Книга Анхеля де Куатьэ! Тайна Апокалипсиса открылась



бет5/7
Дата26.06.2016
өлшемі1.13 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Тем временем водитель «Фольцвагена» закончил копаться в моторе, сел за руль и тронулся с места. Иван проводил его взглядом, затем резко, словно бы что-то вспомнив или поняв, завел автомобиль, рванул с места и начал преследование.

На первом же светофоре, где машины встали на красный свет, Иван включил аварийку, выскочил из своего «Порше», подбежал к машине незнакомца и постучал в водительское стекло — мол, открывай!

Человек за рулем нехотя покрутил ручку стеклоподъемника.

— Дело к тебе есть, — сказал Иван.

— Дело? — не понял водитель и оглянулся.

— Да, — бросил Иван, быстро обошел машину спереди, открыл дверцу и сел.

— Аварийку включи, — в приказном тоне сказал Иван.

— Я не понял... — напыжился водитель, пытаясь выглядеть как можно более грозным.

Иван во избежание дальнейших препирательств сам нажал красный треугольник на приборной доске. Удивленный водитель снова обернулся, но на сей раз был более внимателен и, увидев стоящий сзади на аварийке «Порше», присмирел.

— Девушку ты сейчас подвез, — хриплым голосом констатировал Иван. — Давно знаешь ее?

— Давно? — глупо ухмыльнулся водитель. — Да откуда?! Сегодня вот возил ее, и все.

— И все?.. — слегка прищурился Иван.

— Все, — подтвердил водитель. — А чё?

— Одну возил?

— Ну... Это... — растерялся водитель. — И одну, и нет.

— Что это значит? — прошептал Иван, сжимая челюсти, словно заворачивая тиски.

— То и значит. Был этот ее ухажер — вместе они ездили. Рассвет встречали. А потом он вышел, а ее я сюда привез — по адресу, как сказано.

— Он сказал?

— Он.

— И что за ухажер? — желваки прокатились по скулам Ивана. — Ничего себе?



— Да откуда мне знать, — стал открещиваться водитель. — Мне пассажир — он всегда пассажир, а какой он и что — не мое собачье дело.

— И... — Иван резко дернул рукой.

— Ну, пониже вас будет, — бормотал водитель. — Импозантный такой. Современный.

— Молодой?

— Молодой. Лет двадцать пять, может. А может, и меньше? — задумался водитель. — А может, и больше? Черт его разберет. Денег дал — ого-го сколько! Неделю теперь можно не работать.

— Понятно... — прохрипел Иван, нервно облизал сухие губы и уже собирался выходить из машины, как вдруг повернулся к водителю и спросил: — Высадил-то где?

Водитель назвал улицу. Иван бросил на него последний испепеляющий взгляд и вышел, хлопнув дверцей.

— Черт вас дери! — выругался водитель. — С ума посходили все!


То, что она лежит на полу, Марьяна поняла только потому, что ей необходимо было встать, чтобы подойти к двери и открыть ее человеку, который вот уже минуту нервно жал на кнопку ее дверного звонка.

— Иван... — прошептала она, пятясь по коридору.

Он стоял на пороге ее квартиры — бледный, осунувшийся, сосредоточенный, злой.

— Кого-то другого ждешь? — Иван посмотрел на нее исподлобья.

— Я... Я... — Марьяна не могла вымолвить ни единого слова.

Она смотрела на Ивана и пыталась понять природу собственных чувств. Что с ней случилось? Что переменилось в ней? Она влюбилась. Она снова в него влюбилась. Она знает, что он никогда не будет таким, каким бы ей того хотелось, она наперед предвидит все его предательства, всю ту боль, которую он принесет ей, но она любит.

Не раздеваясь, Иван прошел в кухню, налил из-под крана стакан холодной воды и выпил его залпом. Марьяна смотрела на Ивана из коридора — высокий, огромный черный силуэт на фоне яркого зимнего солнца, льющегося через окно. Чужой, совершенно чужой человек, без которого Марьяна не может жить. Не сможет никогда...

И вдруг раздался непонятный треск, Иван слабо вскрикнул, точнее, прохрипел: «Эх...» На пол посыпались осколки.

Иван бросил остатки разбившегося стакана в мойку и зажал порезанную руку другой ладонью. Кровь пошла сильно, несколько крупных капель упало на пол.

Марьяна метнулась в кухню и засуетилась:

— Надо под воду, — она крутанула вентиль и потянула Ивана за рукав. — Давай под воду! Вдруг осколки остались, надо промыть...

— Отстань! — рявкнул Иван и оттеснил Марьяну от мойки.

Марьяна подалась назад, ударилась о край стола и бессильно опустилась на стул.

— Эх... Черт! — ругался Иван. — Какая же ты стерва, Марка! Потаскуха... Хорошей жизни захотелось, да? Один мужик ее ужинает, другой танцует. А я-то, я-то какой козел! Дурак! Кретин! А я все за чистую монету... Думаю, может, плохо ей или как? Может, что неправильно делаю? Может, мягче нужно быть, сговорчивее?.. А она... Да, Мара. Удивила ты меня. Точнее, даже не удивила, а, знаешь, в дерьме искупала. Да, это точнее. Правильное сравнение. В дерьме.

Иван обернулся. Марьяна — ни жива ни мертва — смотрела на него своими огромными глазами, плошками слез на крошечном, чем-то очень красивом лице. Она сидела, забравшись на стул с ногами, обхватила колени руками и плакала. Молча. Слезы лились, лились, лились...

— А чего ты плачешь? Чего?! — прорычал Иван. — Ты же все время за честность ратуешь, за правду. И где она, правда эта?! Где?! Я сегодня ночью, Мара...

Иван хотел рассказать о том, как сегодня ночью он чуть с ума не сошел, когда подумал, что с ней что-то случилось, хотел ломать металлическую дверь в эту квартиру, чуть не разбился на машине, мчась за ключами... Но осекся. Он подумал, что это будет проявлением слабости. А он не хотел быть перед Марьяной слабым. Нет. Ни за что.

— Сегодня ночью... — повторил Иван, собираясь с мыслями. — Думал, как нам быть дальше. И я понимаю теперь, что у нас нет этого «дальше». Понимаешь, его просто нет!

— Не говори так, — жалобно попросила Марьяна. — Не говори, Иван.

Глаза Ивана буквально налились кровью. Он вспомнил свой разговор с водителем. Вспомнил описание этого «современного, импозантного». И его затрясло от злости.

— Господи, да что ты говоришь такое, Мара?! — заорал Иван. — Ты подумай сама, а?! Ты же мной крутишь-вертишь. Тебе же наплевать на меня, на то, что я чувствую.

— Мне не наплевать...

— Да ты это говоришь только! Ты даже не поинтересовалась никогда, каково мне! Что я чувствую, что я думаю, из-за чего переживаю! Ты же не в курсе! Вообще!!!

— Я... Я...

— Да хватит уже! — зло, с чувством нескрываемого отвращения бросил Иван. — Хватит!

Марьяна словно зомби поднялась со стула и на шатающихся ногах вышла.

— Черт! — выругался Иван, заметив, как сильно кровоточит рана.

Он взял кухонное полотенце, обмотал руку и шагнул в коридор. Марьяна стояла, прислонившись к стене. Лицо ее было белое.

— Ну все, пока, — холодно сказал он и повернулся, чтобы уйти...

— Ты ее любишь, да? — прошептала Марьяна.

— Что? — не понял Иван.

Он бросил в сторону Марьяны непонимающий взгляд.

— Любишь, да? — повторила Марьяна, утирая слезы. — Скажи. Мне важно.

— Люблю? — Иван скривился. — Кого?

— Ну, ту девушку... — Марьяна глотала слезы.

— Ты с ума сошла, да? — ухмыльнулся Иван. — Дураком или подлецом хочешь меня выставить, что-то я не пойму?

— Мне Гала рассказала, а ей Борис... — прошептала Марьяна. — Я знаю.

Иван испытал шок. И Марьяна увидела этот испуг. Она увидела его, и все в ней снова перевернулось.

— Я... — начал было Иван, готовясь оправдываться.

— Не надо ничего объяснять, — прошептала Марьяна. — Просто уйди, и все.




Человек — странное существо... Когда ему дается шанс все исправить, он избегает его. Когда у него уже нет никакой возможности поправить свое положение, он бывает необыкновенно настойчив. Чего же он боится? Неужели того, что все в его жизни будет складываться хорошо? Неужели он боится собственного счастья?

Все это есть отчаянное недоверие человека к жизни. Он не верит в то, что его жизнь может быть счастливой, в нем нет этого чувства, а без него он не способен сделать ее такой. И не потому ли он призывает в свою жизнь чудо, что считает, будто бы без чуда его жизнь не может быть счастливой?..

Завистливые мечты человека о счастье, которого нет, которое можно только делать, лишь множатся от слабости, которой как раз в человеке с избытком. Слабости столь великой, столь безмерной и изощренной, что даже на то, чтобы верить жизни, человеку нужны доказательства! И в виде доказательства он требует чуда!

Как противоестественной природой чуда можно доказать добрую волю естественной жизни, известно, видимо, только самому человеку...





Часть третья


ЦЕЛЬ И БОРЬБА

:: к оглавлению ::


Они познакомились два года назад,
совершенно случайно, по Интернету.
Обсуждали на форуме одну книгу...
«Схимника» Анхеля де Куатьэ.
Обменивались своими впечатлениями,
радовались общим открытиям.
А в какой-то момент поняли,
что просто не могут друг без друга.
И встретились. Иван приехал к Марье.
Пару недель они провели за городом —
в местном санатории, «на водах».
А потом Марьяна собралась
и поехала вслед за Иваном.
Жениться сразу не получилось
(родители Ивана были против),
но влюбленные и сами не очень-то спешили
со всеми этими «формальностями».
«Ведь важно другое, — думали они тогда. —
Важно то, что мы любим друг друга...»


Иван ушел. Но Марьяна больше не плакала. Напротив, она успокоилась. На душе стало как-то ровно... У Ивана другая женщина, он даже не старался отрицать это. Своей изменой он подтвердил худшие опасения и высказывания Марьяны. А коли так, то и хорошо. Ведь это значит, что Марьяна не клеветала на него, когда называла Ивана эгоистом, и не ошибалась, когда решила, что будущего у их отношений нет.

Марьяна включила компьютер, Интернет и вошла на сайт, посвященный творчеству Анхеля де Куатьэ. Когда-то он был ее любимым писателем, потом, правда, разочаровал, но привычка ходить на этот форум осталась. В какой-то момент форум «переехал», но стал только лучше, и там у Марьяны появился искренний собеседник — BegleЦ.

От первых книг, в которых Анхель писал о Скрижалях, Марьяна получала огромное удовольствие. Каждая открывала ей какую-то новую грань жизни. Мир виделся и представлялся Марьяне после этих книг совсем по-другому. Она чувствовала, как с каждой новой книгой что-то менялось в нем, в этом самом мире, в лучшую сторону.

Первое время Марьяна и Иван даже думали, что описываемые в книгах события — чистая правда, что все на самом деле так и происходит. Мексиканец приехал в Россию, нашел здесь Избранного, и теперь они спасают этот мир, ищут Скрижали Завета. Но после «Золотого сечения» автор стал писать какие-то нудные книги ни о чем.

В «Скрижалях» были самые настоящие истины. Из книги «Всю жизнь ты ждала» Марьяна поняла, что главное — это любовь. Из книги «Возьми с собой плеть» — что с ненавистью надо бороться. Из «Учителя танцев» и «Дневника сумасшедшего» — что любовь преодолевает страдания и внутреннюю раздвоенность. Из «Маленькой принцессы» — что правда побеждает зло. Из «Исповеди Люцифера» — что каждый человек нужен Вселенной.

Потом появилось «Золотое сечение», и Марьяна расстроилась. Дело в том, что Иван, который с таким же интересом читал «Скрижали», все время объяснял значения Скрижалей по-своему, не так, как Марьяна. И по «Золотому сечению» выходило, что он вроде как был прав. Иван очень обрадовался и стал подсмеиваться над Марьяной.

Но ведь «Золотое сечение» ничего не доказывает. По большому счету Скрижали для каждого свои — кто что прочел, то и есть его правда, его знание, данное ему Откровение. Марьяна пыталась объяснить это Ивану, но Иван ее словно не слышал. Только шутил и подначивал ее. Но Марьяна все равно знала: любовь — это главное.

Да, а потом начались эти «Печати». Там и вовсе все было какое-то искусственное, скучное. Непонятно о чем. «И зачем вообще писатель стал об этом рассказывать? — подумала в какой-то момент Марьяна. — Исписался...» И перестала читать. Иван иногда почитывал, но тоже без особого восторга. Говорил, что просто «приятно читать».

Прежнего чувства, прежнего полета души, как при чтении Скрижалей, уже не было. А рассказывать про грехи человека?.. Но зачем для этого Анхель де Куатьэ? Они ведь и так известны — не убий, не укради, не прелюбодействуй... И без «Печатей» понятно. А грешить... Марьяна не грешила, она посвятила свою жизнь любви. Это важно.

В какой-то момент Иван пытался ей объяснить, что стремление к власти, эгоизм и зависть — это препятствия на пути к Свету, и именно об этом пишет Анхель. Но на это Марьяна ответила, что у каждого человека свои препятствия на пути к Свету. И главное — это отсутствие любви. А если человек любит, то у него и вовсе — нет никаких препятствий.

Тогда Иван посмотрел на нее с раздражением и сказал:

«Знаешь, Марьяна, ты говоришь это так, словно бы хочешь меня уесть. Ты что думаешь, я тебя не люблю?»

«Ты любишь меня не так, как я тебя», — ответила Марьяна, ощутив всем своим существом, что это именно так: Иван любит, но его любовь — это не то же самое, что любовь Марьяны.

В тот день, после этого злополучного, но необходимого разговора Иван и Марьяна впервые серьезно поссорились. Конечно, они ссорились и раньше, но после того как Марьяна сказала Ивану правду, между ними пролегла трещина, которой впоследствии суждено было превратиться в самую настоящую пропасть.




Человек — странное существо... Он придумывает цели, насыщает их собственным чувством и дальше верит им — этим придуманным целям — как самому себе. Конечно, ему это нетрудно, ведь они полны его собственным чувством. Только почему человек совершенно не задумывается о том, что цель можно только видеть, а придумать ее нельзя?

Цели — вокруг человека, а не внутри него. Они — в жизни, а не в его голове. Истинные цели — это дела, а не идеи и идеалы. Дела, которые человек должен выполнить, потому что таков замысел, для того ему даются возможности. Но он отказывается от дел и предпочитает выдумывать себе иллюзорные цели, вместо того чтобы выполнять свое дело.

Поскольку цели человека выдуманные, эффекта он не достигает, злится и начинает спорить с жизнью, а потом, не добившись успеха, и воевать с ней. Это равносильно тому, как если бы плод внутри матери объявил бы войну ее утробе. Человек решил, что он лучше Бога знает, что и как будет лучше. И теперь доказывает это. Он определяет задачи и цели...

Человек живет в мире иллюзорных целей и борется с Тем, чьей частью является. Как палец является продолжением руки, так и человек является продолжением мира. Он палец, решивший, что его рука недостаточно хороша для него... Он безумен.







Марьяна авторизовалась на сайте под своим ником — SolnЦe. Просмотрела активные темы и создала новую — «Разочарование» — с подзаголовком «Чему нас учит разочарование?..»

SolnЦe:

Сегодня я пережила самое большое разочарование в своей жизни. Никогда не думала, что это может быть так... Когда любишь, то многого не замечаешь. Это правда. Но не вся правда. Любовь — святое чувство, оно дает тебе силы терпеть, входить в положение, понимать. Но как быть, если твое чувство не ценят, не дорожат им? Как быть, если человеку, которого ты любишь, на тебя наплевать? Как быть, если ты несешь ему в ладонях свою душу, а он отмахивается от нее как от надоедливой мухи?..

Сегодня я пережила страшное разочарование... И поняла, что любить надо не кого-то, а себя. Потому что любовь — она у тебя в душе. А любить надо любовь. Нельзя любить холодность, жестокость, черствость. Меня предали. Очень стыдно, неловко об этом говорить, но это так — меня предали. Предал человек, которого я любила больше всего на свете, больше жизни. Я могла, мне кажется, терпеть от него все. Даже измену, наверное. Сегодня, кстати, об этом и подумала. Но нельзя терпеть пренебрежение к твоей любви. Это неправильно. Это преступление. Преступление перед самой собой.

Сегодня я пережила страшное разочарование... И сегодня же — вот странный день! — я поняла и почувствовала, что значит настоящая, одаряющая любовь! Любовь — это когда есть Он, и ты больше ничего не боишься. Ничего! Это такая огромная внутренняя свобода. Когда мир не закрывается от тебя, не прячется и не нападает, а открывается тебе. И если раньше у меня была любовь жертвенная, то теперь все будет иначе. Я буду чувствовать свое сердце и верить ему. Раньше я тоже так думала, но это были только слова. Слова, слова, слова... А сегодня это стало частью моей жизни.

Сегодня я пережила страшное разочарование... И поняла, в чем причина. Причина в том, что я не слушала свое сердце. Оно ведь подсказывало мне: что-то тут не так, что-то тут неправильно. «Не жертвуй собой», — говорило мне мое сердце. Но я не слушала его. Я думала, что любовь побеждает все, преодолевает все препятствия. И это так, но иначе... Она побеждает все, преодолевает все препятствия, если ты любишь себя, любишь Бога, который заключен, как искра Света, в твоем сердце. Именно об этом когда-то писал Анхель, о том, что все мы — частицы Источника Света... Себя надо любить.

Сегодня я пережила страшное разочарование... Кстати, когда-то я пережила разочарование в Анхеле (можете меня ругать за это, но это правда). И теперь я понимаю, что у разочарования всегда одна и та же природа. Прежде я верила Анхелю и отдавала ему себя, но это была ошибка, потому что мое восхищение рождалось во мне, и я должна была благодарить не Анхеля, а свое сердце, саму себя. Я рассчитывала на его помощь, но не на себя, не на тот Свет, который заключен в моем сердце. Я разочаровалась, и поделом мне. Впредь я буду слушать свое сердце, беречь его и заботиться о нем!

Сегодня я пережила страшное разочарование... Но я извлекла урок! У меня не будет больше идолов и кумиров, у меня будет один Бог, как и заповедано в Библии, и этот Бог живет в моем сердце. И этому Богу я посвящу свою жизнь! Возможно, когда-то в моей жизни появится человек, который будет думать так же, — ведь Бог живет в каждом сердце! — и тогда мы сможем по-настоящему любить друг друга. В нашей любви не будет ни жертвы, ни страдания, в нашей любви будет только Высшее! В ней будет Свет! И тогда мир открывается, и тогда...





Мысли в голове Марьяны путались. Пальцы устали от напряжения, перестали попадать по клавишам... И сон, а Марьяна фактически не спала в эти сутки, увлек ее. Она уронила голову на клавиатуру, кликнув в последнюю секунду — «Отправить».
Марьяна очнулась через два часа от неприятного чувства скованности во всем теле. Она заснула в очень неудобном положении, прямо на столе. Ее руки, ноги, шея ужасно затекли. Голова болела. Она случайно толкнула рукою «мышь», и заснувший было монитор ожил.

Марьяна решила перебраться на диван, но что-то ее толкнуло посмотреть — что там, с ее постом.

На сайте был BegleЦ, и он уже успел оставить в ее теме свое сообщение.

Марьяна протерла глаза и уставилась на экран.



BegleЦ:

SolnЦe, совпадение или знак?.. Наверное, прав был Анхель, когда говорил, что нет в мире ничего случайного. Я тоже сегодня пережил страшное разочарование... Не разочарование даже, а... Не подберу нужного слова. Смерть любви. Да, я пережил сегодня смерть любви — узнал о предательстве любимого человека. Впрочем, сам дурак, конечно. Все к этому шло, но я был слеп. Ты права, SolnЦe, любовь ослепляет.

Знаешь, почему я назвался BegleЦ? Потому что мне было тяжело с ней. Хотелось сбежать. Ты права, нужно слушать свое сердце. И я сбежал. Вот хотя бы сюда. И здесь встретил тебя, SolnЦe. Ты стала моим СОЛНЦЕМ. Моей радостью. Моим другом... Я никогда не спрашивал у тебя, сколько тебе лет, чтобы думать, что ты моя ровесница, что ты моя вторая половина. Я сбежал к тебе, но продолжал быть с ней...

Мне казалось, что если даришь человеку себя, все, что у тебя есть, то он обязательно откликнется, отзовется. Может быть, не сразу, но оценит, поймет. Но я заблуждался. Жестоко заблуждался! Мне хотелось думать о ней, что она особенная, не такая, как все. Когда-то я даже чувствовал, что она меня понимает, что я ей небезразличен. Но оказалось, что я был для нее просто «путевкой в жизнь», а не любимым.

Ужасно чувствовать себя нелюбимым. Это так больно. Так неприятно. Так гадко. Ты любишь, хочешь, чтобы у человека все было хорошо, а он... Он кивает головой, соглашается, принимает твои подарки. Но ты несешь ему душу, как ты сказала, SolnЦe, а он отмахивается от твоей души, плюет в нее. При этом продолжает говорить, что любит, что ценит, что дорожит. Даже говорит, что любит тебя больше, чем ты...

Я читал твой пост и плакал, SolnЦe. Это слабость, это не по-мужски, но я плакал. Мне нечего скрывать... Плакал, потому что ты высказала все мои мысли. Любить нужно себя. Я сегодня это понял. Разочарования учат... В наших сердцах есть любовь, и мы должны быть им благодарны, мы должны любить их — свои сердца. Бог в сердце, поэтому и любить нужно свое сердце. Это дает свободу, ту самую, от страха, о которой ты и писала... Я плакал. Я плачу.






Что-то кольнуло Марьяну в сердце — больно-больно, словно пчела ужалила. Она заколотила по клавишам...

SolnЦe:

BegleЦ, привет! Да, ничто не случайно! Я теперь совершенно точно, совершенно отчетливо это понимаю! Разве не чудо, что мы встретились с тобой на этом сайте? Нет, это самое настоящее чудо! Сегодня мне было больно и тебе было больно, но разве это не боль очищения, подумай! Мы очищаемся от своего прошлого, оставляем его позади, но зато мы приобрели великий опыт и великое знание!

Я хочу тебе признаться, BegleЦ. Я не случайно назвалась так, как назвалась, — SolnЦe. Я прочитала несколько твоих постов, твоих грустных, печальных постов, в которых ты рассказывал о своем одиночестве, сказал, что одиночество — это Тьма. И мне захотелось быть для тебя СОЛНЦЕМ, согреть тебя своим Светом. Знаешь, это родилось где-то в душе... И тогда форум как раз «переезжал», и я пришла на новый форум с новым ником специально для тебя...

Нет, ничто не случайно. Я думаю, ничто не случайно!!!!!!!!






Каталог: book -> way
way -> Павел Светлов 1000 лет после смерти
way -> Вы сможете очаровать любую женщину (или мужчину), а также стать уверенной в себе, яркой, преуспевающей личностью
way -> Друнвало Мельхиседек. Древняя тайна цветка жизни предисловие дух Единый
way -> Исследование Ценностей Перевел М. Немцов Robert m pirsig Zen and the Art of Motorcycle Maintenance
way -> Лекса Росеан Викканская энциклопедия магических ингредиентов
way -> Умберто Эко Остров накануне
way -> Константин Вячеславович Зорин Гены и семь смертных грехов


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет