Лекция 5 царствование елизаветы петровны



жүктеу 129.5 Kb.
Дата19.07.2016
өлшемі129.5 Kb.
Лекция 5
ЦАРСТВОВАНИЕ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ
Елизавета в истинном смысле русская женщина. Умная, живая, приветливая и обходительная, она стала любимицей народа. Она получила свои черты, от тесного общения с народом... За 20 лет правления Елизаветы Россия отдохнула от своей прежней тяготы и русская церковь узнала спокойные дни.

В.Ф. Иванов
5.1. Возрождение всего русского

Перемена политической ориентации (на русские национальные интересы) произошла во времена царствования дочери Петра I Елизаветы (с 1741 по 1761 г.). К оценке деятельности Елизаветы Петровны в дальнейшем подходили с разных позиций. Тем не менее, историческим фактом является то, что русское общество того времени относилось к Елизавете с уважением. Главными заслугами государыни считались «...свержение ею немецкого режима, систематическое покровительство всему национальному и гуманность: при таком направлении правительства Елизаветы много полезных частностей вошло в русскую жизнь, успокоило ее и позволило разобраться в делах; национальные правила и привычки воспитали при Елизавете целый ряд новых деятелей, составивших славу Екатерины II» [181, с. 646].

Немалое значение придавала Елизавета Петровна развитию отечественного просвещения. Она попыталась вдохнуть новую жизнь в Академию наук (состоявшую до того сплошь из иностранцев, между которыми не было согласия), дав в 1747 г. новый регламент, согласно которому Академия наук официально определялась как ученое и учебное заведение. Она должна была состоять из собственно академии (собрания ученых), Университета (собрания учащих и учащихся) и подготавливающей к университету гимназии. Полагалось, что десять академиков и их адъюнкты (помощники) в составе Академии наук должны быть непременно русскими. Гимназия из 20 учащихся готовила их к учебе в университете. Учиться при университете могли лица всех званий.

Затем возникла мысль о том, что университет нужно сделать самостоятельным учебным заведением. В 1755 г. в Москве по проекту И.И. Шувалова, при содействии М.В. Ломоносова, был также открыт университет с тремя факультетами (юридический, медицинский и философский) и двумя гимназиями при нем (одна – для дворян, другая – для разночинцев) [там же, с. 657]. Поначалу в университете начали работать 5 профессоров (2 русских и 3 иностранца); русские (А.А. Барсов и Н.Н. Поповский). В 1762 г. число профессоров увеличилось до 10 (в том числе добавился один русский – математик Д.С. Аничков). В начальный период деятельности Московского университета математику считали вспомогательным средством при изучении физики и других дисциплин. При этом речь шла об элементарной математике (арифметике, алгебре, геометрии и тригонометрии). Впервые читать курс «чистой» математики в 1755 г. был приглашен ученик М.В. Ломоносова А.А. Барсов (который в то же время был и видным лингвистом). С 1758 г. в университете была создана специальная кафедра прикладной математики, в состав ее входили оптика, механика, астрономия, гидравлика и аэрометрия. В первые годы лекции студентам читались на, латинском, французском и немецком языках; с 1767 г. преподавание в университете стали вести на русском языке. Дворянство ранее других сословий приобщилось к просвещению. Елизавета Петровна и здесь проявила особую заботу: вместо домашнего обучения и воспитания дети дворян стали обучаться в новосозданных учебных заведениях – Сухопутном шляхетском корпусе, Артиллерийской школе, Морском кадетском корпусе, школах при коллегиях (ведомствах) и т.д. Важно отметить, что в этих учебных заведениях, кроме специальных дисциплин, изучались и общеобразовательные. Так, в Морском корпусе, кроме «морских» наук, преподавали генеалогию, мораль, геральдику, политику; в Сухопутном корпусе учили иностранным языкам, рисованию, танцам.

Таким образом, основные цели обучения перестали быть только прагматическими (подготовка навигатора, подьячего, артиллериста и др.). Дворянство получило возможность существенно расширить свое образование.

Заботясь об укреплении положения дворянства, Елизавета Петровна не проявляла должной заботы о крестьянских детях (положение крестьян при ней ухудшилось) – доступ крестьянских детей к образованию был практически закрыт.


5.2. М.В. Ломоносов. Как славно это имя!

Время царствования Елизаветы Петровны «украшено» и появлением великого русского ученого-энциклопедиста и общественного деятеля М.В. Ломоносова.



Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765) прошел суровую школу жизни. Сын судостроителя и мореплавателя из поселка на берегу Белого моря, близ Холмогорья, выучившись грамоте у сельского дьячка, изучив самостоятельно «Арифметику» Магницкого и «Славянскую грамматику» Смотрицкого, в 18-летнем возрасте он оставил родной дом и поехал с обозом учиться в Москву. Сумел поступить в Заиконоспасское духовное училище, а затем в Славяно-греко-латинскую академию (1731). За успехи в учебе в 1735 г. был переведен в Петербург, в университет при Академии наук.




Ломоносов

Михаил Васильевич

(1711–1765)

М.В. Ломоносову важно было попасть в эту академию, так как там преподавались не только духовные науки, но и арифметика, география и т.д. Пробыв недолго в академии, как лучший ученик, он в 1736 г. был отправлен за границу в Марбург (Германия) для изучения физики, химии и горного дела немецкого философа Х. Вольфа; овладел немецким и французским языками (латынь и греческий были им изучены ранее). В 1741 г. М.В. Ломоносов вернулся в Россию, в 1742 г. был назначен адъюнктом академии, а в 1745 г. стал академиком Петербургской академии наук и профессором Академическом гимназии. Начав трудиться в академии. М.В. Ломоносов «...застал ее в самом плачевном положении. Все дела были в руках немцев; они мало заботились о просвещении русской молодежи. Да и высшие сановники находили излишним, чтобы много было ученых» [198, с. 355]. Несмотря на негативное отношение сановников к науке, М.В. Ломоносов продолжал работать в Академии наук, вступив в борьбу с царившими там порядками.

В оде, посвященной восшествию на престол Елизаветы Петровны, М.В. Ломоносов обратился к русской молодежи со словами:
О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих.

О ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

Науки юношей питают,

Отраду старым подают...


В конце 1745 г. М.В. Ломоносов в проекте преобразования Академии наук представил список наук по трем классам (отделениям) академии, которые должны были быть обеспечены специалистами. Он считал, что математический класс «...будет иметь в своем составе математика, астронома, географа и механика» [116, с. 122]. В § 6 проекта Устава АН М.В. Ломоносов писал следующее: «Геометр сверх искусства в высшей математике должен иметь хорошие знания всех частей практической геометрии, употребляемой в испытании натуры и надобностях обществу, например в астрономии, навигации. Астроному нужна высшая геометрия для выкладок, механика – для сведения своих инструментов, география – для расположения самих наблюдений. Географу астрономия во всем служит основанием, механика – для инструментов землеизмерительных, алгебра – для исчисления силы точности инструментов. И сие – в математическом классе». Ратуя за взаимосвязь естественных наук, М.В. Ломоносов писал: «Слеп физик без математики, сухорук без химии». В начале 1755 г. М.В. Ломоносов разработал «Регламент московских гимназий» в связи с предстоящим открытием университета и гимназий в Москве.

В этом регламенте математике отводилось особое место. На первом году обучения предлагалось изучать арифметику, на втором – практическую геометрию, тригонометрию и планиметрию. М.В. Ломоносов особо подчеркивал, что арифметику, геометрию и географию нужно преподавать на русском языке; остальные предметы можно на латыни. Для преподавания в гимназии М.В. Ломоносов привлекал и студентов университета. Важным нововведением М.В. Ломоносова было учреждение в конце 1757 г. в гимназии «российских» классов. В этих классах должны были изучаться русский язык и русская история.

Для глубокого усвоения учебного материна М.В. Ломоносов считал полезным систематические упражнения (классные и домашние). В старших классах гимназии два раза в год он предлагал проводить «публичные упражнения» (своеобразный экзамен). Кроме того, им рекомендовалось для домашних заданий, кроме обязательных, «позволять ученикам упражнения по своей охоте».

Научная деятельность М.В. Ломоносова была многогранной: химия, физика, металлургия, география, филология и история. Его «Грамматика» (1757) получила широкое распространение в русской школе, заменив устаревшую грамматику Мелетия Смотрицкого. Заметим, что эта книга положила начало новому русскому языку и новой теории стихосложения; она выдержала 14 изданий.

М.В. Ломоносов в 1763 г. стал членом Академии художеств; в 1760 г. был избран почетным членом Шведской, а в 1764 г. – Болонской АН.

Важнейшим направлением деятельности АН и университетов М.В. Ломоносов считал воспитание отечественных ученых: «За то терплю, что стараюсь защитить труд Петра Великого, чтобы научились россияне, чтобы показали свое достоинство».

Московский университет уже к 1760 г. исполнил заветное желание М.В. Ломоносова – «...стал действительно русским, из него стали выходить великие ученые» [198, с. 356].

Ратовал М.В. Ломоносов и за доступ к образованию крестьянских детей. Он писал в трудах Академии наук: «Во всех Европейских государствах позволено в академиях обучаться на своем коште, и иногда и на жалованьи, всякого звания людям, не выключая посадских и крестьянских детей, хотя там уже и великое множество ученых людей. А у нас в России при самом малом наук начинании, уже сей источник регламентом по 24 пункту заперт, где положенных в подушном окладе в университет принимать запрещается» [116, с.10]. Увы, голос М.В. Ломоносова не был услышан Елизаветой Петровной.

Кроме научных трудов во многих областях науки, М.В. Ломоносов составил учебники не только по русской грамматике, но и русской истории («Краткий российский летописец», 1760 г.), был автором пьес для первого русского театра, сочинял стихи на русском языке. Он умер на 54-м году жизни.
5.3. Русские математики – первая ласточка. Просветители.

Естественно, что существенно иной выглядит и таблица персоналий эпохи царствования Елизаветы Петровны (Приложение 1, табл. 3). Значительно возрастает число отечественных просветителей и деятелей культуры, появляются ученые-математики, русские по национальности (В.Е. Адодуров); на подходе ученики Л. Эйлера – С.К. Котельников, С.Я. Румовский, М. Софронов, ученик Л. Магницкого – Н.Г. Курганов. Отметим, что научная и преподавательская деятельность этих математиков (кроме С.Я. Румовского) началась еще при Елизавете Петровне и продолжалась при Екатерине II.



Василий Евдокимович Адодуров (1709–1780) родился в Новгороде в 1709 г. в дворянской семье. После обучения в духовном училище в 1727 г. был зачислен в академический университет. Здесь он проявил особые математические и лингвистические способности; с 1729 г. ему доверяют переводы научных сочинений, по поручению президента академии он принял участие в подготовке немецко-русского словаря. Академики Д. Бернулли и Г.Ф. Миллер (первый ректор университета – историк) считали его своим лучшим учеником. В 1731 г. В.Е. Адодуров получил должность переводчика академии; в 1733 г. стал адъюнктом высшей математики, и в дальнейшем его наставником был Л. Эйлер.

Еще будучи студентом, В.Е. Адодуров написал «Первые основания русского языка» – работу, оказавшую большое влияние на развитие русской словесности. Педагогическую деятельность В.Е. Адодуров начал с 1736 г., осуществляя надзор за новыми учениками, среди которых был и М.В. Ломоносов; он обучал их немецкому, латинскому языкам и математике. В 1740–1741 гг. он преподавал в немецком классе академической гимназии арифметику и геометрию, а с 1744 г. стал наставником в изучении русского языка будущей императрицы Екатерины II. В 1762 г. В.Е. Адодуров был назначен куратором Московского университета и президентом Мануфактур-коллегии, с 1763 г. – сенатором.






Адодуров

Василий Евдокимович

(1709–1780)


Семен Кириллович Котельников (1723–1806) родился в 1723 г. в семье солдата Преображенского полка. После нескольких лет обучения в духовной семинарии в 1741 г. поступил в академическую гимназию, а через год – в университет. Был одним из воспитанников М.В. Ломоносова. Проявил себя талантливым математиком; в 1751 г. стал адъюнктом академии. С 1752 по 1756 г. стажировался в Берлине у Л. Эйлера. По возвращении в Россию был избран профессором математики, преподавал математику и механику в Морском кадетском корпусе и академической гимназии. Одним из первых математиком С.К. Котельников стал читать публичные лекции по высшей математике (1785–1796). В 1761 – 1766 гг. руководил академической гимназией.

М.В. Ломоносов всячески поддерживал С.К. Котельникова, продвигал его в администрацию академии, считал, что «...должно быть в голосах равновесие между российскими (членами) и иноземцами» [116, с. 80]. Уже после смерти М.В. Ломоносова в ноябре 1766 г. С.К. Котельников стал академиком по классу математики. С.К. Котельников считается первым из русских ученых, имевшим самостоятельные работы по математике и механике. Обратим еще раз внимание на то, что С.К. Котельников был автором первых русских учебников механики и геодезии, участником разработки проекта об учреждении новых школ. Его деятельность была весьма разносторонней: принимал участие в разработке проекта соединения Волги с Доном; издал Софийскую и Новгородскую летописи; был одним из лучших библиографов своего времени.






Котельников

Семен Кириллович

(1723–1806)


Николай Гаврилович Курганов (1725–1796) родился в семье унтер-офицера Семеновского полка. Началами грамоты овладел под руководством отца. В 1738 г. был принят в московскую Школу математических и навигацких наук; обучался у Л.Ф. Магницкого. В 1741 г. он поступил в Морскую академию в Петербурге; не только хорошо учился, но помогал учителю обучать других. С 1752 г. стал преподавателем математики и навигацких наук в Морской академии, переименованной к тому времени в Морской шляхетский кадетский корпус. Основными учебниками математики в ней были уже устаревший учебник Л. Магницкого и руководство по арифметике Л. Эйлера, вышедшее на русском языке в 1740 г. (новое, но трудное).

Н.Г. Курганов взялся за написание своего учебника, вобравшего в себя все лучшее, что было в учебниках Л. Магницкого и Л. Эйлера. В 1757 г. выходит «Универсальная арифметика» Н.Г. Курганова. В этой книге, написанной простым, ясным языком, содержащей много интересных задач и упражнений, курс математики излагается систематически, с приведением логических доказательств и практических иллюстраций. Учебник Н.Г. Курганова стал самым распространенным учебником математики того времени. Его последнее издание (1771) называлось кратко – «Числовник» и представляло собой своеобразную математическую энциклопедию. Кроме этого, им написаны такие учебники, как «Генеральная геометрия» 1765), «Российская универсальная грамматика», или «Письмовник» (1769), – одна из самых популярных книг рубежа XVIII – XIХ вв.; своеобразная энциклопедия естественнонаучных и исторических знаний, которая выдержала 20 изданий. По «Письмовнику» многие русские люди учились читать и писать. Отметим, что Н.Г. Курганов принимал участие в составлении карты Балтийского моря (1750–1752).

Учениками Н.Г. Курганова были выдающиеся флотоводцы Ф.Ф. Ушаков, Д.Н. Сенявин и мореплаватель И.Ф. Крузенштерн.

В XX в. Н.Г. Курганова называли Киселевым XVIII в., а А.П. Киселева – Кургановым XX в.



Николай Никитич Поповский (1730–1760) родился в Москве. В числе лучших выпускников Славяно-греко-латинской академии он в 1751 г. был направлен в Петербургский университет, где проявил большие способности в словесных науках. В университете занимался под руководством М.В. Ломоносова, который наставлял его в стихотворстве. С 1753 г. Н.Н. Поповский начал преподавать в академической гимназии; в 1754 г. стал магистром философии. В 1755 г. он был направлен на работу в только что открывшийся Московский университет, где начал читать лекции на русском языке (вопреки сложившейся традиции). С 1756 г. Н.Н. Поповский – профессор философского факультета, директор и преподаватель старших классов университетской гимназии.

Будучи патриотом русской науки и культуры, Н.Н. Поповский глубоко вникал и в вопросы народного образования. В своей работе «О пользе наук и о воспитании в оных юношества» (1756) он призывает родителей оградить своих детей от тлетворного влияния великосветской жизни, приобщить их к учению; говорит о необходимости развития просвещения, воспитания не только детей знатного рода, но и детей незнатных. Н.Н. Поповский, как и его учитель М.В. Ломоносов, призывал к осторожности при заимствовании идей и методов иностранной педагогики, так как их применение в русской школе не всегда приносит пользу.



Иван Иванович Шувалов (1727–1797) родился в Москве в семье гвардейского офицера; учился у того же учителя, что и А.В. Суворов, причем с ранних лет обнаружил склонность к наукам. После вступления на престол Елизаветы Петровны был взят ко двору (1742), пожалован в камер-юнкеры (1749); в 1751 г. утвердился как приближенный Елизаветы Петровны (в последние годы ее жизни был главным докладчиком и секретарем). И.И. Шувалов был меценатом и покровителем искусства. Он оставил о себе память как основатель Московского университета (1755), поддержав начинания и проект М.В. Ломоносова. Он был первым куратором университета, открыл университетскую типографию, в которой с 1756 г. печаталась газета «Московские ведомости». И.И. Шувалов немало сделал для улучшения системы образования в России: выступил учредителем Академии художеств (1757) и был ее президентом (до 1763 г.), основал гимназию в Казани (1758), содействовал обучению молодых людей за границей. И.И. Шувалов поддерживал М.В. Ломоносова и других ученых, покровительствовал писателям и деятелям искусства, вел переписку с Вольтером, Гельвецием, Дидро, Д'Аламбером. Знаменитые философы восхищались умом и образованностью молодого русского вельможи, который открывал им «неведомую северную страну». И.И. Шувалов не был честолюбив, был прост в общении, относился к людям с чуткостью и вниманием.

После вступления на престол Екатерины II он, боясь опалы, уехал за границу (1776–1777). По возвращении в Россию И.И. Шувалов вернулся к обязанностям куратора Московского университета, был пожалован в обер-камергеры. Иван Иванович провел еще 20 лет в заботах об искусстве и просвещении.


5.4. Оценка времени

Подведем некоторые итоги. Деятельность Елизаветы Петровны оставила после себя много полезного для Отечества: открыто первое высшее учебное заведение в России – университет в Москве; открыта первая в России гимназия – Казанская; основан первый в России Ботанический сад (в Москве); создан первый русский театр; создана Академия художеств (русские художники становятся известны в мире: И.П. Аргунов, Д.Г. Левицкий и др.); построены Смольный монастырь, Зимний дворец в Петербурге и другие архитектурные шедевры; сформировалась русская отечественная литература (М.В. Ломоносов, А.П. Сумароков, Я.Б. Княжнин и др.). Впервые как писатели выступают женщины (Е.А. Княжнина, А.Ф. Ржевская и др.).

Благодаря Елизавете Петровне и ее современникам (от Ломоносова до Сумарокова) на русскую почву было брошено семя, из которого вырос золотой «екатерининский век».

Все русское, подавленное Петром I, оживает, получает силу при Елизавете Петровне, хотя Россия и не отворачивается от Запада.



Следует отметить, что начиная с первой половины XVIII в. образование распространилось в нашем Отечестве (как, впрочем, и за рубежом) через различные каналы: просвещение (обучение), музыку, театр, изобразительное искусство. Уже при Петре I организовывались уличные маскарады, фейерверки, торжества и т.п.; проходили различные праздники с музыкантами и певчими; «выписывались» из-за границы известные композиторы и артисты; открывались театры (в основном немецкие и французские). В 1757 г. при Елизавете Петровне был открыт в Петербурге публичный русский театр.

Особое внимание оказывалось и Православной церкви (печатанию церковных книг, иконописи, благосостоянию храмов и т.д.).


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет