Ковалевская Любовь Петровна, преподаватель живописи мгта геометрическая абстракция в искусстве



жүктеу 71.04 Kb.
Дата11.06.2016
өлшемі71.04 Kb.

Электронное научное издание «Труды МГТА: электронный журнал»



Ковалевская Любовь Петровна,

преподаватель живописи МГТА
Геометрическая абстракция в искусстве
Статья посвящена одному из самых интересных и загадочных явлений в искусстве ‒ абстракции, а именно, геометрической абстракции, которая получила широкое распространение в декоративно-прикладном искусстве, а также в живописи и архитектуре в XX веке.

Ключевые слова: геометрическая абстракция, конструктивизм, формализм, нефигуративное искусство.



«Всегда требуют, чтобы искусство

было понятно, но никогда

не требуют от себя приспособить

свою голову к пониманию».

К.Малевич.
В начале ХХ века зарождается новая форма искусства – абстракция. Однако ни одно явление в искусстве не может появиться, если оно не предуготовано ходом истории. В истории человечества, в архитектуре и в декоративно-прикладном искусстве абстракция всегда присутствовала – это был орнамент. Но то, что абстракция может быть не только орнаментом, но и живописью – открытие ХХ века.

Начиная со времён римской империи, до первых попыток создания автомобиля перед глазами человека проходил один и тот же ритм, одна и та же оптика. Всё меняется, как только на дорогах появляются автомобили, а в небо взлетают первые воздухоплавательные аппараты. Мир меняется, и меняется восприятие мира. Появляются смелые люди, ищущие новый язык и в творчестве. Этим новым языком стала абстракция. Беспредметное искусство развивалось по двум основным направлениям. В первом – искалась параллель цветовых сочетаний с музыкальным ритмом. Второе направление создавало геометрическую абстракцию, которая имела ряд ответвлений. Лучизм Михаила Ларионова, возникший как отражение новых открытий в физике; эксперименты Владимира Татлина в области формализма с переходом в конструктивизм; супрематизм Казимира Малевича; цветовые пятна в ассиметричных построениях Пита Мондриана, – всё это положило начало развитию новой архитектуры и нового искусства. Геометрическая абстракция становится абсолютным лейтмотивом изобразительного искусства ХХ века. Если цвет до прихода супрематизма воспринимался как часть объекта, то с этого момента он отрывается от материи и формы. У цвета появляется самостоятельное содержание. Это дало начало нового художественного алфавита, который в дальнейшем имел широкую сферу применения и открыл новое пространство для творчества, которое теперь называется дизайн.

Первым, кто разложил фигуративное изображение на различные элементы, был В. Кандинский. Его первая акварельная работа в абстрактном стиле появилась в 1910 году. Это была попытка сложения нового языка, новых правил в изобразительном искусстве. Надо сказать, что конец XIX - начало ХХ века в России было временем необычайного подъёма духовных сил ‒ русский ренессанс.

Русское авангардное искусство в начале столетия было на передовой западноевропейского искусствоведения. И одной из центральных фигур – Казимир Малевич, стремившегося с помощью супрематизма найти художественный путь выхода в духовный космос. Художественный критик Николай Пунин вспоминал: "Супрематизм расцвел пышным цветом. Вывески, выставки, кафе – все супрематизм". Но надежды художников-авангардистов на то, что новая власть будет строить новую жизнь с помощью новых форм в искусстве, не оправдались. С 21-го года, после высказывания Ленина о том, что ему нужны альтернативы «всем этим футуристам», история коренным образом изменилась. Искусство авангарда уже вызывало раздражение властей, и осенью 1930 года Малевич был арестован как «германский шпион».



Но это было потом, а во время революции 1905–1907 гг. Казимир Малевич участвует в баррикадных боях. Он принимает революцию, но гораздо притягательнее для него были бои, связанные с реформированием искусства. Малевич много и с интересом работает. Он создаёт декорации и эскизы костюмов к футуристической опере «Победа над Солнцем», применяет свои художественные теории в скульптуре, создаёт объёмные супрематические модели из деревянных и гипсовых блоков –архитектоны. Постепенно беспредметное искусство стало восприниматься как самодостаточная форма.

Человеком, который наряду с Малевичем и Кандинским сыграл огромную роль в развитии абстракции и, в частности, геометрической абстракции, был Пит Мондриан.



Он работал примерно в те же годы, в которые происходило становление нефигуративного искусства в советской России. Мондриан развил теорию геометрической формы как образ схематического распределения цвета. В его представлении то, что нас окружает, состоит из модулей. Модуль – своего рода кирпич, из которого сложена реальность. Пит Мондриан ищет этот модуль в своей живописи. И в 1912-1919 гг. появляются композиции с заполняющей холст модульной сеткой.




И хотя композиции Мондриана, в отличие от работ Малевича, имеют сетчатую иконографию, по сути, это очень близкие геометрические построения. Малевич утверждал, что он смотрит на реальность, «расслабив» зрение и видит совокупность цветовых пятен.

Но какое значение имела в начале ХХ в. геометрическая абстракция?

В конце XIX начале XX вв. художники, работающие в декоративно-прикладном направлении, воспринимались как просто ремесленники, как художники второго сорта. Всё меняется после того, как Малевич и другие художники обращают своё внимание на набивные ткани. Они начинают переносить опыты геометрической абстракции, методы декоративно-прикладного искусства в раппорты орнамента.


Кроме того Малевич занимается фарфором. Естественно, всё это начало разрушать академическую систему и, по мнению того же Малевича, доказывать, что супрематизм – высшая стадия академической живописи, так как музейное искусство проверяется именно производством.

С течением времени о художниках-абстракционистах подзабыли, пока вначале 50-х гг. не развиваются идеи пластической абстракции Барнетта Ньюмана. Его программная работа «Адам» появляется в 1951 году.

Чтобы понять, в чём суть этой работы, надо вспомнить высказывание Малевича о том, что хорошая абстракция должна иметь пространственную глубину. Если абстракция не имеет пространственных планов, то это аппликация, просто эклектическое наложение цветовых пятен. А Кандинский, в свою очередь, говорил о звуковой глубине абстрактных работ. В работе «Адам» мы видим вертикальные полосы разной толщины, что позволяет нашему глазу поневоле выстроить пространственную глубину. Тонкая ниточка, будто издалека, задаёт перспективное удаление. Перспективное построение без пространства. Сейчас это, возможно, смотрится немного наивно, но в среде, где не была принята геометрическая абстракция, это оказалось значительным художественным высказыванием. И далее Ньюман создаёт примитивно-упрощённую композицию, которая станет практически иконой минимализма.



Находясь внутри этой инсталляции, зритель живописи не видит, но осознаёт важную составляющую живописи – ритм. Чёрный и белый – два крайних полюса спектра. Между ними находится вся бесконечность цветового ряда. Выстраивая ритмическое поле, художник задаёт новое ритмическое пространство, которое меняет пространство белого куба зала. И неудивительно, что в начале 60-х годов, после того как произошёл переход от картины к арт-объекту, появляются пространственные картины, а далее и собственно объекты. Начался выход «за пределы картины».

На эффект, когда абстрактная картина начинает казаться пространством, обратил внимание основатель минимализма Дональд Джадд. Он смастерил несколько рам, которые, как объёмные рельефные объекты или полки, стали оформлять живописные произведения. Далее создаётся уже не картина, но ещё и не арт-объект. Джадд стал добавлять в свои работы трехмерные элементы. Поначалу художник использовал технику рельефов, но позже совсем отказался от использования нематериальных художественных средств в пользу конструирования полностью автономных структур.



Появляются предметы интерьера и сами интерьеры, выполненные в минималистическом направлении.

А уже отделение объекта от стены было лишь вопросом времени. Буквально через год появляются объекты из бетона. Художник экспериментирует в жанре инсталляций, выставляя свои значительных размеров работы на открытом пространстве.




Дальше минималисты работают со светом. В 60-е годы возникают световые инсталляции из флуоресцентных ламп Дэна Флавина.

Малевич утверждал, что искусство должно окружать зрителя во всём, должно быть везде – в интерьере, на улице. Минималисты эту идею продолжили. Если бы идеи К.Малевича были пустыми, они никогда бы не стали толчком для последующих стилей изобразительного и пластического искусства. В 60-е годы появляются поп-арт, хэппенинг, кинетическое искусство. Из геометрической абстракции рождается графический дизайн, который никогда не появился бы, если бы не супрематическая школа К.С.Малевича. "Чёрный квадрат" стал настоящей вехой в истории русского искусства двадцатого века. Один из учеников Малевича, В. В. Стерлигов, в 1970-е годы написал: «В этой форме бытия, квадрате, живут и сейчас… Как бы не относились к квадрату люди, положительно или отрицательно, варя в нём картошку или кашу, ненавидя его и друг друга, в искусстве и сейчас ещё живёт эта форма бытия». Малевич был человеком своего времени и человеком будущего. Он предложил язык для новой цивилизации.

В 70-е годы рождается еще один тип абстрактного искусства - «неоабстракция». Появляется компьютерная графика и вместе с ней уже в 80-е годы складывается школа «neo-geo», «новой геометрической абстракции», которая идет по пути К.Малевича и П. Мондриана.



Таким образом, круг абстрактного искусства замыкается. Абстракционизм это явление, которое в целом изменило взгляд на изобразительное искусство. Сегодня его методы активно используются в декоративно-прикладном искусстве, дизайне, фотографии, интерьере.



Ковалевская Л.П. Геометрическая абстракция в искусстве



©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет