Молодежь и формирование гражданского общества в Западной и Восточной Европе



жүктеу 23.8 Kb.
Дата16.07.2016
өлшемі23.8 Kb.
Р. Швери
(Бьель/Бьенн)

Молодежь и формирование гражданского общества


в Западной и Восточной Европе

Понятие гражданского общества формировалось на протяжении долгого времени. Древнегреческое «koinonia politike» трансформировалось в римский концепт «societas civilis». В современную эпоху понятие «гражданского общества» стало широко использоваться в философии. Джон Локк ввел термин «civil government», Иммануил Кант говорил о «bürgerliche Gesellschaft», Жан-Жак Руссо – о «état civil»; все эти концепты использовались для обозначения «гражданского сообщества, которое следует определенным правилам», иначе говоря, сообщества политически активных индивидов.

В 60-е годы понятию «гражданского общества» был придан новый смысл. Хотя существовали различные определения гражданского общества, все они исходили из трехсекторной модели Патнема, включавшей в себя «рынок», «государство» и «гражданское общество». В результате под гражданским обществом стали понимать «негосударственные организации» (НГО) и «неприбыльные организации» (НПО).

Насколько плодотворно и многообещающе проявил себя концепт гражданского общества в философии, настолько же сомнительными оказались возможности его операционализации. Операционализация просто необходима для нужд политической деятельности. Когда политики говорят о необходимости формирования гражданского общества в Восточной Европе они должны в первую очередь ответить на вопрос: «Как устроено гражданское общество в Западной Европе?»

Существуют два подхода к определению «гражданственности» общества. В подходе социального капитала с помощью параметров «внимание», «доверие» и «включенность» измеряется социальная и политическая интеграция. Этот подход обычно используется Мировым Банком. Противоположный подход предлагается в «Исследовании аномии», измеряющем социальную дезинтеграцию, т.е. потерю общей системы координат, с помощью таких индикаторов как «недоверие», «неудовлетворенность», «пессимизм», «индивидуальная аномия».

Измеряя гражданственность Западных обществ нужно должны помнить, что в последние 30 лет происходило разрушение традиционного социального капитала. Существует множество свидетельств того, что в глобализованном мире традиционная триада гражданского общества (профсоюзы, религия, партия) утратила свою привлекательность, а вместе с тем и большую часть своих членов (за исключением профсоюзов в Скандинавии).

Более глубокий анализ гражданских структур в Западной Европе показывает, что происходит не разрушение гражданского общества, а фундаментальное изменение гражданских структур. Формальные ассоциации замещаются неформальными, внешние ценности – внутренними, систематические отношения – случайными.

После 1989 года Восточная Европа была вынуждена включаться в глобальную мировую систему даже быстрее, чем Западная. В ситуации дискредитации двух элементов традиционной триады гражданского общества она должна была либо «уходить» в третью (религию), либо как можно быстрее осваиваться в ситуации возникновения новых гражданских потребностей.



Российская молодежь вынуждена осваиваться в ситуации возникновения новых гражданских потребностей. Централизованная система работы с молодежью распалась вместе с советской системой в 1991 году. Пути назад нет – Российская молодежь играть по новым правилам. И роль государства заключается в том, чтобы молодежь не использовала новые гражданские правила в негражданских целях.




©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет