На правах рукописи Гурцкая Глория Беноевна



жүктеу 359.71 Kb.
бет2/2
Дата17.06.2016
өлшемі359.71 Kb.
1   2

Словообразовательное гнездо с исходным «Эндурск»

Эндурия

эндурство → неэндурство

*эндуристый → эндуристость

Эндурск эндургенция

доендурил

эндурец → неэндурец (не эндурец)

эндурка

эндурский


Контекст, в котором функционирует окказиональное слово, имеет особую структуру, способствующую его восприятию. Так, М.А. Петриченко (1981), исследуя стилистические функции речевых новообразований в поэтических текстах А. Вознесенского и Е.А. Евтушенко, пыталась выделить опорные слова, так называемые актуализаторы деривационной структуры АН.

Развивая ее точку зрения, Р.Ю. Намитокова (1989) предлагает различать следующие типы актуализации семантики АН: лексическую (актуализация лексическими единицами), текстовую (актуализация содержанием текста) и затекстовую (актуализация фоновыми знаниями читателя).

Согласно данной точке зрения в зависимости от структурно-семантической схемы построения авторского слова, а также от роли самого контекста, при лексической актуализации в свою очередь выделяются два типа актуализаторов – корневой актуализатор (когда в микротексте присутствуют однокоренные с АН слова) и структурный (когда в микротексте функционируют слова, структурно идентичные АН). При этом следует учитывать и место актуализаторов – корневых с авторскими новообразованиями или структурно идентичных с ними (т.е. с АН). Это препозиция актуализатора, если актуализатор стоит перед АН и постпозиция, если актуализатор стоит после АН.

При текстовой актуализации «интерпретирующий контекст непосредственно указывает на структуру АН» - графически или разъяснением, непосредственным или опосредованным комментированием самого автора.



Затекстовая актуализация АН (или фоновая) возникает в том случае, когда восприятие и понимание новообразования «зависит от фоновых знаний читателя, его культурной памяти» [Намитокова 1989: 227], т.е. от знания прецедентных текстов, которые являются «важной частью … лексикона языковой личности, способом выражения антропоцентризма в языке» [Костомаров 1996: 302].

Используя данную методику выявления способов актуализации семантики АН как один из параметров характеристики идиостиля писателя, мы провели анализ с этих позиций текстов трех наиболее известных работ писателя, принесших ему заслуженную славу и почитание: «Сандро из Чегема 1», «Сандро из Чегема 2» и «Сандро из Чегема 3».

Имеющиеся в текстах типы актуализаторов авторских новообразований согласно нашему анализу распределяются следующим образом:

I. Лексическая актуализация АН составляет 59,9%, т.е. является наиболее характерной для текстов писателя. Данный тип актуализации значения АН реализуется за счёт строения самого АН (идентичного корня, однотипной структуры), подготавливая читателя к восприятию АН и способствуя его адекватной интерпретации. В частности, в текстах Ф. Искандера встречаются следующие подтипы лексической актуализации (актуализатор выделен пунктирно, АН – подчеркнут):

1. Лексическая корневая актуализация АН (44,5%).

а) Лексическая корневая единичная препозиционная актуализация АН является наиболее распространённым типом в тексте (24,4%):



«Чик точно не знал, оба родителя Славика профессора или каждый из них полупрофессор и потому в целом семья профессорская» [Искандер 3: 360].

б) Лексическая корневая единичная постпозиционная актуализация АН встречается гораздо реже (14,3%):



«А вода мощная, хочет сбить тебя с ног и потащить, но ты держишься и сам чувствуешь свою мощь. Приятно перемогучить могучий поток» [Искандер 6: 273].

Наблюдается единичный случай корневой одновременно препозиционной и постпозиционной лексической актуализации.



«Против патриотического гнева было только одно оружие – перепатриотичить и перегневить патриота» [Искандер 9: 80].

в) Лексическая корневая цепочная актуализация АН, содержащая несколько однокорневых слов, составляет всего 4,8%:



«Я говорю детям, показывая на радугу: «Рады радуге?» - «Рады радуге?» - кричат мои детки. – Папа, еще раз рыгни и радугни!» И я, конечно, радугую, пока хватает воды. Вот так и живем мы с женой и детьми» [Искандер 6: 514].

2. Лексическая структурная актуализация АН (16,4%).

а) Лексическая структурная полная узуальная актуализация АН (4,4%):

При таком типе актуализации автор вводит в текст узуальное(-ые) слово(-а) с аналогичной новообразованному слову структурой, что позволяет читателю сопоставить значения слов и верно воспринять значение новой речевой единицы.



«Будущий владелец ее, если можно так сказать, старик Шаабан Ларба, по прозвищу Колчерукий, лежал, говорят, в городской больнице не то с аппендицитом, не то с грыжей (хотя по-русски правильней было бы сказать Сухорукий, но Колчерукий точнее соответствует духу, а, следовательно, и смыслу прозвища)» [Искандер 2: 327].

б) Лексическая структурная частичная узуальная актуализация АН (1,2%):



«Всерьез говоря, в любви писателя к своей натуре есть элемент аморальности или, вернее, доморальности» [Искандер: 427].

«Но он еще так молод и ему так надоело его одиночество-одноночество[Искандер 4: 258].

в) Лексическая структурная полная окказиональная актуализация АН (6,6%):



«После долгих споров мы установили строгую научную линию эволюционного развития человека: живоглот, горлохват, горлоед, оглоед, шпагоглот, виноглот, куроглот, мудоглот, мухоглот (он же слухоглот), горлодер, горлопан и, наконец, полиглот. Если здесь последует вздох облегчения, то, предупреждаю, он преждевременен, потому что развитие это циклично (чуть не сказал – цинично) и все повторяется в том же порядке. Эволюционная лестница рушится, не выдержав бедного полиглота, и все опять начинается с живоглота» [Искандер 9: 241].

Чего стоит одна его фраза, полная едкого сарказма и юмора, сталкивающая компоненты разговорно-просторечного порядка и научный термин со случайным совпадением компонента -глот (от глотать) и -глот (от язык).

г) Лексическая структурная частичная окказиональная актуализация АН (4,2%):

«Дядя Сандро направил свет электрического фонарика на указанное начальником место, тем самым показывая, что за лопаты должны взяться другие, и родственники, то и дело меняясь и не переставая удивляться какой-то неприятной чужеродности, нечегемности грунта, его подозрительной эндуристости, отрыли довольно большую яму» [Искандер 4:229].

II. Текстовая актуализация составляет (26,1%):

При текстовой актуализации семантизация АН реализуется через непосредственное авторское толкование АН (комментарий, определение, графические средства).

а) Текстовая непосредственная интерпретационная актуализация предполагает прямое объяснение автором значения слова или происхождения АН, создания, причины появления (15,9%):



«В конце концов, когда она еще раз коленопреклонилась, Сергей, присевший было рядом с ней на корточки, тоже стал на колени…» [Искандер 10: 151].

б) Текстовая опосредованная актуализация АН (9,4%).

При текстовой опосредованной актуализации семантизация АН происходит за счет содержания микротекста, восприятие АН подготавливается наличием в тексте лексем, значение которых декодирует семантику новообразования.

«Наша интеллигенция давным-давно расслоилась на две части. Меньшая ее часть все еще героически остается интеллигенцией в старом русском смысле этого слова, а большая ее часть превратилась в эндургенцию» [Искандер 5: 180].

в) Графическая актуализация, при которой с помощью шрифта или других графических средств актуализируется часть АН (0,8%):



« - Лёсик, а-ста-рож-но, у-па-дешь! – нараспев кричал кто-нибудь, увидев, как Лёсик с портфелем ковыляет по улице» [Искандер 3: 56].

III. Затекстовая актуализация АН составляет (14%).

Данный тип актуализации АН подразумевает возможность сотворчества с читателем при раскрытии семантики АН, наличие у читателя фоновых знаний, то есть информации, выходящей за рамки текста.

Прилагательные «гётеанский» и «сальерианский» Ф. Искандер образует от имен собственных Гёте и Сальери. Понятно, что читатель, которому известно, что Гёте – это выдающийся немецкий поэт и мыслитель XVIII в., а Сальери – итальянский композитор, (о котором бытует легенда, что он отравил из-за зависти к таланту великого Моцарта), поймет смысл этих окказиональных прилагательных.

Активность способов актуализации АН в текстах Ф. Искандера представлена в следующей таблице (п/ч условно означая полная/частичная актуализация):

Активность способов актуализации АН в тексте

Таблица 1


Лексическая

Корневая

Препозиционная

24,4%

44,5%

59,9%



Постпозиционная

14,3%

Цепочная

4,8%

Структурная

Узуальная

п/ч

4,4%

1,2%

16,4%

Окказиональная

п/ч

6,6%

4,2%

Текстовая

Непосредственная

Интерпретационная

15,9%

26,1%

Графическая

0,8%

Опосредованная




9,4%

Затекстовая










14%

Сопоставление способов актуализации АН в текстах разных жанров –художественной литературы (на примере произведений Ф.А. Искандера) и в научных текстах согласно данным А.Н. Сокальской (на примере произведений Г.Д. Гачева) [Сокальская 2007: 9-12], представленное в Таблице 2, позволяет признать, что в художественном тексте превалирует лексическая актуализация (59,9%), тогда как в научном на первое место выходит актуализация текстовая (65,5%).


Сопоставление способов актуализации АН в текстах разных жанров
Таблица 2

Художественный текст (Ф. Искандер)

Всего

Научный текст (Г. Гачев)

Всего

Лексическая

59,9%

Лексическая

22,6%

Текстовая

26,1%

Текстовая

65,5%

Затекстовая

14%

Затекстовая

9,5%

В третьей главе «Авторские новообразования Ф.А. Искандера: структурно-семантический аспект» представлен структурно-семантический анализ АН с учетом их частеречной принадлежности.

АН Ф. Искандера с точки зрения использования способов деривации в целом укладываются в рамки нормативного словообразования.

Узуальными способами образования созданы 384 единицы из 395 авторских новообразований. И только 11 новообразований созданы окказиональными способами. Среди первых – узуальных способов образования АН, следует отметить



  1. АН, образованные префиксацией (55 АН):

Прежде всего, префиксация в литературном языке характерна для глаголов. И Ф. Искандер ее передает с помощью префиксов под-, пере-, до-:

«Можно заподозрить, что эти отрывки (подкаламбурим в духе Майковского) были подлинней, но мы ничего не знаем по этому поводу» [Искандер 10: 391].

«Кажется, переосторожничал, подумал Чик, возвращаясь к действительности» [Искандер 3: 210].

«- С моей подачи! – захохотал Борзов, и глаза его вспыхнули шельмовским блеском такой силы, который явно мог досверкнуть и до Америки» [Искандер 8: 418].

Привлекает внимание очевидный факт активности использования префиксоидов полу- и псевдо- (с точки зрения Е.А. Левашова [Козулина, Левашов 2009: 3]), которые подчёркивают скептически-иронический взгляд Ф. Искандера на окружающую реальность, выражают сомнение в полноте и соответствии действительности обозначаемых объектов, лиц, понятий.



Давно замечено, что полная неграмотность нравственно выше полуграмотности» [Искандер 10: 365].

«Это была знакомая толпа местных полупижонов, которая обычно толпится у касс кинотеатров в дни появления ковбойских фильмов» [Искандер 5: 29].

«Наполеон, мечом завоевавший человечество, как бы заранее пародировал Толстого. Псевдограндиозность великого завоевателя дискредитировала всякую грандиозную задачу» [Искандер 10: 428].

«Говорят, на суде, как это бывало и раньше, он пустил в ход свой старый псевдобиблейский номер. Он разделся до гола и крикнул:

- Граждане судьи, вот таким я пришел в этот мир! Люди меня сделали преступником!» [Искандер 8: 427].

«-А что говорить, - пожал плечами Король, - опыты проходят успешно, и мы им всячески способствуем…Все Младодопущенные думают, что кроме Допущенных к столу есть еще и Сверхдопущенные к Столику» [Искандер 9:69].

В АН, образованных префиксацией, присоединение префиксоида вносит дополнительную семантику по отношению к производящему глаголу.



«…словно углубившись в происходящее на экране, он полуцеловал, полуприжимался губами к ее щеке…» [Искандер 2: 575].

2. АН-образованные суффиксацией (57 АН):

В классе имен абстрактные существительные, свидетельствующие о постоянной абстрагирующей работе человеческого ума, воплощающего в подобных словах отвлеченные понятия и идеи о реальной/ирреальной действительности, представляют немногочисленный комплекс слов, образованных продуктивными суффиксами:

а) Абстрактные АН – имена существительные на -ость (5), -ство (5), -ия (2):



«Дядя Сандро направил свет электрического фонарика на указанное начальником место, тем самым показывая, что за лопаты должны взяться другие, и родственники, то и дело меняясь и не переставая удивляться какой-то особой каменистости, какой-то неприятной чужеродности, нечегемности грунта, его подозрительной эндуристости, отрыли довольно большую яму» [Искандер 4: 229].

«- Нет! Нет! – крикнул я. – Что вы! Конечно, можно! Правь, Эндурия, Правь!» [Искандер 5: 176].

Абстрактные существительные на –изация имеют словообразовательное значение «наделение теми или иными свойствами того, что обозначает базовая основа». В повести «Созвездие козлотура» функционирует козлотуризация, «мерцающий абсурдностью» (Н. Иванова) и противоречащий здравому смыслу символ заорганизованного мероприятия, бездумной акции по созданию чего-то в больших масштабах. Слово козлотуризация является производным от лексемы козлотур и обязано своим появлением модели, извлеченной из известного лозунга «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны», породившей целый ряд подобных новообразований [Нефляшева 1999: 97-108].



«…после моей лекции в селе Ореховый Ключ будет обеспечена сплошная козлотуризация» [Искандер 2: 88].

«Но какой же поэтический, он же графоманский, размах в мечтаньях государства: мировая революция, сплошная коллективизация, электрификация, чекизация, и уже в наши дни – пьяная мечта одним махом покончить с пьянством» [Искандер 10: 404].

б) АН-имена существительные – наименования лиц:

Среди них можно отметить суффиксальные образования с модификационным значением женскости, а также АН-существительные с субъективно-оценочным значением:

«Чик ожидал, что Богатый Портной сейчас скажет: «Мой Оник симпатичка!» - и все попадают со смеха» [Искандер 3: 564].

«Возле шалаша натягивается сетка на вбитых колышках, под сеткой резвая птичка сорокопут. Здесь ее ласково перевели в женский род и называют сорокопуткой» [Искандер 8: 124].

«Наш милый Чегемчик тоже не вполне избежал безумий этого мира» [Искандер 1: 19].

в) Суффиксальные АН-глаголы представлены немногочисленно. Подобные АН образованы от имен существительных и прилагательных (что согласуется с нормой литературного языка) с помощью суффиксов -ова-ть/-ева -ть; -нич-а-ть; -ну-ть; -е-ть.



«Он так ненавидел Сталина, что. видимо, решил: настал его час! Вероятно, он стал пытаться буддизировать историческую науку» [Искандер 7: 75].

«Марат зашел вместе с лилипутами в один из номеров, и они еще долго там застольничали и разговаривали о жизни» [Искандер 6: 81].

«- С моей подачи! – захохотал Борзов, и глаза его вспыхнули шельмовским блеском такой силы, который явно мог досверкнуть и до Америки» [Искандер 8: 418].

«Да что толку – люди совесть забыли, освинели…»[Искандер 4: 56].

  1. АН, образованные префиксально-суффиксальным способом (80 АН). Этот способ характерен в основном для АН-глаголов:

«Вуаль, как робкая попытка зачадрить лицо, имела место в христианском мире, но по известным причинам сошла на нет. Возможно, климат сыграл свою роль» [Искандер 6: 341].

« Такое панибратское, сокувшинное отношение к вечности вывело из себя даже добродушного Объедалу» [Искандер 6: 5757].
4. АН, образованные композицией (103 АН):

Из общего числа композитов среди АН Ф. Искандера сложные прилагательные занимают главенствующую позицию (83 АН).

АН – имена прилагательные-композиты, объединённые общим значением – «качественная номинация субъекта»; «характер деятельности субъекта»:

«Тут охотник придал своему лицу глуповато-величественное выражение и стал похож на старого козла. Он застыл на несколько секунд, изображая на своем лице правильную догадку тупой головы» [Искандер 3: 445].

- со значением «оттенки чувств, эмоций»:



«У Автандила Автандиловича – наклон головы в ее сторону, как у ассирийского быка.

- Очень полезно для растущего организма, - урчит Автандил Автандилович, поглядывая на нее (на кость – Г.Г.). Теперь уже – смущенно-агрессивный наклон головы ассирийского быка» [Искандер 5: 64].

АН – прилагательные-композиты, объединённые общим значением «оттенок цветовой палитры»:



«Под сенью той же яблони к колышку была привязана наседка. Вокруг нее роились желто-пушистые цыплята» [Искандер 6: 343].

Среди авторских новообразований Ф. Искандера единичны случаи создания наречий.



«Вымыв руки, дядя пришел и сел на место. Все как-то с повышенным вниманием смотрели на дядю, ожидая действия шутки. Обычно к нему относились небрежно-снисходительно. Да и тетушка его далеко не всегда сажала за стол, когда бывали гости» [Искандер 8: 315].

«Иногда, когда я вот так дожидался его, он подкатывал откуда-то сзади, и я чувствовал его добрую руку. Ласково ложащуюся на мою голову или шутливо-крепко, как арбуз, сжимающую ее пятерней…» [Искандер 5: 605].

Выделяем и имена существительные-композиты:



«Слово «война» по-русски на всех европейских языках, отвлекая от сущности войны, смещает наше сознание к ее конечной цели: защищать или отнимать какие-то земли. По-абхазски война обозначается с первобытной откровенностью. Война по-абхазски – «взаимоубийство» [Искандер 10: 494].

«Тем более, она не думала, что ей может померещиться кто-то из коршуноедов» [Искандер 7: 12].

5. АН, образованные сложно-суффиксальным способом (50 АН):

Новообразование столодержец (ср. самодержец) служит синонимом, наиболее точно отражающим искандеровское восприятие существующего на Кавказе понятия «главный по столу» (тамада), некоей попыткой перевода слова на русский язык с донесением сути философии застолья.

«Сандро, решив, что представление окончено, повернулся к своему гостю и заговорил с ним о знаменитой свадьбе князя Татархана, куда он был приглашен в качестве одного из помощников тамады, что было, учитывая его молодость, немалым взлетом в его будущей карьере столодержца» [Искандер 6: 358].

«Борясь с мракобесием, не впадай в светобесие» [Искандер 10: 510].

«-Да откуда ж ты знаешь, что он горевестником идет, - сказал дядя Сандро, приглядывася к мрачной фигуре племянника знаменитого абрека Щащико. В самом деле, не с доброй вестью приближался этот парень» [Искандер 4: 196].

6. Наконец, отдельную группу составляют АН, образованные собственно окказиональными способами (11):

Это случаи субституции – вытеснение одного из компонентов сложного слова (чаще первого) другим словом, фонетически созвучным с ним, но придающий композиту ироническое значение с сохранением его коннотации:

«Господь, наш путь тобой завещан, / Спаси, не требуя причин, / Страшусь неженственности женщин / И бабомыслия мужчин» [Искандер 10: 340].

баб(а) +слабомыслие

Новообразование банкформирование Ф. Искандер приводит без контекста, не расшифровывая, тем самым позволяя читателю самому домысливать значение слова.



«- Дедушка, почему ты так гуляешь? / - Я обдумываю что-то. / - Ты Фазиль Абдумович[Искандер 10: 492].

обдумать+абдуллович

АН, образованное редеривацией:

«Одна не очень грамотная женщина забавно сказала: Георгий Бедоносец» [Искандер 10: 568].

[бедоносец < победоносец]

Таким образом, проведённый анализ показал, что наиболее часто используемым способом при образовании АН практически во всех частей речи у Ф. Искандера является композиция (29,01%). Особым разнообразием наделены имена прилагательные. Внутри данной группы АН выделяется множество подгрупп с учётом словообразовательных типов деривационного значения. Вторым по активности использования является префиксально-суффиксальный способ (22,5%). Префиксация (15,5%), суффиксация (16,05%) и сложно-суффиксальный способ (14,08%) представлены примерно одинаково.

Собственно окказиональные способы среди АН Ф. Искандера представлены не столь разнообразно (2,81%) и, согласно нашему анализу, представляют самую немногочисленную группу слов. Среди них есть случаи редеривации, субституции, однако, активно доминирует такой способ, как контаминация, который, по данным ряда исследований словотворчества, является наиболее часто используемым окказиональным способом.

Таким образом, в словотворчестве Ф. Искандера в зависимости от функции в тексте и способов семантизации АН при восприятии текста отражаются тенденции и закономерности, свойственные русской словообразовательной системе и характерные в целом для разговорной речи современного русского литературного языка.

Отличительной чертой слов Ф. Искандера следует признать создание новообразований, условно названных нами абхазизмами. Они вводятся писателем в текст органично с авторскими разъяснениями и таким образом участвуют в создании кавказского колорита его произведений, отражая диалог культур разных этносов. Это горевестник, камча, столодержец, приводниться и др.

В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования и определяются перспективы дальнейшего изучения языка Ф. Искандера. Одним из возможных аспектов использования результатов работы в будущем представляется создание полного «Словаря языка писателя Ф.А. Искандера» с помощью компьютерных технологий, авторские новообразования которого являются ярким компонентом, характерным для его идиостиля.
Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

а) в изданиях из перечня ВАК РФ:

1. Гурцкая Г.Б. Абхазизмы в прозе Фазиля Искандера / Г.Б. Гурцкая, В.Б. Гурцкая// Вестник Адыгейского государственного университета. – Майкоп: Изд-во АГУ, №2 (26), 2007. – С. 68-72.

2. Гурцкая Г.Б. Новообразования-сложные слова и их функции в произведениях Ф. Искандера / Г.Б. Гурцкая // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. №36 (77): Аспирантские тетради: Научный журнал. – СПб., 2008. – С.50-54.

3. Гурцкая Г.Б. Языковая игра в эссеистике Ф. Искандера / Г.Б. Гурцкая // Вестник Адыгейского государственного университета. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2009. – Вып. 1. – №1. – С.110-114.


б) публикации в других изданиях:

1. Гурцкая Г.Б. Ономастикон в произведениях Фазиля Искандера (к постановке проблемы) / В.Б. Гурцкая, Г.Б. Гурцкая // Проблемы региональной ономастики: Материалы V Всероссийской научной конференции. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2006. – С. 240-245. .

2. Гурцкая Г.Б. Авторские онимы и их роль в текстах Ф. Искандера / Р.Ю. Намитокова, Г.Б. Гурцкая // Филологический вестник: научный и образовательный журнал. – Майкоп, 2006. №8. – С.114-117.

3. Гурцкая Г.Б. Реальные и вымышленные онимы в художественных текстах Ф.А. Искандера / Г.Б. Гурцкая // Проблемы общей и региональной ономастики: Материалы VI Международной научной конференции. – Майкоп, изд-во АГУ, 2010. – С.319-322.




1   2


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет