Краткий очерк истории отечественной невропатологии восточно-сибирское книжное издательство



жүктеу 0.75 Mb.
бет1/5
Дата23.07.2016
өлшемі0.75 Mb.
  1   2   3   4   5
ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ

Проф. X. Г. ХОДОС


КРАТКИЙ ОЧЕРК


ИСТОРИИ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

НЕВРОПАТОЛОГИИ

ВОСТОЧНО-СИБИРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

1965
В кратком очерке автор излагает важнейшие факты из вековой истории отечественной невропатологии, зна­комит читателя с деятельностью крупнейших русских неврологов дооктябрьского и послеоктябрьского пе­риодов.

Автор делает интересную попытку охарактеризовать дореволюционную

невропатологию по деятельности ее виднейших представителей (А. Я. Кожевникова, В К. Рота, Л. О. Даркшевича, Л. С. Минора, Г. А. Россолимо, В. М. Бехтерева и др.), установить ее значение для советской невропатологии и выявить важнейшие особенности невропатологии нашего социалистического

государства.

В очерке хорошо обрисованы успехи советской нев­ропатологии, которые рассматриваются автором как частное выражение огромных достижений СССР в об­ласти науки, в хозяйственном и культурном строи­тельстве.

Брошюра рассчитана на врачей всех специальностей, студентов медицинских институтов, медицинских работников различного профиля. Но она будет прочитана с большим интересом также пропагандистами, советскими и партийными работниками, которым при­ходится работать в области культуры и здравоохра­нения.



ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ


НЕВРОПАТОЛОГИИ В РОССИИ. МОСКОВСКАЯ И ПЕТЕРБУРГСКАЯ ШКОЛЫ

Невропатология стала выделяться в качестве само­стоятельной ветви научной медицины только во второй половине девятнадцатого века, т. е. около ста лет на­зад. До этого учение о нервных болезнях являлось одним из разделов психиатрии или терапии. Возникновение и развитие невропатологии как научной клинической дис­циплины было подготовлено блестящими успехами в изучении анатомии, гистологии, физиологии и экспериментальной патологии нервной системы на протяже­нии предшествующих двух столетий, особенно же пер­вой половины девятнадцатого века, а также опытом в области патологии нервной системы человека, и накоп­ленным в терапевтической, психиатрической, хирурги­ческой и других клиниках.

В России отделение невропатологии от породивших ее медицинских дисциплин произошло значительно рань­ше, чем в других странах.

Первая русская клиника нервных болезней была от­крыта в 1869 г. в Москве А. Я. Кожевниковым. Это бы­ла первая в мире самостоятельная клиника нервных болезней. В странах Западной Европы и Америки нерв­нобольные еще долгое время ютились на задворках терапевтических стационаров. Даже во Франции, где во второй половине девятнадцатого века работал всемирно известный невропатолог Ж. Шарко (Жан Мар­тен Шарко, 1825—1893), нервная клиника была откры­та только в 1882 г. в Париже.

Вторая русская клиника нервных болезней была ор­ганизована в 1881 г. И. П. Мержеевским при Военно-медицинской академии в Петербурге.

В последующем клиники были организованы при ка­федрах нервных и душевных болезней университетов, имевших в своем составе медицинские факультеты, в Ка­зани, Киеве, Харькове, Одессе и др. С самого возникно­вения отечественной невропатологии в ней естественно сформировались две основные школы — московская и петербургская, ставшие центрами подготовки научных и педагогических кадров. Московская школа развивала главным образом клинико-морфологическое направле­ние, петербургская — уделяла много внимания биолого-физиологическим проблемам в невропатологии.

Выдающимися представителями московской школы были А. Я- Кожевников, В. К. Рот, С. С. Корсаков, В. А. Муратов, Г. И. Россолимо, Л. С. Минор, Л. О. Даркшевич, М. С. Маргулис, Е. К. Сепп, А. М. Гринштейн и другие, а петербургской — И. П. Мержеевский, В. М. Бехтерев, М. П. Жуковский, Л. В. Блуменау, М. И. Аствацатуров, Б. С. Дойников, М. П. Ни­китин и др. Ответвлением московской школы была казанская школа невропатологов, основанная Л. О. Даркшевичем.

Для характеристики отечественной невропатологии дооктябрьского периода мы отметим важнейшие факты из деятельности ее наиболее крупных представителей. Понятно, что здесь это может быть сделано только в са­мом сжатом виде.

Алексей Яковлевич Кожевников (1836—1902) после окончания медицинского факультета Московского уни­верситета работал ассистентом на кафедре госпиталь­ной терапии у профессора И. В. Варвинского. Заинтере­совался патологией нервной системы и свою докторскую диссертацию посвятил изучению этиологии, клиники и патологической анатомии сухотки спинного мозга. А. Я. Кожевников организовал клинику и возглавил ка­федру нервных болезней Московского университета в качестве ее первого профессора. Круг научных интере­сов Кожевникова был весьма широким. Он оставил после себя около 40 научных работ — сравнительно не много, но каждая из этих работ являлась ценным вкладом в науку, обогащала новую клиническую дисциплину фундамен­тальными данными. Кожевников первый точно установил на гистологи­ческих препаратах, что осевоцилиндрические отростки гигантских пира­мидных клеток коры непосредственно переходят в мякотные волокна пирамидного пути и что аксоны клеток Пуркинье коры мозжечка также дают начало миелиновым волокнам. До этого исследования Кожевникова вопрос о том, куда направляются отростки нервных клеток и из чего состоят нервные проводники, не был решен. Легко понять, какое первостепенное значение имело это открытие для дальнейшего развития морфологии и физиологии нервной системы. Кожевников доказал наличие самостоятельного, обособленного ядра у лицевого нерва в противовес мнению некоторых прежних исследователей о существовании общего ядра у лицевого и глазодвигательного нервов. В 1883 г., когда острый эпидемический полиомиелит еще был мало изучен, Алексей Яковлевич заинтересовался его патоморфологией и впервые подробно описал характерные для данного заболевания воспалительные изменения в передних рогах спинного мозга. В 1894 г. Кожевников описал новую форму эпилепсии: Epilepsia corticalis sive partialis continua, которая известна во всем мире под названием кожевниковской эпилепсии.

Алексей Яковлевич был не только крупным ученым, мыслителем, новатором, но и замечательным врачом. Когда ему в 1895 г. университетом было сделано почетное предложение выступить с актовой речью, он посвятил ее психотерапии, причем очень высоко оценил целебное значение психического воздействия врача на боль­ного. «...Во всяком случае, психотерапия, т. е. пользова­ние душевными силами, как лечащим средством, должна играть крупную роль в ряду тех средств, которыми пользуется врач для лечения своих пациентов». Кожев­ников уделял много внимания постановке учебного про­цесса на кафедре, написал учебник для студентов («Нервные болезни и психиатрия», 1883), воспитал ряд талантливых учеников, таких, как В. К. Рот, С. С. Кор­саков, Л. С. Минор, Г. И. Россолимо, А. А. Корнилов и др. Кожевников был также прекрасным организатором. Он хорошо организовал свою клинику нервных болез­ней как базу для лечения больных, обучения студентов и научно-исследовательской работы. По его инициативе и по его плану строилась новая психиатрическая клиника Московского университета (на Девичьем поле), во главе которой стал С. С. Корсаков. В 1890 г. А. Я. Кожевниковым было основано Мос­ковское научное общество невропатологов и психиат­ров. Общество сыграло крупную роль в развитии научной невропатологии и психиатрии в России и организации психоневро­логической помощи насе­лению.



Владимир Карлович Рот (1848—1916) был ближайшим учеником Кожевникова и преемником его на кафедре. В течение многих лет Рот работал над проблемой мышечных атрофий. Его исследования дали возможность лучше разобраться в огромном, но хаотическом материале но про­грессирующим мышечным атрофиям, накопленном клиникой. Рот отделил неврогенные амиотрофии от миогенных, так называемых миопатий. Ему принадлежит приоритет в описании невральной амиотрофии. В 1887 г. вышла работа Рота «Обзор прогрессивных мышечных атрофии», в 1889 г. – работа «О боковом амиотрофическом склерозе и его отношении к прогрессивной атрофии мышц», а в 1895 г. была опубликована его классическая монография «О мышечной сухотке», за которую автору была присуждена (без за­щиты диссертации) степень доктора медицины и при­своено звание экстраординарного профессора. Много внимания уделил Рот клинике и патологической анато­мии сирингомиелии, он по праву считается одним из создателей учения о спинальном глиозе. В 1895 г. Рот описал особую форму невралгии (неврита) наружного кожного нерва бедра — meralgia paraesthetica, которая носит название «болезни Рота». В. К. Рот опубликовал всего около 30 научных работ, но каждого, кто знако­мится с научным наследием Владимира Карловича, по­ражает глубина знаний автора этих работ по изучае­мым им вопросам, тщательность произведенных им ис­следований, безукоризненная четкость формулировок, предельная ясность мысли ученого.

В. К. Рот был талантливым клиницистом, чутким, внимательным врачом, любившим своих больных, зор­ким наблюдателем и активным терапевтом. Много вре­мени и сил отдавал Рот организаторской и обществен­ной деятельности. Ему удалось построить специальное четырехэтажное здание для музея имени Кожевникова, основать Неврологический институт с хорошо оборудованными лабораториями. Он значительно расширил клинику нервных болезней, созданную Кожевниковым, и отделение для хронических больных при клинике, что повело к дальнейшему улучшению учебной и научно-ис­следовательской работы кафедры. Рот принимал актив­ное участие в организации неврологической и психиат­рической помощи населению Москвы. Он боролся за организацию общедоступных санаториев для нервно­больных. В. К. Рот пользовался огромным авторитетом среди московских врачей всех специальностей как уче­ный, врач и общественный деятель, всегда принципиаль­ный, бескорыстный, кристально честный и нелицеприят­ный, как мужественный человек, смело отстаивавший свои передовые взгляды. В 1911 г. Рот вместе с рядом других профессоров оставил кафедру и ушел из универ­ситета в знак протеста против реакционной деятельнос­ти царского министра просвещения Кассо.



Владимир Александрович Муратов (1865—1916), преемник В. К. Рота, выполнил в 1893 г. диссертацию «Вторичные перерождения при очаговых страданиях двигательной сферы мозговой коры». Заведовал кафед­рой нервных болезней Московского университета с 1911 по 1916 г. Совместно с Ротом написал работу «К патологии большого мозга». В. Л. Муратов изучал травматические и сосудистые поражения головного мозга, эпилепсию, симптоматологию мозговых инсуль­тов, нервные заболевания детского возраста, в частнос­ти полиомиелит. Им описана клиническая разновид­ность симптоматической хореи, связанная с поражени­ем верхних ножек мозжечка. В 1898 г. напечатал книгу «Клинические лекции по нервным болезням детского возраста», в 1917 г.— «Руководство к изучению болез­ней нервной системы», вып. I. Особенно много внима­ния уделил В. А. Муратов детской невропатологии и гиперкинезам.

Григорий Иванович Россолимо (1860—1928) написал около 100 на­учных работ, из которых 54 посвящены вопросам невропатологии, а осталь­ные — прикладной пси­хологии, педагогике. Рос­солимо был крупнейшим, всемирно известным не­вропатологом, талантли­вым педагогом и ученым, руководил кафедрой нервных болезней с 1917 по 1928 г. На экспериментальном и клинико-анатомическом материале Рос­солимо изучил расположение и ход чувствительных пу­тей в спинном мозгу, центральный путь пучка Говерса, медиальную петлю.

Многие его работы посвящены изучению различных заболеваний нервной системы (множественного склеро­за, сирингомиелии, спинной сухотки, травматических поражений и др.) Россолимо описал рецидивирующую форму интерстициального гипертрофического неврита, которую называют невритом Россолимо. Им открыт (1902—1908), описан и хорошо изучен новый симптом поражения пирамидного пути — патологический реф­лекс Россолимо, один из самых достоверных пирамидных знаков. Симптом этот получил мировое признание, ему посвящена обширная литература на всех языках. Россолимо живо интересовался инструментальными ме­тодами исследования, дающими возможность объектив­но, в цифрах, определить степень нарушения той или иной функции, и сам предложил для этого несколько приборов (клонограф, диадохокимограф и др.).

Наряду с невропатологическими проблемами Григо­рия Ивановича Россолимо привлекали к себе вопросы воспитания, экспериментальной психологии, борьбы за нервно-психическое здоровье детей. По этим вопросам он опубликовал ряд работ и часто выступал с публич­ными лекциями. Россолимо активно участвовал в рабо­те Педагогического общества при Московском универ­ситете и Общества экспериментальной психологии, в течение последних 10 лет своей жизни он был председателем Московского общества невропатологов и психиатров, многие годы был редактором «Журнала невро­патологии и психиатрии имени С. С. Корсакова». Скромный, доступный и благожелательный к людям, особенно к научной молодежи, Россолимо привлекал к себе студентов, молодых врачей, воспитывал у них лю­бовь к науке, в частности к невропатологии, в его кли­нике постоянно работало много врачей, из ее стен вышло большое число образованных невропатологов и вид­ных ученых. Коллективом сотруднике в Россолимо под его руководством и при его участии был издан (1923) учебник нервных болезней — первый советский учебник по невропатологии. Много сделал Россолимо для детской невропатологии как в научном, так и в организа­ционном отношении. В клинике Россолимо было созда­но первое в мире отделение для нервнобольных детей. По своим политическим взглядам Григорий Иванович примыкал к прогрессивной профессуре. Вместе со мно­гими другими преподавателями он в 1911 г. оставил ка­федру в знак протеста против черносотенной политики Кассо и смог вернуться в клинику лишь при советской власти, когда и был избран профессором, заведующим кафедрой (1917).

Сергей Сергеевич Корсаков (1854—1900), ближай­ший ученик А. Я. Кожевникова, был замечательным психиатром, талантливым клиницистом, основоположни­ком московской психиатрической школы и корифеем мировой психиатрии. Корсаков умер молодым, на ка­федре проработал всего 12 лет, но его организаторская и научная деятельность на многие годы определила пу­ти развития отечественной психиатрии и утвердила ее мировое значение. Он ввел «режим нестеснения» в пси­хиатрических больницах и оставил ряд важных клини­ческих работ, из которых особенно большое значение имело описание (1887) алкогольного полиневритического психоза, известного в мировой литературе под назва­нием корсаковского психоза. Корсаков выделил это заболевание в самостоятельную нозологическую едини­цу, положив тем самым начало новому нозологическому направлению в психиатрии задолго до Крепелина (1856— 1926). Работы Корсакова об алкогольном полиневрите представляют большой интерес и для невропатолога. С. С. Корсаков был активным общественным деятелем, организатором психоневрологической помощи, страст­ным борцом против алкоголизма, религиозных суеверии, идеалистических концепций в психиатрии, убежденным пропагандистом психофизического монизма.

Психиатрической клинике первого Московского ме­дицинского института, в которой работал Сергей Серге­евич, присвоено имя С. С. Корсакова. Во дворе клиники установлен бюст великого психиатра. На пьедестале памятника — надпись: «С. С. Корсакову — гуманисту, мыслителю, ученому». Его имя присвоено также веду­щему журналу русских невропатологов и психиатров, основанному в 1901 г. и продолжающему выходить в на­стоящее время («Журнал невропатологии и психиатрии имени С. С. Корсакова»).



Ливерий Осипович Даркшевич (1858—1925) был уче­ником В. К. Рота. Он явился основоположником и орга­низатором казанской школы невропатологов. Трудами Даркшевича здесь была создана образцовая клини­ка с лабораториями и физиотерапевтическим отде­лением. В 1917 г. Даркшевич возвратился в Москву, возглавив кафедру нервных болезней Государственного института медицинских знаний (ГИМЗ), где он проработал до конца жизни. До 1923 г. Даркшевич был ректором этого вуза. Научное наследие Дар­кшевича составляет свы­ше 60 работ, из которых 15 посвящены вопросам морфологии нервной си­стемы. Л. О. Даркшевич впервые описал ядро зад­ней спайки головного мозга, названное «ядром Даркшевича». Он устано­вил ход зрачковых воло­кон зрительного нерва, изучал ядра переднего двухолмия, ядро добавочного нерва, морфологию веревчатого тела, ход восходящих чувствительных волокон в спинном мозгу и некоторые другие вопросы тонкого строения центральной нервной системы. Клинические работы Даркшевича посвящены полиневриту, эпилепсии, мышечным атрофиям, рециди­вирующему параличу глазодвигательного нерва, хрони­ческому полиомиелиту, сухотке спинного мозга и другим актуальным для того времени вопросам. Даркшевич вы­ступил убежденным сторонником сифилитической этио­логии сухотки спинного мозга тогда, когда этот вопрос еще являлся предметом страстных споров. Будучи актив­ным терапевтом, Даркшевич широко применял специфи­ческое лечение ранних и поздних сифилитических пора­жений нервной системы, пытался лечить эпилепсию церебрином, инфекционные невриты и миелиты — противостафилококковой и противострептококковой вакци­нами, нередко привлекал известных казанских хирургов (Н. А. Геркена, В, И. Разумского) для оперативного лече­ния опухолей головного и спинного мозга, кожевниковской эпилепсии и некоторых других страданий нервной системы. Л. О. Даркшевич был замечательным лектором. Он умел заинтересовать студенческую аудиторию, удивительно просто, ясно, доходчиво и в то же время на высоком научном уровне освещая самые сложные вопросы невропатологии, Даркшевич составил трехтомное руководство по нервным болезням, которым зачитывались его слушатели и которое не потеряло своего значения до сих пор. Этой работой он занимался 15 лет. Это вполне оригинальный труд, отражающий большой лич­ный опыт автора и руководимой им клиники, который в то же время исчерпывающе знакомит с основной ли­тературой по каждому вопросу. При этом Даркшевич обнаруживает блестящую эрудицию, прекрасное знание мировой неврологической литературы и умение отделить достоверное от малодостоверного и гипотетического. Руководство Написано великолепным литературным языком и в этом отношении может служить образцом для авторов научных работ по медицине, особенно же для составителей учебников. Даркшевич был талантли­вым организатором. Совместно с В. М. Бехтеревым он основал в Казани научное общество невропатологов и психиатров и был председателем этого общества. Соз­дал журнал «Неврологический вестник», завоевавший авторитет у невропатологов и психиатров всей России. Ливерий Осипович горячо интересовался общемедицин­скими проблемами. Он состоял председателем Общест­ва врачей при Казанском университете и редактором издававшегося в Казани общемедицинского журнала. Даркшевич организовал в Казани первую в России ле­чебницу для страдающих алкоголизмом.

В последние 8 лет своей жизни Ливерий Осипович внес большой вклад в строительство советской высшей школы. Л. О. Даркшевич был обаятельным человеком, высокогуманным врачом, доступным руководителем, че­ловеком большой культуры. По политическим взглядам он примыкал к самым передовым группировкам казан­ской профессуры. Клиника нервных болезней, созданная Даркшевичем, славилась далеко за пределами Казани. Она привлекала больных со всего Поволжья, Урала и даже из Сибири и центральных областей Европейской России. Из казанской школы вышли многие видные не­вропатологи, которые позднее стали профессорами и в советское время возглавили кафедры нервных болезней. Среди них профессора А. В. Фаворский, И. И. Русецкий (Казань), Н. Е. Осокин (Саратов), В. П. Первушин (Пермь), П. И. Эмдин (Ростов) и другие.



Лазарь Соломонович Минор (1855 — 1942) окончил Московский университет в 1879 г., после чего учился у Кожевникова, Шарко, Вестфаля, Менделя, в течение многих лет работал в крупнейших лечебных учреждени­ях Москвы. С 1910 по 1932 г. возглавлял кафедру нерв­ных болезней второго Московского медицинского ин­ститута. Талантливый клиницист, высокообразованный врач, прекрасно эрудированный в мировой литературе по своей специальности, живой, остроумный лектор, он пользовался большой любовью больных и студентов и непререкаемым авторитетом у врачей. Л. С. Минор – один из организаторов и наиболее активных деятелей Московского общества невропатологов и психиатров. Его яркие выступления при обсуждении научных докла­дов, при разборе демонстрируемых больных имели боль­шое воспитательное значение.

Л. С. Минор одним из первых описал клиническую картину центральной гематомиелии, расстройство элект­рического сопротивления кожи на одноименной половине головы и шеи при травме шейного симпатического нерва; первым описал симптоматологию поражении нижних поясничных и верхних крестцовых сегментов спинного мозга (синдром эпиконуса Минора), выделил особую форму семейного дрожания (Tremor multiparus macrobioticus Minori), описал новый симптом ишиаса («симптом посадки»). Книга Л. С. Минора «Лечение нервных болезней» на протяжении десятилетий явля­лась настольным руководством для практических невро­патологов. Лазарь Соломонович много писал об алкого­лизме, эпилепсии и профессиональных заболеваниях нервной системы. Всего им выполнено около 175 работ. Учениками Л. С. Минора были профессора М. Б. Кроль, В. В. Крамер, А. М. Гринштейн, Л. Г. Членов, А. И. Златоверов и другие.



Евгений Константинович Сепп (1878—1957), ученик В. К. Рота, в течение 33 лет (1924—1957) руководил клиникой и кафедрой нервных болезней первого Мос­ковского медицинского института. Его докторская диссертация была посвящена морфологии переднего дву­холмия. Впоследствии Сепп описал четверохолмный рефлекс у человека и его изменения. Много работ он по­святил динамике мозгового кровообращения, эпилепсии, травме, патофизиологии и клинике симпатической нервной системы. Особенно интересовался эволюцией нерв­ной системы и написал фундаментальную книгу «Исто­рия развития нервной системы позвоночных». Совместно со своими сотрудниками написал учебник нервных болез­ней, выдержавший пять изданий. Е. К. Сеппа горячо волновали вопросы преподавания невропатологии в ме­дицинских институтах: он выступал с докладами и статьями на эту тему, активно участвовал в обсуждении учебных планов и программ медвузов. Среди учеников Сеппа много крупных невропатологов — Н. В. Конова­лов, Е. В. Шмидт, С. А. Саркисов, Н. И. Гращенков, М. Б. Цукер, Л. Я. Шаргородский, И. Д. Сапир и другие.

Михаил Семенович Маргулис (1879—1951) в течение 20 лет (1931 —1951) заведовал кафедрой нервных бо­лезней Центрального института усовершенствования врачей в Москве. Написал свыше 130 научных работ. Был крупным знатоком нейроинфекций. Много времени и труда посвятил изучению острого энцефалита, остро­го диссеминированного энцефаломиелита, хронического полиомиелита, рассеянного склероза, нейросифилиса. Особый интерес представляет капитальная монография Маргулиса об инфекционных заболеваниях нервной системы (1940). В последние годы своей жизни ученый много занимался проблемой рассеянного склероза. Сов­местно с М. Б. Кролем и Н. И. Гращенковым М. С. Мар­гулис написал учебник нервных болезней, вышедший тремя изданиями. Учениками Маргулиса являются Д. А. Шамбуров, Д. С. Футер, 3. Л. Лурье, Р. А. Шахнович, А. Б. Роговер, Г. X. Быховская и другие.

Александр Михайлович Гринштейн (1881 —1960) за­нял кафедру нервных болезней второго Московского медицинского института после смерти М. Б. Кроля и руководил ею в течение 20 лет. Окончил Московский университет (1904), невропатологию изучал в клиниках В. К. Рота (1906—1909) и Л. С. Минора (1910—1921). С 1921 по 1924 г. заведовал кафедрой нервных болезней в Воронеже, после чего был переведен в Харьков, где участвовал в организации Украинского психоневрологи­ческого института, проработал в нем 15 лет. А. М. Гринштейн опубликовал 135 научных работ. Одним из первых он стал изучать проводниковую анатомию полоса­того тела, выполнил ряд исследований по физиологии и общей патологии нервной системы, особенно вегетативного отдела ее, эпилепсии, нейроинфекциям, профпатологии, военной невропатологии, сосудистой патологии головного мозга, неврологии гипертонической болезни, вегетативным неврозам, патологии диэнцефальных по­ражений. Особенно много внимания уделил он изучению влияния коры на вегетативную иннервацию органов и тканей. А. М. Гринштейн написал замечательную книгу «Пути и центры нервной системы», обосновал новый ме­тод хирургического лечения каузалгии (преганглионарной симпатэктомией), оказавшийся весьма эффектив­ным и благодетельным для больных, описал передний шейный симпатический синдром (1945), установил не­сколько важных топических признаков поражения подбугорной области, написал краткий учебник нервных болезней на украинском языке. Активно участвовал в организации научно-исследовательской работы по пси­хоневрологическим проблемам.

Александр Михайлович был талантливым клиницис­том, высоко- и разносторонне образованным педаго­гом, стоявшим на уровне самых передовых достижений современной неврологии, скромным и обаятельным чело­веком.


Переходя к характеристике деятелей петербургской школы, надо прежде всего вспомнить И. М. Балинского.
  1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет