Казахстанский журнал международного права



жүктеу 1.63 Mb.
бет1/8
Дата23.02.2016
өлшемі1.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

4 – 2014


прямоугольник 4



ҚАЗАҚСТАНДЫҚ ХАЛЫҚАРАЛЫҚ ҚҰҚЫҚ ЖУРНАЛЫ
КАЗАХСТАНСКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
KAZAKHSTAN JOURNAL OF INTERNATIONAL LAW
Научно-теоретический и информационно-практический журнал
4

(56)

Алматы 2014





Журнал издается с 03.02.2000г., выходит ежеквартально.
Свидетельство о постановке на учет средства массовой информации, выданное Министерством культуры и информации Республики Казахстан

13482-Ж от 28 марта 2013 г.



(свидетельство первичной постановки на учет № 1073-Ж, 03.02.2000г.)
Редакционный совет:

Председатель – доктор юридических наук, профессор Копабаев О.К. (Алматы)
Члены Редакционного совета:

доктор юридических наук, профессор Айтхожин К.К.; доктор юридических наук, профессор Сарсембаев М.А. (Астана); доктор юридических наук, профессор

Мауленов К.С.; (Алматы); доктор юридических наук, профессор Игнатенко Г.В. (Екатеринбург); доктор юридических наук, профессор Колосов Ю.М. (Москва)

Редакционная коллегия:

Главный редактор – доктор юридических наук Алибаева Г.А.

Члены Редакционной коллегии:

кандидат юридических наук, доцент Акаев А.М.; доктор юридических наук,

доцент Сабитова А.А.; кандидат юридических наук Толкумбекова Н.О.; кандидат юридических наук Аушарип Г.

СОБСТВЕННИК:

Учреждение «Многопрофильный учебно-научно-производственный комплекс «Гуманитраный Университет транспорта и права имени Д.А. Кунаева»

(город Алматы)

Адрес редакции:

Республика Казахстан, г.Алматы, ул. Курмангазы, 107

Телефон: +7 (727) 292-60-34; 292-98-77

e-mail: nauka_kunaev@mail.ru


прямоугольник 1


СОДЕРЖАНИЕ


Алпыспаева А.М. Нотариат в Древнем Риме: происхождение и сущность……..

4

Бытымбаев А.М. Преступления в экологическом законодательстве Европейских стран, США и Японии………………………………………………...


7

Камытов К.К. Нормативно-правовая база в сфере использования информационно-коммуникативных технологий в Кыргызской Республике и механизмы ее совершенствования…………………………………………………...



14

Камытов К.К. Состояние информационной открытости и гласности органов прокуратуры Кыргызской Республики и пути преодоления проблем……………...


19

Ким И.Ю. К вопросу о понятии принципов организации и деятельности прокуратуры Республики Казахстан………………………………………………...


24

Мамырканова Т.С. Меры пресечения противоправного поведения субъектов лицензионных правоотношений по законам Кыргызской Республики…………...


27

Сапаралиева Г.Н. Краткий ретроспективный анализ лицензионно-разрешительной деятельности органов внутренних дел Кыргызской Республики


32

Айтхожина А.К. Реализация Конституции Республики Казахстан………………

41

Дизаматова В.В. Предупреждение женской преступности……………………….

46

Ерешеева Ж.Ж. Бірінші инстанциясында қағидалардың көрініс табуы................

48

Кайрбаев А.А. Кінәнің қылмыс құрамының субъективтік жағының белгілерінің бірі ретіндегі рөлі.....................................................................................


52

Құдайбергенова П. Қазақстан Республикасындағы сот билігінің түсінігі............

56

Махатов С.М. Историко-правовые вопросы предназначения таможенных союзов (на примере Европейского Союза)………………………………………….


59

Нурсултан Б. Международный терроризм и его специфика как международного преступного деяния……………………………………………….


63

Спандияров Д. Х. Место и роль прокуратуры в системе государственных органов РК и ее роль в защите прав человека и гражданина………………………


72

Тультебаева Д.Б. Механизмы защиты прав человека в рамках ООН и ее специализированных учреждениях………………………………………………….


78

Шарипов А.Ф. Основные признаки транснациональной преступности…………

84


УДК: 347.961


Алпыспаева А.М.

Частный нотариус нотариального округа

Павлодарской области
НОТАРИАТ В ДРЕВНЕМ РИМЕ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СУЩНОСТЬ
Нотариат возникает в Древнем Риме одновременно с римским правом, при этом именно там начинает формироваться современный тип нотариата и возникают первые органы, выполнявшие нотариальные функции.

Основные положения римского нотариата, в результате рецепции римского права, оказали существенное влияние на формирование нотариата во всей Западной Европе, и в особенности в Италии, что впоследствии стало основой формирования нотариата романо-германского типа, который был заимствован практически всеми странами континентальной правовой семьи.



Ключевые слова: нотариат, генезис нотариата, исторический период развития, римское право, правовые акты нотариата.

Большинство современных ученых считают, что институт нотариата возник в Древнем Риме. Надо сказать, что нотариат возникает в Древнем Риме одновременно с римским правом, при этом именно там начинает формироваться современный тип нотариата и возникают первые органы, выполнявшие нотариальные функции.

Доминирующий в древнеримском праве формализм породил создание ведущими представителями древнеримской юридической мысли целого ряда юридических формул, обязательных для исполнения лицами, ищущими судебной защиты своих прав и формуляров, которые зачастую использовались гражданами Древнего Рима. Создание и изменение юридических актов, основанных на четком соблюдении данных формул или формуляров являлись одну из функций («cavere») римских юрисконсультов [1, с. 36].

Также, в период республики (около III в. до н.э.) в Древнем Риме появляется другой – низший класс римских юристов, в обязанности которых входило чисто механическое подведение правового случая под ту или иную форму. К этим лицам, прежде всего, относились писцы. По мере того, как римская юридическая наука постепенно исчерпывает себя и доходит до полного своего «истощения», начинает преобладать механическая работа над правовыми документами, и, впоследствии, становится почти исключительной [2, с. 11].

Писцы эпохи республики подразделялись на следующие группы:


  • «scribae» (находились на государственной службе);

  • «exceptores et notarii» (находились на службе у частных лиц).

Государственными писцами («scribae») могли быть только римские граждане «не лишенные чести». Преимущественно их штат пополнялся вольноотпущенниками. На должность они избирались тем магистратом, при котором собирались служить. Срок службы не ограничивался, а, следовательно, был пожизненным. За совершение должностных преступлений писарь отвечал перед судом, состоящим из претора, курульного эдила и того магистрата, под руководством которого обвиняемый работал. Из среды наиболее способных писарей, магистраты, как правило, выбирали себе помощников.

В обязанности официальных писарей входило: изготовление публичных документов; ведение общественных счетов; выдача выписок и копий из них заинтересованным лицам и их удостоверение; надзор за внесение эдиктов магистратов в «albo»; создание процессуальных формул для судящихся лиц [1, с. 36-37].

Кроме того, писцы готовили все декреты и распоряжения магистрата, а также выполняли функции хранителей этих документов. Не обходились без услуг «scribae» и преторы. При осуществлении претором суда, в их обязанности входило ведение особого судебного журнала, куда вносились те особенности дела, которые заслуживали внимания и могли понадобиться претору в дальнейшей его деятельности. Эти журналы можно назвать предшественниками нынешних судебных протоколов.

Все приписанные к магистрату писцы объединялись в своеобразную корпорацию («ordo»), которая делилась на несколько декурий и имела особых представителей («decemprimi», «sexprimi», «magistri»).

Определенное количество членов корпорации, ее штат не были установлены, во всяком случае, оно не выходило за пределы надобности. Общественное положение древнеримских писцов было весьма высоким.

Другую группу лиц, рассматриваемой категории, образовывали частные писцы. Ими являлись либо свободные лица, состоявшие на службе домашних секретарей у богатых римлян по найму либо рабы. При этом, первую категорию в источниках именуют – «librarii», а вторых – «notarii» [3, с. 13].

Термин «notarius» происходит от использования этими писцами особых стенографических знаков («notae») при письме под диктовку.

Вместе с тем, многочисленный штат писцов не мог полностью удовлетворить потребности общества относительно юридической помощи со стороны лиц, обладающих правовыми знаниями, в связи с чем, наряду с вышеуказанными категориями должностных лиц, появился класс свободных людей – табеллионов («tabelliones»), которые, находясь на государственной службе, занимались в виде свободного промысла составлением юридических актов и судебных документов и получали за это предусмотренное законом вознаграждение [4, с. 4].

В древнеримских правовых источниках имеются упоминания о табуляриях (tabularii), которые существовали уже в классический период римского права и выполняли, схожие с табеллионами, функции [5, с. 455].

Вместе с тем, их функции во многом различались. Так, табеллионы – были лицами свободной профессии и осуществляли свои функции под строгим контролем государственных органов, а табулярии – были лицами публичными, находились на государственной службе и их присутствие, при свершении вышеуказанных юридических действий, было равнозначным судебному акту или заменяло его.

Таким образом, табеллионом могло стать любое свободное лицо, обладавшее достаточными правовыми знаниями и имевшее определенный стаж работы в качестве помощника табеллиона. Свою деятельность они осуществляли в специальных конторах («stationes») и только в исключительных случаях закон позволял им совершать сделки по вызову клиента на дома. Конторы размещались в определенных властью публичных места, и в больших городах их было достаточно много. В каждом городе табеллионы образовывали свою корпорацию, которую возглавлял примицериус («primicerius»). Избранные корпорацией новые табеллионы затем утверждались городским префектом.

Как было отмечено выше, деятельность табеллионов находилась под постоянным наблюдением и контролем государственной власти в лице дефензоров («defensores»), которые осуществляли наблюдение за неуклонным соблюдением табеллионами правительственных предписаний.

При этом, римский закон под угрозой применения уголовного наказания запрещал табеллионам заключать и заверять недозволенные, противоправные сделки (например, направленные на отчуждение церковного имущества). Надо заметить, что документы, составляемые табеллионами, публичными актами не признавались и приравнивались к обычным частным документам.

Что касается порядка составления актов табеллионами, то сначала писался проект соглашения («scheda») на основании устного сообщения контрагентов о содержании соглашения, после чего составлялся сам оригинальный акт, которые перед этим зачитывался сторонам и согласовывался с ними. Для заключения того или иного акта использовалась специальная гербовая бумага («protocollum»). Затем, переписанный документ еще раз перечитывался сторонами в присутствии свидетелей, которых приглашали сами стороны, после чего документ подписывался контрагентами, свидетелями и табеллионом. В некоторых актах указывалось местонахождение конторы табеллиона, однако это не являлось обязательным требованием закона.

Присутствие свидетелей при заключении табеллионом сделки стало обязательным лишь во времена законодательства Юстиниана, которое в Новелле 73, требовало наличия на каждом табеллиональном документе подписей не менее трех свидетелей, хотя количество свидетелей варьировалось по желанию сторон и могло достигать и семи человек. Печати же на табеллиональных документах, римлянами использовались для предотвращения подделки документов. При этом, процесс приложения печати заключался в следующем: акт сворачивался трубкой или складывался в виде конверта, заворачивался в полотно и прошнуровывался нитью, концы которой скреплялись воском, на котором и ставилась печать [5, c. 456].

Таким образом, можно сказать, что по своему внешнему выражению римский правовой институт табеллионов имел много общего с современным нотариатом, однако, их полное отождествление недопустимо, так как, в отличие от актов современного нотариуса, акты табеллионов не имели публичной силы и не были наделены никакими преимуществами перед частными документами.

Надо заметить, что римский табеллион играл исключительно вспомогательную и второстепенную роль помощника и советчика частных лиц, недостаточно осведомленных в области римского права.

Большее сходство с современным нотариатом имел в том время другой институт римского права – явка табеллиональных документов в суд с занесением их в протокол. Явка эта относилась не только к тем документам, которые в силу предписания закона должны быть внесены в протокол, под угрозой их недействительности, но и ко всем другим документам и актам, явка которых зависела только от воли сторон сделки.

Путем такого протоколирования, документы, заверенные табеллионами, приобретали силу публичных актов и становились бесспорными. В этом случае, прослеживается очевидное сходство с современными принципами нотариата, который призван не только оказывать правовую помощь гражданам, но и осуществлять правоприменительную деятельность, защищая при этом субъективные права и законные интересы физических и юридических лиц, фиксируя и заверяя неоспоримые права лиц, предоставляя этим правам публичную силу и доказательность, а также официальное признание от имени государства.

В дальнейшем, основные положения римского нотариата, в результате рецепции римского права, оказали существенное влияние на формирование нотариата во всей Западной Европе, и в особенности в Италии, что впоследствии стало основой формирования нотариата романо-германского типа, который был заимствован практически всеми странами континентальной правовой семьи.


Список литературы:

  1. Макарчук А.Ф. Правовые проблемы становления и развития частного нотариата в Республике Казахстан: Дис. ... канд. юрид. наук. – Алматы, 2009. – 162 с.

  2. Выменец С.П. Историко-правовые аспекты становления и развития института нотариата. Российский и международный опыт. – СПб.: Академия общественных связей, 2000. – 231 с.

  3. Черемных И.Г. Российский нотариат: прошлое, настоящее, будущее. – М.: ОК ТБ, 1999. – 240с.

  4. Комаров В.В., Баранкова В.В. Нотариат и нотариальный процесс. – Харьков: Консум, 1999. – 240 с.

  5. Покровский И.А. История Римского права. – СПб.: Летний сад, 1999. – 531 с.


Түйіндеме

Осы мақалада көне Римдегі нотариаттың қалыптасуы мен дамуы қарастырылған, сондай-ақ романо-германдық құқықтық отбасы елдері үшін, оның маңызы ашылып көрсетілген.


Summary

In this article the author examines the emergence and development of notaries in ancient Rome, as well as its meaning is revealed for the Roman-Germanic legal family.


УДК 343.3/.7
Бытымбаев А.М.

Алматинская академия

Министерства внутренних дел Республики Казахстан
ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ЭКОЛОГИЧЕСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН, США И ЯПОНИИ
Экологическая обстановка, сложившаяся в Республике Казахстан, обусловливает необходимость изменения представлений об общественной опасности экологических преступлений. Проблемы законодательства Республики Казахстан по охране природы в целом отражают социально-правовую ситуацию в стране. Современное законодательство, нормативно-правовые документы нестабильны, противоречивы, имеют пробелы, отражают несогласованность нормотворческой деятельности.

В данной статье ставится и комплексно исследуется проблема уголовно-правовой борьбы с преступлениями против экологической безопасности. Для правильного осмысления и оценки, предусмотренных Уголовным кодексом Республики Казахстан деяний, в качестве общественно опасных, необходимы серьезные теоретические исследования. В статье обобщается прогрессивный опыт Европейских стран, США, Японии в данном направлении. Акцентируется внимание на необходимость закрепления законодательного понятия преступлений против экологической безопасности и введения института уголовной ответственности юридических лиц для создания эффективных механизмов противодействия экологической преступности.

В статье сделан вывод о необходимости проводить анализ уголовно-правовых институтов зарубежных стран для возможного лучшего опыта национального законодательства.

Ключевые слова: экологические уголовные правонарушения, экологические преступления, экологическая безопасность, охрана окружающей природной среды, уголовная ответственность юридических лиц.

Большой интерес к ознакомлению с зарубежным законодательством и практикой регулирования взаимодействия общества и природы продиктован не только стремлением сравнить состояние казахстанского и зарубежного права, но важен также с точки зрения заимствования положительного опыта. Кроме того, по мере интернационализации деятельности по охране окружающей среды и природопользованию идет процесс гармонизации национального законодательства. Особенно активен он на европейском континенте, где уголовно-правовые институты претерпевают серьезные изменения и позволяют стабилизировать необходимый переход, не допуская критического уровня криминогенности. Национальное законодательство Республики Казахстан, являясь атрибутом национальной правовой системы, испытывает существенное влияние оказываемое практическим правовым опытом зарубежных государств. Главными факторами становятся не только правовые системы, но и отдельные институты, так как практический опыт исторически в различных регионах уникален. Поэтому всегда актуальны вопросы анализа различных правовых систем и заимствования их прогрессивного опыта в эффективном решении существующих в Казахстане проблем.

В современном мире существует около 200 государств. Они имеют разный уровень экономического развития, разное состояние окружающей среды, проявляют разные подходы к решению экологических проблем. Одновременно их объединяет ответственность за сохранение и восстановление благоприятного состояния окружающей среды в интересах настоящего и будущих поколений. Поэтому охрана природной среды и эффективное использование ее ресурсов в интересах нынешних и будущих поколений – одна из задач, которое имеет большое значение для благосостояния и экономического развития народов всех стран мира.

Современное состояние уголовно-правовой борьбы с экологическими преступлениями в различных зарубежных государствах, обнаруживает отчетливую тенденцию к выделению этой категории преступных деяний в отдельную самостоятельную главу в уголовном нормативном правовом акте. В подавляющем большинстве случаев уголовное законодательство большинства стран содержит более или менее общий набор составов экологических преступлений, что можно объяснить однотипностью проблем, стоящих перед этими странами, в сфере уголовно-правовой борьбы с ними.

Экологические преступления по степени опасности фактически стали проблемой международного масштаба, что требует своевременных и адекватных инструментов их решения. Поэтому, изучение накопленных законодательных опытов зарубежных государств, борьбы с экологическими преступлениями, на наш взгляд, необходимо с научной и с практической точки зрения.

Рассмотрим кратко опыт состояния права окружающей среды в европейских странах, США и Японии.

Европейские государства, так же как и США, Япония имеют развитое право окружающей среды. Особый интерес проявляется к изучению права окружающей среды США, Японии, Германии, Франции, Великобритании, других экономически развитых государств. Ими накоплен большой опыт создания законодательства об окружающей среде и его реализации.

Благодаря внедрению научно-технических достижений они имеют высокоразвитые промышленность, сельское хозяйство, транспорт, энергетику, являющиеся мощным и основным фактором негативного воздействия на состояние окружающей среды. Процессы урбанизации в этих государствах всегда были очень интенсивными. В результате к концу 60-х гг. состояние окружающей среды в них многими оценивалось как кризисное. Экологический кризис проявился, прежде всего, в высоких уровнях загрязнения. Тогда же пришло осознание, что загрязнять природную среду - вред не только здоровью людей, но и тормоз в развитии экономики.

Реакцией на деградацию природы в США, Японии, Германии, Франции, Великобритании, других экономически развитых государствах явилось создание системы законодательства в области окружающей среды. Одновременно в них создавались государственные структуры, призванные обеспечивать соблюдение этого законодательства. Важно подчеркнуть, что законотворческий процесс по вопросам взаимодействия общества и природы весьма динамичен. По мере необходимости в принимаемые законы вносятся поправки и дополнения. Законы в области охраны окружающей среды иногда принимаются как реакция на острую экологическую проблему.

Существенным импульсом развития в этих государствах законодательства об окружающей среде служило и служит общественное экологическое движение.

Уголовная ответственность за экологические преступления регулируется как природоохранительным законодательством, так и уголовным кодексом (к примеру, в Германии). Так, по законодательству США за умышленное нарушение конкретных положений закона о качестве воды, воздуха, об отходах может быть наложен уголовный штраф до 25 тыс. долл. за один день нарушения, либо тюремное заключение до 1 года, либо то и другое. При повторном нарушении - штраф до 50 тыс. долл. за один день нарушения или тюремное заключение на срок до 2 лет. Уголовная ответственность за экологические преступления в США наступает за умышленное нарушение требований закона.

Более строгая уголовная ответственность предусмотрена в уголовном законодательстве Германии. Так, за нарушение требований по обращению с отходами в параграфе 326 Уголовного кодекса ФРГ предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 3 лет или денежного штрафа. До 5 лет лишения свободы наказывается такое изменение сельскохозяйственных и иных земель, которое связано с невозможностью их использования в течение длительного времени.

Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об окружающей среде, является одной из сложнейших проблем в праве окружающей среды.

Оригинальный вариант правового регулирования возмещения экологического вреда был применен в Японии в связи с массовым отравлением соединениями ртути и кадмия в заливе Минамата. В декабре 1969 г. был принят Закон о специальных мерах по оказанию помощи пострадавшим от загрязнения, а в 1973 г. - Закон о компенсации ущерба, нанесенного здоровью населения загрязнением. Этими законами предусматривается компенсация пострадавшим расходов на лечение и уход; избавление их от необходимости возбуждать судебные дела против виновных предприятий и от бремени доказывания.

Механизм регламентации возмещения причиненного вреда включает следующее. Правительственным распоряжением устанавливаются районы, где загрязнение воды и воздуха достигает значительных размеров. В соответствующем районе создаются комиссии муниципалитета по регистрации жертв загрязнения. Пострадавшие должны пройти медицинский осмотр и подать прошение о компенсации. После официальной регистрации пострадавшего городские власти обязаны оплатить расходы на медицинское обслуживание. Лицо признается жертвой загрязнения, если проживало или пребывало в районе в течение определенного Законом периода времени. При этом государство взимает с загрязнителя окружающей среды налог. Он рассчитывается исходя из вклада конкретного предприятия в загрязнение. Налог устанавливается государственными органами после загрязнения и причинения вреда здоровью людей.

По Уголовному кодексу Японии [1] под уголовно-правовую охрану поставлена только вода (гл. 15, ст. 142-146). И глава именуется «Преступление, относящиеся к питьевой воде». Она состоит из следующих статей: Загрязнение чистой воды (статья 142.); Загрязнение водопровода (статья 143.); Отравление чистой воды (статья 144.); Вызывание смерти или телесных повреждений в результате загрязнения или отравления чистой воды (статья 145.); Отравление водопровода и вызывание смерти в результате этого деяния (статья 146.); Повреждение водопровода (статья 147.).

В Уголовном кодексе ФРГ два преступления, относимые традиционно к экологическим – браконьерство (§ 292) и браконьерский лов рыбы (§ 293) отнесены к корыстным преступным деяниям (раздел 25) [2]. Наряду с собственно охотой и незаконным промыслом рыбы преступными являются присвоение или обращение в пользу третьего лица вещи, относящейся к праву на охоту или к праву на лов рыбы, ее повреждение или разрушение (части вторые указанных статей). В разделе 29 «Наказуемые деяния против окружающей среды» объединены преступления против окружающей среды. В целом они известны и казахстанскому уголовному законодательству. Тем самым, есть и специфика в криминализации некоторых общественно опасных деяний. Так, признаны преступными высвобождение неионизирующих лучей (§ 325а) и незаконная эксплуатация установок (§ 327).

В Уголовном кодексе Испании преступления против естественных ресурсов и окружающей среды помещены в главы III и IV раздела XVI «О преступлениях, связанных с управлением территориями и защитой исторического наследия и окружающей среды». В III главе сформированы общие экологические преступления: нарушение закона и других общих положений о защите окружающей среды (ст. 325); положительная оценка для предоставления явно незаконной лицензии, которая дает право на функционирование загрязняющих предприятий или работ, либо сокрытие нарушения законов или нормативных общих положений, регулирующих отношения в сфере защиты окружающей среды (ст. 329); причинение тяжкого ущерба одному из элементов, который служит повышению ценности охраняемого естественного пространства (ст. 330).

В главе IV данного раздела сформированы «Преступления, связанные с охраной флоры и фауны». Предметом охраны также взяты те же объекты флоры и фауны, что и в Казахстане, но есть некоторые различия. Например, экологическим преступлением признаются незаконная торговля любым видом или подвидом растений, которым угрожает исчезновение или которые только размножаются (ст. 332); ввоз в страну или выпуск на свободу неместных видов растений или животных, что повредит биологическому равновесию (ст. 333); торговля лесными животными или их перевозка либо их останков (ст. 334) [3].

По Уголовному кодексу Швейцарии распространение эпизоотий (ст. 232) и опасных для сельского или лесного хозяйства вредителей (ст. 233), загрязнение питьевой воды признаются не экологическими преступлениями, а деяниями, посягающими на общественное здоровье (раздел 8) [4].

Об экологических преступлениях в Уголовном кодексе Дании есть лишь несколько норм, находящихся в главе 20 «Преступления, вызывающие опасность для общества» (создание опасности передачи или распространения заболевания среди домашних животных, культивированных или приносящих пользу растений - § 192) и в главе 21 «Различные деяния, причиняющие общественный вред» (в нарушении Закона «Об окружающей среде»: а) загрязнение воздуха, воды, почвы или недр, повлекшее значительный вред или непосредственную угрозу вреда окружающей среде; б) хранение или устранение отходов аналогичных веществ, повлекшее значительный вред или непосредственную угрозу вреда окружающей среде, - § 196) [5].

Уголовный кодекс Республики Болгария составлен таким же аналогичным приемом законодательной техники. В разделе III «Преступления против народного здравия» главы XI «Обще опасные преступления» нормы об ответственности за экологические преступления представлены достаточно широко. К ним можно отнести: загрязнение проточных вод, бассейнов, подпочвенных вод, территориальных или внутренних морских вод, почвы и воздуха (ч. 1 ст. 352); непринятие мер для предотвращения опасного загрязнения водной зоны, предназначенной для питьевого водоснабжения, или повышения уровня подпочвенных вод в населенных и курортных местах при проектировании, строительстве или эксплуатации отводных или оросительных систем (ч. 2 ст. 352); загрязнение нефтяными продуктами или их производными территориальные или морские воды в зонах, определенных международными соглашениями, в которых участвует Республика Болгария (ч. 1 ст. 352а); несообщение немедленно капитаном судна или другого плавающего средства на ближайшую пристань о выбросах в воды нефтепродуктов, их производных или других веществ, опасных для людей, животных или растений (ч. 4 ст. 352а); неисполнение обязанности капитаном или другим лицом из командного состава корабля о внесении в корабельные документы записи об операции с веществами, опасными для людей, животных или растений либо внесение в них неверных сведений о таких операциях, либо отказ представить эти документы соответствующему должностному лицу (ч.5 ст. 352а); пуск или выдача разрешения о пуске в эксплуатацию предприятия или тепловой электростанции до того, как будут приведены в действие необходимые очистные сооружения (ст. 353); сокрытие информации или разглашение неверной информации о состоянии окружающей среды и ее компонентов: воздуха, воды, почвы, морского пространства (ст. 353а); перемещение через границу страны в нарушение международных договоров, одной из сторон которых является Республика Болгария, опасных отходов (ст. 353б, 352а); нарушение или неисполнение обязанностей по сбору, хранению, транспортировке и обезвреживанию опасных отходов (ст. 353в) [6].

Рассматриваемые преступления в Уголовном кодексе Польши сосредоточены в самостоятельную главу XXII «Преступления против окружающей среды». Помимо «традиционных» деяний, как и по Уголовному кодексу Республики Болгария, преступным признан ввоз из-за границы отходов либо веществ, угрожающих окружающей среде (§2 ст.183). Также, уголовно наказуемыми являются уничтожение, значительное повреждение или существенное уменьшение естественной стоимости охраняемых законом территории или объекта, повлекшее существенный вред (§1 ст.187); сооружение вопреки правилам на территории, охраняемой из естественноведческих или краеведческих соображений либо прилегающей к ней, или окончание строительства существующего строительного объекта либо осуществление хозяйственной деятельности, угрожающей окружающей среде (ст.188) [7].

В Уголовном кодексе Австрии преступные деяния против окружающей среды помещены в один - седьмой - раздел с общеопасными преступными деяниями, такими как, например, поджог, неосторожное создание пожароопасной ситуации, умышленное и неосторожное создание общей угрозы и др. Экологическими преступлениями в Австрии, в частности, признаются: умышленное и неосторожное причинение вреда окружающей среде (§ 180, 181), тяжкое причинение вреда, связанное с использованием шума (§ 181, а), умышленное угрожающее окружающей среде обращение с отходами и их доставка (§ 181, Ь), создание иной угрозы для состояния животного или растительного мира (§ 182) и др. В то же время отдельные типично экологические посягательства содержатся в Уголовном кодексе Австрии и в разделе преступных деяний против чужого имущества: нарушение чужого права на охоту или рыбную ловлю (§ 137), тяжкое нарушение чужого права на охоту или рыбную ловлю (§138), применение силы браконьером (§ 140).

Если подвести краткий итог состоянию уголовно-правовой борьбы с экологическими преступлениями в различных зарубежных государствах, то легко обнаружить отчетливую тенденцию к выделению этой категории преступных деяний в отдельную (реже - отдельные) самостоятельную главу головного уголовного кодифицирующего нормативного правового акта. В подавляющем большинстве случаев уголовное законодательство этих стран содержит более или менее общий (общераспространенный) набор составов экологических преступлений, что можно объяснить однотипностью проблем, стоящих перед этими странами, в сфере уголовно-правовой борьбы с ними. В отдельных случаях, в зависимости от особой значимости (социальной, экономической, культурной, рекреационной) того или иного природного объекта для той или иной страны, в уголовных кодексах более детально рассматриваются преступления, связанные с ненадлежащим их использованием и посягательствами на них (леса - в Латвии и Эстонии, вода - в Японии и т.п.). В то же время обращает на себя внимание отсутствие в уголовных кодексах зарубежных стран специальной статьи, посвященной ответственности за преступления «экоцид». У этих стран все еще остается шанс на включение подобной статьи в свои уголовные законы, в случае принятия и ратификации ими соответствующих международно-правовых актов, в рамках процедуры трансформации.

Опыт зарубежных стран по введению института уголовной ответственности юридических лиц (Норвегия, Нидерланды, Финляндия, Франция, США и др.) в целом положительный.

Как показывает опыт зарубежных стран, (уголовная ответственность юридических лиц установлена в Германии, Дании, Франции, Бельгии, Японии, США, Голландии, Австрии, Норвегии, Румынии, Молдове и Литве), введение института уголовной ответственности юридических лиц необходимо для создания эффективных механизмов противодействия экологической преступности.

Ответственность юридических лиц повысит уровень возмещения ущерба нанесенного в экологию от преступных проявлений, поскольку при наличии уголовной ответственности юридических лиц появится возможность применять имущественные санкции непосредственно к ним.

К ним могут быть применятся следующие санкции, такие как штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью либо ликвидация юридического лица.

Экологические преступления и экологические проступки, как форма уголовных правонарушений представляют собой достаточно сложную проблему. Экологические правонарушения, предусматривающие юридическую, т.е. уголовную в таких случаях ответственность требуют точной детальной квалификации, что соответствует принципам законности и обоснованности. Уголовное правонарушение по степени и уровню общественной опасности закрепляется самостоятельным отраслевым законом, чтобы неотвратимость наказания стала реализуемым принципом, соответствующим целям и задачам уголовного закона.

Особенности и специфика экологических правонарушений, как реальной угрозы национальной и общественной безопасности отражаются в законодательном закреплении конкретных родовых и видовых объектов правонарушения. Уголовная ответственность за экологические правонарушения требует не только наличия уголовной нормы, т.е. конкретной санкции статьи уголовного закона, но и практического оперативного опыта борьбы с экологическими правонарушениями. Национальный опыт борьбы с экологическими правонарушениями часто опирается на самые лучшие правовые инструменты и средства зарубежного опыта. Необходимо проводить анализ уголовно-правовых институтов зарубежных стран для возможного лучшего опыта национального законодательства.

  1   2   3   4   5   6   7   8


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет