Кредо 4(140) апрель 2007г



жүктеу 0.77 Mb.
бет5/7
Дата14.06.2016
өлшемі0.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

МАРИЯ В ЖИЗНИ КАРМЕЛЯ 10

/изд. Босых кармелитов, Краков 2001/


Жена на гербе (продолжение)
В Европе уже была иная ситуация. Недоставало одной лишь святости жизни, отмеченной печатью молчания. Нужно было отвечать на фундаментальные вопросы: кем являетесь и какова ваша духовность? Объяснений ожидали не только простые наблюдатели, но, прежде всего, те, которые связывали своё будущее с общиной кармелитским пустынников, стремясь служить Христу и Его Пречистой Матери, как и они.

Прежде, чем появился герб, который выразил духовность и историю Кармеля, монахи пользовались текстом первой рубрики, закона (rubrica prima) самых древних Конституций. Она давала важнейшие объяснения. Читаем в ней: «Некоторые новые братья в ордене не знают точно, как отвечать вопрошающим: когда и каким образом возник наш орден или же почему мы называемся орденом Братьев Преблагословенной Девы Марии с горы Кармил. Стало быть, мы желаем в надлежащих словах повелеть им следующий способ ответствовать. Оглашаем, истинно свидетельствуя, что, зародившись с тех пор, когда пророки Илия и Елисей благочестиво обитали на горе Кармил, святые отцы как Ветхого, так и Нового Завета, чье созерцание вещей небесных побуждало к уединению на этой же горе, несомненно, проводили жизнь при источнике Илии, стойко и успешно пребывая в неустанном и святом раскаянии. Их преемники, во времена после Рождества Христова построили там церковь в честь Преблагословенной Девы Марии, которую избрали себе Покровительницей и от которой, благодаря апостольской привилегии, ведут своё название: Братья Преблагословенной Девы Марии с горы Кармил». (Rubrica prima [в:] A. Staring, Medieval Carmelite Heritage, стр.41). Четыре главных элемента первой рубрики (закона): личности Илии, Елисея и Марии, а также гору Кармель, заключил в графической форме герб ордена, который впервые появился в 1499 г. (K. Healy, Prophet of Fire, Roma 1990, стр. 172-173).

Центральным элементом этого самого древнего герба является фигура Марии, расположенная в верхней части овального солнечного диска. Нижнюю часть занимают очертания горы Кармил. Мария сидит на троне, левой рукой держит Младенца Иисуса, а правую возносит в жесте благословения. Под ее стопами находится луна, а на ней надпись по-латыни: «Luna sub pedibus eius» – «Под ногами ее луна…». Ее главу венчает корона, окружённая двенадцатью звёздами. Матерь Сына Божьего указана в своей славе, взятая на небо и увенчанная, как владычица Вселенной. В правой руке Иисус держит державу («яблоко») – символ царской власти над миром, а в левой - острый меч как символ слова истины, вершащего суд над человеческими сердцами. Над солнечным кругом расположены два латинских изречения. Первое: «Sum Mater et decor Carmeli – Я Матерь и краса (гордость) Кармила». Второе: «Helias et Heliseus Prophetae, duces Carmelitarum – Илия и Елисей, вожди кармелитов». В последующем времени фигуру Богородицы и изречение об Илии и Елисее заменили три звезды.

Образ Жены, расположенный в центре герба, всегда имел для ордена особое значение. Хотя кармелитские пустынники и не выступали, чтобы сражаться мечом с врагами Церкви, однако они вели не менее обременительную и требующую стойкости духа внутреннюю борьбу. Она разворачивалась на поле сердца и так же, как реальная битва требовала хороших доспехов и подготовки, так и в этой было необходимо духовное оружие. Щит, один из главных составляющих вооружения, служил защите. Во время сражения воин укрывался за ним, чтобы избежать смертельных ударов врага. Он является знаком доверия и упования. Помещая изображение Марии на щите герба, кармелиты обращались к основе ее доверия, когда в смиренном ответе на слова Ангела: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему» (Лк 1,38), показала выражение непоколебимой надежды и упования, принимая из рук Бога загадочное для себя и своего Сына будущее. В духовой перспективе орден видит в Марии побуждение к мужественному принятию отношения доверия и своей открытости завтрашнему дню, которое всегда уготовано для него Богом.

В начальном периоде существования Кармеля в Европе смелость принятия такой позиции была вопросом его выживания, сохранения. Переживая внутренние и внешние трудности, орден укрылся, как за щитом, в руках Богородицы. Он инстинктивно искал прибежища у той, которой привык доверять с самого начала. Орден был уверен в ее действенном покровительстве и не ошибся.

Продолжение следует.



МЫСЛИ ДЛЯ ДУХА

В корпусе одного огромного корабля находился маленький болт. Маленький и незаметный, он, как и все другие, маловажные болты, соединял две огромные металлические плиты.

Во время длительного путешествие через Индийский океан маленький болт понял, что ему надоело такое существование (в течение многих лет никто ему не сказал хотя бы «спасибо»). Болт констатировал:

- С меня хватит! Ухожу!

- Если ты уйдешь, уйдем и мы! - сказали остальные болты.

И действительно, как только маленький болт начал танцевать в своем небольшом отверстии, так и всем другим захотелось открутиться. В этом им помогали наплывающие волны.

Именно в это мгновение все гвозди, которые соединяли корпус корабля, начали протестовать:

- Если так и дальше пойдет, то и мы будем вынуждены оставить свои места…

- Ради Бога, остановитесь! - кричали болтам металлические плиты. - Если никто не будет нас держать, мы не сможем жить!

Бунт маленького болтика мгновенно заразил оставшиеся части гигантского корабля.

Гребень корабля, который смело пробивался через огромные волны океана, неожиданно начал скрипеть и дрожать. Тогда все плиты, узлы, бревна, болты и даже маленькие гвоздики обратились к взбунтовавшемуся болтику, умоляя его, чтобы он отказался от своего намерения:

- Весь корабль разобьется, утонет, и никто из нас не увидит своей родины.

Только тогда маленький болт, почувствовав себя замеченным, осознал, что на самом деле он очень важен. И он решил сказать всем, что остается на своем месте.
Когда мир уже спит,

Я смотрю на него через окно.

Слышу его тишину,

Которая совсем недавно была полна жизни.

Вижу неожиданно появляющиеся тени,

Накрывающие землю.

Мое лицо прислонено к стеклу

И, хотя незаметно, все-таки присутствует.

Именно тогда, когда тишина наполняет землю,

Я считаю тени на песке, на мостовой, в моей жизни.

И хотя вижу, что я не что иное,

Как только маленькое зернышко живой материи,

Обещаю тогда Богу, что прежде, чем угаснет моя жизнь,

Я докажу миру, что я был здесь.


Венды, 12 лет
Бруно Ферреро, «Знает это только ветер»

1   2   3   4   5   6   7


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет