно иметь родительский план? Ка кой план есть у вас?

2.     По мысли авторов в воспитании ребенка на первом месте должно стоять принятие. Возьмите листок бумаги и запишите собственные размышления о том, почему это так.

3.   Как вы оцениваете и признаете своих детей? Есть ли у вас какие-то особые способы похвалить и


ободрить их? Чаще ли вы хвалите детей, чем наказываете и критикуете их? Когда ваши дети стали старше, появилась ли у вас привычка выказывать им меньше открытой любви? Если это так, поговорите с супругом или супругой о том, как вы можете проявлять к ним больше нежности в приемлемой для вас и для них форме.

4.  Какой, по мнению авторов, единственный способ проведения "качественного времени" с детьми? Сколько вы проводите времени, в течение которого уделяете каждому ребенку все свое внимание, все свои интересы, выказываете всю свою привязанность? Планируете ли вы это, а потом встречаетесь с каждым ребенком по отдельности? Начнете ли вы делать это в скором времени? Почему бы не начать прямо на этой неделе?

5.    Как вы относитесь к мысли об отчетности перед своим ребенком? Не кажется ли вам, что это ставит родителя в положение, позволяющее ребенку проявлять неуважение? Или наоборот, это дает ребенку хороший пример ответственности?

6.  По мысли авторов есть два прямо противоположных пути проявления родительского авторитета – властный и всепозволяющий. Контактный авторитет уравновешивает оба подхода. Как вы думаете, какой из них видят ваши дети, и почему?


3. Никакие правила не работают без правильных взаимоотношений

Первое правило для родителей, желающих стать героями для детей, заключается в соблюдении правил в целом:

Если нет общения, любые правила ведут к бунту.

Дети не подчиняются правилам, для них важно общение. Разумеется, вы можете принудить детей "вести себя, как надо", ужесточив правила. Вы можете до некоторой степени контролировать детей, ведя их, как вам кажется, в правильном направлении, но при этом вы не обязательно получите любящий и послушный ответ. Вы будете видеть просто их реакцию, которая внешне может выглядеть как послушание, но в сущ ности это – страх, недовольство и гнев.

Если у вас нет любящих и взаимотерпимых от ношений с ребенком, наверняка, вы можете рассчи тывать на неприятности по всей линии. Писание фак тически предупреждает родителей не провоцировать и не раздражать детей (см. Ефесянам 6:4; Колоссянам 3:32). Эти стихи говорят, что установление правил без правильных взаимоотношений почти всегда приводит к раздражению и провоцируют ребенка на негативное поведение.

За последние пятнадцать лет мы с Диком разго варивали с родителями по всей стране и во всем мире. Где бы мы ни были, везде находили семьи со взбунтовавшимися детьми, родителей на грани сумасшествия, не знающих, что делать. Как мы видели в главе 1, довольно легко свалить все на культуру, в которой мы живем. Можно найти многих козлов отпущения. Если бы наши дети не смотрели так много телевизор, не ходили бы так много в кино, не слушали бы рок-музыку...

Мы не отрицаем, что все это наносит семьям серьезный вред. Наши дети растут в культуре, отнюдь не помогающей семьям, более того, многие ценности современной культуры – злейшие враги семьи.

 

Нельзя сваливать на культуру свои ошибки

Не удивительно, что сейчас так много бунтарей – детей, живущих в отчуждении, раздражении, цинизме и одиночестве. Но отцы и матери должны понять, что подлинная проблема исходит не от культуры. Можно оправдывать свою слабость, сваливая все на культуру, но истинная причина лежит глубже – на пороге комнат собственного дома.

Когда родители пытаются выработать правила, не установив сначала правильных отношений с детьми, естественным результатом становится бунт. Он может быть явным, легко прослеживаемым в поступках ре бенка, но зачастую проявляется незаметно, когда ре бенок внешне послушен, хотя в нем растет недовольство и отчуждение, развивается нездоровый взгляд на себя и отсутствие самоуважения.

Истину о том, что "выработка правил без уста новления правильных взаимоотношений ведет к бунту", мы наблюдаем в любой культуре по всему свету. Не так давно на Филиппинах я выступал перед свыше шестистами пасторами и христианскими служителями. После выступления, чтобы поговорить со мной, вы строилась очередь примерно в двести человек. Одну из главных проблем, с которой я столкнулся в тот вечер, выразил отец-пастор, рассказавший мне, что против него повернулась вся семья. Трое его детей – семнадцати, тринадцати и десяти лет – считались "худшими детьми в церкви" и так или иначе бунтовали. Он хотел узнать, что ему делать.

"Забудьте о всяких правилах", – сказал я ему.

"Что? – недоверчиво переспросил он. – Дело ведь в том, что они вообще не подчиняются никаким правилам. Думают даже, что они им просто не нужны."

"Знаю, о чем вы говорите, – ответил я, – но повторяю, забудьте о правилах. Обдумайте некоторые мысли, о которых я говорил этим вечером, и попы тайтесь построить правильные взаимоотношения. Вам нечего терять".

Главной мыслью, которой я поделился тогда с группой филиппинских пасторов и служителей, состояла в том, что надо как можно больше времени проводить с детьми. Как мы увидим в последующих главах, мало пользы, если вы убеждаете ребенка, что любите и признаете его, не будучи доступным для него. Они сразу видят подвох.

Всегда помните: "Можно обжулить жулика, можно одурачить дурака, но нельзя обманывать ребенка".



"Ты никогда с нами не занимаешься!"

Один пастор, мой друг, вовремя усвоил этот прин цип. Однажды я спросил Криса, как он управляется со своей большой церковью, расположенной неподалеку от того места, где я жил.

"Думаю, все в порядке, – рассеянно ответил Крис. – Все идет хорошо".

Но что-то в ответе Криса показало мне, что не все так гладко.

"Крис, а как все на деле? Ты проводишь время с женой и детьми?"

Тогда он сказал мне правду. Всего несколько дней назад его семилетняя дочь пришла домой и сказала:

"Папа, я не хочу заниматься служением".

"Почему, дорогая?" – спросил он.

"Из-за тебя, – с отчаянием в голосе ответила девочка. – Тебя никогда нет дома. Ты никогда с нами не занимаешься".

Случайная встреча с Крисом на улице вылилась в трехчасовую беседу у него дома. В ходе разговора он сказал, что намерен сменить работу, что ему предложили административную должность в другом кон це страны. И вот тогда у него появится время для общения с детьми.

"Нет, все это не так, – сказал я. – Надо начать прямо сейчас. Два вечера в неделю дома, потом встречай дочерей после школы, по одному часу на каждую в неделю. Крис, если не начнешь сейчас, не начнешь никогда, а если не изменишь свою жизнь, потеряешь семью. Если не можешь измениться, пре крати служение".

Крис испуганно посмотрел на меня, но согласился. Перед уходом я изложил ему Позитивный родительский план, подчеркнув, что толку от него мало, если родитель не готов точно ему следовать.

Через три месяца в ходе своих поездок я встретил женщину, посещавшую церковь Криса. Она подошла ко мне, буквально излучая радость:

"Не знаю, как выразить вам благодарность за то, что вы сделали для нашей церкви".

"Что вы имеете в виду? – удивленно спросил я. – Я ведь здесь не выступал уже много лет".

"Да нет же, выступали", – поправила меня жен щина. И рассказала мне, как Крис после разговора со мной пошел домой и начал действовать согласно моим советам. Он сталдоступным для своей семьи, и все в ней почувствовали себя принятыми, при знанными илюбимыми. Крис впервые проявил от ветственность перед женой и детьми, а они в свою очередь признали его авторитет как лидера семьи, при чем не потому, что их к этому принуждали, а потому, что они сами этого захотели. Используя По зитивный родительский план из шести пунктов, Крис увидел изменения к лучшему. Своими домашними делами он поделился с общиной, и все это буквально перевернуло церковь – другие родители стали делать то же самое.

 

Это для вас же самих

Я поведал Крису не магическую формулу, это не какое-то особое откровение, ниспосланное с небес. Это простое, библейское здравомыслие, которое может при менять каждый человек. Мы с Дотти знаем его дей ственность – на нем мы воспитали своих детей.

Несколько лет назад мы решили отвезти детей в маленький, почти сельский городок в Калифорнии, в сотне милях к востоку от Сан-Диего на границе с Национальным парком Кливленд. Там все знали друг друга, и вряд ли что-либо можно было скрыть от соседей.

С самого начала все там поняли, что мы с Дотти полностью контролируем детей. Что у нас есть правила, что мы соблюдаем их, но только в той мере, если мы находим отклик со стороны детей.

Например, мы всегда обсуждали музыку, которую они слушают, фильмы и концерты, которые они смот рят. В конце концов и другие родители стали доверять нашему выбору. Дети приходили к ним и спрашивали:

"Можно пойти на такой-то концерт?"

Часть слышали такой ответ: "Если Син и Келли Макдауэлл идут, можете тоже идти".

Потом дети шли к нам, и Келли, допустим, спрашивала: "Папа, друзья говорят, что пойдут на концерт, если пойду я, можно мне идти?"

Иногда мы говорили "да", но часто, примерно в половине случаев, приходилось говорить "нет". Это накладывало на нас большую ответственность, поскольку речь шла не только о наших собственных детях. Ведь мы могли выглядеть "занудами", мешающими детям веселиться.

Однажды, когда Син поступил в новую воскресную школу, через вторые или третьи руки нам стало известно, что его учительница не очень-то лестно отзывается о нас, в особенности обо мне. Она была дочерью разъездного христианского проповедника, у ко торого никогда не оставалось времени для детей, осо бенно для нее – старшей из них. Эта женщина выросла с убеждением, что у человека, занятого разъ ездным миссионерским служением, как у меня, в семье не может быть правильных отношений. Разу меется, она проецировала на нас те проблемы, с которыми сталкивалась, будучи девочкой. Мы сожалели о ее отношении к нам, но поделать ничего не могли. Положение исправил наш сын Син. Наблюдая за ним и слушая, что он говорит о своих родителях и сестрах, эта женщина поняла, что была не права. В конце концов она пришла к нам с Дотти с изви нениями, а в дальнейшем у нас установились пре красные отношения.


Когда "тройка" становится "пятеркой"

Один из лучших результатов в построении прочных взаимоотношений с детьми заключается в том, что они принимают ваши ценности и "живут по правилам" этих ценностей. Несколько лет назад Келли получила тройку на экзамене по истории и очень расстроилась, так как была отличницей. Но до конца я понял, как сильно она расстроилась и почему, только когда она мне рассказала всю ситуацию.

Один иностранный студент сдавал тот же экзамен по истории на две недели раньше остального класса и запомнил экзаменационные вопросы. Он сообщил их некоторым другим студентам в классе, предложил и Келли, но она отказалась. Свою отметку она хотела за­служить сама.

Готовилась Келли к экзамену очень упорно, но после него сказала мне: "Папа, это был самый трудный экзамен. Боюсь, что я не очень хорошо справилась".

Наконец, объявили отметки, и, как и предпола галось, она получила тройку вместо обычной пятерки: трое других отличников в классе оказались в таком же положении, как и Келли. Но, как ни странно, двое троечников получили на экзамене пятерки. Ра зумеется, это были те самые студенты, которым вопросы сообщили заранее. Один из этих троечников не сумел ответить всего на один вопрос во всем экзамене.

Но в наших с Дотти глазах тройка Келли выглядела как пятерка. Мы ей гордились – она честно зара ботала свою отметку в одном из труднейших экзаменов за свою жизнь. Самое приятное заключалось в том, что тройку она получила не потому, что хотела подчиняться нашим правилам, а потому, что следовала собственным внутренним правилам – оставаться чес тной и получить ту отметку, которую она заслуживает.

 

Говорить "нет" трудно, но надо

Однажды Келли пошла на встречу по поводу окон чания восьмого класса, организованную в доме одного из одноклассников. Уже вечером Келли позвонила нам и попросила разрешения остаться там после десяти часов. Выслушав ее, я задал несколько вопросов. Келли признала, что на этом "продолжении" вечеринки будут мальчики и что она не уверена, что не будет выпивки. Когда она назвала мне имена тех, кто намеревался остаться после десяти часов, я услышал имя парня, умевшего, как говорили, доставать алкогольные напит ки, хотя ему, как и Келли, было всего четырнадцать лет.

Выслушав Келли, я ответил: "Нет, Келли, не надо. Пожалуйста, возвращайся домой в десять часов".В течение следующего получаса Келли перезвани вала три раза. В какой-то момент начала даже плакать, и тут я узнал, в чем же собственно дело. Четверо или пятеро девочек тоже хотели остаться, но им надо было просить разрешение у родителей, и все зависело от того, что скажет отец Келли Макдауэлл.

Совершенно очевидно, что подруги давили на Келли. Она начала говорить мне, что беспокоиться нечего. Родители дома, ребят много, и никто ни с кем не сможет остаться наедине. Я понимал, что Келли говорит по подсказке друзей, и оставался непоколебим в своем первом решении:

"Извини, Келли, но тебе надо идти домой. Если б ты училась в старших классах, я бы еще мог подумать, но потом все равно сказал бы "нет". Но ты перешла всего в девятый класс, и мы с матерью не думаем, что ночные вечеринки – подходящая для тебя вещь". Я повесил трубку, еще слыша в ушах ее рыдания. Не люблю ее расстраивать, но в данном случае был уверен, что поступил правильно. Потом, вернувшись домой, Келли разбудила нас и поблагодарила за то, что ей не разрешили остаться на ночь. "Папа, – сказала она, – я вообще-то и не хотела оставаться, особенно после того, как ты сказал "нет", но девочки начали на меня давить. Спасибо за помощь".

Нередко, когда мы с Дотти проявляем твердость и говорим "нет", дети благодарят нас за то, что у нас есть убеждения, и мы их придерживаемся. У Дика был такой же случай. Однажды его шестнад цатилетний сын Джонатан попросил разрешение от правиться на вечеринку, где, как предполагалось, будет спиртное. Дик ответил Джонатану: "Нет, не надо. Не могу поощрять такие вещи". Позже Джонатан поблагодарил отца за отказ.

Когда родители проявляют твердость и не отступают от своих убеждений, детям это приносит двоякую пользу. Во-первых, это помогает им в их общении со сверстниками, они могут сказать: "Боюсь, что родители мне не позволят". Во-вторых, что еще важнее, это показывает ребенку, что существуют ценности и правила, от которых нельзя отступать и с которыми нельзя идти на компромисс.

Я никоим образом не берусь утверждать, что дети всегда принимают наши решения с радостью или восторгом. Бывают случаи, когда за наше "нет" мы не получаем благодарность. Но все же наши дети следуют правилам не потому, что боятся или при­творяются, хотя внутри все кипит от возмущения. Они следуют правилам благодаря отношениям, которые мы начали строить с ними, когда они были еще в колыбели.

 

В Библии столько правил!

Если из этой книги вы вынесите хотя бы одну вещь, лучше всего запомните это:правила без пра вильных взаимоотношений ведут к бунту. Детям важ ны не сами правила, для них важны отношения. "Но Джош, – нередко говорят мне родители, – я хочу оставаться на библейских позициях. А Библия дает нам правила. Возьмите хотя бы Десять заповедей".

Я соглашаюсь, но при этом указываю, что даже Десять заповедей были даны в контексте взаимоотно шений Бога с Его народом. Бог знал, что Закон сам по себе слишком тяжел, чтобы его нести. Спасти израильтян могло не то, как они выполняют Десять заповедей, а их отношение с Господом.

Когда израильтяне стояли у границы Ханаана, не решаясь войти и завоевать землю, Моисей обратился к ним и напомнил день, когда они ослушались Господа в то время как он стоял на горе Синай, принимая скрижали с Десятью заповедями. Моисей напомнил им, как они решили отступить, когда он ушел, как они попросили Аарона сделать золотого тельца и как танцевали вокруг него в пьяной оргии. Увидев эту сцену, Моисей разбил скрижали с заповедями и провел тридцать дней в непрерывной молитве заступничества за свой взбунтовавшийся народ.

Господь услышал молитву Моисея и снял Свое наказание. Вместо этого Он повелел Моисею высечь две такие же скрижали и принести их на гору, где Он напишет на них те же Десять заповедей.

Подводя итог, Моисей сказал:

"Итак, Израиль, чего требует от тебя Господь, Бог твой? Того только, чтобы ты боялся Господа, Бога твоего, ходил всеми путями Его, и любил Его, и служил Господу, Богу твоему, от всего сердца твоего и от всей души твоей, чтобы соблюдал заповеди Господа и постановления Его, которые сегодня запо ведую тебе, дабы тебе было хорошо(Второзаконие 10:12-13, курсив наш)".

Несмотря на их бунт, Бог относился к израильтянам как любящий отец, все делая, "дабы им было хорошо". Десять заповедей были им даны как защита и бла гословение, а не как какая-то ноша. Хотя закон совершенен (Псалом 18:8), он становится "детоводителем" (Галатам 3:24), показывающим нам наше несо вершенство. А исполнять закон помогает любовь (Рим лянам 13:10). Многие родители считают, что устанавливают для своих детей правила и распорядки – в особенности для юношей и девушек – "для их же собственного блага", но при этом забывают о важнейшем факторе взаимоотношений. Можно говорить детям: "Я все делаю для тебя", но это не произведет на них никакого впечатления, если не будет безоговорочного принятия, вселяющего в них уверенность, признание, делающих их значимыми в собственных глазах, любви, которую они истинно чувствуют. А если у вас к тому же нет времени, чтобы продемонстрировать ребенку, на сколько он важен для вас, не стоит ожидать, что он воспримет ваши правила с распростертыми объя тиями. Наоборот, будьте готовы к какому-нибудь бунту.

Ко мне обращались многие родители подростков с обычными проблемами – наркотики, секс, беремен ность, криминальная среда, – то есть вся гадость, о которой только можно вообразить. Все они были просто вне себя от горя и спрашивали: "Что делать?"

Очень часто мне хотелось, чтобы я мог поговорить с ними до рождения ребенка или хотя бы когда он был еще младенцем. Ведь это наилучшее время, когда можно начать строить взаимоотношения, которые потом принесут плоды. В подростковом возрасте еще не поздно, но гораздо труднее. Установление взаимоотно шений может занять четыре или пять лет, а ведь это самое трудное время для вашего ребенка. Но все равно это можно сделать.

Запомните: Начать строить взаимоотношения с ребенком никогда не поздно.
Пол тоже кое-что знал о детях

У ученых нет единого мнения, был ли апостол Павел женат или нет, но уж во всяком случае он хорошо понимал, как надо воспитывать детей. В Колоссянам 3:20 Павел говорит то, к чему надо при слушаться любому родителю: "Дети, будьте послушны родителям (вашим) во всем, ибо это благоугодно Гос поду". Но что побуждает детей повиноваться родителям? В следующем стихе Павел добавляет: "Отцы, не раз дражайте детей ваших, дабы они не унывали". Вы когда-нибудь раздражались? Вы думаете, что раздражение свойственно только взрослым? Раздражение означает: "Состояние гнева или недовольства, потерю терпения или выход из себя". А что в результате? Ребенок теряет самообладание. Другими словами он говорит себе: "Зачем все это? Какой смысл в том, что я делаю? Все равно плохо. Если папа с мамой считают, что я плохой, пусть таким и буду".

Как же удержать ребенка от раздражения? Отбро сить все правила и предоставить его самому себе? Нет, так будет еще хуже – ведь ребенок подумает, что вы о нем не заботитесь. На этот вопрос Павел ответил в Ефесянах , в параллельном месте к Колоссянам. Там он наставляет детей повиноваться ро дителям, поскольку так надо, и добавляет: "Почитай отца твоего и мать, – это первая заповедь с обе тованием: "Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле". Потом он продолжает: "И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и на ставлении Господнем" (Ефесянам 6:1-4).

Только правил недостаточно. Когда ваши дети ведут себя не так, вы, конечно, можете играть в полицей ского. Но если вы проявите любящее принятие и признание, продемонстрируете любовь и доступность, дети с пониманием откликнутся на ваши правила. Это можно выразить уравнением:



Правила - общение = бунт

Правила + общение = понимание

Родителям надо всегда стремиться понять: "Как я могу достичь взаимопонимания с детьми? Когда я говорю "нет", они смотрят на меня не как на героя, а как на чудовище. В чем же я не прав?"

Вместо того, чтобы обращать внимание на свою родительскую неправость, я призываю вас к тому, чтобы посмотреть, в чем вы можете быть правым. В следующих главах мы обсудим смысл безоговорочного принятия. Без вашего принятия самосознание ребенка не развивается, а его самоуважение затухает. Прежде всего, вам надо дать понять ребенку, что вы его любите, как бы он себя ни вел. Для начала надо обратиться к источнику – к Самому Богу.

 

Для обдумывания, обсуждения и практического применения

1.      Уделите несколько минут анализу своих отно шений с детьми. Оцените уровень взаимоотношений с каждым ребенком по шкале от 1 до 10, в которой 10 означает отличные отношения. Не удивляйтесь, что в каждом случае цифры будут разными. Подумайте, почему это так. Жалуются ли некоторые из детей на правила? Бывает ли вам трудно добиться от кого-то из них послушания и взаимопонимания? Затем поду майте о своих взаимоотношениях с "трудными" детьми. В чем подлинная причина этого?

2.      Джон предложил филиппинскому пастору, отцу трех трудных детей "за быть правила". Как, по-вашему, что это означает? Возможно ли, реально делать сначала акцент на вза имоотношениях, а уж потом думать о правилах?

3.      Джош дает совет Крису, пастору, чья дочь заявила, что не хочет заниматься служением, поскольку он сам никогда не бывает дома и не занимается с ней и с семьей. Совет Джоша был таким: два вечера в неделю проводить дома, общаться с детьми после школы по часу с каждым раз в неделю. Рассмотрите свой собственный распорядок. Про­водите ли вы какие-то вечера дома с семьей, играете ли с детьми и т.п. Сколько раз за последний месяц вы встречались с детьми?

4.    Что происходит, когда в какой-то ситуации вы принимаете решение сказать ребенку "нет"? Выслуши ваете ли вы ребенка, а потом приводите свои доводы, или действуете более властным образом?

5.    Ведете ли вы себя так, что постоянно вызываете недовольство ребенка или раздражаете его? Почему бы вам не сесть и не выслушать его?




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет