Маршрут Первой Камчатской экспедиции



жүктеу 0.6 Mb.
бет1/3
Дата19.06.2016
өлшемі0.6 Mb.
  1   2   3
Чириков Алексей Ильич

(1703-1748)



Маршрут Первой Камчатской экспедиции

Великий русский мореплаватель и талантливый ученый-исследователь, первооткрыватель Северо-Западной Америки капитан-командор Алексей Ильич Чириков родился 13 (24) декабря 1703 года в мелкопоместной семье тульского дворянина. Род Чириковых известен в Тульском крае, их родовое имение находилось в селе Аверкиевское-Лужное Тульского уезда (ныне село Лужное Дубенского района Тульской области). Отец его одно время служил комендантом в Киевской губернии. Тульский период биографии Алексея Чирикова не исследован. Известно, что он жил и воспитывался в Москве у своего дяди И.Р.Чирикова.


Учеба и служба 

Морозным январским днем 1715 г. приехали в Москву двоюродные братья Алексей и Иван Чириковы. Вскоре принесли в Московскую адмиралтейскую канцелярию челобитную, в которой пожелали зачислить их в "школу математико и навигацких наук". Челобитную подали без всякой надежды, уж очень бедны и худородны были. Но после проверки знаний они были зачислены, и началась учеба, а всего через год их как самых способных учеников перевели в Морскую академию, что была открыта в городе на Неве. 

Алексей Чириков с головой окунулся в изучение астрономии и навигации, сферической тригонометрии и геодезии, "кораблеведения" и картографии. Весной 1721 г. состоялся первый выпуск учащихся Морской академии. На "досмотрении приращенных знаний" присутствовал сам Петр I. Алексей Чириков обнаружил столь блестящие знания, что его пожаловали сразу же в унтер-лейтенанты. С тех пор в адмиралтейских кругах Чирикова стали называть "ученым моряком". 

После недолгой службы на корабле Балтийского флота он был назначен преподавателем в ту же Морскую академию, где обучал "разным наукам" гардемаринов. 


Экспедиция в места незнаемые 

23 декабря 1724года Петр I подписал указ об организации морской экспедиции на Камчатку (Первая Камчатская экспедиция). 

«Еще осенью, спасая в ледяной воде матросов тонущего корабля, царь простудился и захворал. Ждали смерти Петра. А он, перебирая в уме дела, которые замыслил, но не совершил, вспомнил и о том, что собирался послать экспедицию на Камчатку, дабы выяснить, существует ли пролив между Азией и Америкой. И Петр собственноручно пишет наказ: «1) Надлежит на Камчатке или в другом тамож месте сделать один или два бота с палубами. 2) На оных ботах плыть возле земли, которая идет на норд и по чаянью (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки. 3) И для того искать, где она сошлась с Америкой». Командовать экспедицией Петр повелел капитану флота Витусу Берингу, помощниками ему назначались Алексей Чириков и Мартын Шпанберг. В конце января царь Петр умер...». 

В Адмиралтействе при утверждении кандидатуры Чирикова, записали: "По обучению гардемарин и морских офицеров искуснее всех явился". Покидая Петербург в январе 1725 г., вряд ли думал Чириков, что с этого момента определится вся его дальнейшая судьба... Беринг поручил ему не только снарядить экспедицию, но и переправить обоз к восточным окраинам страны. Три года и полтора месяца затратила экспедиция на переезд из Петербурга в Нижнекамчатск. Люди, входившие в состав экспедиции, покидали Петербург отдельными группами между 24 января и 5 февраля 1725 года. Всего отправились свыше 60 человек - матросы, солдаты, штурманы, гардемарины. Их сопровождал огромный обоз – паруса, снасти, якоря, цепи, гвозди для постройки судов, продовольствие. Тракт, по которому можно было ехать на лошадях, доходил только до Тобольска. Дальше до самого Охотского моря не существовало ни троп, ни дорог. 

6 марта 1725 года экспедиция прибыла в Тобольск и только 3 июля 1727года в Охотск. Сюда экспедиция добиралась, разделившись на три отряда. Тяжелее всего пришлось отряду, который, захватив самые тяжелые и громоздкие грузы, должен был на лодках попытаться пройти по рекам как можно ближе к Охотскому морю. На лодках переход не удался, и груз был перегружен на нарты с собачьими упряжками. Был труднейший зимний переход, в самые морозы, через горы, леса и снежные пустыни. Продовольствия не хватало. Начался голод. Впоследствии Беринг в своем донесении писал: «идучи путем –оголодала вся команда, и от такого голоду ели лошадиное мертвое мясо, сумы сыромятные и всякие сырые кожи, платье и обувь кожаные ». 

В Охотске, запасшись провиантом и судами, экспедиция 22 августа вышла в путь и через 2 недели прибыла в Большерецк (на Камчатке). Отсюда отправилась в Нижнекамчатск, куда прибыла 11 марта 1728 года. Алексей Чириков в пути провел кропотливую научную работу: описал реки и условия судоходства, собрал сведения о городах Сибири, определил их географическое положение, наблюдал затмение луны в Илимске и другие природные явления. Во время многотысячеверстного пути через пространства России лейтенант А.И. Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выяснить истинную широтную протяженность Сибири и, следовательно, и северной части Евразии. 

Участники экспедиции, построив судно "Св. Гавриил", в июле 1728 г. вышли с Камчатки в море и взяли курс на северо-восток. Поначалу все шло хорошо. Но чем дальше на север, тем хуже становились условия плавания. Беринг собрал консилиум. Ссылаясь на инструкцию государя и устные свидетельства местных жителей, он заявил, что "Чукотский Нос" отделяется от Америки морем и, следовательно, надо возвращаться назад. Капитана поддержал офицер флота М. Шпанберг. Чириков не согласился с ними, считая, что плавание необходимо продолжить вдоль берега до устья р. Колымы или хотя бы до появления первых льдов. Через два дня Беринг отдал приказ повернуть на Камчатку. И вновь, проплывая узким проливом, они не увидели материк - Америку...  

Впервые были определены условия судоходства от камчатского мыса Лопатка до мыса Кекурный в Беринговом проливе. Описаны 66 географических объектов, на карту нанесли все северо-восточное побережье Азии. В 1730 г. Адмиралтейство, изучив полученные материалы - отчеты Беринга и дневники офицеров, - особое внимание обратило на путевые записи Алексея Чирикова.

В июне 1731 г. И.Шумахер писал своему переводчику: "Посланный при сем письме журнал морского флота лейтенанта Алексея Чирикова, имеющегося пути от Санкт-Петербурга до Камчатки, извольте перевесть на французский язык немедля, понеже в том немалая нужда". Копия этого журнала хранится в Архиве Военно-морского флота в Петербурге. А вот подлинник документа, к сожалению, утерян. Есть предположение, что он находится в одном из западноевропейских архивов. 

Чириков в отличие от Беринга "проявил в вояже благоразумную твердость", и был произведен в капитан-лейтенанты. 20 декабря 1731 г. "флота капитан-поручик Алексей Ильин сын Чириков" подал в Поместный приказ челобитную, в которой, в частности, писал: "В нынешнем 1731 г. женился он у прапорщика у Якова Семенова сына Шишкова на дочери его девице Прасковье" . Забегая вперед, необходимо сказать, что Прасковья Яковлевна отправилась вскоре во Вторую Камчатскую экспедицию и самоотверженно разделила с мужем и детьми выпавшие на их долю испытания. 







"Предприятие, никогда прежде небывалое" 

В 1732 г. Чирикова срочно вызвали в столицу. Беринг, подводя итоги плавания, составил записку о хозяйственном развитии Камчатки и предложил снарядить новую экспедицию. Его предложением заинтересовались. В частности, идею снаряжения новой экспедиции поддержал обер-секретарь Сената И.К.Кирилов. При его активном участии план Беринга был существенно расширен. В апреле 1732 г. вышел указ о снаряжении Второй Камчатской экспедиции под начальством Беринга. Цель - поиск северо-западных берегов Америки, открытие морского пути в Японию, а также развитие промышленности, ремесел, землепашества в Сибири и на Дальнем Востоке. 

Алексей Ильич Чириков без колебаний выразил готовность отправиться во второе путешествие. На полях специальной адмиралтейской инструкции о целях и задачах предстоящей экспедиции ее основные участники сделали свои пометы. Беринг сосредоточил внимание на административно-хозяйственных вопросах. Чириков - на наиболее удобных способах переправки снаряжения, организации исследований побережий Ледовитого океана. Что касается "неведомых земель", то он считал, что Америка "лежит не весьма далече от Чукоцкого восточного угла", между 50° и 65°с.ш. должны быть населенные и богатые естественными ресурсами острова. Впоследствии данные предположения оправдались. Таким образом, Чириков опередил иностранных географов. 

Более семи с половиной лет, с февраля 1733 по октябрь 1740 г., обозы экспедиции добирались до места, где позже был заложен г. Петропавловск-Камчатский. Для Алексея Ильича это были годы тяжких трудов по сбору и перевозке по сибирскому бездорожью десятков тысяч пудов провианта и корабельного снаряжения. Он лично руководил расчисткой дорог, устройством пристаней, строительством магазинов. Падали лошади, от неимоверных трудов и болезней умирали люди. И здесь он проявил прекрасные организаторские способности. Его умению находить общий язык с крестьянами и приказчиками, матросами и солдатами завидовали, пожалуй, многие офицеры. Но с Витусом Берингом у Алексея Чирикова установились отношения острого соперничества и даже вражды. Однако капитан Чириков настойчиво продолжал выполнять свои обязанности. 


Звездный час

Летом 1740 г. в Охотске были построены и спущены на воду пакетботы "Св. Петр" под командованием Беринга и "Св. Павел" - Чирикова. На «Святом Петре» было 77 человек. Командовал кораблем Беринг, помощником у него был лейтенант Свен Вексель. На «Петре» плыл Георг Стеллер, известный в будущем натуралист. На пакетботе «Святой Павел» - было 75 человек, из них один профессор астрономии. Командовал «Святым Павлом» капитан Чириков, при котором состояли штурман-мастер Дементьев и штурман Елагин, лейтенанты Чихачев и Плаутин. 

4 июня 1741 г., корабли вышли в море "для искания американских берегов и островов". Для капитана Алексея Ильича Чирикова наступил звездный час, обессмертивший его имя. Известно частное письмо Чирикова, отправленное к Д.Лаптеву. "Милостивый государь мой и друг Дмитрий Яковлевич! О несчастливом нашем мореплавании доношу. Отправились мы из здешней гавани (Авачинской бухты) вместе с г-ном капитаном командором (В.Берингом) мая 29 числа (1741 г), а 20 июня при обычных на здешнем море туманах стал великий ветер, которым нас разлучило (так навсегда разошлись корабли Беринга и Чирикова). И принужден был следовать в надлежащий нам путь один. И переплыв отсюда близ полтрети тысячи (2.5 тыс.) верст, получили землю, которая у себя берега имеет неприступные". 

Макет пакетбота «Святой Павел» Судя по записям в вахтенном журнале, новая земля была обнаружена в районе мыса Бартоломе на юге о.Бейкер и мыса Аддингтон, что на о.Нойес. Эти небольшие острова находятся недалеко от крупного о. Принца Уэльсского. Эту "часть Америки" Чириков открыл полутора сутками ранее Беринга. Участь, выпавшая на долю команды «Святого Петра», оказалась нелегкой. На обратном пути, после полосы жесточайших штормов пакетбот выбросило на каменистый, безлесый остров. Во время девятимесячной зимовки погибло половина команды и сам Витус Беринг. Только год спустя остаткам экипажа удалось вернуться на Камчатку. 
Без вести пропавшие 

В плавании Алексея Чирикова есть тайна, которую до сих пор никто не может разгадать - исчезновение на американской земле части экипажа "Св.Павла". Вот как описывает случившееся сам капитан в письме Лаптеву. "И надлежало мне об обстоятельствах оной земли проведать, чего ради послан с десятью человеками Аврам Михайлович Дементьев на лангботе. Точию общим моим и его несчастием он к нам со всеми людьми не возвратился... И мы немало об нем (Дементьеве) плакали, потому что он был человек молодой, хорош собою, а притом в своей науке морской весьма искусен. И ожидая его к себе шестеро сутки, по присутствию всех офицеров, рассуждая, что не возвращается к нам за повреждением лангбота, послал на имеющейся при судне последней малой лодке мастеровых людей для починки. А для свозу их вызвался боцман Сидор Савельев. Но по несчастью и он к нам не возвратился. А на другой день из того места, куда посланы наши суда, и где раскладыван был почти беспрестанно огонь, вышли две лодки и гребли к нашему судну. Токмо к нам не приближались, но издали на судно наше посмотрели, встав на ноги, прокричали: "Агай! Агай!" и с великим поспешанием возвратились. Тогда мы рассудили, что посланные от нас, конечно, в несчастьи: побиты или задержаны. Уже настали осьмыя сутки, как послан был от меня Аврам Михайлович. Однако мы еще ожидали после выезду тамошних жителей часов 18. И не дождавши, пошли в путь свой...". 

О судьбе чириковцев высказывались различные предположения. Их пытались разыскать отечественные и зарубежные следопыты. 28 февраля 1789 г. русский посланник в Мадриде сообщал, в частности, следующее: "Судно "Сент-Шарль" под командою капитана Горо нашло около Сент-Блаза под 48-49°с.ш. до 8 селений, в которых находилось от 16 до 20 семей, т.е. до 462 человек русских". Думается, на основании этого и других сообщений можно предполагать, что часть команды Чирикова осталась обживать американские берега. 
Возвращение

Судно Алексея Чирикова шло вдоль неведомой земли еще около 400 верст. Были открыты и нанесены на карту обширные пространства вдоль побережий Северо-Западной Америки от мыса Спенсера до бухты Литуя и далее. К сожалению, Чириков не называл открытые им земли. Позднее эти места посетили иностранцы, дали им наименования и присвоили открытия. Сыграло роль и то, что "Св.Павел" лишился почти четверти экипажа и обеих шлюпок, без которых нельзя было сойти на открытую землю. 

Но и далее их бедствия не закончились. "От оскудения пищи и питья, - продолжает повествование Чириков, - и от всегдашнего сырого воздуха постигла всех нас жестокая цинготная болезнь, от которой многие слегли, а остальные и насилу судном управляли. И я с 20 числа сентября и по возврат в гавань за тяжкою болезнью уже не мог выходить и наверх. И был при самой смерти не токмо на море, но уже и на берегу". Уходили из жизни товарищи по плаванию - матросы и офицеры, но Алексей Ильич переборол смерть. 
Завещание

Лишь в марте 1746 г. Чириков вернулся в столицу. В мае под его руководством была составлена "Карта генеральная Российской империи, северных и восточных берегов, прилежащих к Северному Ледовитому и Восточному океанам с частью вновь найденных через морское плавание западных американских берегов и острова Япона". К ней он приложил записку, в которой с гордостью утверждал, что в результате работ Первой и Второй Камчатских экспедиций была исследована "немалая часть земноводного глобуса", открыты земли и острова, "о которых до упомянутого времени было ничего не известно".

После морских походов Чирикова и Беринга русские промышленники заселили открытые ими земли. Темпы освоения Алеутских островов и побережья Аляски были ошеломляющими. Русские мореплаватели совместно с купцами продолжали осваивать новые территории: на карту были нанесены вся северная часть Тихого океана, Аляска, Алеутские и Курильские острова. Таким образом, главные задачи, положенные в основу двух Камчатских экспедиций, - укрепление границ России на Севере и Дальнем Востоке, изучение и хозяйственное освоение Тихоокеанского побережья, нахождение неведомой для русских Америки и установление с другими странами и народами взаимовыгодных торговых отношений - с честью были выполнены русскими моряками и первопроходцами. 

В июле 1746 г. Алексей Чириков написал последний труд - "Предложения", где подвел итоги научных исследований в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот документ - своеобразный наказ потомкам о путях социально-экономического и культурного развития обширнейших районов Сибири, Крайнего Севера, Дальнего Востока, а также открытых побережий Северо-Западной Америки и островов Тихого океана. Алексей Чириков предвидел возможность посягательств иностранных государств на русские земли. Поэтому он говорит о необходимости иметь на Дальнем Востоке свои военно-морские силы. Он считал, что следует продолжать изучение восточного побережья Камчатки, "искать натуральные гавани и рейды близ берегов", строить новые корабли, сооружать крепости. Большое стратегическое и экономическое значение Алексей Ильич придавал Курильским островам, открытым русскими мореходами еще в начале ХVIII в. Это обеспечивало России выход в Тихий океан, способствовало установлению торговых отношений с Японией, Китаем, Индией. Чириков предлагал более интенсивно осваивать и заселять эти острова, а также организовать на Тихоокеанском побережье систему портов. Автор "Предложений" надеялся на инициативу и предприимчивость местных жителей. Он даже предлагал правительству придать определенный статус "русским служилым людям и тамошним народам", а местным властям активнее привлекать охотников, служилых людей и камчадалов, кои промышлять бобров, морских котов, тюленей и китов обыкновенны". 

Чириков советовал выдвигать на руководящие посты людей деловых, радеющих за интересы Российского государства. "...Чтоб в Охотске и на Камчатке командир или воевода был добросовестный, к прибыткам не лакомый и не лихоимственный человек, и радетельный к исканию интереса и общей пользе подчиненных ему природных жителей и русских людей". Интересны пункты "Предложений", касающиеся "Новой России" - так автор мечтал назвать открытые ими земли в северной части Тихого океана. Для дальнейшего исследования американских берегов и островов необходимо снаряжать новые экспедиции. Чириков подчеркивал: "Обыскав удобное место, построить там крепость и приводить тамошних народов ласкою в подданство державе Российской". 

В проекте Чириков затронул проблему сохранения природной среды. Наблюдая на просторах Сибири частые пожары, приносящие огромный ущерб лесному и пушному хозяйству, он предлагал конкретные меры по их охране. Чириков выдвинул довольно неординарное предложение об изучении естественных ресурсов Сибири с помощью местных жителей. Он подчеркивает: "Понеже Сибирь так пространством велика, что одна всей Европе равняется, то не дивно быть в ней богатым рудам". Поэтому нужно привлекать к разведке имеющихся богатств "кочующие народы", чтобы они "замечали свойства земли и привозили ея образчики". "А ежели что откроется таким образом годное, то открывателей награждать", - заключал Алексей Ильич. 


Не ради славы 

А.И. Чириков пережил Беринга на 8 лет. Цинга, которой заболел он, пагубно отразилась на его здоровье. Петербургский климат не был для него годен. Адмиралтейств-коллегия, пытаясь спасти измученного многолетними лишениями Алексея Чирикова, назначила его начальником Московской адмиралтейской конторы. Летом 1747 г. его приняла находившаяся в Москве императрица Елизавета. Во время встречи он преподнес ей карту своего плавания к берегам Америки. 

7 сентября 1747 г. вышел именной указ о пожаловании Чирикова в капитан-командоры. Увы, слава и почести так и не дошли до одного из самых выдающихся людей России первой половины ХVIII в. Чирикова одолели чахотка и другие болезни, приобретенные в дальних экспедициях. 

Алексей Ильич умирал в расцвете творческих сил, в нищете и безвестности. Мы даже не знаем точной даты его смерти. Лишь 7 декабря 1748 г. кто-то из чиновников Адмиралтейства записал: "А понеже бывший у отправления адмиралтейских дел в Москве капитан-командор Чириков умер, приказали к управлению послать князя Волконского". 

После смерти первопроходца вдова Прасковья Яковлевна и пятеро детей влачили жалкое существование. "В то время, как Беринг пользуется всеобщей известностью, капитан Чириков почти забыт, и его имя мало кому известно". Правдивость этих слов Жюля Верна несомненна. К сожалению, жизненный подвиг Чирикова ради отечества не оценили по достоинству его современники. Лишь позднее, в 1760 г., русский гений М.В.Ломоносов, откликаясь на "Историю российской империи при Петре Великом" напишет: "В американской экспедиции через Камчатку не упоминается Чириков, который был главным и прошел дальше, что надобно для чести нашей. И для того послать к сочинителю карту оных мореплаваний".


Сегодня на карте мира можно найти несколько географических названий, носящих имя великого русского первопроходца: о. Чирикова в Аляскинском заливе (США), четыре мыса Чирикова, два из которых находятся на территории России (побережье Анадырского залива и Охотского моря), а два - в США (архипелаг Александра в Тихом океане и о. Атту), подводная гора в Тихом океане.


  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет