Наука и жизнь проверка на вшивость



жүктеу 358.39 Kb.
Дата15.07.2016
өлшемі358.39 Kb.
Наука и жизнь – проверка на вшивость.
Розов А.А.
21 октября 2005 года.

http://zhurnal.lib.ru/r/rozow_a_a/fadoc.shtml


"...Они называют свою науку "А-наукой", а нашу - "Б-наукой". То есть "безальтернативной". Довольно таки пренебрежительно. Но ведь мы первые начали, назвав их науку "альтернативной", также с явным оттенком пренебрежения. В смысле, что у нас - наука, а у них - так, наукообразие" (Голод богов).
ШАГ ПЕРВЫЙ: А и Б сидели на трубе...
1. А-наука, Б-наука.
Формально термины "А-наука" и "Б-наука" впервые применены мной, но по справедливости авторами этих терминов следовало бы считать Аркадия и Бориса Стругацких. Именно у них, в картине "полдня XXII века", пронизанной идеей человеческой свободой вообще и свободой самовыражения - в частности, есть странное темное пятно, которое называется ЗАПРЕЩЕННАЯ НАУКА: "Не может ли Бромберг, крупнейший в мире знаток запрещенной науки, пролить хоть какой-нибудь свет на эту историю". (Жук в муравейнике). Речь идет не о запрете каких-то отдельных исследований (например, опасных экспериментах на людях без их согласия или масштабных воздействиях, разрушающих природную среду). Нет, имеются в виду именно области научного знания, образующие целостную систему, объединенную по некоторому признаку и запрещенную, как род деятельности. При этом значительное количество людей (в т.ч. упомянутый Бромберг) нарушают этот запрет, подвергая себя риску общественных санкций. И делают они это потому, что считают данное ограничения познавательной деятельности оскорбительным для человека, как для свободного мыслящего существа. В результате в распоряжении запрещенной науки оказываются знания, которые не только отсутствуют в официальной науке, но даже возможность таких знаний засекречивается, якобы "для общего блага", а люди, нуждающиеся в этих знаниях, вынуждены переступать через запрет и искать ответы у неофициальных ученых.

Когда я писал "Голод богов" и обращался за консультациями к группе "Людены", то никак не мог пройти мимо этого аспекта XXII века Стругацких. В результате образовался следующий диалог:

"... Мертвые же не могут оживать? Я имею в виду, не какую-то кому, а хрестоматийную биологическую смерть организма.

- В том-то и дело, - ответил Бромберг.

- В том-то и дело, что не могут, или в том-то и дело, что могут? - переспросил Антон.

- С общепринятой научной точки зрения - не могут, - уточнил Бромберг, - это следует из целого ряда биохимических, биофизических и термодинамических причин.

- Тогда что значат все эти отчеты? Все эти идиотские оговорки вроде "следует отметить явное визуальное сходство" или "нельзя не признать значительного количества совпадений"?...

- Сейчас объясню. Я занимаюсь так называемой, альтернативной наукой. Или, А-наукой. Это интересное дело, хотя и неодобряемое большинством. Настолько неодобряемое, что на нас при любой возможности вешают всех собак... Суть нашей принципиальной позиции: мы практикуем то, что в общепринятой науке, или Б-науке, либо запрещено, либо игнорируется, либо и так и так сразу.

- Как можно что-то одновременно и запретить, и игнорировать? - спросил Антон, - уж или одно, или другое.

- Вы ищете логику там, где ее никогда не было. Б-наука полна предрассудков, совершенно несовместимых с логикой. Приведу пример, имеющий прямое отношение к нашему случаю. Некромантию. Есть некромантия двух видов: оживление умершего и вызывание его духа. Нас будет интересовать только первый из них. Нетрудно заметить, что такая практика, с одной стороны, игнорируется наукой, а с другой стороны - является запрещенной.

- Почему игнорируется - мне понятно, - сказал Антон, - а запрещены, по моему, любые манипуляции с покойниками, за исключением непосредственно связанных с похоронами.

- Ну, что вы, молодой человек. С человеческими трупами проводится множество научных экспериментов. Иначе мы не узнали бы ни анатомии, ни физиологии, ни биофизики человека.

- Так то научных экспериментов, - сказал Антон, - а некромантия к науке отношения не имеет.

- Почему не имеет?

- Но вы же сами сказали, что оживление умерших противоречит химии, физике и так далее.

- Ну и что? Принципы работы наших энергетических установок противоречат тем законам физики, которые 150 лет назад считались незыблемыми. Практика, как видите, эти законы опровергла. А в отношении некромантии этот путь закрыт - поскольку соответствующая практика запрещена. Б-наука говорит: некромантия невозможна, но проверять это нельзя.

- А почему, кстати, нельзя? - спросил Антон.

Бромберг от души рассмеялся.

- Так ведь вы сами сказали: с трупами можно проводить только научные эксперименты, а некромантия не является наукой.

- Я так сказал?... Да действительно... Слушайте, Айс, вы меня совсем запутали. Сами-то вы верите в некромантию.

- Сам-то я верю только в практику, - сказал Бромберг".

Иначе говоря, Бромберг не верит в некромантию - у него для этого нет достаточных оснований. Но он не верит и в "научный" догмат о невозможности некромантии - так как и для этого точно также нет достаточных оснований. Когда он встречается с фактами, позволяющими заподозрить реальность некромантии - он начинает исследовать их также, как и любые другие факты, невзирая на сложившееся в официальной науке мнение. Практика выше догмата. Наблюдаемые факты выше любого авторитета, в т.ч. - и авторитета науки.

Это очень существенный, на мой взгляд, принцип, и актуален он не только в будущем XXII веке, но и в нашем, XXI.
2. Б-наука в полной боевой раскраске.

Передо мной текст открытого письма членов Российской Академии наук и Российского гуманистического общества вице-губернатору Санкт-Петербурга от 20 февраля 2002.

Письмо озаглавлено: "Остановите "ясновидцев"! и ключевым в нем является следующий тезис:

"Феномен под названием "биополе" на самом деле не существует, а является всего лишь, плодом вымысла шарлатанов... По этой причине оно не может быть "правильным" или "неправильным" (искаженным) у человека в зависимости от того, здоров он или болен, и не может подлежать исправлению (коррек­ции) у больного человека с целью его оздоровления. Люди, утверждающие обратное на том основании, что их манипуляции и заклинания приносят больным облегчение, мягко говоря, выдают желаемое за действительное. Не исключено, что в некоторых случаях, больные могут почувствовать себя лучше, но это объясняется всего лишь психотерапевтическим эффектом (внушением) и ни в коем случае не результатом воздействия целителя на мифическое "биополе". Таким образом, выражение "коррекция биополя" не имеет научного смысла и может служить только для обмана легковерных и малообразованных людей. В равной мере и по той же причине сказанное относится к таким понятиям, как "энергоинформационный обмен", "телепатия", "телекинез", "ясновидение" и т. п.".

Что бы сказал по этому поводу Бромберг? "С общепринятой научной точки зрения, биополя существовать не может. Это следует из целого ряда биофизических и термодинамических причин. Тем не менее, мы наблюдаем некоторое количество случаев, когда применение того, что называется "биополем", дает терапевтический эффект. В таких условиях, ученому следует исследовать феномены, связанные с предполагаемым биополем, выявить устойчивые закономерности и предложить объяснение, не противоречащее известным в этой области фактам".

Это - позиция А-науки.

Позиция Б-науки, как мы видим из письма, иная: хотя эффект т.н. "биополя" отчасти признается, но он априорно объясняется "психотерапевтическим внушением" и любая деятельность в этой сфере объявляется антинаучным шарлатанством. Такой подход абсурден даже с точки зрения простой логики: ведь если лечение "биополем" представляет собой психотерапевтическую методику - то центральный тезис обращения РАН и РГО должен был выглядеть совершенно иначе.

Например так: "Понятие "биополе" не является научным термином, это сленговое выражение, используемое в малоизученной на данный момент практике интуитивно найденных методов воздействия на человеческий организм, возможно представляющих собой комбинированный эффект психологических и физических факторов. Мы призываем вас к предельной осторожности в распространении этих методик, поскольку на данный момент общество не располагает достаточной информацией о возможных последствиях их применения".

Но группа академиков написала то, что написала. А аргументы против "биополя" были сведены к чисто идеологической риторике:

"Нас удивляет, что у "био-шарлатанов" находятся покровители в лице государственных чиновников и медицинских экспертов, особенно в Санкт-Петербурге, который по праву издавна считается крупнейшим научным центром России и объявил себя ее культурной столицей, что ко многому обязывает... мы не можем равнодушно относиться к любым шагам, порочащим имя этого славного города..."

Неравнодушное отношение реализовалось в форме иска к комитету по здравоохранению с требованием запретить выдачу дипломов целителям, использующим т.н. "биополе", поскольку эта практика является вредоносным обманом.

Суд рассмотрел дело, руководствуясь здоровым фермерским прагматизмом:

"Истцом не представлено доказательств того, что права и интересы Общества либо его членов, а также других граждан нарушены... В судебном заседании истец пояснил, что в Общество не обращались граждане, которым нанесен вред лицом, которому Комитетом по здравоохранению Администрации Санкт-Петербурга выдан диплом о праве занятия целительством".

Если какая-то практика никому не причиняет вреда, а некоторым клиентам приносит явную пользу, то запрещать выдачу дипломов о праве занятия этой практикой было бы явной глупостью. В иске, разумеется, было отказано.

Впрочем, из уважения к академии наук, суд отметил в описательной части решения:

"В исковом заявлении содержатся рассуждения о том, что согласно приказу комиссия стала выдавать дипломы целителя лицам, объявляющим о своих сверхъестественных способностях, способности лечить методом "коррекции биополя", чего не может быть, так как никакого специфического для живых объектов "биополя" не существует... ".

Мне кажется, суд мог бы вынести еще и такое частное определение в адрес РАН: "Социальной функцией науки является исследование практики, которая может оказаться полезной, а не действия по запрету такой практики лишь на том основании, что она на сегодняшний день не укладывается в научную парадигму".
3. А и Б: Единство и борьба противоположностей.
"Наука есть способ описания окружающей действительности на основе аксиоматических моделей - последовательных приближений. Развитие науки состоит в замене исходных аксиом и в уменьшении их числа. Аксиомы всегда имеют ограниченную область справедливости, вне которой они являются ошибками. Поэтому ошибки как отражение неокончательности аксиоматики в науке есть обязательное для неё явление. Они сами по себе не есть и не могут быть лженаукой. Без них наука развиваться не может. История науки является цепью гениальных ошибок-аксиом, которые больше похожи на правду, чем сама правда" (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке")

Развитие науки - это эволюция аксиоматических моделей путем естественного отбора. Механизм практически тот же, что у биологической эволюции. Модели конкурируют за ограниченный ресурс и уничтожают друг друга в битве за место под солнцем. Слабые погибают, а сильные - скрещиваются и порождают новые поколения, наследующие их свойства. Кроме того, действуют мутагенные факторы (поток новых идей и новых данных об окружающем мире), под влиянием которых потомки случайным образом приобретают совершенно новые черты (удачные или неудачные, существенные или несущественные).

Как правило, эти новые черты дают лишь небольшое отклонение в ту или иную сторону и обеспечивают микроэволюцию, т.е. "внутривидовую адаптацию" моделей (т.е. их уточнение или дополнение, сохраняющее общую структуру и парадигму).

Реже возникают черты, принципиально меняющие облик модели, и если эти черты оказываются удачными, может произойти макроэволюционный скачок с образованием новых видов или даже новых классов моделей (другая структура и смена парадигмы).

В глобальном смысле процесс эволюции является сочетанием макроэволюционных скачков и микроэволюционных подстроек. Без сочетания обоих процессов, эволюция невозможна.

Не будет микроэволюции - ни одна модель не будет доведена до приемлемого уровня точности. Не будет макроэволюции - не появится ни одна качественно новая модель, а наука станет пленницей устаревших парадигм.

Из общих соображений понятно, что консервативная и скрупулезная Б-наука в основном обеспечивает микроэволюцию, а революционная и импульсивная А-наука в основном генерирует макроэволюционный потенциал. Можно сказать, что А и Б науки существуют в диалектическом единстве борьбы противоположностей.

А-наука порождает колоссальный объем бредовых идей, некоторые из которых оказываются гениальными обобщениями или внезапными догадками. Конечно, ее революционная деятельность дискредитирует Б-науку, но такова неизбежная плата за новизну.

Б-наука методично перерабатывает колоссальный объем новых данных в рамках старых парадигм, до последней возможности избегая их смены на что-то новое. Конечно, ее неприязнь к новизне дискредитирует А-науку, но такова неизбежная плата за устойчивость.

4. Мнимая лженаука и А-наука.
Как правило, под лженаукой понимают следующее: некий фигурант выдвигает произвольную доктрину, революционную и фантастически перспективную на вид, но абсурдную и алогичную по существу. Он изобретает наукообразную терминологию, изображает нечто, напоминающее формулы и схемы, и, создав за счет подобного камуфляжа иллюзию "научности", начинает продавать свой фантомный продукт обществу (иногда - за довольно значительные денежные суммы).

В качестве примера лженауки приводят контакты в Гималаях с "древним высшим разумом", сообщающим запредельные знания, как у Эрнста Мулдашева, зарядку водопроводной воды "положительными лучами", осуществляемую деятелями вроде Алана Чумака, а также предсказания близкого "конца света" толкователями апокалипсиса, календаря майя или "Центурий" Нострадамуса. Сюда же относятся изобретения заслуженными фермерами деревни "Большое дышло" вечного двигателя из палочек и веревочек либо сверхсветовых звездолетов, протыкающих гиперпространство с помощью аккумуляторной электродрели.

То есть, предполагается, что главными признаками лженауки являются:

1 - необоснованность (отсутствие Б-научной базы);

2 - революционность (расхождение с Б-научной парадигмой);

3 - сравнительная перспективность (обещание результатов, превосходящих Б-научные);

4 - новизна терминологии (понятийный аппарат, отличный от Б-научного).

Это - примитивный и в корне ошибочный взгляд на лженауку, внушаемый обществу наиболее опасными лжеучеными, комфортно устроившимися в административных креслах наиболее престижных учреждений Б-науки.

Делается это сознательно и преследует две цели:

I. Отвлечь внимание от своей собственной антинаучной, контрпрогрессивной и паразитической деятельности, состоящей в монопольном присвоении средств, ассигнуемых обществом на науку и в сохранении своего престижного положения в обществе.

II. Устранить конкурирующую с ними А-науку, сделав ее в глазах общества неотличимой от явного шарлатанства и добиться создания институциональной научной инквизиции, подавляющей любую научную активность вне стен Б-научных учреждений.

На самом деле, фигуранты вроде Алана Чумака, Эрнста Мулдашева, апокалиптиков, перпетууммобилистов и пространствосверлителей, представляют для науки не большую угрозу, чем цыганки - гадалки, занимающиеся своим специфическим ремеслом более тысячелетия. Все это, в общем-то, не лженаука, а либо грязноватый бизнес, построенный на внушаемости людей, либо сомнительное хобби, вызванное легким психозом. Как выразился по этому поводу профессор Д. Квон: "Идиотизм - имманентное свойство человека."

В дальнейшем, говоря о подобных явлениях, будем применять термин "мнимая лженаука" (в отличие от лженауки истинной - речь о которой пойдет в следующем разделе).

С другой стороны практически работающая А-научная концепция, вполне может обладать всеми четырьмя названными признаками "лженауки".

Пример: акупунктура (или в общем случае - рефлексотерапия). Она построена на базе магического древнекитайского учения о жизнедеятельности организма, как о течении чудесной биологической энергии "ци" по особым каналам, и естественно, использует оккультную, а не Б-научную терминологию. Для иллюстрации приведу короткий фрагмент из широко применяемого учебного пособия Гаваа Лувсана по рефлексотерапии: "В число восьми чудесных меридианов входят задне-срединный (ду-май) и передне-срединный (жэнь-май) меридианы, которые являются как бы промежуточными между постоянными и чудесными меридианами: они становятся "чудесными" при присоединении точки-ключа, при этом в "биологический контур" ду-май и жэнь-май включаются все их точки. Остальные шесть чудесных меридианов также образуются при "включении" точки-ключа; траектория их сложна, так как каждый из них "заимствует" точки из разных меридианов, но эти точки определенны и постоянны для каждого чудесного меридиана. Точки, входящие в чудесные меридианы, могут быть поэтому парными и непарными, но точка-ключ всегда парная; она является контрольной точкой, через которую в первую очередь выводится избыток энергии.

Чудесные меридианы разделяются на две группы: группа ЧМ-ян относится к синдромам ян (поверхностным), ЧМ-инь относится к синдромам инь (внутренним)".

При этом теория акупунктуры является вполне научной - т.е. обладает аксиоматической моделью своего предмета, проверяется экспериментально, допускает уточнение аксиоматики и модификацию собственной парадигмы.

Концепция энергии "ци" будет заменена какой-нибудь другой, более точной, как в физике были заменены концепции флогистона и мирового эфира, но это не лишает научности существующую сегодня модель с энергией "ци" и "чудесными меридианами".

Как уже говорилось выше, любая научная модель ошибочна по определению и в будущем окажется заменена другой моделью - более точной, но также ложной, и так ad infinitum.
ШАГ ВТОРОЙ: Истинная лженаука.
5. Истинная лженаука и Б-наука.
Как было показано выше, многие Б-научные администраторы сознательно занимаются внедрением некорректных признаков лженауки, под которые подпадает прежде всего позитивная А-наука.

Покажем теперь, что лженаука может наоборот, не обладать ни одним из этих признаков.

Пример: теология (по которой в России принят образовательный стандарт для ВУЗов - направление 520200). Она построена на солидной базе Б-науки с соответствующей терминологией, выработанной многовековым господством христианских ортодоксий во всех сферах жизни европейских стран (сама наука понималась в то время, как служанка церкви, а теология была главной научной дисциплиной).

Согласно словарю Брокгауза "Богословие (Theologia), учение о Божестве и вере; обозначает науку, заключающую в себе совокупность учений, относящихся к какой-либо определенной исторической религии, преимущественно к христианской... Вместе с широким распространением христианства получает развитие и Богословие в виду необходимости защищать христианство против языческих философов, указывавших на несогласие новой религии с разумом, и в виду настоятельной потребности оградить чистоту христианской веры от беспрестанно возникавших ересей. Для защиты христианства потребовалось применить научные приемы, выработанные тогдашней наукой, и оправдать догматы веры философскими доводами".

Характерно указание на то, что "научные приемы" теологии предназначены для обоснования догматов веры против доводов разума. Теология, таким образом, это не просто лженаука, а эталон антинаучной деятельности. Она не только основана на принципиально неизменной парадигме и аксиоматике догматов, но и направлена строго против эволюции научного знания, блокирование научного познания является ее целью, а методы такого блокирования - ее предметом.

Как отмечают здравомыслящие философы: "Зачислять теологию в ранг науки более чем необоснованно, поскольку одна из фундаментальных характеристик науки - то, что она допускает пересмотр и отказ от устоявшихся научных доктрин при наличии нового знания" (Л.Андреева, Е.Элбакян. "Теология и религиоведение в современной России").

Тем не менее, администрация российской Б-науки обратилась к министру образования с просьбой: ввести теологию в государственных учебных заведениях. Соответствующее открытое письмо за подписями, президента РАН академика Ю. Осипова, президента РАО академика Н. Никандрова, ректора МГУ академика В. Садовничего и патриарха РПЦ Алексия Ридигера было опубликовано 26 апреля 2000 г.

Весь текст письма выдержан в тошнотворно - рабском стиле унизительного низкопоклонства перед клерикализмом с омерзительными выпадами против свободомыслия и рационального мировоззрения. "Невозможно филологию, философию, археологию, литературу, искусство отделить от христианского знания, - пишут академики, - После того как было покончено с системой государственного атеизма, преподносившейся как подлинная свобода совести, нужно покончить с постсоветским господством антирелигиозного направления в школе. ...Если учесть, что атеизм, отрицая онтологическое существование добра и зла, не способен логически непротиворечиво обосновать необходимость и обязательность морали, то тем более не должен он иметь господства в нашей гибнущей от безнравственности стране".

Авторы письма проявили прямо-таки зоологическую ненависть ко всему, на чем основана наука, которую они администрируют, и продемонстрировали свое идейное единство с той церковью, которая на протяжении тысячелетия была и остается врагом науки.

"Особая опасность ортодоксальных форм религий всех конфессий состоит в том, что их канонизированные книги содержат противоречие некоторым бесспорным сегодня историческим и научным фактам (в том их виде, который является абсолютной истиной в поясненном выше смысле). Поэтому религиозная вера, если она навязывается в раннем возрасте, необратимо изменяет личности - приучает поколения к тому, что противоречия бесспорному можно игнорировать." (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке")

Последовавшее в Б-научной среде возмущение письмом "главных ученых", совершенно не затронуло собственно академические круги. Симптоматично, что на встрече коллектива РАН с президентом Путиным, лишь один академик В. Гинзбург возразил против введения православия в качестве учебного предмета в общеобразовательной школе - но его, как водится, не услышали.

Попробуем разобраться, с чем связано такое странное поведение "верхнего эшелона" российской науки.


6. О дурных привычках в Б-науке.
"Лженаукой является введение в процесс научной работы, научных публикаций и обсуждений политических и религиозных установок... Лженаука в виде постановлений и писем ЦК в прошлом была внешней по отношению к науке. Сегодня таких давлений извне науки формально нет. Но привычка к "ценным указаниям" и готовность им подчиняться (даже если они исходят неизвестно от кого) у свободных академиков осталась. Пример есть: выступление академика Е.П. Челышева, призывающее искать связи между наукой и религией. Даже сам президент РАН Ю.С. Осипов обосновывает с помощью теоремы Геделя существование Бога". (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке")

Если выразиться прямо - то сегодняшний академический корпус, сформированный в период "холодной войны" и партийного тоталитаризма, оказался состоящим почти поголовно из трусливых вороватых холуев, озабоченных не поисками знаний, а поисками того сапога, который следует вылизывать в данный исторический момент, чтобы сохранить теплые места и избежать удара начальственной плетки.

Естественно, увидев благоволение главного начальства страны к православной церкви, они тут же кинулись исполнять извращенные капризы нового фаворита, совершенно не заботясь ни о престиже российской науки, ни о ее будущем, которое они своими руками уничтожают.

Академический корпус привык рассматривать свой статус ученых не как следствие профессионализма и знаний, а как результат благоволения хозяина, который, желая не отставать от моды на науку, жалует расторопным смердам звания "академик", "ректор" или "профессор".

Если же смерд "возомнит о себе" - то хозяин с такой же легкостью эти звания отнимет, опять же, невзирая на профессионализм провинившегося, и прикажет пороть негодника на конюшне.

Никакие знания, таким образом, для "ученого" не требуются, а достаточно лишь некой видимости, чтобы хозяин мог модно выглядеть и похваляться перед соседями (у меня есть поле для гольфа, яхта, ахалтекинский жеребец и научная академия).

Впрочем, даже эту научную видимость по мысли такого расторопного смерда должны обеспечивать ученые батраки, которых хозяин пожаловал ему вместе с ученым званием.

"Комиссия по борьбе с лженаукой и научными фальсификациями - типичное детище академического административного ресурса... Давным-давно известно, если ты получил какой-то по-настоящему ценный результат и не имеешь при этом солидного положения в нашем научном мире, то бери в соавторы кого-нибудь из научных авторитетов в данной области знаний, поделись, иначе полжизни, если не всю, положишь на преодоление бесчисленных препятствий, пытаясь добиться официального признания. И неизвестно, каким будет конечный результат. Могут ведь по ходу дела и позаимствовать у тебя кое-что, и иди, доказывай потом свой приоритет". (Э. Вейцман "Ретрограды против шарлатанов")

Естественно, деятельность такого научного авторитета, "ученого в законе", ничего общего ни с наукой, ни с лженаукой не имеет. Это - обыкновенное мошенничество, или социальный паразитизм, притворяющийся наукой.

В разделе о "заряженной воде" и "гималайском разуме" мы уже назвали это явление "мнимой лженаукой". Просто там мнимая лженаука притворялась А-наукой, а в описанном случае она притворяется Б-наукой.

"Поговорите с "элитой" физиков младшего (но уже далеко не молодого) поколения. На любой элементарный вопрос вы получите рефлекторную (как струя скунса) порцию узко специализированных математических и физических терминов, которые не относятся к вопросу и не являются необходимыми для ответа на него. Они рассчитаны на то, что оппонент постесняется потребовать их пояснений. А если он это сделает, то получит снисходительно унижающую порцию аналогичного. Это, как правило, прикрывает неспособность ответить по существу на заданный вопрос. Внутринаучная причина живучести уже лет пятнадцать "изничтожаемого" автора "торсионных полей" канд. физ.-мат. наук (а может быть уже и доктора?), директора института РАЕН А.К. Акимова основана на артистически великолепном использовании этого приёма". (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке").

Если бы Акимов и его соратники не создавали торсионных гипотез, а написали бы что-то более-менее "традиционное", где элемент требуемой "научной новизны" строго дозирован, то даже если бы это был по сути дайджест из чьих-нибудь статей вокруг темы научной работы, снабженный мешаниной формул, случайным образом переписанных из институтского учебника (особенно хорошо смотрится в этом смысле теорема Остроградского-Гаусса с 3D - иллюстрациями), никто даже не заметил бы подвоха, и научная карьера Акимова катилась бы как по маслу. Но он решил эпатировать научное сообщество - и это в общем-то получилось вследствие указанного мэтром Хазеном эффекта.

Эффект, кстати, известен в фольклоре за много веков до возникновения российской академии наук и уж тем более задолго до того, как она пришла в такое убогое состояние.

"Ходжа Насреддин если уж за что-нибудь брался, то не отступал никогда. Кроме того, он насквозь видел и мудреца, и придворных, и самого эмира. Нисколько не смутившись, он снисходительно ответил: Может быть, мой почтенный и мудрый собрат несравненно превосходит меня в какой-либо другой области познаний, но что касается звезд, то он обнаруживает своими словами полное незнакомство с учением мудрейшего из всех мудрых ибн-Баджжа, который утверждает, что планета Марс, имея дом в созвездии Овна и Скорпиона, возвышение - в созвездии Козерога, падение - в созвездии Рака и ущерб - в созвездии Весов, тем не менее всегда присуща только дню вторнику, на который и оказывает свое влияние, пагубное для носящих короны.

Отвечая, Ходжа Насреддин ничуть не опасался быть уличенным в невежестве, ибо отлично знал, что в таких спорах побеждает всегда тот, у кого лучше привешен язык, а в этом с Ходжой Насреддином трудно было сравниться.

Он стоял, ожидая возражений мудреца и готовясь ответить достойно. Но мудрец не принял вызова. Он промолчал. Хотя он очень сильно подозревал Ходжу Насреддина в мошенничестве и невежестве, но подозрение не есть уверенность, можно и ошибиться; зато о своем крайнем невежестве мудрец знал точно и не осмелился спорить". (Леонид Соловьев. "Повесть о Ходже Насреддине. Возмутитель спокойствия")


7. Парад маразма в А и Б науке.
Некоторое время назад, "волей ведомых и неведомых богов", я оказался среди рецензентов как Б, так и А-научных работ, направляемых в фонд фундаментальных исследований (сами догадайтесь, в какой) - и чего только не повидал. Представители обеих (Б и А) наук уверенно решали уравнения матфизики без граничных условий, приравнивали физические величины с несовпадающей размерностью и находили корни алгебраических систем, в которых число неизвестных превышало число уравнений.

Отличие, все же, было: маразм массовой А-науки выглядел не так скучно, как маразм массовой Б-науки. Б-ученый, видя очевидные признаки ошибки в своих выкладках, скрывал это и списывал "правильный" результат из аналогичных авторитетных работ. А-ученый действовал в сходном случае по принципу "глупый пИнгвин робко прячет, умный - смело достает" и объявлял о революционном открытии "на кончике пера".

Например, если Б-ученый "теоретически" получит КПД некой системы 105%, он из уважения к закону сохранения энергии "исправит" результат до 99%. Напротив, А-ученый в этом случае заявит о "теоретическом обосновании" добычи энергии из мирового эфира.

В ходе все тех же занятий я имел дело с некоторыми как с Б, так и А-научными изданиями.

Вот вполне Б-научный "Бюллетень экспериментальной биологии и медицины", с анонсом "Журнал Академии Медицинских Наук России". Публикует краткие экспериментальные работы по актуальным вопросам биологии и медицины. Основан в 1936 году, более 20 лет полностью переводится на английский язык. В работе журнала принимают участие крупные ученые всего земного шара, работающие в различных областях науки. Включен в реферативные и справочные издания:..".

На самом же деле этот академический журнал (как и вообще совокупность публикаций в системе РАМН) является впечатляющим примером методологического убожества массовой Б-науки.

"Статистические методы использовались в 82 % отечественных статей (R-статьи), в зарубежных публикациях (E-статьи) эта доля составила 87 %. Однако в 52 % R-статей авторы вообще никак не описывали используемые ими методы статистики. О том, что авторы применяли методы статистики, можно догадаться только по выражениям вида р<0,05 и МЂm, поскольку они могут быть получены только при использовании конкретных статистических критериев. Напротив, в 83 % E-статей сообщается, с помощью каких именно статистических критериев производилась проверка конкретных гипотез. Для многих R-статей характерно наличие в описании методов статистики бессмысленных и абсурдных выражений, представляющих собой комбинации мемов - клише, заимствованных из других работ... Приведем лишь два из них: "Вероятность случайности различий соответствует достоверности", "Различие считалось достоверным при p<0,05, т.е. в тех случаях, когда вероятность различия составляла больше 95 %"... Президент издательства "Медиа-Сфера", издающего около 20 отечественных медицинских журналов, С.Е. Бащинский пишет: "По сути, эти клише представляют собой магические заклинания, служащие, по мысли авторов, "пропуском в науку"... звучные и непонятные авторам термины нужны для достижения основной цели - придания работе научного "веса", достаточного для опубликования в журнале или для защиты диссертации. Редакторы научных журналов, публикующие подобные статьи, вольно или невольно становятся соучастниками игры в научный "фокус": в надежность результатов исследования изначально никто не верит, свидетельством его научности становится сам факт публикации". (В.П. Леонов. "Наукометрика статистической парадигмы экспериментальной биомедицины", Томский государственный университет, факультет информатики).

В этой статье приводится выдержка из письма начальника отдела диссертационных советов ВАК РФ В.Л. Мамаева: "ВАК России также серьезно обеспокоен потоком работ, в которых приводятся сомнительные ссылки на применение методов статобработки результатов и "расчеты", выполненные с применением вычислительной техники".

Хорошо, конечно, что ВАК потрудился "обеспокоится" таким положением в академической науке, однако уровень публикуемых работ от этого не меняется.

Теперь рассмотрим А-научный журнал "Новая энергетика" с анонсом: "ISSN 1684-7288 . Новости альтернативной энергетики и передовых аэрокосмических технологий, описания новейших экспериментов по созданию бестопливных источников энергии, практические и теоретические работы по изучению свойств эфира и пространства-времени, патенты и статьи по антигравитационным технологиям".

Здесь уровень методологического убожества примерно тот же, что в аналогичных Б-научных журналах, но при этом радуют глаз взлеты фантазии: гравитационные двигатели и антигравитационные платформы, вечные двигатели первого рода на магнитах и второго рода - на чем угодно, дистанционные регуляторы ядерного распада и генераторы эфирной энергии... По крайней мере не скучно читать. Тем более, среди всего этого добра, может быть, скрывается какая-нибудь работа, которая через полвека произведет революцию в энергетике... а может быть и нет.

Вопрос в другом: почему комиссия РАН "по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований" (таково, между прочим, полное название этой структуры) набрасывается на оккультистов, лозоходцев, астрологов, биокорректоров и экстрасенсов, которые в общем-то не вмешиваются в науку, и почему комиссия игнорирует публикации в журналах вроде "Новой энергетики"? Ведь эти публикации откровенно заявляют претензии на переворот в науке и ниспровержение всего - вплоть до таблицы умножения. Причем если с биополем вопрос выглядит спорным, то с эфирным генератором все предельно просто: написать совершенно объективную рецензию и посоветовать автору на выбор - перечитать школьные учебники либо сразу выпить яду. В чем же дело?



8. Ролевая игра: Б-церковь и А-ересь.
"Тот, кто живет в стеклянном доме, не должен кидаться камнями", - гласит древняя китайская поговорка.

Представим себе, что комиссия РАН по борьбе с лженаукой привлечет к своей деятельности независимых экспертов и они показательно раздраконят все "математические обоснования" работоспособности антигравитационных гиперпространственных вечных двигателей на эфирной тяге из альтернативной "Новой энергетики".

Но действие бывает равно противодействию не только в ньютоновской механике. Обиженные "Новые энергетики" могут также привлечь независимых экспертов и они столь же показательно раздраконят "математические обоснования" в академических журналах, указав на имеющуюся там "фальсификацию научных исследований" - ту самую, с которой комиссия РАН вроде бы должна бороться.

Такой "обмен ударами" явно имел бы несимметричные последствия для сторон. Характер деятельности альтернативщиков предполагает умение держаться с достоинством под струей помоев, чего никак не скажешь об академических администраторах. Эти официальные ученые и от одного ведерка помоев, выплеснутых в физиономию, становятся суетливыми и жалкими, а тут - с ног до головы, как из пожарного гидранта.

Соответственно, комиссия РАН старается по возможности избегать независимых экспертиз даже по очень сомнительным А-научным публикациям. Вместо этого она издает велеречивые и довольно бессодержательные воззвания вроде "Остановите "ясновидцев", направленные против явлений, не имеющих прямого отношения к ее деятельности. Затем комиссия, без всякой связи с сюжетом, начинает требовать, чтобы СМИ прекратили публикацию любых исследований, не соответствующих данным официальной науки, а органы власти приняли меры в отношении авторов этих исследований.

Комиссия РАН попалась в ловушку. Неготовность к возможным последствиям объективной сравнительной экспертизы А-научных и Б-научных исследований толкнули ее на путь борьбы с оппонентами методами, далекими и от научной дискуссии, и от научной этики: она стала выяснять отношения с оппонентами посредством административных мер.

Членам комиссии не хватило прозорливости понять, что, выставив в качестве аргумента в научном споре дубинку околоточного надзирателя, они противопоставили РАН всему интеллектуальному сообществу.

Профессор Д. Квон в статье "Прививка от патологической науки" пишет: "председатель комиссии, сам того не желая, превращается в глазах окружающих в "попа" от физики, поучающего нерадивых прихожан".

Член комиссии РАН Ю. Ефремов, отвечает: "Д. Квон пишет о том, что бороться с уфологами и астрологами смешно, их надо игнорировать. Это мнение широко распространено; так и поступает большинство исследователей, которым эта борьба представляется бесполезным донкихотством. Но надо отстаивать истину - и будь что будет".

РАН здорово разошлась во взглядах с "большинством исследователей" - и это понятно членам комиссии. Однако, она продолжает занимается деятельностью, вызывающей отвращение у того самого научного сообщества, чьи интересы РАН теоретически должна представлять. Комиссия борется за какую-то свою "истину", не имеющую отношения к науке, за "истину", теологическую по сути и догматическую по форме. Желая опекать и поучать а, выражаясь церковным языком, "окормлять" общество, комиссия заигралась в сомнительную ролевую игру в "инквизиторов, паству и еретиков".

Здесь уместно вспомнить историю ролевого эксперимента "концентрационный лагерь". Студентов из одного потока разбили на две группы, одна из которых играла "охранников", другая "заключенных". Предполагалось исследовать влияние исполняемой роли на стиль поведения человека. Результаты были впечатляющими: не прошло и дня, как "охранники" начали подвергать "заключенных" нешуточным избиениям. Игру пришлось прервать.

В нашем случае игру прервать некому - и комиссия РАН продолжает стремительно деградировать. Она полностью утратила научный стиль и заговорила с обществом языком господствующей церкви, находящейся в состоянии борьбы с вездесущими "кощунствами" и "ересями".
ШАГ ТРЕТИЙ: Монастырь и агора.
9. Раздел рынка: Комиссия РАН - комиссия РПЦ.
Директор Института математики СО РАН, академик М. Лаврентьев пишет: "Факт существования такой инстанции, как Комиссия по борьбе со лженаукой, позорит Российскую академию наук. Задача у этой комиссии одна - перекрыть доступ в науку каких бы то ни было новых идей. Цель тоже однозначна - оставить монополию одной определенной группы ученых, придерживающихся одного определенного мировоззрения. Лично мне деятельность Эдуарда Павловича напоминает деятельность Торквемады. Инквизиция была создана для того, чтобы бороться с ересью, так как ересь подрывала финансовую основу церкви. Очень, знаете ли, недвусмысленная напрашивается аналогия".

К сожалению все еще хуже, а аналогия с церковью и инквизицией гораздо глубже. Церковь, создавая инквизицию, не только охраняла свой грязный бизнес, но и свою не менее грязную духовную власть. То же справедливо и в отношении комиссии, созданной президиумом РАН.

"Как вы думаете, отчего такая болезненная реакция наших "бессмертных" на резкое возрастание влияния оккультных дисциплин..? В деньгах ли только дело? Увы, нет!..

Возникло некое опасное заблуждение, что с помощью законов физики можно объяснить все основополагающие вопросы мироздания... А если какой-то факт не укладывается в прокрустово ложе физических закономерностей, то, стало быть, это фальсификация, шарлатанство, шулерство. И вдруг эта монополия господ Верховных Физиков на трактовку устройства Вселенной и, более того, бытия человеческого ставится под сомнение. Недопустимо!" (Э. Вейцман "Ретрограды против шарлатанов")

Заблуждение "что с помощью законов физики можно объяснить все" у академиков, конечно не возникло. А вот идея, что подобное заблуждение можно внедрить в головы "паствы", как раз имеет место. Надо еще добавить, что под законами физики понимаются не какие-то объективные взаимосвязи, а особые законы, которые записаны Верховными Физиками, утверждены Президиумом, скреплены печатью РАН и потому незыблемы.

Точно также было у римских пап - они не верили в идею, будто Верховный Бог сходил на землю в виде простого парня из Галилеи (большинство средневековых пап были атеистами и скептиками), но перспективы власти при всенародном внедрении веры в эту идею были для них очевидны.

Московская Патриархия Русской Православной Церкви и Московская Академия Российских Правоверных Наук - это две очень похожие по своему устройству организации. Они даже лексику используют почти одинаковую:

Вот МА РПН "Конец двадцатого века ознаменовался расцветом астрологии, мистики, оккультизма и т.п. во многих странах мира. Однако СССР в последние годы своего существования и нынешняя Россия занимают в этом смысле особое положение. Состояние разрухи, крушение старых идеалов и отсутствие новых привели к тому, что измученные отчаявшиеся люди стали надеяться лишь на чудо". (Э. Кругляков. "Почему опасна лженаука")

Для сравнения МП РПЦ: "век нынешний, ХХI, заставляет нас выносить на повестку дня обсуждение таких явлений, как необратимое искажение духовного сознания во всем мире, влекущее за собой всеобщее падение нравственности, распространение неоязычества, терроризма и других губительных явлений современности". (патриарх РПЦ Алексий II, выступление на архиерейском соборе.)

Дело не ограничивается простым сходством, возникает некое настолько уродливое сотрудничество, что академик Кругляков вынужден унизительно оправдываться:

"Вот ещё один образчик передергивания фактов... утверждается: "известная своей агрессивностью в борьбе с ересью Московская патриархия нашла себе союзника в лице председателя Комиссии по борьбе с лженаукой"... "С одной стороны, они громят альтернативщиков, а с другой, умильно сотрудничают с представителями церкви".

Летом прошлого года я получил письмо от одного из архимандритов Москвы. В письме обращалось внимание на деятельность Международной академии информатизации, пропагандирующей астрологию, уфологию и прочие "науки"... Естественно, я ответил на письмо. Порекомендовал прочесть мою статью.... Вот и весь "союз" с церковью". (Э. Кругляков. "Подавление научного инакомыслия? Нет, наведение порядка!")

В том-то и дело, что не весь.

Во-первых, странно, почему Кругляков не назвал имени архимандрита? Не верю, что не запомнил - не каждый же день ему пишут разные архимандриты. Может быть, имя слишком одиозное (например, архимандрит Тихон Шевкунов), и сам факт сотрудничества - уже несмываемый позор для ученого, да и архимандрит, будучи спрошенным, изложил бы совсем другую версию "вот и всего союза" комиссии Круглякова с церковью.

Во-вторых, понятно, что "один архимандрит" не будет так вот просто "сигнализировать" некой академической комиссии о чьей-то "подозрительной деятельности". В МП РПЦ строгая партийная дисциплина и "один архимандрит" всегда обращается не "к кому попало", а "к кому положено". Иначе говоря, есть инструкция патриархии, предписывающая обращение к комиссии Круглякова по таким-то вопросам. На это указывает следующий текст: "Когда я попросил математика, академика Российской Академии Наук Э.П. Круглякова высказать свое мнение о наличии сатанинского числа в штрих-кодах, он написал мне... (письмо от 25.10.2002)." (дьякон А. Кураев. "Есть ли "число зверя" в штрих-коде")

В-третьих, есть еще один любопытный текст:

"свои обоснованные заключения о лжеученом Грабовом Г.П. и лидере тоталитарной секты мошенников дали академик РАН Кругляков Э.П. и ведущий сектовед МП РПЦ Дворкин А.Л."

Эта фраза взята с сайта, возглавляемого А.Л. Дворкиным центра святого Иринея Лионского - клерикально-экстремистского учреждения с отвратительнейшей репутацией. Приличная академия наук не должна ни при каких условиях участвовать в конкуренции жуликов, сотрудничая с одним из них против другого. Сотрудничество с Дворкиным против Грабового является для РАН таким же позором, каким было бы сотрудничество с Грабовым против Дворкина.

"Свои обоснованные заключения о лжеученом Дворкина А.Л. и лидере шайки мракобесов дали академик РАН Кругляков Э.П. и ведущий эзотерик Грабовой Г.П." - звучит ничуть не хуже, и по сути тоже правда, как и реализовавшийся вариант.

Но союзник уже был выбран президентом РАН Осиповым - по принципу подобия. У них Церковь и у нас... Храм науки, у них догматика - и у нас... достоверные данные науки, им мешают оккультизм, ереси и секты, и у нас та же проблема.

Блюстители двух паразитирующих на обществе догматических учений, претендующих на монопольное господство в мировоззренческой сфере, нашли общий язык. Осталось только "поделить рынок".

Принцип раздела понятен: верующих и неверующих в России примерно поровну. Первых будет стричь патриархия, вторых - академия. А всем конкурентам объявим войну на уничтожение. Патриархия будет натравливать на них паству методами возбуждения религиозной ксенофобии, а академия - сходными методами возбуждения "научной" ксенофобии.

Уже в самом начале этого "брака по расчету" президиум РАН умудрился заразиться от патриархии совершенно невозможной для научных организаций венерической болезнью - зудом борьбы с иностранным прозелитизмом.

"Неясно, правда, почему советниками властей были всяческие заморские саксы. Что они понимают в менталитете россиян, в их традициях, истории России?" (Э. Кругляков. "Кризис: внутренние пружины")

Для сравнения: "Народы восточно-христианской традиции... все больше ощущают неприкрытое агрессивное насаждение в своих странах прозелитизма". (патриарх РПЦ Алексий II, выступление на собрания Фонда единства православных народов)

Это уже диагноз. Наука "по версии РАН" в ее сегодняшнем виде, наука помпезных титулов и застывших ритуалов, вообще изжила себя.

Вся философия и методология этой "науки" исчерпывается одной фразой из Синодика Восточных патриархов VII века: "Остается нам один подвиг добродетели: сохранение переданного нам от тех, кто знал лучше, чем мы".

Это - замкнутая система, живущая своими внутренними целями и оценками, не способная ни к развитию, ни к творчеству (если только не считать творчеством доказательства бытия бога, выполненные путем изнасилования теоремы Геделя или корявые пасквили в СМИ против иностранных консультантов, валеологии и биополя).

Верхушка РАН с ее комиссией по лженауке, с ее президентом, пишущим православную энциклопедию, с ее позорным сотрудничеством с мракобесами, с ее нелепой поддержкой "науки" теологии, с ее ложью в бульварной прессе, с ее претензиями на роль цензора, и наконец с ее шовинизмом - является каким-то архаичным монастырем или эзотерическим орденом, инородным предметом, негигиенично воткнутым в тело научного сообщества.

Пытаясь защитить от конкурентов свое не по праву занимаемое место, она превратилась в классическую лженауку: "Социальная опасность лженауки состоит в том, что она, иногда необратимо, блокирует развитие неустранимо важных направлений науки, управления государством и форм общественных отношений". (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке")

Этот инородный предмет надо просто удалить и выбросить, после чего заняться теми проблемами, которые объективно возникают в отношениях между А и Б наукой, а также в области контроля достоверности научных исследований.


10. А+Б = Прогресс. Структура компромисса.
"Сейчас я играю в открытую. Я честно говорю: и вам, и мне нужно, чтобы авторство... было признано за институтом. Вам - чтобы сохранить лицо. Ведь если события будут представлены общественности в их, так сказать, первозданном виде, то к вам на всю жизнь прилипнет клеймо злобных, жестоких, бездарных и безответственных недоумков. Мне - чтобы в глазах общественности теория ... исходила от официально признанной науки и была подкреплена ее авторитетом. Дутым, зато большим". (Голод Богов)

Вот главный парадокс:

В 99% случаев противостояния устоявшейся теории Б-науки и новаторской теории А-науки, права оказывается Б-наука.

Но в 100% случаев последовательных противостояний устоявшейся теории Б-науки и последовательно предлагаемых новаторских теорий А-науки, права оказывается А-наука.

Динамичная А-наука в итоге всегда права, несмотря на горы ее предшествующих ошибок: "достоверные исторические факты показывают, что самые выдающиеся достижения науки в момент своего возникновения противоречили "установленным научным данным". (А.М. Хазен. "О лженауке, ее последствиях и об ошибках в науке")

Можно сказать, что среди огромного количества глупостей А-науки, в один прекрасный день оказывается зерно, из которого вырастает новая база Б-науки, и никогда нельзя заранее сказать, какая именно А-научная гипотеза окажется, по выражению Нильса Бора "достаточно безумной" для этого. В Б-науке такое зерно не может образоваться из-за неукоснительного следования парадигме. Формирование новой научной парадигмы - исключительная прерогатива А-науки. Каждый грамотный Б-ученый это прекрасно знает:

"Мало серьезных ученых занимаются поисками неожиданных явлений вроде телепатии. Неразумно прилагать большие усилия, если, согласно интуитивной оценке, вероятность удачи ничтожно мала. Ведь пока нет сколько-нибудь убедительных для ученого теоретических или экспериментальных указаний на само существование телепатии. Зато после первого же научного результата в эту область устремились бы громадные силы. Так и должна развиваться наука. Мы сознательно проходим мимо мест, где, может быть, и можно найти клад, и направляемся туда, где вероятность найти его, по нашей оценке, наибольшая" (академик А. Мигдал. "Отличима ли истина от лжи").

Сказанное Мигдалом - это фактически кредо Б-ученого. Lets other do it. Пусть кто-нибудь другой, более смелый рискнет своей репутацией. Если он проиграет - мы снисходительно похлопаем его по плечу "ну куда же ты полез, дурашка", а если выиграет - мы поучаствуем в разработке золотой жилы.

Наука - это нечто вроде Клондайка времен золотой лихорадки: старатель-первопроходец, рискуя жизнью и здоровьем, даже в случае исключительной удачи получает лишь несколько самородков. Все остальные тонны золота достаются акционерам пришедшей по его следам горнодобывающей компании, способной вложить миллионы в современное мощное оборудование и инфраструктуру прииска.

Тем не менее, порядочные акционеры из элементарной человеческой благодарности, постараются оказать первопроходцу должное уважение, и даже назовут прииск его именем.

Кроме того, порядочные акционеры никогда не будут изгаляться над первопроходцем, которому пока не улыбнулась удача, и уж тем более не будут плевать на его могилу. Они понимают, что такое судьба: везет одному парню из ста, но это не значит, что все остальные - плохие парни.

Наконец, разумные акционеры еще и попробуют как-то поддержать первопроходцев в их опасном деле. Это же элементарный расчет: из 100 вложенных долларов 99 пропадут, зато 1 принесет 200, а то и 1000.

"Не лучше бы было вместо "разоблачительной комиссии" создать в РАН Комиссию по сбору информации о разного рода необычных явлениях с последующей проверкой и перепроверкой собранных сведений и их тщательному анализу?" (Э. Вейцман. "Ретрограды против шарлатанов")

Я полностью согласен с Вейцманом, за исключением написанного им слова из трех букв. Это слово - "РАН". Его надо исключить из текста.

Дело даже не в том, что нынешняя верхушка РАН представляет собой клоаку, ничего общего с наукой не имеющую. Это - поправимое дело, хотя на мой взгляд РАН вообще должна быть ликвидирована. В наших условиях функции национального научного представительства может осуществлять только ассоциация ученых, построенная снизу, от действующих научных коллективов, а не государственное ведомство, сброшенное на эти коллективы сверху, как водородная бомба на атолл Бикини.

"Комиссия по проверке необычных гипотез и фактов" в любом случае должна быть общественной. Она не должна принадлежать никакой централизованной научной структуре (будь то академия или ассоциация), так как централизованная научная структура по своей социальной роли обязана быть консервативной (то есть Б-научной) и заведомо предубежденной против новаторства в области парадигм.

Предубеждение такого рода существует уже не менее столетия, давно стало взаимным и составляет нечто вроде внутринаучной традиции.

Представитель Б-науки: "Не надо заигрывать с альтернативной наукой. Никогда не знаешь, как именно обернется, но что выйдет боком - это точно".

Представитель А-науки: "Принципы и цели были и останутся разными. Мы работаем ради расширения человеческих горизонтов, а вы - ради удовлетворения человеческого нарциссизма. Так что нам слегка не по пути". (Голод богов)

Оба деятеля не правы - но традиция в таких вещах порой сильнее здравого смысла.

Ни один из них не сможет объективно посмотреть на научные труды и принципы другого.

Необходим нейтральный арбитр - компетентная общественная комиссия, которая свободна от внутренних предрассудков как Б, так и А-науки.


11. Античный стандарт.
Компетентная общественная комиссия в качестве нейтрального арбитра - это не какой-то абсолютно новый институт, а просто возвращение к античному стандарту оценки научной деятельности.

Напомню, что в полисах Эллады, а позже - и в городах Римского мира, было в порядке вещей, когда ученые устраивали диспут на агоре - т.е. просто на площади, куда каждый горожанин мог прийти, послушать, составить свое мнение и высказать его.

В эпоху засилья христианской теократии в Европе эта традиция пропала - во-первых, культивировалась неграмотность, так что люди просто разучились думать о чем-либо кроме бытовой и физиологической деятельности, во-вторых - потому, что самостоятельные размышления преследовались церковью, в-третьих - поскольку монастырская наука отгородилась от общества языковым барьером (заменив нативные языки сленгом из чудовищных латинизмов).

В результате примерно 1000 лет наука существовала в монастырях в форме бессмысленного интеллектуального онанизма, реликтовые продукты которого до сих пор сохраняются в терминологии некоторых наук, особенно - в философии, праве и искусствоведении, а в некоторой степени - в естественных и точных науках. По этому поводу уже приводилось высказывание Хазена: "На любой элементарный вопрос вы получите рефлекторную (как струя скунса) порцию узко специализированных математических и физических терминов, которые не относятся к вопросу и не являются необходимыми для ответа на него".

Тем не менее, в силу всеобщего просвещения и появления значительной доли людей, которые имеют высшее образование, занимаются высокоинтеллектуальным трудом, интересуются наукой, но не являются профессиональными научными работниками, "открытые диспуты на агоре" вновь стали возможными.

Эта категория потенциальных слушателей способна понять любую современную научную концепцию - при условии, что специалист по-настоящему захочет ее объяснить.

Таким образом, открытые научные обсуждения "по античному стандарту" могут успешно проводиться с использованием сети интернет в качестве "виртуальной агоры". Точнее, они уже проводятся, причем иногда на довольно высоком научном уровне - вот только официальная наука к ним совершенно не прислушивается.

Здесь сказывается тот же устоявшийся штамп "наука - это монастырь со своим уставом и табличкой на дверях "посторонним вход воспрещен".

Деятели А-науки наоборот, весьма охотно выступают на открытых научных форумах, где критикуют Б-науку за снобизм и неумение излагать свои мысли человеческим языком, а порой и вовсе отрицают наличие каких-либо мыслей в головах Б-ученых. Официальные Б-ученые в ответ огульно обвиняют всю А-науку в профанации, безграмотности и мошенничестве, причем делают это через другие каналы информации, в форме, совершенно негодной для научной полемики (примеры уже приводились выше).

Сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать, как идиотскую: при наличии футбольного стадиона, полного зрителей, и двух соперничающих команд, никто не играет. Вместо этого одни гоняют по полю на байках, выкрикивая оскорбления в адрес других, которые, расположившись в судейской кабине, обстреливают их из рогаток жеваной бумагой.

"Такой футбол нам не нужен", - как сказал бы один популярный спортивный комментатор.

Я убежден, что единственный реальный путь наладить нормальное взаимодействие между А и Б ветвями науки - это, все же, преодолеть технические препятствия и выйти на стадион для честной открытой игры. Это, кстати, и наиболее простой способ избавиться от прилипшего к каждой из ветвей кадрового мусора - шарлатанов, фальсификаторов, борцов с ветряными мельницами, манипуляторов, клерикалов, психопатов, негодных администраторов и просто бездарей.



Когда мы все, кому не безразлично будущее науки, выйдем на агору - сразу станет видно, сколько нас, и чего мы стоим в своем деле. Каждый раз кто-то будет проигрывать, но наука будет выигрывать всегда. Ведь деление на А-науку и Б-науку - это лишь некая условность, умозрительная модель. На самом деле наука - одна. Это - социальный институт, функцией которого является производство, накопление, распространение и использование новых знаний. Давайте хорошо запомним это определение. Оно нам пригодится, когда мы выйдем на агору.
Справка:
Розов Александр Александрович, E-mail: arozoff@mail.ru

Аннотация:
В полисах Эллады ученые устраивали диспут на агоре, куда каждый мог прийти, составить свое мнение и высказать его. В эпоху христианской теократии эта традиция была уничтожена - размышления преследовались. 1000 лет наука существовала в монастырях в форме бессмысленного интеллектуального онанизма, реликтовые продукты которого до сих пор сохраняются в терминологии некоторых наук. В силу всеобщего просвещения и появления значительной доли людей, которые интересуются наукой, но не являются профессиональными научными работниками, "открытые диспуты на агоре" вновь стали возможными...






©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет