Наш мозг способен на невероятные вещи, но ему мешает сознание



жүктеу 5.34 Mb.
бет1/35
Дата12.06.2016
өлшемі5.34 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Наш мозг способен на невероятные вещи, но ему мешает сознание


Крис БаранюкBBC Future

  • 28 марта 2016

Обозреватель BBC Future пришел к неожиданному выводу, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в деятельности нашего мозга. Так ли это? Судите сами.

Никогда не думали, что процесс скоростного составления пирамид из пластиковых стаканчиков может вас ошеломить? Тогда посмотрите этот видеосюжет.

В нем нейробиолог Дэвид Иглман представляет публике 10-летнего Остина Набера, мирового рекордсмена по капстекингу (что, собственно, и означает то самое строительство пирамид из стаканчиков – Ред.).

Набер управляется со стаканчиками с невероятной скоростью, а когда Иглман делает попытку за ним угнаться, преимущество ребенка в ловкости и скорости становится особенно очевидным.



  • Ваше подсознание умнее, чем вам кажется

  • Гипноз, или Как я стал одержимым

  • Почему невозможно себя пощекотать

  • Другие статьи BBC Future на русском языке

"Он меня сделал, - признается Иглман. - Но гораздо важнее то, что для меня это был первый опыт капстекинга в жизни. Все операции я производил сознательно и, в попытке понять, как именно нужно ставить стаканчики, чтобы всё не развалилось, расходовал очень много умственной энергии".

В ходе эксперимента мозговая деятельность Иглмана и Набера регистрировалась при помощи электроэнцефалографа. Разница оказалась поразительной.

Мозг Иглмана работал на полную мощность, в то время как мозг Набера едва показывал признаки активности - несмотря на скорость, с которой ребенок расставлял стаканчики.

"Мозг мальчика оставался гораздо более спокойным, чем мой, поскольку производимые им действия были отточены до автоматизма", - объясняет Иглман.

Ежедневные многочасовые тренировки помогли Наберу интериоризировать процесс расставления стаканчиков, так что теперь ему не нужно задумываться над производимыми операциями.

А какие еще процессы способен интериоризировать наш мозг?

Этим вопросом Иглман задается в телесериале, недавно показанном на британском канале BBC4. По его словам, подсознание играет гораздо более важную роль в наших повседневных решениях и межличностных отношениях, чем можно было бы предположить.

Набер составляет стаканчики в пирамиды автоматически, не задумываясь о производимых им действиях

Начнем с того, что мы не контролируем осознанно наше дыхание и функции внутренних органов. Но есть и множество других примеров.

Взять, к примеру, удар по мячу бейсбольной битой. Мячу, пущенному со скоростью примерно в 160 км/ч, требуется лишь несколько сотен миллисекунд, чтобы достичь отбивающего.

Он летит настолько быстро, что сознательно оценить его траекторию и вовремя ударить битой просто невозможно. Только после удара отбивающий осознает, что же произошло.

"Причина, по которой постоянные тренировки так важны в любом виде спорта, заключается в том, что спортсмену необходимо отточить свои действия до автоматизма, - говорит Иглман. - Если каждый раз задумываться о том, что ты делаешь и как, скорость неизбежно будет низкой".

У профессионального бейсболиста есть лишь несколько миллисекунд на то, чтобы решить, как отбить летящий мяч - этого времени слишком мало для сознательного принятия решения

Подсознание работает и в более сложных ситуациях - при оценке сексуальной привлекательности представителей противоположного пола, решении несложных математических задач и формировании политических взглядов, например.

Имеются также довольно необычные случаи, когда люди, считающиеся слепыми, могут "видеть" благодаря подсознанию - это явление известно как слепозрение.

"В научной среде даже идет спор относительно того, эффективно ли вообще человеческое сознание, - говорит Иглман. - Наше сознание регистрирует события с такой большой задержкой, что его мнение по поводу происходящего на самом деле не имеет никакого значения".

Дизайнеры и рекламщики столетиями используют это для того, чтобы управлять нашими решениями.

Манипулируя подсознанием, они могут заставить нас соблюдать правила безопасности на дорогах, определенным образом вести себя в отдельных районах города и даже потреблять больше спиртного в барах.

Иглман убежден, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в мозговой деятельности



Но теперь, когда изучением подсознания всерьез занялись нейробиологи, растет вероятность того, что они смогут предложить методы улучшения качества жизни населения.

Одна из тем, которыми занимается Иглман, имеет отношение к влиянию подсознания на формирование пристрастия человека к наркотическим веществам, включая кокаин.

Пока данное исследование находится на раннем этапе, но ученый надеется, что достижение большей осознанности относительно пагубной привычки позволит наркозависимым обрести больший контроль над ней.

Чем больше мы изучаем, как работает мозг, тем больше понимаем, что сознание - всего лишь краткое изложение процессов, протекающих у нас в голове без нашего осознанного участия.

По словам Иглмана, "сознание - то, что включается, когда мы просыпаемся по утрам, - представляет собой самую малую толику того, что происходит у нас в голове. Оно подобно тесной кладовке в обширном поместье мозга".


  • Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

---------------------------------------------------------------------------------------

Американский физик, лауреат Нобелевской премии Р.Фейман: «Если бы человек вздумал соорудить вечный двигатель, он столкнулся бы с запретом в виде физического, закона. В отличие от этой ситуации в биологии нет закона, который утверждал бы обязательную конечность жизни каждого индивида».

Статистика кладбища показывает, что в 95% случаев из 100 смерть человека связана с рождением. Месяц рождения и месяц смерти совпадают, или отстоят на шесть месяцев. Погрешность небольшая. Что говорит о влиянии окружающей среды (Природы и Общества) на продолжительность жизни конкретного человека.

Люди явно запрограммированы на старение и смерть в заранее определенные моменты времени, и в этот момент гены подают телу сигнал (Абрахамс, П., 2008).

Возрастной период следует рассматривать как гомеостаз – постоянство внутренней среды организма на данном этапе жизни человека.


Инволюция организма родившегося человека происходит не по часам, суткам, месяцам и даже не по отдельным годам прожитой жизни, а сцепленно, по возрастным периодам: от 1 года до 10 лет; от 11 до 24 лет; от 25 до 38 лет; от 39 до 52 лет; от 53 до 66 лет; от 67 до 80 лет и от 81 года до 94 лет.
1 - 10 - 24 - 38 - 52 - 66 - 80 - 94
Продолжительность жизни в периодах: 84 -70 - 56 - 42 - 28 - 14 - 0
Ускорение времени: 0 - 1 - 1,54 - 1,94 - 2,3 - 2,58 - 2,82 - 3,06
Лабораторные исследования показывают, что клетки размножаются определенное число раз, прежде чем умереть, и что качество каждой клетки постепенно ухудшается. (Хейфлик)

Но некоторые исследования показали, что клетки даже старого человека сохраняют способность к удвоению. Брали клетки двадцатилетнего и девяностолетнего, и оказывалось, что разброс в их способности к делению не так уж и велик. Клетки просто не успевают исчерпать свой лимит удвоений до того, как организм постареет и даже отойдет в мир иной. Оказалось, кроме того, что лабораторные мыши с довольно длинными теломерами и дикие с короткими теломерами живут одинаковый срок. И я понял, что не укорочение теломер является движущей силой старения (Ред. А. М. Оловников имеет ввиду старение многоклеточного организма)».

Первый и второй периоды имеют наименьшую вероятность смерти. От третьего периода вероятность смерти удваивается на каждом последующем периоде.

Проведенные исследования ставят под сомнение существование фенотипической индивидуальности человеческого организма. При всем внешнем многообразии, анатомических и физиологических особенностей каждого отдельного человека он остается генетически унифицированным серийным продуктом природы с четко запланированными и стандартными для всех индивидуумов деталями строения и функций организма. Отклонение от стандартных показателей отдельных особей в общей их популяции следует рассматривать не как закономерность, а как исключение.

IV международный конгресс валеологов в Санкт-Петербурге.
Представитель ООО "ЦМП "Истоки здоровья" принял участие в проходившем 19-21 апреля 2005 в г. Санкт-Петербурге IV международном конгрессе валеологов.
Доклад Мелешевича А.В. "Материалы к обоснованию онтогенеза человека в плане процесса скорости регенерации поврежденных тканей".
На основании анализа скорости регенерации ран и гнойно-воспалительных заболеваний кожи и подкожной клетчатки у 4885 больных в возрасте от 11 до 76 лет хронологически установлено 7 возрастных периодов в жизни человека: один 10-летний и шесть 14-летних. 7 возрастных периодов скорости заживления ран по анатомо-функциональному проявлению соответствуют 7 группам международной Денверской классификации автосом ядра клетки человека, что составляет основу выдвигаемой нами гипотезы связи хромосомно-генетической программы с возрастными периодами жизни человека.

Современная биологическая наука располагает очевидными достижениями в раскрытии законов жизни сложного органического мира. Теоретической их основой во многом являются выдающиеся экспериментальные работы Г.Менделя (1865) и Т.Моргана (1916) [2, с.105-139№ 3, с.111]. Исследованиями этих ученых впервые обоснована взаимосвязь наследственных признаков растительных и животных организмов с функцией генетического аппарата клетки. Исходные теоретические положения осуществленных открытий оказались приемлемыми и для объяснения многих видовых закономерностей развития организма человека.

Главным научным достижением в данной области исследований явилось установление того факта, что наследственная информация растительных и животных организмов сосредоточена в ядре клетки. Технические возможности современной науки позволили генетиками обнаружить и материально зафиксировать многие детали строения и состава ядерной субстанции соматической клетки, однако остается полностью не раскрытым функциональное ее значение в совокупности соматических клеток организма человека.

К настоящему времени установлены предпосылки формирования изначальных, присущих виду человека, врожденных фенотипических признаков, но наука не располагает достоверными фактами о генетических механизмах их регулирования в процессе онтогенеза, хотя доподлинно известно, что видовые фенотипические признаки человека в процессе жизни претерпевают существенные изменения. Например, к концу жизни до неузнаваемости меняется внешний облик человека, угасает функция половой и других эндокринных систем организма.

Генетическая программа продолжительности жизненного цикла человека до сих пор остается тайной, хотя в существовании подобной программы не приходится сомневаться (?).

Не раскрытым также остается функциональное предназначение установленных генетиками параметров и структур аутосом ядра клетки в онтогенезе инволюционного периода человека.

Трудности генетического обоснования онтогенеза человека состоят в том, что все значительное в науке, привнесенное в биологию человека, получено при изучении генетического аппарата у более низких по организации и внутреннему устройству органических моделей.

Мы убеждены в том, что открытие генетической программы онтогенеза человека возможно исключительно через интегрированные биологические критерии организма самого человека.


Нами доказано, что подобным интегральным показателем, объективно отражающим смену состояний организма человека в онтогенезе, является скорость регенерации поврежденных тканей. Одновременно установлено, что скорость заживления

ран – явление устойчивое и генетически запрограммированное. В природе не существует таких средств или фармакологических препаратов, которые могли бы изменить скоростной режим заживления поврежденных тканей человека. Скорость заживления регулируется исключительно возрастными факторами индивидуума через генетическую программу ядра соматической клетки (?).

Побудительным мотивом для изучения скорости регенерации поврежденных тканей в возрастном аспекте послужило творческое любопытство автора, подкрепленное профессиональным опытом и прежде всего тем фактом, что у молодых субъектов любые повреждения, в равной мере и заболевания, протекают легче, раны заживают быстрее, чем у пожилых или стариков.

Нами обобщены клинические показатели скорости заживления случайных кожно-подкожных ран и гнойно-воспалительных заболеваний у 4885 мужчин и женщин в возрасте от 11 до 76 лет. Раны и гнойно-воспалительные процессы анатомически располагались в пределах однотипных тканевых структур кожи и подкожной клетчатки. Все больные лечились в медицинских учреждениях города на протяжение последних 10 лет. Методы терапии и результаты продолжительности лечения официально зарегистрированы в соответствующих медицинских документах.

Располагая большим числом клинико-статистических наблюдений, по продолжительности охватывающих почти весь жизненный цикл человека, мы поставили конкретную задачу – проверить, как изменяется скорость заживления ран и гнойно-воспалительных заболеваний кожи и подкожной клетчатки в каждом конкретном годовом промежутке жизни человека, последовательно по возрастающей от 11, 12, 13 … и так до 76 лет. Для решения поставленной задачи проведены три одноплановые серии клинико-статистических исследований.

В первой серии исследований изучена скорость заживления случайных резаных кожно-подкожных ран у 1556 больных в возрасте от 11 до 75 лет. Получен сплошной ряд средних одногодичных возрастных скоростей заживления ран, состоящий из 64 годовых промежутков, отражающих весь возрастной спектр статистической выборки. На каждый возрастной отрезок времени в среднем приходилось 25 клинических наблюдений. При последовательном рассмотрении средних арифметических чисел по ходу статистического ряда четко обозначились 5 позиций резкого снижения скорости заживления, связанных с возрастом: между 24 и 25 годами; 38 и 39; 52 и 53; 66 и 67 и 80 и 81 годом.

Каждая из позиций проявлялась скачкообразным падением скорости заживления ран (примерно на 1,5 – 2,6 дня). Промежутки между позициями оказались одинаковыми, равными 14 годам. В результате образовалось 5 возрастных промежутков, качественно однородных по скорости заживления ран, отражающих темп регенерации поврежденных тканей в различные возрастные периоды жизни человека. С учетом обобщенных характеристик скоростей заживления случайных резаных ран возрастной период следует рассматривать как гомеостаз – постоянство внутренней среды организма на данном этапе жизни человека.

Средний показатель продолжительности заживления поврежденных тканей каждого последующего периода отличается от предыдущего резким замедлением скорости регенерации ран. Различие в скорости заживления резаных ран между отдельными возрастными периодами статистически достоверно. По мере пополнения клинического материала и последующей его повторной статистической обработки оказалось, что чем больше клинических наблюдений приходится на каждый одногодовой промежуток времени в пределах возрастного периода, тем его среднее значение скорости заживления становится ближе к среднегрупповому показателю конкретного периода.

Из таблицы также следует, что среднее значение скорости заживления резаных ран в возрасте от 11 до 24 лет отличается от подобного значения в возрасте от 67 до 80 лет на 10 суток (6,75±0,55 и 16,73±0,76 дней соответственно).

Во второй серии исследований изучению подвергнута скорость заживления ушибленно-рваных и прочих нестандартных кожно-подкожных случайных ран у 1986 человек. Результаты повторили выявленную ранее, в первой серии, закономерность возрастной периодизации скорости регенерации поврежденных тканей.

Наиболее высокая скорость заживления ушибленных ран отмечается в возрастном периоде от 11 до 24 лет. Каждый последующий возрастной период отличается от предыдущего каскадным падением скорости регенерации. Средние арифметические значения скорости заживления возрастно-групповых периодов отличаются между собой статистически достоверно.

Аналогичным образом с той же возрастной переодичностью, как и в предыдущих сериях, проявила себя и скорость заживления ран в третьей серии исследований при гнойно-воспалительных заболеваниях у 1333 пациентов.

Самая высокая скорость заживления инфицированных ран (6,42±0,58) зарегистрирована в первом возрастном периоде (11-24 года), а самая медленная (14,67±0,82 дней) – в пятом (67-80 лет). Различие в средних показателях скоростей заживления между отдельными возрастными периодами достоверно.

Исходя из анализа клинико-статистических исследований скорости заживления случайных ран у 4885 пациентов, следует отметить, что скорость заживления ран – это не частное проявление свойства кожи и подкожной клетчатки, а отражение общего уровня гомеостаза организма, количественный показатель имеющегося у человека здоровья. Это также отражение физиологического уровня функционирования всех органов и анатомо-физиологических систем и прежде всего иммунной системы; показатель способности организма противостоять действию внешних и внутренних неблагоприятных факторов; уровень адаптационной способности организма человека к сложившимся экстремальным условиям. Скорость заживления ран – это сфокусированное выражение всех потенциальных возможностей организма во всех его проявлениях на каждом определенном этапе жизни.

Проведенные исследования ставят под сомнение существование фенотипической индивидуальности человеческого организма. При всем внешнем многообразии, анатомических и физиологических особенностей каждого отдельного человека он остается генетически унифицированным серийным продуктом природы с четко запланированными и стандартными для всех индивидуумов деталями строения и функций организма. Отклонение от стандартных показателей отдельных особей в общей их популяции следует рассматривать не как закономерность, а как исключение.

Анализ полученных данных при клинико-статистических исследованиях показывает, что скорость регенерации поврежденных тканей генетически детерминирована на каждый возрастной период жизни человека. Следовательно, заживление не связано напрямую с воздействием лекарственных средств, иначе бы не были выявлены возрастно-групповые закономерности скорости регенерации, так как в лечении ран и гнойно-воспалительных процессов принимали участие не только специалисты разной квалификации, но и студенты и медицинские сестры. Тем не менее, это никак не отразилось на результатах возрастной периодичности скорости заживления случайных ран. Задача проводимого лечения – создать оптимальные условия для реализации биологической программы восстановления поврежденных тканей. Эталоном оптимальности заживления может служить профессионально нанесенная в условиях асептики кожно-подкожная рана с последующей немедленной устойчивой адаптацией ее поверхностей. Задача лечения случайных и инфицированных ран – создать условия, близкие к эталонным.

Скорость регенерации поврежденных тканей, по нашему мнению, – это единственный из существующих биологических критериев, реально и всеобъемлюще отражающий происходящие в онтогенезе человека функционально-морфологические, биохимические и прочие физиологические процессы.

На основании полученных данных о закономерности заживления ран и гнойно-воспалительных заболеваний в разные возрастные периоды жизни человека стало возможным выделить 7 возрастно-групповых периодов заживления ран: первый – 10-летний и шесть последующих – 14-летних. Обозначенными возрастными периодами практически охватывается весь жизненный цикл человека от 1 года до 94 лет.

Нами приводятся данные в виде трех вертикально расположенных колонок о возрастных периодах жизни человека и связанных с этими периодами закономерностями замедления скорости заживления поврежденных тканей и данные о группах аутосом ядра клетки по современной классификационной номенклатуре. Периодизация перепадов скорости заживления (средняя колонка) исходит из показателей продолжительности лечения резаных, случайных кожно-подкожных ран. Отсюда видно, что инволюционирование организма человека начинается с момента его рождения, это подтверждается закономерным, периодичным снижением скорости регенерации.

Инволюция организма родившегося человека происходит не по часам, суткам, месяцам и даже не по отдельным годам прожитой жизни, а сцепленно, по возрастным периодам: от 1 года до 10 лет; от 11 до 24 лет; от 25 до 38 лет; от 39 до 52 лет; от 53 до 66 лет; от 67 до 80 лет и от 81 года до 94 лет. Это подтверждается одинаковой скоростью регенерации однотипных повреждений у каждого отдельного человека, входящего в конкретный 10- и 14-летний возрастной период. Переход от одного возрастного периода к другому периоду гомеостаза организма осуществляется дискретно, скачкообразно.

Мы не располагаем клинико-статистическими данными о скорости заживления ран и гнойно-воспалительных заболеваний в первом 10-летнем периоде жизни человека (от 1 года до 10 лет включительно) и седьмом 14-летнем периоде (от 81 до 94 лет). Но тем не менее, следуя логике возрастной периодизации замедления скорости регенерации поврежденных тканей, мы гипотетически предполагаем наличие первого 10-летнего и седьмого 14-летнего периодов, считая, что они имеют право на существование. Отстаивая закономерность наличия седьмого периода, мы прежде всего учитывали реальную продолжительность жизни населения во многих странах мира и в нашей республике, где до 100 и более лет доживают многие наши граждане. Согласно нашим клинико-статистическим исследованиям, временная граница жизни – 94 года.

Приведенными доводами не исчерпываются научные факты, аргументирующие продолжительность жизненного цикла организма человека и те фенотипические изменения, которые неотъемлемо с ним связаны. Подобные подтверждения мы получили позже, обратившись к современной научной интерпретации кариотипа клетки человека. Мы понимали, что выявленная закономерность периодической смены скорости регенерации поврежденных тканей в онтогенезе жизненного цикла человека не может быть случайным явлением. Она каким-то образом должна быть отражена в генетической структуре ядра клетки человека. Располагая бесспорными научными фактами о возрастной периодичности скорости заживления ран, мы под иным углом зрения подошли к рассмотрению соматической клетки человека, в частности, к ее информационному отделу – ядру. Общеизвестно, что ядро клетки человека содержит 22 пары аутосом и 1 пару половых хромосом. Существуют международные классификации соматических аутосом ядра клетки человека (Денверская, 1960, США, и Парижская, 1971). В Парижской классификации хромосомы ядра идентифицируются по наличию в них эу- и гетерохромных участков. Для каждой пары аутосом характерна индивидуальная последовательность распределения и закономерность расположения упомянутых светлых и темных участков. В основу Денверской классификации положен принцип оценки аутосом по их размерам и форме. По критериям обеих классификаций можно достоверно определить индивидуальную принадлежность каждой пары хромосом ядра клетки.

В Денверской классификации, с учетом формы и размера, выделено 7 групповых пар аутосом, обозначенных первыми прописными буквами латинского алфавита от А до G. Известно, что группа А состоит из самых крупных по размерам аутосом, все последующие – В, С, D, E, F, G – отличаются одна от другой убывающими размерами их параметров. Насколько нам удалось выяснить в специальной литературе, функциональная обусловленность классификационных признаков аутосом до настоящего времени не установлена. В руководствах по генетике аутосомы ядра клетки человека внешне представлены хаотично или расположены по убывающим размерам с соблюдением групповой последовательности в строку. В приведенной нами таблице 4 классификационным группам хромосом мы придали вертикальное положение в виде яруса. Верхнюю позицию яруса занимает группа аутосом А, вторую – В группа и остальные по убывающим показателям их размеров. Самая низкая позиция принадлежит седьмой – G группе аутосом ядра клетки. Таким образом, в таблице 4 гипотетически сопоставлены между собой с е м ь возрастных периодов жизни человека, с е м ь возрастных режимов скорости заживления ран и с е м ь групп аутосом кариотипа соматической клетки человека по Денверской классификации.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет