Моя Свободная Россия (Сказочная история) Часть первая Аспид парящий



жүктеу 0.5 Mb.
бет1/2
Дата29.06.2016
өлшемі0.5 Mb.
  1   2
Моя Свободная Россия

(Сказочная история)

Часть первая



Аспид парящий

Действующие лица:



Король потаённой империи – мужчина пятидесяти двух лет.

Двор короля потаённой империи – некая банда, мечтавшая о мировом господстве.

Двор королевы изогнутого берега реки – двор династии Виндзор.

Аспид Парящий – зелёный дракон.

Государство Руссов – Российская Федерация.

Жители государства руссов – граждане России.

Автор – читающий слова, написанные курсивным шрифтом.

_____________________________________________________________________________

События и их участники имеют своё реальное отражение на рубеже XX и XXI столетий со дня Рождества Христова.
Глава первая
Дракон мечтал Уралом править

И всю Россию покорить,

Да быт делам своим наладить

Славян дома поработить

Мечтал и шёл к своей мечте,

Стремился план осуществить

Не Царь, работал кто в Москве

Всё ж не могли его убить

И хитрость расцветала полем

Букетом слёз под гнётом дней,

Где кровь неявно лилась морем,

Бессильем Руссов – Сыновей
Житель государства Руссов Георгий просыпается и слышит, как кто-то плачет.
Государство Руссов:

Свободная, Сильная, Властная

Страна врагам всем опасная,

Перестаю почти уж дышать

Берутся меня уничтожать
Георгий стал сильнее прислушиваться.
Государство Руссов:

Когда-то меня уважали

На людях не унижали,

Теперь же бьют богатырей

Моих родных сыновей,

Тем, кто пытался сражаться

С жизнью пришлось уж расстаться…

Аспид, Король, его двор

Осуществляют мне приговор

Я не хочу быть придатком сырья

В лапах дракона и короля

Плач доносился всё звучней

Этой страдальной страны

Как в старину стаей, тучей

Двигались силы тьмы

Аспид парил в небесах

Вольно, ничего не боясь,

Переправляя в гробах

Души на тот свет, смеясь…

_____________________________________________________________________________


Глава вторая
В потаённой империи было организовано собрание, на котором король давал своё выступление.
Король:

К двухтысячному году

Подарок русскому народу

Мы сделаем такой

Прекрасный, непростой

Захватим государство руссов!

И землю их без лишних грузов

С живым народом поимеем

И в этом деле преуспеем!
Раздались аплодисменты.
Герцог со двора короля обратился к стоявшему рядом Барону.
Герцог:

На дворе середина девяностых,

И мы почти Русь одолели
Барон:

Ты знал её богатырей несносных?

О, как они мне надоели!
Герцог:

Да, знал, но их ведь единицы


Барон:

Финансы дали мы столице,

Чтоб сами грохнули себя

Младой костяк, её князья

Уже работают совместно с нами
Герцог:

Не зря мы видно денег дали…


И в год девяносто восьмой 1

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 1998 год.

Победу праздновал уж враг

Хотя над всей русской страной

Всё также развевался флаг,

Трёхцветный: белый, синий, красный

Орел двуглавый стал невластный.

_____________________________________________________________________________


Глава третья
Дракон является к королю потаённой империи.
Дракон:

Прекрасно Ричард! Поздравляю!


Король:

Победу праздновать желаю!

Проделано уже немало,

Чтоб государство руссов пало


Дракон:

Ты созывай своих дворян

Новых правителей славян

И веселитесь, да гуляйте

Победа наша – это знайте!
Аспид парящий улетел. Король собрал два двора для банкета в честь победы над государством руссов, на котором пировали захватчики.
Государство Руссов, молча, думает:

Засыпаю мёртвым сном,

Не однажды был разгром

И раздел моих земель

Вот случается теперь

Распадается народ

Да и бит уж патриот,

Запад и Европа правят

На колени меня ставят,

Видно буду пропадать

И тихонько умирать…

_____________________________________________________________________________


Глава четвёртая
Двухтысячный год, менялась эпоха

Россия лежала почти, что без вздоха,

Но на просторах космической тьмы

Луч пробивался светом звезды

В грусти работал Царь-государь,

Видел, дракона – зелёную тварь,

Что нагло ходила русских гробя,

И восхваляла только себя

И истина та, что звезда всё ж родилась

На страх дракону, славянам на милость

И засеяла, освещая моря,

Земли и реки, леса и поля…

Царь тогда знал, что время придёт

Россия воспрянет и расцветёт,

Аспид зелёный продолжал ликовать

Не знал, что его взялись убивать

Бегал и прыгал, летал, зажирел

В поступках на вольности даже посмел

И хоть Россия пока что спала

Над нею всё ярче горела звезда,

Она начинала Отчизну будить,

Русских, не давая искоренить

Георгий проснулся, уже он не спал

Готовил копьё, коня оседлал

И ринулся в бой дракона искать,

Россию свою освобождать

Он ехал и видел на лицах у слуг

Двора потаённого, появился испуг,

Король той империи весь задрожал,

Дракон над всем этим лишь захохотал.

_____________________________________________________________________________


Глава пятая
Король находится в своей резиденции.
Король, молча, думает:

Руссы хотят из пепла восстать

Нельзя такого никак допускать,

Дракон прошу, на помощь приди

Общие планы у нас и пути…
Пред королём появляется Аспид Парящий.
Дракон:

Чего ты боишься властный король?


Король:

Георгия ты уничтожить изволь


Дракон:

Ха-ха-ха-ха! Этот боец

Думает, мне уготовит конец

Ха-ха-ха-ха! Ей богу смешно!

Хоть и смеяться над слабым грешно
Король:

Он ищет тебя, хочет убить,

Славянские земли освободить

Дракон:

Нет, не бывать такому раскладу!


Король:

Я дам тебе любую награду,

Только Георгия обезвредь,

Чтоб ему пришлось помереть


Дракон:

Георгия я скоро в ад переправлю

От опасений королевство избавлю.

_____________________________________________________________________________


Глава шестая
Георгий дракона почти уж нашёл

И с булавой к нему подошёл,

Аспид в тот миг людей поедал

Газ и огонь на них выпускал
Дракон приблизился к Георгию, посмотрел ему в глаза.
Дракон:

Ты назвал себя богатырём?


Георгий:

Клянусь, ты будешь побеждён!


Дракон:

Георгий смерти не боишься?

Не рано мне ли ты грозишься?

А в ад ли хаживал хоть раз?

Живёт там несколько из нас

Георгий:

Погибну я, придут другие

И всё равно тебя убьют,

Наступят времена благие

Захватчиков России перебьют
Дракон:

Ну, ладно хватит, надоел

Убить меня ты хоть хотел,

Готовься в ад уже лететь

Без воскрешенья умереть.
Аспид начал втыкать свои когти в спину Георгию.
Георгий на землю сырую упал

Уже он не двигался и не вставал

Из рук ускользнула его булава

И страшно кружилась тогда голова
Дракон:

Ага, понимаешь, кто здесь, всем правит?

Славян государство законно кто грабит?

Меня победить не раз уж пытались,

Но только те люди в гробах оказались

Смотри, ангел смерти кружит над тобой

И скалится ворон чёрный большой…
Георгий последние силы собрал,

До булавы дотянуться сумел,

Дракона ехидного он наказал

Несколько раз булавою огрел,

Но аспид хитрость вдруг применил,

Георгия он, всё же, подло, убил.

_____________________________________________________________________________


Глава седьмая
Без признаков жизни Георгий лежал

И дух его ангел смерти забрал

Понёс, проходя через преграды

В вечную осень 2, где кружат листопады

Георгий увидел остроклювых ворон

И в осени той жил зелёный дракон

Там было солнце оно ярко светило

Только не грело, как будто остыло

Похоже, я умер – подумал Георгий,

В свои двадцать пять я не был убогий,

За совесть, свободу сражаться пытался

И в этой борьбе видно с жизнью расстался

Вдруг свет замерцал знакомой звезды

Слепил всё вокруг, это высшие миры

Вступились за дух, Георгия взяли

Вернули в физ. тело и смерть отогнали

Георгий очнулся, открыл он глаза

И понял, что смерть пока победил,

Ударила молния, начиналась гроза

Георгий дракона ещё не убил

Аспид всё также царил на земле,

И бил непокорных, сжигал их в огне

То волком, то зайчиком белым скакал,

Прислуг, покорённых вознаграждал.

Многие люди русской земли

Аспиду на поклон уже шли,

И даже хотели с ним подружиться,

Чтобы жирнее деньгами разжиться.

_____________________________________________________________________________


-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

2 Вечная осень – погода ада.

Глава восьмая
Георгий встретился со своими друзьями жителями Государства Руссов Степаном и Борисом.
Георгий:

Вы знаете ребята? Наш город оккупирован


Борис:

Да, власти аппарат уж коррумпирован,

Сосут чиновники кровь у народа,

Не надо заводить такую тему разговора


Георгий:

Хотел сказать я не про коррупционеров

И не про олигархов, и миллиардеров,

А про реальные драконовы поступки

Скажу вам прямо, это всё не шутки
Степан:

А почему только наш город?

Который назывался как-то Молот 3

Россия вся уже ведь пала,

И что могла почти продала,

А, кто сидят в Кремле стенах

Давно нас видели в гробах

Мол, поднимать страну зачем?

Ведь нет, каких - либо проблем…
Георгий, обращается к Степану:

Но Царь старается над тем,

Чтоб жить здесь стало лучше всем,

На перспективу аспида убить,

И землю Русь освободить,

Это не просто, нелегко

И где-то очень тяжело…

_____________________________________________________________________________


Глава девятая
В вечернее время суток Георгий находился в одиночестве.
Георгий, размышлял:

Я не посмею отступить

Дракона должен я убить,

Хоть первый бой я проиграл,

Да и в аду уже бывал…

Но как? Идти открытою войной?

Меня растопчут с головой

На землю мигом упаду



---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

3 Название города Перми (Молотов) с 1940 по 1957 годы.

На землю мигом упаду

И как другие пропаду

Кто явно с аспидом сражались

Ведь смерти только предавались

На бой с драконом как идти?

Искать победы, где пути?
Наступает ночь и при этих, задаваемых себе вопросах Георгий засыпает. Во сне к нему приходит мысль, что для битвы с драконом надо написать пьесу «Богатырь заката двадцатого века с продолжением».
Георгий пьесу писать преступил

И луч ему звезды светил.

Конец первой части

_____________________________________________________________________________
Часть вторая

Богатырь заката ХХ века

Действующие лица:


Николай Черноптицев – капитан первого ранга, начальник военного ведомства минис-терства обороны РФ.

Михаил Серебряков – ведущий инженер ОАО «Пламя»1.

Сергей Морозов – приятель Михаила Серебрякова.

_____________________________________________________________________________

В эпизодах:

Елизавета Черноптицева, Виктор Черноптицев, Василий Всесильный, Иосиф Распильс-кий, Вероника Всесильная, Борис Везделеев, Валерий Звёздцев, Глеб Краснопоев, Олег Буг-орович, Федот, Арсений Зверкоев, Влад Шанхаев, Семён Сумкин, Александр Кочевный, Борис Короталин, Игорь Добронравов, Вова Морозов.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 ОАО «Пламя» оборонное предприятие, находящееся на Урале.
В России наступил 1995 год

Достигали пули цели,

В совесть прямо попадая,

Но ответить им сумели,

Люди тихо погибая…
Глава первая
Николай Черноптицев идёт с работы, размышляет:

Времена, однако, непростые

Жаль Россия мне тебя,

Воры, жулики, блатные

Лезут, чёрт возьми, в князья

Делят на белых и красных,

Ту великую страну,

Что сегодня в днях опасных

Медленно идёт ко дну.
Николай встречает коллегу по работе Михаила Серебрякова, находящегося в отпуске, идущего с рюкзаком. Они здороваются.
Николай Черноптицев:

Что скажешь Михаил?

Ты не в гараж ль ходил?
Михаил Серебряков:

Конечно, именно в гараж,

Там больше стало краж
Николай Черноптицев:

Да, воры ездят в БМВе


Михаил Серебряков:

Кошмар творится во стране,

Вчера приятель говорил

Что ночью дома, когда спал

Его звук автомата разбудил,

Он чуть с кровати не упал


Николай Черноптицев:

На улице стреляли?

Бандитские разборки?

Михаил Серебряков:

Это рэкетиры пугали,

Те здешние киоски

Приятель, где живёт,

А вот и он идёт
Приятель Серебрякова, Сергей Морозов, подходит к Серебрякову и Черноптицеву. Все здороваются.
Николай Черноптицев:

Что у вас стреляют часто?


Сергей Морозов:

Жить становится опасно,

Словно на войне,

Мне не по себе


Михаил Серебряков:

Кого-то убили?


Сергей Морозов:

Крови вроде не пролили,

Хотя пёс его же знает,

Всякое порой бывает

Вот недели две назад
Васька Кончин2 был не рад,

Всё не как он не хотел

Денежки платить бандитам,

Так в машине и сгорел,

В гараже закрытом.

Человек он чести был,

Порядочности словом,

Не сдержал свой ярый пыл,

Ответил грубым разговором

Только что один он может

Против мафии окрестной,

Что вокруг уже всех гложет,

И что стала повсеместной.
Сергей Морозов:

Город наш лишь отраженье


Ситуации в стране,

Безобразье, сожаленье…

Бардака грань не в узде
Михаил Серебряков:

Да, но надо всё же жить

И про это не тужить,

Мало в мире ли раздора


Николай Черноптицев:

И российского позора,

Обнищали города

И не только, вся страна


Сергей Морозов:

Ну, а что в Кремле творится?


Николай Черноптицев:

Давит заграница,

Мягко, плавно по кускам

Кто мешает – палачам!



Михаил Серебряков:

И когда Андропов был

Поздно уже стало
Николай Черноптицев:

Эх, свиных мерзавских рыл

Развелось уже немало…
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

2 Василий Кончин – погибший интеллигент, который хотел начать свой бизнес, и стать частным предпринимателем.
Сергей Морозов:

А пойдёмте выпивать?


Николай Черноптицев:

Я иду домой


Михаил Серебряков:

Хорошо бы погулять

Серёга, я с тобой
Николай Черноптицев направляется домой через магазин, Михаил Серебряков и Сергей Морозов идут отдыхать.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Зря я всё же не пошёл,

С Мишей и Серёгой,

Завели бы разговор

О, России босоногой,

Что не мыта в темноте

И под гнётом, и в ворье

На коленях стоя,

Переносит беды, горя.
Черноптицев подходит к своему дому, у которого продают пиво на разлив, он выпивает пару кружек пива. После чего заходит домой. Дверь открывает его жена Лиза.
Николай Черноптицев:

В сумке вот продукты

Мясо, хлеб и фрукты
Елизавета Черноптицева:

Коль, как на работе?


Николай Черноптицев:

Всё в делах, в заботе

На паркетных площадях

Генералы новой власти

С иностранцем на паях

Пламя рвут на части

Только дело видишь в том,

Что подкупен русский дом,

План-захват, американцев,

Был кошмарным нашим сном

И он стал сбываться

Русский дом в виду имею –

Территорию Кремля

Мне обидно, сожалею

Ведь за ним Россия вся

Мои мысли тяжелы,

А Кремлёвской этой власти –

Разночинной подлой масти,

Если взять её поступки,

Мы с тобою не нужны,

Она в роли проститутки,

И крышуема братвой,

Несоветской, мировой
Елизавета Черноптицева:

Не волнуйся, я прошу

Не переживай…

Я тебя ведь поддержу,

Ты не унывай…
Николай Черноптицев:

Что сейчас я говорил,

Ты забудь всё это,

Хотя тайн я не открыл,

И ничьих секретов
Сергей Морозов и Михаил Серебряков покупают водки и закуску, приходят домой к Моро-зову.
Сергей Морозов, молча, думает:

Водка не спасёт,

Нас с тобою в этих днях

Лишь немного отвлечёт

В разговорах и речах
Михаил Серебряков:

Наливай, забудем боль,

И кто царь сейчас, король,

Как зыка – бандиты

Во власть стремятся – паразиты
Серебряков и Морозов выпивают, закуривают.
Сергей Морозов:

И не верится порой,

Что Великая держава

Стала немощна, слепой

От агрессии, пожара…
Михаил Серебряков:

Крохоборы, крохоборы

Всюду и в Москве,

Русские новые воры

С дипломатом в пиджаке…

Развалили государство,

Глупость и коварство…
Сергей Морозов:

Мне всё кажется порой,

Что я Родине чужой,

Где цветёт блат и разврат

И где жулик депутат…
Михаил Серебряков:

Страной торгуют и народом

Власти, стоя у руля

И может быть вполне исходом

Крушение России – Корабля
Сергей Морозов:

А люди многие невинны,

Обмануты, наивны…
Серебряков и Морозов ещё выпивают.
Сергей Морозов:

Показывают нам порой,

По телевизору, и кто герой?

Вот в пропаганды Голливуда

В почёте дьявол и Иуда,

Насильники, убийцы,

Бессовестные кровопийцы
Михаил Серебряков:

Подмена ценностей идёт,

Хватая молодых умы,

Её в Россию запад шлёт,

Дела, которого видны
Сергей Морозов:

И дети впитывают эти

Системы худших идеалов,

Как будто нет уже на свете

Простой порядочности, нравов
Михаил Серебряков:

Сейчас в такие времена,

Не только дети беззащитны,

Когда открыто господа,

Стремятся создать, новы ритмы

Приватизация идёт

И говорят: Не смей мешать!

Ведь для тебя это народ,

Россию дольками продать
Сергей Морозов:

А есть ли выбор у людей? –

У пленников? Новых идей

В господ, которые у трона

Не попадёт пуля патрона,

Они имеют власть и силы,

И роют нам с тобой могилы
Морозов и Серебряков ещё немного сидят и выпивают, после чего Михаил уходит.

_____________________________________________________________________________


Глава вторая
Проходит несколько дней. Николай Черноптицев на территории ОАО «Пламя» встреча-ет Василия Всесильного, который в прошлом подводник, а ныне сотрудник отдела безо-пасности ОАО «Пламя». Они здороваются.
Василий Всесильный:

Ну, как дела?


Николай Черноптицев:

А, впрочем, как всегда

Творится произвол…
Василий Всесильный:

Я к Распильскому пошёл,

Хочу в глаза ему взглянуть,

Ударить в совесть, а не в грудь,

Ведь в этих днях он делит то,

Что людям всем было дано


Директор по экономике ОАО «Пламя» Иосиф Распильский сидит у себя в кабинете, Васи-лий Всесильный заходит к нему.
Василий Всесильный:

Люди, которые слепы,

От отблеска златых монет

Сами собой обречены,

Ведь совести у них же нет…
Иосиф Распильский:

Ну и чего? Хи-хи! ха-ха!

Всё это глупо, чепуха!

Морали будешь мне читать?

Могу за это наказать,

Поэтому сиди, молчи

Порой не дремлют палачи…

Всё схвачено уже давно

На уровне верховной власти,

Что думаешь? Мне всё равно!

Про разных воров и напасти,

Иди домой и успокойся

За Пламя наше же не бойся

Пропасть конторе не дадим,

Мешать, кто будет, тех съедим…
Василий Всесильный, молча, думает:

Здесь жулики уже родились,

Прибрать к рукам приноровились,

Богатства, силу государства,

Царит в России казнокрадство…

_____________________________________________________________________________


Глава третья
Василий Всесильный уходит. Вечером на улице встречаются Михаил Серебряков, Василий Всесильный, Николай Черноптицев. Серебряков видит, что у Николая и Василия груст-ный, переживающий вид.
Михаил Серебряков:

Как вас бы мне приободрить?


Николай Черноптицев:

Пойдёмте лучше водку пить!


Василий Всесильный, обращаясь к Черноптицеву:

Подчас бывает нелегко…

Не проще было бы всего?

Махнуть на эту жизнь рукой,

Навеки обретя покой?
Николай Черноптицев:

Бесспорно, правду говоришь,

А Михаил ты что молчишь?

Михаил Серебряков:

В гараж ко мне идём?


Василий Всесильный:

Да… водочки с собой возьмём


Всесильный, Черноптицев и Серебряков приходят в гараж к Михаилу, выпивают.
Василий Всесильный:

Эх, Коля, Коля

Полно в России нашей горя…

Уж лучше забыться,

Не помнить себя…

Чем видеть, что творится,

И кто у руля…
Николай Черноптицев:

И совесть, и честь

Бывалых времён,

Предательство, лесть

В свободе знамён…

Все стало размыто,

Не ясно где что
Василий Всесильный:

Волною накрытой,

Корабль на дно

Упрямо идёт,

Вверх крысы бегут,

Россия ревёт,

А её не поймут

Лишь ходит спокойно

Герой – капитан,

Сдавая страну

Чужим берегам
В компании ещё общаются, затем все расходятся. Василий Всесильный приходит домой, его встречает жена Вероника.
Василий Всесильный:

Боль и безнадёжность,

Холод и тревожность

Я испытываю в этих дни,

Где расстройства лишь одни…

Вероника Всесильная:

Я с тобою, как всегда

Пройдёт горе и беда,

Был ведь сильным ты в боях

На подводных кораблях,

Что же ныне ты уныл,

Поникая головой?
Василий Всесильный:

Мой горячий, буйный пыл

Охладит лишь смерть весной,

Может осенью иль летом,

Жить я больше не хочу,

Никому не говори об этом

Знай, что скоро я умру...

Я не согласен с пропагандой

Тех, сволочей, что у руля

И сросшейся с властью бандой,

Считай, что был застрелен я

Вопрос уж времени теперь,

И в небеса распахнута мне дверь.

_____________________________________________________________________________


Глава четвёртая
Николай Черноптицев приезжает на дачу со своим другом (собакой Ларой), занимается строительством дома, который почти достроен, к нему в гости приходит Борис Везде-леев, работающий инженером в ОАО «Пламя», и имеющий дачный участок в соседнем кооперативе. Они здороваются.
Борис Везделеев:

Какие новости твои?


Николай Черноптицев:

Давай-ка в дом ты заходи


Борис Везделеев проходит в дом.
Борис Везделеев:

Что нового в конторе?

Я в отпуске сейчас
Николай Черноптицев:

Мы можем в разговоре,

Ругаться и не раз

И обвиненья предъявлять,

Предателям лукавым,

Но мы не в силах повлиять

На новых воров нравы,

Что ходят с гордой головой,

Крадя у нас с тобой покой

И нет, знай, хуже новостей,

Чем боль и плачь России всей!
Борис Везделеев:

Тебя прекрасно понимаю,

Признаться сам переживаю…

Когда великая держава

Пылает в пламени пожара
Николай Черноптицев:

Пожар сильнее с каждым днём…

Давай в подвал ко мне пойдём,

И будем там мы брагу пить,

Чтобы на миг хотя б забыть,

Событья всех последних лет,

России ломят, где хребет
Борис Везделеев:

От бражки я не откажусь


Николай Черноптицев, молча, думает:

Сегодня, чувствую, напьюсь


Борис Везделеев и Николай Черноптицев идут в подвал дома, где выпивают по несколько кружек

браги.
Николай Черноптицев:

Ты знаешь, Боря я стал пить

И жизнь бывает нелегка,

А водка может погубить,

Хоть и крепка пока рука
Борис Везделеев:

Тебя я очень уважаю,

И лишь добра тебе желаю,

А алкоголь многих сгубил

И тех, кто честью, долгом жил

Николай Черноптицев:

А что такое долг и честь?

Когда торгуют всем что есть,

А Ельцин прям как идиот

На это всё добро даёт,

Конечно, не только он один

Пришедший новый господин,

Я расстрелял бы всех иуд,

Но шанс такой мне не дадут…

По кружечки ещё нальём?


Борис Везделеев:

А мы с тобой не пропадём,

Ведь правду всех событий знаем

И всё как есть, уж понимаем


Везделеев и Черноптицев выпивают ещё несколько кружек браги, после чего Борис ухо-дит к себе на дачу.

_____________________________________________________________________________


Глава пятая
В выходной день, Сергей Морозов, идя из магазина, домой, видит на улице Михаила Сере-брякова. Они приветствуют друг друга.
Сергей Морозов:

Что нового произошло?


Михаил Серебряков:

Да, так особо ничего

Чеченская война идёт,

Джохар которую ведёт,

В Москве, как маленькие детки

Сидят в Кремле сосут конфетки

И дни рожденья отмечают,

Бойцы – солдаты погибают


Сергей Морозов:

И как расходный материал

Пускают в ход уже людей,

Министр тыловой и генерал

Себе прибавили рублей
Михаил Серебряков:

Да это верно так сказать

Воров всех не пересчитать,

Свой вес сейчас они имеют

И не о чём не сожалеют,

А наша – Родина страна

Словно обезглавлена, нема
Михаил закуривает сигарету.
Михаил Серебряков:

На днях я с сыном говорил,

На путь его хотел направить,

Похоже, вроде убедил

Что спорт ему надо оставить
Сергей Морозов:

Твой сын известный дзюдоист,

Я про него читал в газете
Михаил Серебряков:

Не стал бы он как декабрист,

В разгар порывов на рассвете,

Ведь наступили времена,

Где многих молодых людей,

К себе подтягивает братва

Для низких целей и затей,

Тем более спортсменов –

Для крыши бизнесменов
Сергей Морозов:

Иерархии жулья воюют…


Михаил Серебряков:

Людьми вот так они торгуют

И гибнут молодые пацаны

А это будущее же страны…


Сергей Морозов:

Да, в этих днях убогих

Хоронят уже многих,

Мой сын пока что молодой

И мало понимает
Михаил Серебряков:

Пройдёт один годик, другой

Он многое узнает,

И будет уважать отца

И ненавидеть подлеца

Так, не кривя душой

Про нас, быть может, скажет
Сергей Морозов:

Что говорить про нас с тобой?


Михаил Серебряков:

Пусть время всё покажет…


Сергей Морозов:

Мне сына надо воспитать

И продолжать его учить

Быть может, будет он как знать

России предано служить,

Не забывая идеалы –

Совсем простые нравы,

Что были во все времена

В тех людях, совесть, чья чиста.

_____________________________________________________________________________


Глава шестая
В один из последующих дней, подходит время окончания рабочей смены в военном предс-тавительстве. Николай Черноптицев находится в кабинете с двумя коллегами Звёздце-вым и Краснопоевым, которые его младше всего на несколько лет.
Николай Черноптицев:

Тикает время пятница, пять

Пойдёте сегодня со мной выпивать?
Глеб Краснопоев:

Дни впереди уже выходные


Николай Черноптицев:

Мне вы ребята почти, как родные


Валерий Звёздцев:

Можно сегодня немного гульнуть


Николай Черноптицев:

Вот хорошо, в гараж держим путь

После работы сразу пойдём

Водочки там немного попьём

Поговорим о жизни пригожей,

Стала что вовсе, совсем нехорошей


Глеб Краснопоев:

Гитару для песен

С собой прихвачу,

Как мир интересен

Я спеть вам хочу
Николай Черноптицев:

Ты инструмент, конечно, бери


Валерий Звёздцев:

Гитару по пьянке смотри не кольни


Глеб Краснопоев:

Подруга - гитара со мною всегда

С нею пою я, про жизнь и года…

Офицеры приходят в гараж к Николаю Черноптицеву, зайдя прежде в магазин.
Николай Черноптицев:

Похолодало, похоже, зима,

Хочет вступить в свои так права
Валерий Звёздцев:

Да уж не май


Николай Черноптицев:

Глеб всем наливай!

И станет теплее гораздо,

И простывать не будет опасно

Водка согреет, болеть не давая

И от недугов нас защищая,

Снимет проблемы дней надоевших

Мы ведь ещё из живых, уцелевших


Офицеры выпивают.
Николай Черноптицев:

Эх, как люблю я Родину-мать,

Что вынуждает меня пропадать,

Время моё почти сочтено,

И ухожу я тихонько на дно
Валерий Звёздцев:

Ну, а зачем жить прекращать?

К дну стремиться вовсе не надо
Николай Черноптицев:

Жаль, но тебе сейчас не понять

Какая дана, мне Россией награда,

За верность Отчизне – родной стороне

Не сдали её мы в холодной войне…

А вот теперь господа молодые,

Хоронят страну за деньги чужие

Не разбирая, где люди, где хлам

И пропаганда сволочей, басурман…

Идёт величаво, нос свой задрав

Явным обманом общественных масс,

А многие люди бороться хотят,

Но тех, кто мешает, их укоротят

Способы разные, всех, не перечесть

Когда вместо правды лицемерье и лесть…

Так вот и рушат Россию в раздоре,

И относительно Пламя, в конторе

Денежки любит директорат,

Вор и подлец, ныне богат
Валерий Звёздцев:

Ещё по стакану, давайте нальём?



Николай Черноптицев:

И тему речей переведём,

Ведь толку же нет

Себя изводить,

Но это не бред,

Труднее всё жить,

По лезвию будто

Хожу каждый день,

Коснуться что ль грунта?

Разбиться ль о мель?


Глеб Краснопоев:

Не зря я гитару с собой прихватил

Вот песню писал, душой не кривил
Валерий Звёздцев:

Давай же ты Глеб начинай, запевай!


Глеб Краснопоев:

Я попрошу тишины, не мешай!


Глеб Краснопоев начинает петь в гитарном сопровождении.
Глеб Краснопоев:

Рюмка водки, сигареты

Взгляд бездонного стакана,

Преступая все запреты,

Жизнь кипит в страстях накала
А России слышен плач

Приговор, удар, палач

Притаились словно гром

И заходят в русский дом


Гибнут люди, патриоты,

Верные Сыны Державы,

И под траурные ноты

Полыхают лишь пожары


А России слышен плач

Приговор, удар, палач

Притаились словно гром

И заходят в русский дом

Что же будет с босоногой?

Нерушимою страной

Кончится ли дело новой

Беспредельною Ордой…


А России слышен плач

Приговор, удар, палач

Притаились словно гром

И заходят в русский дом



Николай Черноптицев:

Хорошо сейчас ты спел


Глеб Краснопоев:

Правду я сказать хотел


Николай Черноптицев:

И, похоже, что сумел

Видишь ворон, прилетел
Огромный чёрный ворон, пролетая над гаражами, сделал несколько кругов в воздухе. Компания ещё общается, позднее все расходятся.

_____________________________________________________________________________


Глава седьмая
Николай Черноптицев после работы выпивает, находясь у себя дома.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Надо бросить мне бы пить

Так нельзя уж дальше жить
В комнату заходит Виктор Черноптицев.
Виктор Черноптицев:

Почему ты папа пьёшь?

Ты ведь так себя убьёшь

Вижу, всё я понимаю…

За тебя переживаю
Николай Черноптицев:

Не грусти, за нас решили…

Многих уже умертвили

И, похоже, мне пора,

Завершать жизни года
Виктор говорит с отцом, и Николай решает бросить регулярное употребление алкоголя.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Больше я не буду пить,

Надо бы ещё пожить,

Сын мой верно говорит,

Хотя я почти убит
На следующее утро на территории ОАО «Пламя к Николаю Черноптицеву приходит агент конторы «Пламя» Олег Бугорович, который контактировал только с высшим руководством предприятия «Пламя» (Управление состояло из евреев) и частенько «расшатывал» руководителя морского военного представительства различными на то способами.
Олег Бугорович:

Привет дружище Николай!



Николай Черноптицев:

Меня дружком не называй!

Я с вашей бандой не дружу,

И всё тебе в лицо скажу,

Евреи хитрые как волки,

Но в волчьи лапы вам иголки,

Воткнёт когда-то власть страны

И вожаки будут мертвы,

Тогда вы, поджимая хвост,

Не в силах, встать уж в полный рост

Как крысы захотите вверх бежать

Но будут бить вас и уничтожать


Олег Бугорович:

Немного ль на себя берёшь,

Болтая этот бред и ложь
Николай Черноптицев:

Недолго мне уже служить,

Хочу, и буду говорить
Олег Бугорович:

Ты смел, хороший человек

Не хочешь ли короткий век?

Устроить мигом можем мы,

Тебе, твоим друзьям гробы
Николай Черноптицев:

Не угрожай, я не боюсь

И никогда не продаюсь,

Совесть на деньги не менял,

И Родиной не торговал
Олег Бугорович отворачивается, делает вид, что уходит.
Олег Бугорович:

Давай забудем все раздоры

И вот такие разговоры,

Работы общие у нас

Не надо горлопанить, бас

Ты свой ещё прибереги,

И руку мне ты протяни
Олег Бугорович подаёт руку Николаю Черноптицееву. Происходит рукопожатие.
Олег Бугорович:

Ну, вот же лучше так гораздо

Для нас с тобою жизнь прекрасна,

Сейчас поедем в ресторан,

И вволю погуляем там

Николай Черноптицев:

Решил я твёрдо, завязать

И алкоголь не принимать
Олег Бугорович, молча, думает:

Совсем, совсем?

Так не бывает,

Только зачем?

Кто его знает?
Николай Черноптицев:

Вы здорово меня поили,

На праздниках, банкетах,

Зависимость почти привили

С высоким чином в кабинетах,

Но только я теперь не пью


Олег Бугорович:

Всё, больше я не пристаю

С вопросами такими,

Намерениями благими

Ведь я, признаться, радость,

Хотел тебе доставить


Николай Черноптицев:

Не пью я водку – гадость,

Можешь меня оставить?
Олег Бугорович уходит. В дальнейшем на Николая Черноптицева начинается оказывать-ся лёгкое давление.

_____________________________________________________________________________


Глава восьмая
Сергей Морозов после смены (он работал токарем на металлообрабатывающем заводе) идёт домой, встречает Николая Черноптицева.
Николай Черноптицев:

Привет, знакомое лицо


Сергей Морозов:

Привет, пойдём, попьём винцо


Николай Черноптицев:

Да, нет, давай уж в раз другой

Мы выпивать будем с тобой
Сергей Морозов:

Конечно, сам смотри

Идти со мной, иль не идти

Николай Черноптицев:

А как твои дела?

Работа как?
Сергей Морозов:

Бывает жизнь уж тяжела

А на заводе там бардак,

Похоже, всё идёт к тому,

Завод хотят теперь продать

Я только честно не пойму,

Как можно Русь так раздавать?
Николай Черноптицев:

Политика сейчас такая…


Сергей Морозов:

Бандитская и воровская


Николай Черноптицев:

Акционеры станут кто?

Пакет контрольный кого?

Кому достанется завод?


Сергей Морозов:

Вот именно, что в этот год

Всё немцам в руки отдадут

И за копейки продадут


Николай Черноптицев:

Всё веселее с каждым днём

Всерьёз на дно что ли идём?

Великую страну дробят

И уничтожить норовят

Вот оборонную контору,

Что Пламенем зовут

Как будто крысью нору,

Взяли, и евреи там живут

Пришли официально иностранцы

Враги наши – американцы

Им отдали треть предприятия

Правительство России, братия

Такая понимаешь, псевдодемократия.

_____________________________________________________________________________
Глава девятая
Журналист (девушка) с радиостанции делает передачу про русских моряков подводников и для этого берёт интервью у Николая Черноптицева. В своём интервью Черноптицев произносит несколько откровенных фраз про ситуацию в современной России с точки зрения обычных граждан, политики и безобразия, которое творится в Москве и других городах нашей страны. Кое-что из его реплик, в дальнейшем, попадает в эфир радиопе-редачи. Проходит несколько недель. Давление на Николая Черноптицева усиливается. Николай Черноптицев идёт домой с работы, к нему подходит человек (Федот) лет со-рока. Федот и Черноптицев не были знакомы и никогда не виделись.
Федот:

Дай закурить!


Николай Черноптицев:

Позволь тебя мне угостить


Николай Черноптицев достаёт пачку сигарет из кармана, протягивает её Федоту. Федот закуривает, отдаёт пачку назад Черноптицеву.
Федот:

Слушок донёсся до меня,

Что плохо ты ведёшь себя,

И выступления даёшь,

Да на которых ещё врёшь

Николай Черноптицев:

А кто ты есть таков?


Федот:

Не надо громких слов,

Я представитель тех господ,

Под кем сейчас страна, народ


Николай Черноптицев:

И что же ты хотел сказать?

Меня ты хочешь напугать?
Федот:

Я лишь хочу предупредить,

Что можешь перестать ты, жить

Подумай, выбор есть всегда,

Не обрывай жизни года…
Федот улыбается и уходит. Николай Черноптицев продолжает идти домой.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Лебезить перед жуликом, вором

Не мои это принципы жизни,

Даже если будет смерть приговором

Верен был я России – Отчизне

И она всегда принимала,

Из походов подводных ждала

Только вдруг теперь не узнала

И, похоже, уже продала.

_____________________________________________________________________________




Глава десятая
Николай Черноптицев приходит домой, его встречает жена Лиза.
Николай Черноптицев:

Пойду за водкою схожу,

Иначе просто не могу…
Елизавета Черноптицева:

Зачем ты глупости болтаешь?

За водкой не ходи!
Николай Черноптицев:

Ты Лиза, ничего не знаешь,

Уж если, что прости
Елизавета Черноптицева:

Вот выпить хочешь, а зачем?

Ведь нет каких-либо проблем,

А будешь пить, тогда опять

Начнёшь тихонько пропадать
Николай Черноптицев:

Быть может, ты права

Но как тебе мне объяснить,

Что наступили времена,

Где очень уж непросто жить
Елизавета Черноптицева:

Вновь бред какой-то ты твердишь,

И ерунду всё говоришь…

За водкой не ходи,

Конфет лучше купи
Николай Черноптицев:

Я за конфетами пойду,

Ещё чего-нибудь куплю
Николай Черноптицев идёт в магазин, где покупает продукты, конфеты, водку, после чего приходит домой и выпивает.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Понеслась опять лихая –

Жизнь нелепая, хмельная
Домой приходит Виктор Черноптицев и видит, что его отец сидит изрядно выпивший.
Виктор Черноптицев:

Пап, что произошло?


Николай Черноптицев:

Да так, особо ничего



Виктор Черноптицев:

А почему ты пьёшь опять?



Николай Черноптицев:

Я собираюсь погибать,

Вот только дослужу,

На пенсию пойду,

А там получится, как знать,

Смерть можно будет повидать.

_____________________________________________________________________________
Глава одиннадцатая
Проходит несколько месяцев. Будний день, в военном представительстве в кабинете на-чальника находятся Черноптицев и Звёздцев.
Николай Черноптицев:

Пора мне вещи собирать,

И кабинет освободить,

Жизнь пенсионную видать,

И начинать спокойно жить

Ты замом крепким был моим

И никого не подводил,

Бывало трудно иногда,

Но всё решали мы всегда

И вот начальник ты почти


Валерий Звёздцев:

Не торопись и не спеши

С конторы Пламя уходить,

Работу могут предложить,

Тебе всего же пятьдесят
Николай Черноптицев:

Да, на работу взять хотят,

Но не служу я крохоборам:

Распильскому и прочим ворам


Возникает пауза в разговоре.
Валерий Звёздцев:

Не знаю, что мне и сказать

Чтоб тебя как-то поддержать
Николай Черноптицев:

А ничего не говори

Ведь у тебя всё впереди,

Лет через семь меня поймёшь,

Когда к годам моим придёшь,

Так что давай руководи,

Решай проблемные вопросы

Российской армии служи,

Чтоб капитаны и матросы

Все возвращались с испытаний,

И не было ни у кого рыданий
Валерий Звёздцев:

Доверия твои слова,

Мне дороги поверь
Николай Черноптицев:

Пусть не кружится голова

Твоя, от бури и потерь

Директорат конторы Пламя

Признаюсь, нечестивый,

Перебежал он под чужое знамя,

Врагами нашими любимый,

Американцы и евреи

Такие здесь вот прохиндеи
Валерий Звездцев:

Ты как всегда критичен


Николай Черноптицев:

Был молод я, оптимистичен

Питать иллюзий не люблю

Пред ворами главы не приклоню,

Что во многих уровнях сидят

И уничтожить норовят

Нашу страну, народ,

Продажен ныне патриот

И след предательства побед

Всем людям добавляет бед,

И нет великой уж страны,

Лишь мрак и пепел темноты,

Шагает гордо по Руси,

Где морят, бьют богатырей,

Которых нет уже почти,

России сильных сыновей


Валерий Звездцев:

Да, ты во многом прав


Николай Черноптицев:

И нет на сволочей управ,

Пираты стали к нам близки,

И с чувством горя и тоски

Всё это можно осознать,

Что Русь хотят порабощать


Валерий Звёздцев:

Но, что касается работы

Могу к себе тебя я взять

Николай Черноптицев:

Оставь не нужные заботы

И постарайся всё ж понять,

Что не могу я быть гражданским,

Прислуживать конторы штатским

Продажным тыловым чинам,

Ходящим по людским главам
В кабинет заходит Глеб Краснопоев.
Глеб Краснопоев:

Разрешите!


Николай Черноптицев:

Входи!
Глеб Краснопоев:

О чём говорите?
Николай Черноптицев:

О жизни – пути

Работе, невзгодах,

Ненастных погодах,

Да, о совместных наших делах

И о ближайших, грядущих годах


Валерий Звёздцев выходит из комнаты начальника, идёт по территории Пламени, и в коридоре видит проходящего мимо Иосифа Распильского. Они здороваются.
Иосиф Распильский:

Пройдём до приёмной моей,

Пошли время уж не жалей,

Серьёзный есть разговор,

Не глупый какой-нибудь спор
Валерий Звёздцев:

Проблемы тут нет

Приёмная близко
Иосиф Распильский:

Хочу дать совет,

Чтоб не было риска
Валерий Звёздцев и Иосиф Распильский приходят в приёмную Распильского, оказываются у него в кабинете. Иосиф запирает двери.
Иосиф Распильский:

Мы Черноптицева хотим

Трудоустроить здесь у нас,

Работу денежную дадим,

Нужна она ему как раз

Прошу, ты с ним поговори

И к нам любезно позови
Валерий Звёздцев:

Да, хорошо я постараюсь

И убедить уж попытаюсь,

Но знаешь это безуспешно,

Он не пойдёт сюда конечно
Иосиф Распильский:

Не раз его я приглашал

Работать в Пламени всё звал,

Но он в ответ – я офицер,

Не жулик вор миллиардер
Валерий Звёздцев:

Порядочный он человек


Иосиф Распильский:

Дающий совести разбег,

А мы и наш директорат

Никто ж ни в чём не виноват,

О, как сейчас нам нелегко

Но мы не бросим ничего

Контора наша расцветёт

Пламя, поверь, не пропадёт


Валерий Звёздцев:

Надеюсь искренне, и верю


Иосиф Распильский, молча, думает:

Куски урвать уж я сумею,

Прекрасные богатства

И на развалах государства

Поднимем мы наш новый флаг,

И это будет добрый знак

В обогащении карманов

Серьёзных новых капиталов


Иосиф Распильский:

Ещё вот я хочу спросить

С тобою будем мы ль дружить?

Нам с полуслова понимать

Друг друга надо так сказать
Валерий Звёздцев:

А почему бы таки нет?


Иосиф Распильский:

Вот это верный твой ответ


Иосиф Распильский подходит к офисному бару, вынимает бутылку коньяка и две рюмки, ставит их на стол.

Иосиф Распильский:

Позволь коньяк мне предложить


Валерий Звёздцев:

Нет, я не буду пить


Иосиф Распильский:

Таких слов что-то не пойму

Не хочешь только почему?

Меня Валер ты мало знаешь

И неужель не уважаешь?
Валерий Звёздцев:

Не в уважении вовсе дело


Иосиф Распильский:

Ну, так скажи, в чем же проблема?

Давай по семьдесят с тобой

Махнём за дружбу раз другой


Распильский наливает коньяк по рюмкам.
Валерий Звёздцев:

Нет, так оно не хорошо

Не стану пить я не чего
Валерий Звёздцев направляется к входным дверям.
Иосиф Распильский:

Давай хотя бы по одной

Не обижай меня, постой

Я в гости ведь не всех зову


Валерий Звёздцев:

Ну, по одной и я уйду


Валерий Звёздцев подходит к столу.
Иосиф Распильский:

За то чтоб дружба, доброта

Всегда в наших кругах была
Иосиф Распильский и Валерий Звёздцев выпивают по рюмке.
Валерий Звёздцев:

Хороший коньяк


Иосиф Распильский:

Да это, пустяк


Иосиф Распильский, молча, думает:

Вчера его привезли иностранцы

Друзья и соратники американцы
Валерий Звёздцев уходит.
Иосиф Распильский, молча, думает:

По плану, хитростной программой

Мы всех славян поработим

Смертельной тлеющею раной

Людской так дух и развратим,

Богатыри будут мертвы

Они слабы и уж ничтожны

На территории страны

Капканы наши, где возможны

Создаём банки мы, вперёд

Нас голос запада зовёт,

Пиратам на закате века

Россия сдастся без помеха.

_____________________________________________________________________________


Глава двенадцатая
Через неделю Валерий Звёздцев становится руководителем военного представительства министерства обороны РФ, а Николай Черноптицев уходит на пенсию. Проходит около двух месяцев. Сослуживец Черноптицева и Звёздцева подполковник Арсений Зверкоев приглашает в свой дом, на «отвальную» офицеров, по случаю своего увольнения из воо-ружённых сил (Зверкоев с женой после выхода на пенсию собирался уехать жить в город Владивосток). Арсений Зверкоев с женой и её сестрой ждут гостей. Раздаётся звонок в квартиру. Арсений открывает двери.
Арсений Зверкоев:

А… заходите дорогие

Коллеги вы мои благие
Все здороваются. Проходят в дом: Валерий Звездцев, Николай Черноптицев, Влад Шан-хаев, Семён Сумкин, Александр Кочевный, Борис Короталин и молодой офицер Игорь Доб-ронравов.
Арсений Зверкоев:

Ещё немного подождём,

Похоже, что не все пришли

Сегодня здорово гульнём,

Повеселимся от души
Раздаётся звонок в двери. Заходит Глеб Краснопоев.
Глеб Краснопоев:

Не надо оваций,

Комплементов и граций
Арсений Зверкоев:

Ну, начинаем, давайте к столу!


Валерий Звёздцев:

Арсений позволь я слово скажу,

Сбывалось, чтоб всё чего ты хотел

Проблемы решать всегда, чтоб умел

Поменьше пусть станет чёрных полос

В жизни твоей, будь счастлив всерьёз


Валерий Звёздцев достаёт самогонный аппарат и дарит его Арсению Зверкоеву.
Все выпивают.
Арсений Зверкоев:

Ребята, спасибо, я искренне рад

За этот подарок такой аппарат,

Поеду я скоро во Владивосток

И от подарка мне будет там толк
Николай Черноптицев:

Владивосток это город

Совсем непростой,

В россыпи золот

Цветёт в нём разбой

Я вот боюсь, чтобы те не попал

Случайно к бандитам и в криминал
Глеб Краснопоев:

А что? Мафию можно возглавить

И всеми мелкими ворами править
Семён Сумкин:

Мафия вся засела в Кремле!

Да, и она теперь на коне!
Все смеются.
Николай Черноптицев:

Но, а серьёзно если сказать

Хочу всех благ тебе пожелать,

К жизни спокойной, чтоб привыкал

И нас как друзей не забывал
Все выпивают. Александр Кочевный играет на баяне, многие поют, сидят, едят, ещё выпивают, Глеб Краснопоев поет в гитарном сопровождении.
Влад Шанхаев:

Уедешь ты скоро во Владивосток,

Жизнь всем когда-то преподносит урок,

Так вот чтоб там, было лучше, чем здесь

Шансы ведь все для этого есть,

Хотя бы процентов на пятьдесят

Радость, достаток пусть в жизни царят

Все выпивают, общаются, поют песни под баян и гитару. Проходит около двух с полови-ной часов. Многие находятся в достаточно хмельном состоянии. Арсений Зверкоев дос-таёт из шкафа фотографии, выкладывает их на стол.
Арсений Зверкоев:

Давайте на фото посмотрим мои,

Там есть наши друзья и враги,

Коллекцию я за годы собрал

И многим из вас ещё не показал
Николай Черноптицев, Игорь Добронравов и Валерий Звёздцев смотрят фотографии.
Николай Черноптицев:

Да, очень интересно взглянуть

У этой вот девушки прекрасная грудь
Игорь Добронравов и Валерий Звёздцев обращают внимание на фотографию молодой женщины, на которую показывает Николай Черноптицев. Офицеры продолжают смот-реть фотографии.
Игорь Добронравов:

Арсений! А вот мы с тобой,

Гуляем по Питеру, да и Тверской
Николай Черноптицев заостряет внимание других на ещё одной фотографии.
Николай Черноптицев:

Вот этот что справа

Меня уже заказал,

Грубил мне сначала

И предупреждал
Семён Сумкин:

Покажи! Это кто?


Николай Черноптицев:

Да ты не волнуйся, не знаешь его


Семён Сумкин:

Серьёзно?


Николай Черноптицев:

Вполне
Игорь Добронравов:

Так разве возможно?

В России – стране


Николай Черноптицев:

Что можно, нельзя

Решают бандиты,

Пьют кровь вопия

Разбойничьи свиты,

А те, кто у трона ныне стоят

Набить карманы свои лишь хотят…
Все ещё выпивают.
Александр Кочевный:

Не надо грустить,

Споёмте друзья,

В России нам жить

Мы её сыновья
Александр Кочевный играет на баяне, офицеры поют несколько песен. Проходит, ещё, сорок минут. Все сидят за столом.
Арсений Зверкоев:

Сегодня ко мне

Пришли жаль не все…
Николай Черноптицев:

Но мы же с тобой,

Ты нам не чужой

Последнее слово,

Хочу я сказать,

Что нам всем не ново

Вам пожелать
Возникает тишина.
Николай Черноптицев:

Бывали у нас разные вещи

И был порой повод и даже похлеще

Но замов начальник, своих не сдавал

И замы за него стояли горой,

Куда бы кто из нас не попал

Пусть жизнь у вас будет всё время такой!
Все выпивают.
Николай Черноптицев:

Сейчас здесь тут всем хорошо,

Тепло и уютно в окошке светло

И скоро уже наступит весна,

Прекрасная, словом начнётся пора

Признаюсь я как на дачу уйду

Всё чаще вас вспоминаю ребята,

Наш коллектив забыть не могу,

И память такая для меня просто свята
Арсений Зверкоев:

Спасибо за тёплые эти слова


Николай Черноптицев:

Знаешь, Арсений впереди темнота,

Ни звука, ни шороха, ни пения птиц

И нет дальше дружеских каких-либо лиц…


Влад Шанхаев:

На даче ль темно?


Николай Черноптицев:

Не всё ли равно?


Игорь Добронравов:

Я что-то смотрю, вы все приуныли

Варяга споёмте, слова не забыли?
Все выпивают. Под сопровождение баяна, многие поют песню Гибель Варяга. Пение, разговоры продолжаются и через два часа все расходятся.

_____________________________________________________________________________


Глава тринадцатая
Проходит месяц. Давление на Николая Черноптицева не прекращается и временами ста-новится невыносимым. В один из дней апреля месяца 1997 года Николай Черноптицев встречает сына Сергея Морозова. Вова Морозов шёл с двумя школьными друзьями поку-пать сигареты в ларёк.
Николай Черноптицев:

Здорово! Вова, как дела?

Путь держишь ты, сейчас куда?
Вова Морозов отходит от ребят.
Вова Морозов:

Здрасте! Я гуляю,

Немного просто отдыхаю
Николай Черноптицев:

Ты папке передай привет,

Пусть будет жизнь его без бед
Николай Черноптицев с искренней «любовью», во взгляде, дружбой и уважением смот-рит на Вову Морозова.
Вова Морозов:

Да, хорошо я передам


Николай Черноптицев, молча, думает:

Пора навек прощаться нам…


Вова Морозов уходит. Николай смотрит ему вслед, позднее Черноптицев выпивает, после чего отправляется домой, где его встречает жена Лиза.
Елизавета Черноптицева:

Коля, Коля, сколько ж можно?

Беспробудно тебе пить
Николай Черноптицев:

Чутко очень осторожно

Меня сейчас хотят убить
Елизавета Черноптицева:

Пьяный бред опять несёшь


Николай Черноптицев:

Жаль, но видно не поймёшь…


Николай Черноптицев собирает рюкзак и отправляется на дачу, идёт лесной дорогой. В состоянии серьёзного алкогольного опьянения.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Господи, как больно

Смерти лик виден оскал

Нет, не хватит, не довольно

Чтобы я сейчас упал
Николай Черноптицев достаёт из рюкзака полутора литровую пластиковую бутылку из-под пепси-колы, которая наполнена водкой, выпивает.
Николай Черноптицев, молча, думает:

Лучше так оно гораздо

Ничего уж не опасно…
Николай Черноптицев видит слева от дороги лежащие бревна подходит к ним и прини-мает решение немного отдохнуть. Некоторое время спустя он засыпает на брёвнах и погибает от холода в течение суток.

Конец второй части

_____________________________________________________________________________


  1   2


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет