Конспект лекций по дисциплине «Принципы и методы лингвистических исследований»



жүктеу 453.07 Kb.
бет1/3
Дата26.06.2016
өлшемі453.07 Kb.
  1   2   3
Краткий конспект лекций по дисциплине «Принципы и методы лингвистических исследований»
Лекция 1. Общие вопросы теории метода в лингвистике
1. Определение метода, методики и методологии лингвистических исследований

Методы и принципы лингвистического анализа разных сторон, аспектов языка различны. Выделение того или иного аспекта языка нередко неотделимо от метода его лингвистического рассмотрения. Сам же язык при этом определяется как явление сложное и истори­чески подвижное, что нашло свое отражение в той модели описания языка, которая разрабатывалась в рамках традиционного (классичес­кого) языкознания, неизменно включающего в себя такие разделы, как фонетика, лексикология, морфология, синтаксис и т.д. Каждый из этих разделов имеет свой предмет изучения и вместе с тем со­ставляет часть единой науки о языке. Сама структура классического языкознания как науки отчетливо свидетельствует о том, что, опи­сывая языковые явления, ученые исходили из убеждения, что язык представляет собой определенную систему.

Понимание языка как системы становится важнейшим методо­логическим принципом лингвистики XX в. Поэтому в качестве од­ной из главных задач лингвистического исследования, анализа вы­двигается задача, связанная с адекватным описанием и интерпрета­цией отношений, в которых находятся между собой составляющие языковой системы. Однако языковая система сложна, и сложность ее заключается прежде всего в многослойности, то есть в том, что она складывается из ряда подсистем, вычленяемых на основе так называемого стратификационного принципа. Эти подсистемы обра­зуют уровни языка. Согласно господствующим в современном язы­кознании представлениям, лишь с помощью понятия уровня удает­ся правильно отразить такую существенную особенность языка, как его членораздельный характер и дискретность его элементов. Не­смотря на это вопрос о количестве уровней в языке не имеет одно­значного решения. Многие сходятся, однако, на том, что их четыре: 1) фонетико-фонологический, 2) морфемный, 3) лексико-семантиче-ский и 4) синтаксический.

Под методом нередко подразумевают и общую методологию наук, философский метод по­знания, формулирующий основные принципы теории познания в целом. Для нас таким общенаучным, философским методом являет­ся диалектический метод, согласно которому материя первична, а сознание вторично; материя и сознание образуют единство; движе­ние есть способ, форма существования материи, поэтому матери­альный мир необходимо изучать, познавать в движении; явления ок­ружающего нас мира между собой взаимосвязаны и тд. Эти и другие принципы диалектического метода составляют философскую осно­ву всякой науки, ориентирующейся на материалистическую диалек­тику, в том числе и лингвистики. С другой стороны, под методом подразумевается способ добывания конкретного научного знания. Следовательно, лингвистический метод и есть средство, способ, с помощью которого мы получаем сведения о языке, познаем язык. Совокупность таких способов составляет систему специальных ме­тодов. Самое общее определение метода: «...Совокупность приемов и операций познания и практического преобразования действительности». Для получения эффективных результатов с помощью специаль­ных методов изучения языка необходимо правильно этими метода­ми пользоваться, хорошо ими владеть. Правила, последователь­ность использования лингвистических методов, а также составляю­щих их приемов есть методика лингвистического анализа.

Методы и методика лингвистического анализа теснейшим обра­зом связаны с аспектом и концепцией научного исследования.

2. Общенаучные, общие и частные лингвистические методы

В науковедении разделяются общие методы (анализ и синтез, сравнение и т.д.), общенаучные методы (наблюдение, измерение, эксперимент и т.д.) и частные методы (например, сравнительно-исторический метод в лингвистике). Конкретный вариант того или иного метода, направленный на решение определенного класса исследовательских задач, мы будем называть «методикой».



Лекция 2. Научные парадигмы лингвистического знания

В развитии любой науки, в том числе и языкознания, происходит поэтапная смена научных парадигм. Термин «парадигма научного знания» был введен Т. Куном в его работе «Структура научных революций». Парадигма – это «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений». В истории языкознания выделяется три научные парадигмы - сравнительно-историческая, системно-структурная и антропоцентрическая.


1. Сравнительно-историческая парадигма связана с господством сравнительно-исторического метода в исследовании языка. Наука занималась вопросами происхождения языков, реконструкцией праязыка, установлением соотношения между родственными языками и описанием их эволюции, создавались сравнительно-исторические грамматики и словари.
2. Системно-структурная парадигма характеризуется познанием структуры языка, его организации. Определяющим явился тезис Ф. де Соссюра, согласно которому объектом лингвистики должен быть язык «в себе и для себя». Парадигма продолжает свое существование, в ее рамках проводятся исследования, вносящие существенный вклад в развитие лингвистики.

3. Антропоцентрическая парадигма возникает в результате осознания того, что «язык, будучи человеческим установлением, не может быть понят и объяснен вне связи с его создателем и пользователем» (Кравченко 1996: 6). Истоки парадигмы восходят к идеям В. фон Гумбольдта и Э. Бенвениста. Именно В. фон Гумбольдт отметил, что «человек становится человеком только через язык, в котором действуют творческие первосилы человека, его глубинные возможности. Язык есть единая духовная энергия народа» (Гумбольдт 1984: 314).
Лекция 3. Основные лингвистические принципы

В языкознании выделяются такие лингвистические принципы, определяющие развитие современного языкознания, как: экспланаторность, экспансионизм, функционализм, которые были сформулированы и обоснованы Е.С. Кубряковой, а затем получили дальнейшее толкование в работах ряда исследователей Воркачев, Кравченко Попова др.).



1. Экспланаторность - стремление не только описывать факты языка, но и находить им объяснение.

2. Объяснительность присутствовала и в предшествующих лингвистических парадигмах, но только в новой парадигме она выдвигается на первый план, оттесняя формальное описание, т.е. в диаде «описание-объяснение» происходит смещение акцентов.
P.M. Фрумкина приводит афористичное описание прогнозируемого будущего лингвистики, высказанное в свое время А.Е. Кибриком, предсказавшим переход от «что-лингвистики» (описание структур) к «как-лингвистике» (описание процессов), и далее - к созданию «почему-лингвистики». Тем самым «подчеркивается ценность объяснения (хотя оно видится как задача будущего), а не только описания», что соответствовало положению дел в лингвистике предшествующих периодов. Именно «в установке на объяснение и состоит пафос когнитивной лингвистики». Описание направлено «на постижение структуры и семантики языковых объектов», объяснение — «на выяснение их функционирования». Как отметил В.А. Абаев, чтобы объяснить особенности объекта изучения, в том числе и языка, «надо выйти за его пределы. И это является законом для всех объяснительных наук без исключения. В любой науке переход от описательной стадии к объяснительной неотвратимо связан с вовлечением в свою орбиту данных тех или иных смежных наук». Следовательно, экспланаторность неразрывно связана с экспансионизмом.
3. Экспансионизм. Лингвистическая экспансия заключается в появлении новых объектов исследования, в пересмотре традиционных проблем с новых позиций. Усиление экспансионистских установок проявляется в стремлении расширить область лингвистических исследований, появлении выходов в
другие науки и активном использовании сведений иных наук - культурологии, социологии, антропологии, этнологии, психологии, нейронаук и др.

В лингвистических исследованиях «фокус исследовательского внимания закономерно смещается с изученного центра на проблемную периферию и закрепляется на стыке областей научного знания: возникают этнопсихология, психолингвистика, когнитивная психология, социолингвистика, когнитивная лингвистика, этнолингвистика, внутри которых процесс междисциплинарного синтеза и симбиоза продолжается...»



4. Функционализм. Главное требование функционализма - изучать язык в действии, при исполнении им его функций. Для новой научной парадигмы характерна переориентация научных интересов с преимущественного изучения внутренних закономерностей языковой системы на рассмотрение функционирования языка как важнейшего средства общения. В процессе лингвистических исследований должны быть «детально изучены и полностью раскрыты все законы и механизмы функционирования языка в его взаимодействии с познающим мир человеком».
Таким образом, лингвистический экспансионизм тесно связан с «экспланаторностью как стремлением найти каждому языковому явлению разумное объяснение и антропоцентризмом и функционализмом как тенденциями искать подобные объяснения в роли человеческого фактора в языке и выполнением языком определенных функций».

5. К рассмотренным принципам современного языкознания, по мнению ряда ученых, можно добавить еще два - текстоцентризм и семантикоцентризм.
Семантикоцентризм
. Вопрос о доминирующей стороне языка - плане выражения и плане содержания - по-разному решался на разных этапах развития языкознания. В период господства системоцентрического подхода семантика не достигла значительных успехов и «лишь обращение к антропоцентризму на новой, более высокой основе дало возможность продвинуться в ее изучении». Семантикоцентрические идеи - идеи о господстве содержательной стороны языка - нашли отражение в работах Э. Сепира, А. Вежбицкой, представителей Московской семантической школы. Ю.Д. Апресян, анализируя особенности развития семантических теорий в конце XX века, указывает на расширение объекта семантики, отмечая, что им «являются ... любые языковые значения, т.е. значения лексем, граммем, дериватем, синтаксических конструкций и т.д.

Текстоцентризм. Наиболее ярко особенности антропоцентрической лингвистики проявляются в исследованиях текста, поскольку «все языковые реалии приобретают истинный смысл только в тексте. Без указания на то, как та или иная языковая единица или категория участвует в создании определенного типа текста, представление о языке будет неполным». Текст невозможно изучать вне человека, являющегося его создателем и адресатом. Текст отражает образ мира, запечатлевает в себе динамику мысли и способы ее представления с помощью языковых средств.

Таким образом, основными принципами новой лингвистической парадигмы являются антропоцентризм, экспансионизм, функционализм, экспланаторность, семантикоцентризм и текстоцентризм. В рамках названной парадигмы и в соответствии с ее принципами плодотворно развивается несколько научных направлений, наиболее значимыми из которых являются когнитивная лингвистика и лингвокультурология
Лекция 4. Антропологическое направление в изучении языка

В отечественной лингвистике об антропоцентризме как основном принципе современной лингвистики заговорил Ю.С. Степанов, анализируя концепцию Э. Бенвениста: «Язык создан по мерке человека, и этот масштаб запечатлен в самой организации языка; в соответствии с ним и язык должен изучаться. Поэтому в своем главном стволе лингвистика всегда будет наукой о языке в человеке и о человеке в языке».

Возникновение антропоцентрической парадигмы в языкознании было предопределено, поскольку сам язык антропоцентричен по своей сути, «человек запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции, свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе, свои отношения к коллективу людей и другому человеку». Взгляд исследователя перемещается с объекта познания на субъект, анализируется человек в языке и язык в человеке.

Сущность антропоцентризма как основного принципа лингвистических исследований заключается в том, что «научные объекты изучаются прежде всего по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования. ... Человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, он вовлечен в этот анализ, определяя его перспективы и конечные цели».



Лекция 5. Сравнительно-исторический метод
1. Условия, подготовившие сравнительно-исторический метод

Сравнительно-исторический метод подготавливался, вызревал в течение длительного времени, насчитывавшего столетия. Это есте­ственно, ибо он представлял и представляет собой не только и не столько известную формально-научную, сугубо техническую проце­дуру, хотя и это важно, сколько отражение определенного уровня культуры и уровня осознания этой культуры. Это прежде всего до­статочно строгая и вместе с тем гибкая концепция, опирающаяся на обширную фактологическую базу. Она не могла сложиться вдруг, революционным путем. Нужны были соответствующие условия, к числу которых относятся:



  1. Расширение лингвистического, языкового кругозора, начавшее­ся с эпохи Возрождения и положившее конец средневековой узости. Оно выражалось, в частности: а) в росте интереса к греческому язы­ку (наряду с латинским - главным языком средневековья), восточ­ным языкам, главным образом - семитским (древнееврейскому, арабскому, сирийскому); б) в введении в круг филологических (лингвистических) интересов живых европейских языков (составле­ние эмпирических грамматик этих языков, словарей, в том числе и многоязычных, и т.д.); это имело своим результатом выявление не только необычайного разнообразия языков, но и необходимости со­поставления их в поисках сходных черт; предпринимаются первые попытки классифицировать языки.

  2. Неудовлетворенность философскими, рациональными, во мно­гом спекулятивными, общими теориями, оторванными от реальной картины разнообразия языков; преодоление догматических представ­лений о языке как феномене вечном и неподвижном.

  1. Осознание связи языка с формами культуры, с народным ми­ровоззрением, характером и обычаями, что приводит к включению языка в широкий культурный контекст с подвижными границами, определяющимися этнически, исторически, географически и т.д.

  2. Всеобщее распространение принципа историзма, начавшееся с естественных наук и затем охватившее и общественные науки. Приходит осознание того, что все социальные институты - закон, обычаи, религия, экономика, социальные классы и языки - непре­рывно изменяются, объяснение различных состояний этих институ­тов в тот или иной период с помощью абстрактных принципов уже не удовлетворяло ученых; подобным объяснениям стали предпочи­таться описания развития указанных социальных институтов из не­которого предшествующего состояния - с учетом объективных внешних условий, вызвавших то или иное изменение.

  3. Открытие санскрита как генетически родственного европей­ским. В 1786 г. английский востоковед и юрист Уильям Джоунз в докладе, прочитанном в Азиатском обществе в Калькутте, пришел к выводу о том, что санскрит обнаруживает с древнегреческим и ла­тинским языками такое сходство как в корнях глаголов, так и в их грамматических формах, которое нельзя объяснить случайным сов­падением. Это сходство настолько разительно, что каждый филолог, столкнувшись с ним, должен неминуемо прийти к выводу о том, что эти языки имеют общий источник, который, возможно, уже не суще­ствует. Хотя Джоунз и не предложил разработанной методики, приведшей его к такому заключению, сам факт констатации генети­ческого родства между языками, разделенными огромными расстоя­ниями, распространенными на разных континентах, имел выдающе­еся значение: он направлял исследовательскую мысль на необходи­мость более развернутых сравнительных работ с привлечением как указанных им, так и других языков, поиски общего источника, воз­можно, уже не существующего. Следовательно, сравнение должно было бы вестись с учетом фактора времени, т.е. исторически.

Таким образом, к концу XVIII в. ход развития филологической мысли вполне подводил к тому, чтобы изучение языков велось, с од­ной стороны, в сравнительном плане (для выявления сходств между ними) и, с другой, - в историческом (для решения вопроса об изме­нении языка в связи с изменениями в социальных институтах, в на­родном мировоззрении - таковы были методологические устремле­ния филологов-романтиков, а также в поисках ответа на вопрос, ка­ков общий источник родственных языков). Временем, состоянием и запросами самой филологии была поставлена грандиозная задача, решение которой зависело от того, будет ли найден достойный этой задачи и надежный научный метод. И он был предложен - это срав­нительно-исторический метод, с открытием и внедрением которого языкознание превращается в подлинную науку.

2. Понятие сравнительно-исторического метода - научный метод, с помощью которого путём сравнения выявляется общее и особенное в исторических явлениях, достигается познание различных исторических ступеней развития одного и того же явления или двух разных сосуществующих явлений; разновидность исторического метода. Сравнительно-исторический метод позволяет выявить и сопоставить уровни в развитии изучаемого объекта, произошедшие изменения, определить тенденции развития.

Можно вычленить различные формы сравнительно-исторического метода: сравнительно-сопоставительный метод, который выявляет природу разнородных объектов; сравнение историко-типологическое, которое объясняет сходство не связанных по своему происхождению явлений одинаковыми условиями генезиса и развития; историко-генетическое сравнение, при котором сходство явлений объясняется как результат их родства по происхождению; сравнение, при котором фиксируются взаимовлияния различных явлений.



Сравнительно-исторический метод — совокупность приемов, позволяющих доказать родство определенных языков и восстановить древнейшие факты их истории. Метод был создан в XIX в., его основоположники — замечательные ученые Расмус Раек (Дания), Франц Бопп (Германия), Якоб Гримм (Германия) и Александр Востоков (Россия).

Слова в нескольких языках могут быть похожи, потому что один язык их заимствовал у другого. Но есть слова, которые заимствуются редко: простейшие числительные, прилагательные, обозначающие самые обычные признаки, названия частей тела, близких степеней родства и т. д. Не заимствуются окончания спрягаемых и склоняемых слов. И они-то как раз бывают в языках очень похожими. Причина может быть одна: они являются развитием одного слова-предка, а языки, в которых существуют такие слова,— потомки одного праязыка. В каждом языке звуки развиваются и изменяются не хаотично, а закономерно. Например, если в какой-то позиции звук [д] заменяется (в определенную эпоху) звуком [т], то такая замена осуществляется во всех словах данного языка. В результате этого родственные языки, изменяясь, сохраняют закономерные отношения между звуками исконных (незаимствованных) слов. Один язык сохранил [д], а другой во всех словах в данной позиции заменил его на [т]. Тогда существует такое соответствие: украинское [д] на конце слова соответствует русскому [т] в той же позиции.




3. Приемы сравнительно-исторического метода

Для реконструкции истории языков исследователи пользуются сравнительно-историческим методом, включающим следующие основные приёмы исследования: 1) внешняя реконструкция (сравнительно-исторический метод в узком смысле) — обнаружение генетически тождественных морфем и слов в родственных языках и выявление в них результатов регулярных звуковых изменений исходного языка (праязыка), построение его гипотетической модели и правил выведения конкретных морфем языков-потомков из этой модели. При сохранении в языках достаточно большого числа родственных морфем и не слишком сложной фонетической истории языков-потомков результаты регулярных звуковых изменений выступают в форме непосредственно наблюдаемых регулярных звуко-соответствий между родственными языками. В противном же случае эти звуковые изменения удаётся проследить, лишь реконструировав промежуточные этапы развития (например, праязыки подгрупп и групп в составе семьи языков); 2) внутренняя реконструкция — обнаружение в системе отдельного языка явлений и соотношений, однозначно свидетельствующих о существовании некоторых элементов системы языка на более ранних этапах его истории (например, следы прежнего чередования аллофонов, сохраняющиеся в виде чередования фонем в алломорфах, сохранение следов прежних морфологических структур в реликтовых парадигмах и в виде супплетивизма и т.п.); 3) извлечение информации из анализа заимствованных слов (заимствования из языков, являющихся объектом реконструкции, и в эти языки); 4) извлечение информации из данных топонимики. Полученные реконструкции охватывают все стороны системы языка: фонологию, морфонологию, морфологию, лексику, отчасти синтаксис. Эти реконструкции, однако, не могут быть непосредственно отождествлены с исторически реальным языком-предком, они лишь моделируют имеющуюся информацию о нём как об исторической реальности, неизбежно неполную из-за невозможности реконструировать те корни, фонемные противопоставления и пр., которые исчезли во всех языках-потомках из-за трудностей временного разграничения.






Лекция 6. Методы структурной лингвистики
1. Общее понятие о структурной лингвистике.

Структурная лингвистика — языковедческая дисциплина, предметом которой является язык, изучаемый с точки зрения своего формального строения и организации его в целом, а также с точки зрения формального строения образующих его компонентов как в плане выражения, так и в плане содержания. Складывается структурное направление в языкознании, в котором язык начинает рассматриваться прежде всего как одна из знаковых систем, и на его исследование распространяется семиологический / семиотический принцип, требующий учитывать при анализе каждого из элементов знаковой системы те его признаки, благодаря которым он оказывается дифференцирован от всех других элементов данной системы и сохраняет тождество самому себе во всех его индивидуальных реализациях, во всех возможных вариантах.

Язык предстает как сложная многоуровневая система, включающая в себя множество взаимосвязанных и взаимообусловленных дискретных элементов (и ряд взаимосвязанных, образующих иерархию в рамках целого подсистем, которые включают в свой состав элементы определенного рода). Преимущественное внимание со стороны представителей этих направлений уделяется не столько субстанции языковых элементов, сколько их реляционным характеристикам, которые они получают, функционируя в структуре языка как члены отношений и зависимостей. Язык сводится в большей или меньшей степени к структуре, т.е. сети отношений между ее элементами. Объявляется зависимость языкового элемента от системы в целом, от его места по отношению к другим элементам и к языковому целому. Дифференциальное содержание (совокупность различительных признаков) элемента выявляется через проверку его противопоставлений (оппозиций и контрастов) другим элементам либо в парадигматическом классе, либо в синтагматической последовательности.



Анализ текста / высказывания в качестве исходного материала проводится с целью: а) выделения в нем обобщенных инвариантных единиц (фонем, морфем, схем предложений), соотносящихся с конкретными речевыми сегментами; б) определения границ варьирования языковых единиц при условии сохранения ими самотождественности; в) установления правил перехода от языковой системы (от глубинного представления) к речевой реализации (к поверхностной структуре). Статическая структурная лингвистика стала потом базой для формирования динамической генеративной лингвистики (прежде всего порождающей трансформационной грамматики Н. Хомского), для первоначальной разработки и решения задач в области машинного перевода, для развития новых областей прикладной лингвистики, для возникновения структурной типологии языков. В структурном языкознании сформировался ряд строгих методов, предназначенных для синхронического описания языка. Лингвисты вновь обратились к принципу логицизма, стали использовать достижения новой (реляционной) логики и прежде всего такие дисциплины, как логический синтаксис, а затем и логическая семантика. Благодаря структурализму в языкознание стали проникать математические методы исследования (математическая логика, теория множеств, топология, теория алгоритмов, теория графов, теория вероятностей, теория информации, математическая статистика и т.д.).
  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет