Наложение ареста на имущество как мера обеспечения исполнения приговора в виде значительного штрафа



жүктеу 182.74 Kb.
Дата25.02.2016
өлшемі182.74 Kb.


Епихин А.Ю. Наложение ареста на имущество как мера обеспечения исполнения приговора в виде значительного штрафа // Российский следователь. 2012. №16. С. 15-19. Журнал рекомендован ВАК.
Наложение ареста на имущество как мера обеспечения исполнения приговора в виде значительного штрафа

The seizure of the property as a measure of sentence enforcement in the form of significant fine


Епихин А.Ю., д.ю.н., профессор, профессор кафедры уголовного права и процесса ИЭУП (г.Казань)

Epikhin Alexander Yuryevich, Professor of Criminal Law and Procedure Chair, Private Educational Institution of Higher Education «Institute of Economics, Management and Law» (Kazan)


Аннотация: в статье автором высказывается мнение о проблематичности исполнения уголовного наказание в виде штрафа, вынесенного по приговору по делам о взяточничестве. Сложность может возникнуть при определении судом многомиллионного штрафа. Предложены варианты разрешения такой проблемы с точки зрения процессуальных особенностей в стадии исполнения приговора по уголовному делу.

Annotation: in the article the author expresses the view of the problematical character of criminal penalty execution by a fine imposed upon a sentence for bribery. The difficulty may arise in determining the multi-million fine by the court. The variants of this problem resolution from the procedural features point of view in the stage of execution of a sentence in a criminal case have been proposed.



Ключевые слова: взяточничество; штраф как уголовное наказание; размер штрафа; приговор суда; исполнение приговора; назначение уголовного наказания.

bribery; fine as criminal penalty, fine, judgment, execution of a sentence, a criminal sentence.


О необходимости совершенствования наложения штрафа, как самостоятельного вида уголовного наказания, и его последующего исполнения, о межотраслевой несогласованности норм, регулирующих штраф, неоднократно упоминалось в юридической печати1.

Государство определило в качестве одного из средств борьбы с коррупцией установление кратности штрафов, назначаемых судом за взяточничество. В статьи, предусматривающие уголовную ответственность за коммерческий подкуп (ст. 204 УК) и взяточничество (ст.ст. 290-291.1 УК), законодатель ввел кратность штрафа в зависимости от размера взятки. Кроме этого изменения были внесены и в ч. 2 ст. 46 УК «Штраф», путем установления верхнего предела назначаемого судом штрафа – не более 500 млн рублей2.

В правоприменительной деятельности правоохранительных органов уже имеются случаи расследования уголовных дел о получении взятки в миллионных размерах. Так, заместителем председателя Следственного комитета России В.Пискаревым возбуждено уголовное дело в отношении старшего следователя по особо важным делам следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ столичного ГУ МВД Нелли Дмитриевой по факту получения ею через посредника взятки в особо крупном размере. «По версии следствия, Дмитриева, расследуя уголовное дело о контрабанде, требовала от его фигурантов взятку в размере 3 млн долларов за освобождение их от уголовной ответственности»3. А следователя Следственного комитета РФ Андрея Гривцова арестовали по подозрению в вымогательстве взятки в размере 15 млн долларов. По версии следствия, за рекордную для СКП взятку Гривцов обещал не обвинять бизнесмена Владимира Палихату в рейдерстве4. Складывается ситуация, при которой установление максимального размера штрафа в 500 млн рублей может вызвать в судебной практике существенные проблемы, связанные с реальным исполнением приговора суда.

Назначение наказания в виде кратной суммы штрафа, как основного вида наказания, осложняется еще и тем, что законодатель внес различные размеры кратности в санкциях статей (их частей) УК РФ, устанавливающих уголовную ответственность за взяточничество. Так, в ч. 1 ст. 290 «Получение взятки» суд может назначить штраф как основной виды наказания в размерах от 25 до 50 крат от суммы взятки, в ч. 2 этой же статьи – от 30 до 60 крат и т.д. Как показывает пока еще немногочисленная судебная практика по делам данной категории, суды нередко вынуждены использовать основания ст. 64 УК и назначать наказание более мягкое, чем предусмотрено за преступление, чтобы осужденный мог выплатить назначенный ему штраф.

Проблемная ситуация вызывается не всегда реальным исполнением такого наказания. В подобном случае уголовный закон регулирует возможность замены штрафа при его неисполнении. Так, в ч. 5 ст. 46 УК устанавливается возможность замены штрафа в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК. В этой же правовой норме содержатся четко определенные условия замены штрафа:


  1. Штраф должен быть назначен как основной вид наказания

  2. Должно быть установлено злостное неисполнение штрафа

  3. Замена – в пределах санкции статьи Особенной части УК.

До этого момента все представляется логичным, если бы не внесенные законом № 420-ФЗ5 от 7.12.12 года дополнения в содержание ч. 5 ст. 46 УК.

В новой редакции эта норма выглядит так: «в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы. Указанное положение не распространяется на осужденных к наказанию в виде штрафа за преступления, предусмотренные ст.ст. 204, 290, 291, 291.1 УК». Почему же законодатель сделал такое исключение для взяточников? Видимо, в процессе принятия поправок уже заранее прогнозировалась невозможность уплаты многомиллионных штрафов.

Буквальное толкование содержания ч. 5 ст. 46 УК позволяет сделать два исключающих друг друга вывода: 1) замена штрафа на иной вид наказания по делам о взяточничестве невозможна вообще ни при каких обстоятельствах и 2) замена штрафа за взяточничество возможна на такой вид наказания как лишение свободы. Такое толкование нами сделано по следующим причинам: в ч. 5 ст. 46 УК говорится о замене штрафа в случае его злостного неисполнения, при этом закон устанавливает исключение такой замены: кроме лишения свободы и при замене штрафа нельзя определить лишение свободы. При этом, такой запрет (на замену штрафа лишением свободы) определен как исключение из общего правила о возможности замены штрафа. Остается под вопросом новелла о нераспространении ч. 5 ст. 46 УК к взяточникам: либо нельзя им назначенный штраф заменять вовсе, либо в отношении этой категории осужденных можно заменять штраф на лишение свободы. Как нам представляется, судебная практика должна идти по второму варианту, то есть при неисполнении уплаты штрафа, пусть даже и многомиллионного, заменять штраф - на лишение свободы.

В целях исполнения приговора по делам данной категории не исключена отсрочка уплаты штрафа. Ранее в УК и УПК был установлен предельный срок отсрочки исполнения приговора в виде штрафа – до трех лет. Федеральный закон № 420-ФЗ от 7.12.2012 г. увеличил этот срок до пяти лет. Так, в ч. 3 ст. 46 УК предусмотрена возможность отсрочки (рассрочки) уплаты штрафа, но не более чем на срок до 5 лет, а в ч. 2 ст. 398 УПК «Отсрочка исполнения приговора уплата штрафа может быть отсрочена или рассрочена на срок до пяти лет, если немедленная уплата его является для осужденного невозможной».

Следовательно, максимальный срок отсрочки, установленный судом, не может превышать пяти лет. Это обстоятельство должно быть важным, если не решающим, при постановлении приговора и определении кратности суммы значительного штрафа в целях реальности его исполнения.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 25 Постановления № 21 от 20.12.2011 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»6 обращает внимание на то, что ходатайство о рассрочке уплаты штрафа (ч. 2 ст. 398 УПК РФ), если этот вопрос не решен в приговоре, рассматривается в порядке, установленном ст. 399 УПК. При этом суд проверяет доводы осужденного о том, что единовременная уплата штрафа для него невозможна. С этой целью суд заслушивает объяснения осужденного, если тот участвует в судебном заседании, объяснения других участвующих в деле лиц, мнения судебного пристава-исполнителя и прокурора (если он участвует в судебном заседании) и исследует представленные материалы.

В решении об удовлетворении ходатайства осужденного о рассрочке уплаты штрафа указываются период рассрочки и суммы ежемесячных выплат.

Одним из вариантов решения проблемной ситуации, на наш взгляд, может являться установление в досудебном производстве дополнительных предпосылок исполнения приговора. Для реального исполнения наказания в виде кратного штрафа как основного вида наказания по делам о коммерческом подкупе или взятке, по нашему убедительному мнению, еще в стадии предварительного следствия следует своевременно принять меры по отысканию имущества, подлежащего описи. УПК устанавливает эту меру уголовно-процессуального принуждения в случае возмещения возможного по делу гражданского иска или конфискации имущества. На основании п. 4 ч. 1 ст. 111 УПК, в целях обеспечения установленного УПК порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому наложение ареста на имущество как меру процессуального принуждения.

Кроме этого ст. 115 УПК «Наложение ареста на имущество» в достаточной степени подробно регулирует это следственное мероприятие, а в ст. 116 УПК установлены особенности наложения ареста на ценные бумаги. Однако, принятие перечисленных уголовно-процессуальных мероприятий станет возможным только при изменении соответствующих норм УПК, которые в настоящее время не позволяют наложить арест на имущество для обеспечения исполнения приговора в виде назначения кратного штрафа как основного вида наказания по делам о взяточничестве либо при невозможности уплаты многомиллионного штрафа осужденным.

Такое предложение становится возможным при исполнении приговора в виде кратного штрафа по аналогии с процедурой гражданского иска в уголовном деле. Институт гражданского иска в уголовном судопроизводстве являлся предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ7. Вопросы процессуального регулирования в виде ограничения имущественных прав собственника (подозреваемого или обвиняемого), являются межотраслевым предметом норм как гражданского, арбитражного, так и уголовно-процессуального кодексов. Так, отмечается, что «арест имущества, т.е. его опись и запрет им распоряжаться (а в необходимых случаях - изъятие имущества у владельца и передача его на хранение), допускается процессуальным законом в качестве меры, обеспечивающей исполнение судебного решения (в том числе еще на стадии предъявления иска) или приговора о конфискации имущества (п. 1 ст. 140 Гражданского процессуального кодекса; п. 1 ст. 91 Арбитражного процессуального кодекса; п. 1 ст. 111 и ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса)»8.

Важно отметить, что решения, вынесенные по уголовному делу, являются преюдиционными для иных видов процессов, где так же могут решаться вопросы имущественного характера. Так, например, в арбитражной судебной практике отмечается, что «отказывая в удовлетворении исковых требований, арбитражные суды руководствовались положениями п. 4 ч. 1 ст. 111 УПК РФ, в соответствии с которыми наложение ареста является мерой процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения установленного уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора, а также положениями ч. 9 ст. 115 УПК РФ, в соответствии с которыми наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость»9. Это представляется значимым в связи с установлением препятствия возможному намерению со стороны подозреваемого или обвиняемого принять меры к изъятию, путем гражданских или арбитражных процедур, принадлежащего ему имущества, арестованного в порядке уголовного судопроизводства.

В целях надлежащего исполнения приговора установленная в УПК РФ процедура наложения ареста судом нуждается в совершенствовании. На основании ч. 2 ст. 29 УПК наложение ареста на имущество, подлежащее описи может быть осуществлено только на основании судебного решения. Однако, в отдельных случаях, УПК устанавливает незамедлительность наложения ареста по уголовному делу без получения необходимого судебного согласия. В ст. 165 «Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия» устанавливается, в исключительных случаях, когда наложение ареста на имущество, указанное в ч. 1 ст.104.1 УК РФ, не терпит отлагательства, оно может быть произведено на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия.

По мнению Н.Колоколова, «неотложность проведения следственного действия зачастую продиктована опасностью утечки информации. Выполнение следователем требований ч. ч. 1 - 4 ст. 165 УПК РФ неизбежно становится достоянием широкого круга лиц, в таких условиях утечка важной оперативной информации практически неизбежна»10. В юридической литературе справедливо отмечается, что уголовно-процессуальным законом «установлен исчерпывающий перечень лиц, правомочных применить данное обеспечение. Ими являются: дознаватель, следователь и суд (ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 111 УПК). При этом значительная роль в данном процессе отводится исключительно суду. Именно суд является единственным органом правосудия, он не зависит ни от одной ветви власти и наделен конституционными гарантиями такой независимости. Отсутствие у суда какой бы то ни было ведомственной заинтересованности, подчинение его только закону, широкая гласность, устное и непосредственное исследование всех обстоятельств, детальная процессуальная регламентация судебного разбирательства и вынесения решения - все это общепризнанные достоинства судебной процедуры»11.

Наложение ареста на имущество является серьезным средством воздействия на имущественное положение подозреваемого или обвиняемого. В этой связи, по нашему мнению, не должно быть каких либо злоупотреблений со стороны органов предварительного следствия. Следователь обязан оценить размер имущества, на которое по его процессуальному решению может быть наложен арест. Мы считаем, что такой размер, в любом случае, не может превышать 500 млн рублей и не может быть меньше 25 тыс рублей, то есть границы его заранее определены в ч. 2 ст. 46 УК. Следовательно, прогнозируемый и возможный штраф, как мера основного уголовного наказания, вынесенного судом после рассмотрения дела по существу, должен прогнозироваться следователем еще в стадии предварительного расследования. Не исключена ситуация, при которой будет установлено имущество на большую сумму, чем возможный максимальный штраф, который может быть назначен судом. Следователь обязан наложить арест только на часть имущества, покрывающую возможную сумму штрафа. Например, арест на имущество обвиняемого в получении взятки на сумму 100.000 руб. (крупный размер), может быть наложен только на сумму, не превышающую 90 крат от суммы взятки (п «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ), то есть 100000 х 90 = 9 млн рублей.

О возможных злоупотреблениях при наложении ареста на имущество, подлежащее описи указывала и высшая конституционная инстанция. Так, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 31.01.2011 № 1-П указал: «право на возмещение вреда в порядке реабилитации имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу, возмещение же вреда, причиненного чрезмерно длительным вследствие приостановления производства по делу арестом имущества, наложенным на законных основаниях, в уголовно-процессуальном порядке не предусмотрено (части третья и пятая статьи 133 УПК Российской Федерации). Отсутствие специального механизма возмещения собственнику арестованного имущества убытков, причиненных чрезмерно длительным ограничением его прав, не компенсируется и возможностью обращения за судебной защитой в порядке гражданского судопроизводства»12.

В процессе расследования и судебного рассмотрения уголовного дела могут возникнуть обстоятельства, препятствующие дальнейшему производству по делу на основании того, что обвиняемый скрылся и его местонахождение не известно. В подобном случае дело должно быть приостановлено на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК в досудебном, либо по ч. 3 ст. 253 УПК – в судебном производстве. Поскольку приостановление по делу может иметь неопределенный временной период, лицо, ведущее производство по делу обязано решить вопрос о судьбе арестованного имущества. По этому поводу Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 31.01.2011 № 1-П указал на несоответствие Конституции РФ «положений ч. 9 ст. 115 во взаимосвязи с частью третьей той же статьи и пунктом 2 части первой ст.208 УПК в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях приостановления предварительного следствия по уголовному делу в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия»13.

Обеспечительные меры должны быть приняты и в судебных стадиях. Одним из вопросов, подлежащих решению в стадии назначения дела к слушанию – вопрос о наличии принятых мер в досудебном производстве об обеспечении заявленного по делу гражданского иска или возможной конфискации имущества. Содержание ч. 1 ст. 111 УПК перечисляет, наравне со следователем и дознавателем, суд - как участника уголовного судопроизводства, полномочного принимать решение о наложении ареста на имущество. Такое правомочие не относится к функции обвинения, поскольку направлено, как обеспечительная мера, на будущее исполнение возможного обвинительного приговора суда. Кроме этого, ст. 228 УПК «Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу» обязывает судью при назначении дела выяснить вопрос о том, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества.

На это обстоятельство обращает внимание и Верховный Суд Ф в своем Постановлении от 22.12.2009 № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству»14. Так, например, в п. 6 Постановления отмечается, что по поступившему в суд уголовному делу судье в соответствии с п. 5 ст. 228 УПК РФ следует выяснять, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества, в том числе по уголовным делам о преступлениях, указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, предусматривающем принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства по приговору суда денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, а также любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

В соответствии с п. 5 ст. 228, ст. 230 УПК РФ судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе принять меры по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества. При наличии к тому оснований судья выносит постановление о наложении ареста на имущество обвиняемого, а также на имущество иных лиц, если имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) (ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Таким образом, инициатором решения судом вопроса о наложении ареста на имущество могут быть представители стороны обвинения. При решении такого вопроса суд проверяет наличие в материалах уголовного дела или в материалах, представленных стороной, сведений о наличии у обвиняемого денежных средств, ценностей и другого имущества, на которые может быть наложен арест.

В случае, если такие меры по каким либо причинам не принимались, судья обязан своим постановлением поручить службе судебных приставов исполнителей начать розыск такого имущества и принять соответствующие обеспечительные меры.

Имущественные претензии и ограничения прав обвиняемого могут быть выражены в виде конфискации имущества. После изменений и дополнений в УК Федеральным законом № 153- ФЗ от 27 июля 2006 года конфискация исключена из перечня видов наказания ст. 44 УК РФ и как институт уголовного права помещена в раздел YI УК «Иные меры уголовно-правового характера»15, то есть не может рассматриваться как уголовное наказание, на которое может быть заменен неисполняемый осужденным штраф.

Основанием для конфискации имущества является обвинительный приговор суда, и она (конфискация) выражается в безвозмездном изъятии и обращении в собственность государства имущества, перечисленного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. Конфискация не может заменить собой штраф, так как закон не предполагает изъятие имущества взамен назначенного судом штрафа как основного вида уголовного наказания при одновременной невозможности уплаты штрафа осужденным. В подобной ситуации, видимо, не исключено дополнение содержания ст. 104.1 УК «Конфискация имущества» возможностью изъятия арестованного имущества взамен назначенного судом штрафа при условии невозможности его последующей уплаты.

В ч. 1 ст. 115 УПК указано: наложение ареста на имущество может иметь место «для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества…», то есть основаниями для наложения ареста являются:

1. заявленный или возможный по уголовному делу гражданский иск в возмещение причиненного преступлением имущественного ущерба;

2. иные имущественные взыскания

3. возможная по делу конфискация имущества.

Все эти основания являются для следователя вероятностными, предположительными. Они могут быть реализованы только судом в совещательной комнате и после рассмотрения уголовного дела по существу.

В этой связи, на наш взгляд, могут быть логичными дополнения перечня оснований наложения ареста, перечисленных в ч. 1 ст. 115 УПК, новым: «назначение судом кратного штрафа как основного вида уголовного наказания за совершение коммерческого подкупа или взятки». Таким образом, будет логичным содержание сразу нескольких статей, регулирующих штраф (ст. 46 УК, ст.ст. 111, 115 УПК). Кроме этого, устанавливается дополнительная гарантия обеспечения вынесенного по делу приговора суда.

Из приведенного следует и еще один вывод: в случае отсутствия имущества, подлежащего описи, у суда отсутствуют основания для вынесения штрафа на определенную сумму, которая a priori не будет исполнена, выплачена осужденным. В противном случае прямо нарушаются принципы назначения наказания, подрывается авторитет судебной власти и в целом всей правоохранительной системы, складывается определенное скептическое общественное мнение граждан по отношению к борьбе с преступностью в целом, и со взяточничеством как наиболее опасным ее проявлением.

В заключение отметим, что из сложившейся проблемы имеющихся случаев нереальности исполнения наказания в виду многомиллионного штрафа за взяточничество может быть несколько выходов:

1. Внести изменения и дополнения в статьи УПК, регламентирующие наложение ареста на имущество как обеспечительное средство последующего исполнения приговора в виде штрафа как основного вида наказания за взяточничество и возможности его отсрочки (ст.ст. 111, 115, 165, 208, 398 УПК).

2. Внести изменения и дополнения в ст. ст. 204, 290, 291 и 291.1 УК таким образом, что бы назначаемые судом кратные штрафы укладывались в разумные пределы. Например, уменьшение кратности - в зависимости от увеличения суммы взятки.



Сведения об авторе:

    • Епихин Александр Юрьевич

    • доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права и процесса Института экономики, управления и права (г.Казань)

    • доктор юридических наук

      • 420011, г.Казань, ул. Астрономическая дом 3/16 кв.12

      • 8-987-297-6543

      • doc@epihin.ru

1 Грицай О.В. К вопросу о правовом регулировании производства по исполнению имущественных взысканий, установленных приговором суда // Юридический мир. 2010. № 4. С. 59 – 62; Скиба А.П. Некоторые коллизии норм УК РФ, УИК РФ и УПК РФ при исполнении уголовного наказания в виде штрафа // Исполнительное право. 2008. № 4; Якубов А. Процессуалисты «совершенствуют» уголовный закон // Законность. 2003. № 1 и др.

2 Федеральный закон от 04.05.2011 № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» // Российская газета. № 97. 06.05.2011.

3 Российская газета. www.rg.ru. 05.10.2011.

4 http://lenta.ru/story/rekord/


5 Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. № 278. 09.12.2011.

6 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» // Российская газета. № 296. 30.12.2011.

7 Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Недвижимость-М», общества с ограниченной ответственностью «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой» // Российская газета. № 29. 11.02.2011.

8 Гражданское право Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учебник: в 4 т. / И.А. Зенин, Е.В. Кулагина, Е.А. Суханов и др.; под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. 2. С.188. (496 с.).

9 См., напр.: Постановление ФАС Поволжского округа от 12.01.2011 по делу № А12-8716/2010 Наложение ареста как меру уголовно-процессуального принуждения может отменить только лицо или орган, в производстве которого находится уголовное дело. Норма, содержащаяся в абзаце 9 пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве, распространяет свое действие на аресты, налагаемые в исполнительном производстве, и аресты как обеспечительные меры, принимаемые в судебных процессах за рамками дела о банкротстве // Документ опубликован не был. Консультант Плюс. Версия Проф; Определение ВАС РФ от 23.08.2010 № ВАС-11637/10 по делу № А12-24342/2009 В передаче дела по иску о признании незаконным неисполнения заявления на закрытие расчетного счета и несовершения действий по перечислению остатка денежных средств на расчетный счет, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами для пересмотра в порядке надзора отказано, поскольку закон о банкротстве не регулирует отношения, связанные с порядком уголовного судопроизводства на территории РФ, поэтому в рамках гражданского судопроизводства настоящий вопрос не может быть разрешен // Документ опубликован не был. Консультант Плюс. Версия Проф. и др.

10 Колоколов Н. Граница для следователя // ЭЖ-Юрист. 2008. № 44.

11 Черепанов Д.В. Освобождение имущества из-под ареста: теория и практика правового регулирования // Адвокатская практика. 2005. № 4.

12 Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Недвижимость-М», общества с ограниченной ответственностью «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой» // Российская газета. № 29. 11.02.2011.

13 Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой, третьей и девятой статьи 115, пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Недвижимость-М», общества с ограниченной ответственностью «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гражданки Л.И. Костаревой» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 2.

14 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // Российская газета. № 3. 13.01.2010.

15 См.: Федеральный закон от 27.07.2006 № 153-ФЗ (ред. от 07.02.2011) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Российская газета. № 165. 29.07.2006.



©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет