О пра­вах при­ро­ды в Рос­сии: ю­ри­ди­чес­кий аспект



Дата14.07.2016
өлшемі152.68 Kb.
О пра­вах при­ро­ды в Рос­сии:

ю­ри­ди­чес­кий аспект


В.А. Бри­них,
Меж­ду­на­род­ный Со­ци­аль­но-э­ко­ло­ги­чес­кий Со­юз, Май­ко­п

С­ло­жив­ша­я­ся сей­час эти­ко-пра­во­вая и со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кая сис­те­мы не поз­во­ля­ют одноз­нач­но ре­шать воп­рос об исклю­че­нии че­ло­ве­чес­ко­го вме­ша­тельс­т­ва в при­род­ные про­цес­сы хо­тя бы на том осно­ва­нии, что не до­пус­ка­ют огра­ни­че­ния прав че­ло­ве­ка, в том чис­ле и пра­ва на раз­лич­ные фор­мы при­ро­до­поль­зо­ва­ния, ра­ди соб­лю­де­ния прав да­же не ви­да ди­ко­го жи­вот­но­го (о чем мож­но го­во­рить в рам­ках Кон­вен­ции о би­о­ло­ги­чес­ком раз­но­об­ра­зии), а каж­до­го жи­во­го орга­низ­ма, как это­го тре­бу­ют при­вер­жен­цы эко­ло­ги­чес­кой эти­ки. Для по­доб­но­го огра­ни­че­ния прав лю­дей нет пра­во­вой осно­вы ни в Кон­с­ти­ту­ции Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, ни в ра­ти­фи­ци­ро­ван­ных на­шим го­су­дар­с­т­вом меж­ду­на­род­ных до­го­во­рах, ни да­же в обы­ча­ях и общеп­ри­ня­той мо­ра­ли на­ше­го общес­т­ва. По­э­то­му пред­с­тав­ля­ет­ся не­из­беж­ным в даль­ней­шем ре­шать имен­но воп­рос о (хо­тя бы) вве­де­нии по­ня­тия «пра­ва ди­ких жи­вот­ных» или «пра­ва При­ро­ды» в наш юри­ди­чес­кий оби­ход. Я уж не го­во­рю о вы­рав­ни­ва­нии в на­шей пра­во­вой прак­ти­ке по­ня­тий «пра­ва че­ло­ве­ка» и «пра­ва при­ро­ды». Ведь это пот­ре­бу­ет ни мно­го, ни ма­ло, ре­во­лю­ции как в умах, так и за­ко­но­да­тельс­т­ве в стра­не.

По­ка, нап­ри­мер, граж­дан­с­кое пра­во бу­дет рас­с­мат­ри­вать жи­вот­ных в ка­чес­т­ве иму­щес­т­ва (соб­с­т­вен­нос­ти), о ка­ких пра­вах ве­щи мо­жет идти речь? Ка­кие пра­ва бы­ли у нег­ров в Аме­ри­ке или у кре­пос­т­ных в Рос­сии? Их про­да­ва­ли, да­ри­ли, ме­ня­ли, как и лю­бой дру­гой то­вар, не спра­ши­вая, нра­вит­ся им это или нет. Раз­ве у ве­щи бы­ло пра­во го­ло­са? Да­же су­щес­т­ву­ю­щая в рос­сий­с­ком уго­лов­ном за­ко­но­да­тельс­т­ве ответ­с­т­вен­ность за жес­то­кое обра­ще­ние с жи­вот­ны­ми за­щи­ща­ет в пер­вую оче­редь не са­мих жи­вот­ных, а лю­дей, ко­то­рым эти му­че­ния жи­вот­ных мо­гут быть неп­ри­ят­ны­ми, и общес­т­вен­ный по­ря­док, ко­то­рый рас­це­ни­ва­ет изде­ва­тельс­т­ва над жи­вот­ны­ми как по­ся­га­тельс­т­во на че­ло­ве­чес­кую нрав­с­т­вен­ность. Не бо­лее то­го...

Но с раз­ви­ти­ем ци­ви­ли­за­ции и со­вер­шен­с­т­во­ва­ни­ем общес­т­вен­ных отно­ше­ний ста­ло оче­вид­ным, что раб­с­т­во сдер­жи­ва­ет раз­ви­тие про­из­вод­с­т­ва и уже не со­от­вет­с­т­ву­ет но­вым актив­но фор­ми­ру­ю­щим­ся в общес­т­ве мо­раль­но-нрав­с­т­вен­ным отно­ше­ни­ям. Борь­ба се­ве­ро­а­ме­ри­кан­с­ких ко­ло­ний за не­за­ви­си­мость и пос­ле­до­вав­шая за этим граж­дан­с­кая вой­на Се­ве­ра с Югом офи­ци­аль­но осво­бо­ди­ла нег­ров от раб­с­т­ва в США. Идеи Ве­ли­кой фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции, Оте­чес­т­вен­ная вой­на 1812 го­да и мод­ные ре­во­лю­ци­он­ные ве­я­ния в рос­сий­с­ком общес­т­ве спо­соб­с­т­во­ва­ли отме­не кре­пос­т­но­го пра­ва в Рос­сии. По­бе­да в Ве­ли­кой Оте­чес­т­вен­ной вой­не над фа­шиз­мом в 1945 го­ду и све­жий воз­дух из Евро­пы соз­да­ли пред­по­сыл­ки к унич­то­же­нию гу­ла­гов­с­кой эко­но­ми­чес­кой мо­де­ли и осво­бо­ди­ли из ла­ге­рей сот­ни ты­сяч ра­бов ста­лин­с­ко­го ре­жи­ма. Эти при­ме­ры, ко­то­рых в исто­рии че­ло­ве­чес­т­ва мож­но най­ти де­сят­ки и сот­ни, сви­де­тельс­т­ву­ют о том, что пра­во­за­щит­ные воп­ро­сы мо­гут сколь­ко угод­но под­ни­мать­ся в общес­т­ве отдель­ны­ми лич­нос­тя­ми, но ре­аль­но ре­шать­ся бу­дут толь­ко в усло­ви­ях соз­рев­шей ре­во­лю­ци­он­ной си­ту­а­ции и опре­де­лен­но­го сте­че­ния обсто­я­тельств. Ведь и хрис­ти­ан­с­т­во изна­чаль­но бы­ло все­го лишь ре­ли­ги­ей ра­бов в Древ­нем Ри­ме, ко­то­рые хо­тя бы в ду­ше ве­ри­ли, что явля­ют­ся рав­ны­ми граж­да­нам Рим­с­кой импе­рии, ве­ри­ли хо­тя бы в то, что явля­ют­ся людь­ми и име­ют пра­во на жизнь. Не в жес­то­ком рим­с­ком общес­т­ве, где ими кор­ми­ли му­рен в бас­сей­нах и львов на аре­нах Ко­ли­зея, а на веч­ную жизнь ду­ши пос­ле смер­ти брен­но­го те­ла.

Пра­ва При­ро­ды или пра­ва жи­вот­ных и рас­те­ний как час­ти При­ро­ды так­же ког­да-то бу­дут приз­на­ны че­ло­ве­чес­т­вом и вве­де­ны в ранг За­ко­на. Но исто­рия учит, что это слу­чит­ся не зав­т­ра и да­же не пос­ле­зав­т­ра. Что по­бе­да в борь­бе за пра­ва При­ро­ды пот­ре­бу­ет огром­ных уси­лий, кро­пот­ли­вой мно­го­лет­ней, если не мно­го­ве­ко­вой, ра­бо­ты по вос­пи­та­нию общес­т­ва и пос­те­пен­но­му внед­ре­нию в соз­на­ние лю­дей по­ни­ма­ния то­го, что все жи­вые су­щес­т­ва на Зем­ле та­кие же са­мо­цен­ные, как сей­час Че­ло­век. По­ко­ле­ние ны­неш­них зо­о­за­щит­ни­ков и адеп­тов эко­ло­ги­чес­кой эти­ки мо­жет да­же при жиз­ни не ощу­тить ни­ка­ких изме­не­ний в ре­зуль­та­те сво­ей де­я­тель­нос­ти, но это не зна­чит, что их уси­лия про­па­дут да­ром. Как го­во­рит­ся, во­да ка­мень то­чит. За­ко­ны ди­а­лек­ти­ки учат, что ра­но или поз­д­но ко­ли­чес­т­во пе­ре­хо­дит в ка­чес­т­во. В нас­то­я­щее вре­мя еще не соз­ре­ла ре­во­лю­ци­он­ная си­ту­а­ция, а го­су­дар­с­т­во и общес­т­во не го­то­во по­ка по се­рьез­но­му огра­ни­чить пра­ва лю­дей в уго­ду пра­вам жи­вот­ных или, тем бо­лее, рас­те­ний.

Сей­час на Зем­ле раз­ви­ва­ет­ся гло­баль­ный эко­ло­ги­чес­кий кри­зис, наб­лю­да­ет­ся исто­ще­ние при­род­ных ре­сур­сов и ухуд­ше­ние ка­чес­т­ва жиз­ни лю­дей в са­мых раз­ных угол­ках пла­не­ты. Гря­дут вой­ны на при­род­ные ре­сур­сы, в пер­вую оче­редь за пло­до­род­ную зем­лю и пи­тье­вую во­ду. Прог­но­зи­ру­ют да­же, что тре­тья ми­ро­вая вой­на если и воз­ник­нет, то ста­нет вой­ной за ми­ро­вой пе­ре­дел при­род­ных ре­сур­сов, тер­ри­то­рий для рас­се­ле­ния на­ро­дов, во­ды и пи­щи для мил­ли­ар­дов жи­те­лей Зем­ли. Мне пред­с­тав­ля­ет­ся, что толь­ко пос­ле та­ко­го пе­ре­де­ла или во вре­мя его мо­гут соз­дать­ся усло­вия для вы­рав­ни­ва­ния прав Че­ло­ве­ка и При­ро­ды, для при­ня­тия общес­т­вом мыс­ли, что на­ши «бра­тья мень­шие» име­ют если не все, то хо­тя бы основ­ные пра­ва на­рав­не с людь­ми. Для осво­бож­де­ния При­ро­ды и ее ком­по­нен­тов от раб­с­т­ва пот­ре­бу­ет­ся осно­ва­тель­ная встряс­ка в умах лю­дей, осоз­на­ние то­го, что так даль­ше жить нель­зя! Для то­го, что­бы по­нятия «пра­ва При­ро­ды», «пра­ва жи­вот­ных» или «пра­ва рас­те­ний» вош­ли в оби­ход лю­дей и в пра­во­вую сис­те­му го­су­дар­с­т­ва, на­до, что­бы лю­ди уже не мог­ли даль­ше жить без пре­дос­тав­ле­ния При­ро­де, жи­вот­ным и рас­те­ни­ям этих прав, не мог­ло раз­ви­вать­ся про­из­вод­с­т­во и свя­зан­ные с ним общес­т­вен­ные отно­ше­ния. Имен­но на это сей­час дол­ж­ны быть нап­рав­ле­ны уси­лия адеп­тов эко­ло­ги­чес­кой эти­ки, а не на не­мед­лен­ный ре­зуль­тат в ви­де не­жиз­нес­по­соб­ных за­ко­нов или отдель­ных зап­ре­тов и огра­ни­че­ния прав лю­дей.

А­на­лиз дей­с­т­ву­ю­ще­го за­ко­но­да­тельс­т­ва Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции по­ка­зы­ва­ет, что вся пра­во­вая сис­те­ма граж­дан­с­ких пра­во­от­но­ше­ний осно­ва­на на отно­ше­нии к при­род­ным ре­сур­сам, в час­т­нос­ти к жи­вот­ным, как к иму­щес­т­ву, к чьей-то соб­с­т­вен­нос­ти (го­су­дар­с­т­вен­ной, му­ни­ци­паль­ной, общес­т­вен­ной или час­т­ной). При­ро­да и ее ком­по­нен­ты исклю­че­ны из сос­та­ва учас­т­ни­ков граж­дан­с­ких пра­во­от­но­ше­ний и явля­ют­ся не су­бъ­ек­та­ми, а объек­та­ми та­ких пра­во­от­но­ше­ний. Та­кие же по­ло­же­ния со­дер­жат­ся и в Кон­с­ти­ту­ции Рос­сии, и в фе­де­раль­ном за­ко­но­да­тельс­т­ве о жи­вот­ном ми­ре.

Сог­лас­но ста­тьи 9 Кон­с­ти­ту­ции РФ, зем­ля и дру­гие при­род­ные ре­сур­сы исполь­зу­ют­ся и охра­ня­ют­ся в Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, как осно­ва жиз­ни и де­я­тель­нос­ти на­ро­дов, про­жи­ва­ю­щих на со­от­вет­с­т­ву­ю­щей тер­ри­то­рии, и мо­гут на­хо­дить­ся в час­т­ной, го­су­дар­с­т­вен­ной, му­ни­ци­паль­ной или иных фор­мах соб­с­т­вен­нос­ти. Та­ким обра­зом, Основ­ной за­кон стра­ны рас­с­мат­ри­ва­ет жи­вот­ный и рас­ти­тель­ный мир исклю­чи­тель­но как ре­сурс для пот­реб­ле­ния че­ло­ве­ком и тре­бу­ет его сох­ра­не­ния и бла­го­по­лу­чия не ра­ди се­бя са­мо­го. А толь­ко ра­ди бла­го­по­лу­чия лю­дей.

Сог­лас­но ста­тьи 137 Граж­дан­с­ко­го ко­дек­са РФ, к жи­вот­ным при­ме­ня­ют­ся общие пра­ви­ла об иму­щес­т­ве пос­толь­ку, пос­коль­ку за­ко­ном или ины­ми пра­во­вы­ми акта­ми не уста­нов­ле­но иное. Кста­ти, при­ме­ча­тель­но, что граж­дан­с­кое за­ко­но­да­тельс­т­во пре­дус­мот­ре­ло дан­ную фор­му толь­ко в отно­ше­нии жи­вот­ных, «за­быв» про рас­те­ния и про­чие жи­вые орга­низ­мы. Нор­мы ста­тьи 4 Фе­де­раль­но­го за­ко­на «О жи­вот­ном ми­ре» так­же рас­с­мат­ри­ва­ют жи­вот­ный мир как иму­щес­т­во:
• Жи­вот­ный мир в пре­де­лах тер­ри­то­рии Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции явля­ет­ся го­су­дар­с­т­вен­ной соб­с­т­вен­нос­тью.

• К объек­там жи­вот­но­го ми­ра нор­мы граж­дан­с­ко­го пра­ва, ка­са­ю­щи­е­ся иму­щес­т­ва, в том чис­ле про­да­жи, за­ло­га и дру­гих сде­лок при­ме­ня­ют­ся пос­толь­ку, пос­коль­ку это до­пус­ка­ет­ся нас­то­я­щим Фе­де­раль­ным за­ко­ном и ины­ми фе­де­раль­ны­ми за­ко­на­ми.

• От име­ни Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции и су­бъ­ек­тов Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции пра­ва соб­с­т­вен­ни­ка осу­щес­т­в­ля­ют орга­ны го­су­дар­с­т­вен­ной влас­ти, ука­зан­ные в нас­то­я­щем Фе­де­раль­ном за­ко­не, в рам­ках их ком­пе­тен­ции, уста­нов­лен­ной акта­ми, опре­де­ля­ю­щи­ми ста­тус этих орга­нов.

• Отно­ше­ния по вла­де­нию, поль­зо­ва­нию и рас­по­ря­же­нию объек­та­ми жи­вот­но­го ми­ра ре­гу­ли­ру­ют­ся граж­дан­с­ким за­ко­но­да­тельс­т­вом в той ме­ре, в ка­кой они не уре­гу­ли­ро­ва­ны нас­то­я­щим Фе­де­раль­ным за­ко­ном.


В то же вре­мя в рос­сий­с­ком за­ко­но­да­тельс­т­ве есть нор­мы, ко­то­рые в не­ко­то­ром ро­де за­щи­ща­ют пра­ва жи­вот­ных на жизнь, нап­ря­мую за­щи­щая жи­вот­ных от жес­то­ко­го, не­гу­ман­но­го к ним отно­ше­ния. Та­кая нор­ма пре­дус­мот­ре­на час­тью вто­рой ста­тьи 137 Граж­дан­с­ко­го ко­дек­са РФ, раз­ны­ми ста­тья­ми Фе­де­раль­но­го за­ко­на «О жи­вот­ном ми­ре». Отдель­ная 245-я ста­тья Уго­лов­но­го ко­дек­са РФ пре­дус­мат­ри­ва­ет уго­лов­ное прес­ле­до­ва­ние за жес­то­кое обра­ще­ние с жи­вот­ны­ми. Прав­да, на­хо­дит­ся эта ста­тья не в гла­ве «Эко­ло­ги­чес­кие прес­туп­ле­ния», а в 25-й гла­ве, пре­дус­мат­ри­ва­ю­щей ответ­с­т­вен­ность за прес­туп­ле­ния в облас­ти общес­т­вен­ной нрав­с­т­вен­нос­ти. Адми­нис­т­ра­тив­но­го на­ка­за­ния за жес­то­кое отно­ше­ние с жи­вот­ны­ми рос­сий­с­ким за­ко­но­да­тельс­т­вом не пре­дус­мот­ре­но во­об­ще, что су­щес­т­вен­но зат­руд­ня­ет борь­бу с этим явле­ни­ем на бы­то­вом уров­не.

Рос­сий­с­кая Фе­де­ра­ция явля­ет­ся одной из евро­пей­с­ких стран, в ко­то­рой отсут­с­т­ву­ет за­кон «О за­щи­те жи­вот­ных от жес­то­ко­го обра­ще­ния». 21 мар­та 2008 го­да Го­су­дар­с­т­вен­ная Ду­ма пол­нос­тью сня­ла с рас­с­мот­ре­ния за­ко­ноп­ро­ект «О за­щи­те жи­вот­ных от жес­то­ко­го обра­ще­ния», ко­то­рый до это­го 8 лет пы­лил­ся в ее ка­би­не­тах пос­ле то­го, как пи­тер­с­кий юрист В. Пу­тин, ра­бо­тав­ший тог­да Пре­зи­ден­том Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, откло­нил его по при­чи­не «от­сут­с­т­вия пред­ме­та пра­во­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния». Пред­с­тав­ляв­шая за­ко­ноп­ро­ект пред­се­да­тель Ко­ми­те­та по при­род­ным ре­сур­сам, при­ро­до­поль­зо­ва­нию и эко­ло­гии Н. Ко­ма­ро­ва со­об­щи­ла, что соз­дан­ная для до­ра­бот­ки за­ко­на спе­ци­аль­ная ко­мис­сия прек­ра­ти­ла свою ра­бо­ту, пос­коль­ку воп­рос за­щи­ты жи­вот­ных уже уре­гу­ли­ро­ван в дей­с­т­ву­ю­щем за­ко­но­да­тельс­т­ве, в том чис­ле в фе­де­раль­ных за­ко­нах «О жи­вот­ном ми­ре» и «О са­ни­тар­но-эпи­де­ми­о­ло­ги­чес­ком бла­го­по­лу­чии на­се­ле­ния». Мяг­ко го­во­ря, весь­ма опти­мис­ти­чес­кое за­яв­ле­ние «глав­но­го по эко­ло­гии» де­пу­та­та.

Но эта не­у­да­ча — не по­вод опус­кать ру­ки. Мож­но и нуж­но про­дол­жать ра­бо­ту по прод­ви­же­нию в Го­су­дар­с­т­вен­ной Ду­ме Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции про­ек­та фе­де­раль­но­го за­ко­на «О за­щи­те жи­вот­ных от жес­то­ко­го обра­ще­ния». При этом сос­ре­до­то­чить­ся на­до на отра­бот­ке тре­бо­ва­ний к усло­ви­ям со­дер­жа­ния и обра­ще­ния с до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми, а так­же с жи­вот­ны­ми, со­дер­жав­ши­ми­ся в не­во­ле и (или) исполь­зу­е­мы­ми для извле­че­ния до­хо­дов. Эти тре­бо­ва­ния по­нят­ны боль­шин­с­т­ву лю­дей, вклю­чая де­пу­та­тов, а по­доб­ные спо­со­бы исполь­зо­ва­ния жи­вот­ных не име­ют орга­ни­зо­ван­но­го лоб­би, спо­соб­но­го заб­ло­ки­ро­вать при­ня­тие за­ко­на. Тре­бо­ва­ния же в час­ти охо­ты, сельс­ко­го хо­зяй­с­т­ва, зве­ро­вод­с­т­ва, рыб­но­го хо­зяй­с­т­ва, при по­лу­че­нии про­дук­ции жи­вот­но­го про­ис­хож­де­ния сле­ду­ет про­пи­сы­вать в ви­де ра­моч­ных и отсы­лоч­ных пра­во­вых норм. Толь­ко та­ким обра­зом мож­но обой­ти силь­ное ве­дом­с­т­вен­ное лоб­би и по­лу­чить шанс на при­ня­тие за­ко­на, ко­то­рый в даль­ней­шем мож­но бу­дет до­ра­ба­ты­вать, изме­няя и улуч­шая его.

У­чи­ты­вая осо­бен­нос­ти при­ня­тия ре­ше­ний в Фе­де­раль­ном Соб­ра­нии, вто­рой путь раз­ви­тия за­ко­но­да­тельс­т­ва, за­щи­ща­ю­ще­го жи­вот­ных от жес­то­ко­го обра­ще­ния, явля­ет­ся при­ня­тие со­от­вет­с­т­ву­ю­щих за­ко­нов на уров­не су­бъ­ек­тов Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции. В ре­ги­о­нах нам­но­го про­ще на­ла­жи­вать ра­бо­ту с де­пу­та­та­ми, да и са­ми де­пу­та­ты го­раз­до бли­же к на­ро­ду и ре­аль­ной жиз­ни. В боль­шин­с­т­ве су­бъ­ек­тов Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции уже при­ня­ты и ху­до-бед­но дей­с­т­ву­ют за­ко­ны и пос­та­нов­ле­ния по по­ряд­ку со­дер­жа­ния и обра­ще­ния с до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми. Нап­ри­мер, в Рес­пуб­ли­ке Са­ха (Яку­тия) дей­с­т­ву­ет пос­та­нов­ле­ние Пра­ви­тельс­т­ва Рес­пуб­ли­ки Са­ха (Яку­тия) от 31 мая 2004 го­да № 243 «О пра­ви­лах со­дер­жа­ния со­бак, ко­шек и экзо­ти­чес­ких жи­вот­ных на тер­ри­то­рии Рес­пуб­ли­ки Са­ха (Яку­тия)», при­ня­тое в со­от­вет­с­т­вии с За­ко­ном Рес­пуб­ли­ки Са­ха (Яку­тия) от 10 ию­ля 2002 г. 45-3 №425-11 «О по­ряд­ке со­дер­жа­ния со­бак, ко­шек и экзо­ти­чес­ких жи­вот­ных и об ответ­с­т­вен­нос­ти их вла­дель­цев». Т.е., эти нор­ма­тив­ные пра­во­вые акты ре­гу­ли­ру­ют уже не толь­ко пра­во­от­но­ше­ния при обра­ще­нии с кош­ка­ми, со­ба­ка­ми, но и с так на­зы­ва­е­мы­ми экзо­ти­чес­ки­ми жи­вот­ны­ми, в т.ч. ди­ки­ми, по­па­да­ю­щи­ми под дей­с­т­вие СИ­ТЕС.

Тре­тий путь раз­ви­тия зо­о­за­щит­но­го за­ко­но­да­тельс­т­ва — на­коп­ле­ние и со­вер­шен­с­т­во­ва­ние су­деб­ной прак­ти­ки, ко­то­рая пе­ри­о­ди­чес­ки обоб­ща­ет­ся и пуб­ли­ку­ет­ся в ви­де ре­ше­ний Пле­ну­мов Вер­хов­но­го Су­да Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции и Выс­ше­го Арбит­раж­но­го су­да Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции. Это так­же неп­рос­то, хо­тя, с мо­ей точ­ки зре­ния, бо­лее дей­с­т­вен­но, чем по­пыт­ки «дос­ту­чать­ся» до де­пу­тат­с­ко­го кор­пу­са.

На мой взгляд су­щес­т­ву­ет еще один под­ход к со­вер­шен­с­т­во­ва­нию при­ро­до­ох­ран­но­го за­ко­но­да­тельс­т­ва в час­ти за­щи­ты «прав При­ро­ды». Он опи­ра­ет­ся на уже су­щес­т­ву­ю­щие в не­ко­то­рых фе­де­раль­ных за­ко­нах и ко­дек­сах пра­во­вые нор­мы, трак­ту­ю­щие при­род­ные ком­по­нен­ты не толь­ко как при­род­ный ре­сурс, но и как сам по се­бе са­мо­цен­ный объект, к то­му же обес­пе­чи­ва­ю­щий жизнь и бла­го­по­луч­ное су­щес­т­во­ва­ние че­ло­ве­ка.

Сог­лас­но ста­тьи 5 «По­ня­тие о ле­се» Лес­но­го ко­дек­са Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, «ис­поль­зо­ва­ние, охра­на, за­щи­та, вос­п­ро­из­вод­с­т­во ле­сов осу­щес­т­в­ля­ют­ся исхо­дя из по­ня­тия о ле­се, как об эко­ло­ги­чес­кой сис­те­ме или как о при­род­ном ре­сур­се».

К основ­ным прин­ци­пам рос­сий­с­ко­го зе­мель­но­го за­ко­но­да­тельс­т­ва (ста­тья 1 Зе­мель­но­го ко­дек­са РФ) отно­сит­ся пред­с­тав­ле­ние о зем­ле, как о при­род­ном объек­те, охра­ня­е­мом в ка­чес­т­ве важ­ней­шей сос­тав­ной час­ти при­ро­ды, при­род­ном ре­сур­се, исполь­зу­е­мом в ка­чес­т­ве сред­с­т­ва про­из­вод­с­т­ва в сельс­ком хо­зяй­с­т­ве и лес­ном хо­зяй­с­т­ве и осно­вы осу­щес­т­в­ля­е­мой хо­зяй­с­т­вен­ной и иной де­я­тель­нос­ти на тер­ри­то­рии Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, и однов­ре­мен­но, как о нед­ви­жи­мом иму­щес­т­ве, об объек­те пра­ва соб­с­т­вен­нос­ти и иных прав на зем­лю. При этом дек­ла­ри­ру­ет­ся прин­цип при­о­ри­те­та охра­ны зем­ли как важ­ней­ше­го ком­по­нен­та окру­жа­ю­щей сре­ды и сред­с­т­ва про­из­вод­с­т­ва в сельс­ком хо­зяй­с­т­ве и лес­ном хо­зяй­с­т­ве пе­ред исполь­зо­ва­ни­ем зем­ли в ка­чес­т­ве нед­ви­жи­мо­го иму­щес­т­ва.

Од­ним из основ­ных прин­ци­пов рос­сий­с­ко­го вод­но­го за­ко­но­да­тельс­т­ва (ста­тья 3 Вод­но­го ко­дек­са РФ) явля­ет­ся пред­с­тав­ле­ние о вод­ном объек­те, как о важ­ней­шей сос­тав­ной час­ти окру­жа­ю­щей сре­ды, сре­де оби­та­ния объек­тов жи­вот­но­го и рас­ти­тель­но­го ми­ра, в том чис­ле вод­ных би­о­ло­ги­чес­ких ре­сур­сов, как о при­род­ном ре­сур­се, исполь­зу­е­мом че­ло­ве­ком для лич­ных и бы­то­вых нужд, осу­щес­т­в­ле­ния хо­зяй­с­т­вен­ной и иной де­я­тель­нос­ти, и однов­ре­мен­но как об объек­те пра­ва соб­с­т­вен­нос­ти и иных прав. При этом так­же дек­ла­ри­ру­ет­ся при­о­ри­тет охра­ны вод­ных ре­сур­сов пе­ред их исполь­зо­ва­ни­ем.

В пре­ам­бу­ле Фе­де­раль­но­го за­ко­на «О жи­вот­ном ми­ре» за­пи­са­но, что жи­вот­ный мир явля­ет­ся не­о­тъ­ем­ле­мым эле­мен­том при­род­ной сре­ды и би­о­ло­ги­чес­ко­го раз­но­об­ра­зия Зем­ли, во­зоб­нов­ля­ю­щим­ся при­род­ным ре­сур­сом, важ­ным ре­гу­ли­ру­ю­щим и ста­би­ли­зи­ру­ю­щим ком­по­нен­том би­ос­фе­ры.

В основ­ных прин­ци­пах за­ко­но­да­тельс­т­ва о вод­ных би­о­ре­сур­сах (ста­тья 2 Фе­де­раль­но­го за­ко­на «О ры­бо­лов­с­т­ве и сох­ра­не­нии вод­ных би­о­ло­ги­чес­ких ре­сур­сов») вод­ные би­о­ре­сур­сы так­же учи­ты­ва­ют­ся и как при­род­ный объект, охра­ня­е­мый в ка­чес­т­ве осно­вы осу­щес­т­в­ле­ния хо­зяй­с­т­вен­ной и иной де­я­тель­нос­ти, и однов­ре­мен­но, как объект пра­ва соб­с­т­вен­нос­ти и иных прав на вод­ные би­о­ре­сур­сы. По ана­ло­гии с вод­ны­ми и зе­мель­ны­ми ре­сур­са­ми, дек­ла­ри­ру­ет­ся при­о­ри­тет сох­ра­не­ния вод­ных би­о­ре­сур­сов и их ра­ци­о­наль­но­го исполь­зо­ва­ни­ем пе­ред исполь­зо­ва­ни­ем вод­ных би­о­ре­сур­сов в ка­чес­т­ве объек­та пра­ва соб­с­т­вен­нос­ти и иных прав, сог­лас­но ко­то­рым вла­де­ние, поль­зо­ва­ние и рас­по­ря­же­ние вод­ны­ми би­о­ре­сур­са­ми осу­щес­т­в­ля­ют­ся соб­с­т­вен­ни­ка­ми сво­бод­но, если это не на­но­сит ущерб окру­жа­ю­щей сре­де и сос­то­я­нию вод­ных би­о­ре­сур­сов.

Та­ким обра­зом, це­лый ряд за­ко­нов Рос­сии су­щес­т­вен­но огра­ни­чи­ва­ет (прав­да, по­ка в основ­ном — на бу­ма­ге) да­же пра­ва соб­с­т­вен­ни­ка на при­над­ле­жа­щие ему ком­по­нен­ты при­род­ной сре­ды, ко­то­рые ли­бо са­ми отно­сят­ся к объек­там жи­вот­но­го и рас­ти­тель­но­го ми­ра, ли­бо явля­ют­ся сре­дой их оби­та­ния. Вспом­ним еще раз ста­тью 137 «Граж­дан­с­ко­го ко­дек­са РФ, ко­то­рая гла­сит, что к жи­вот­ным при­ме­ня­ют­ся общие пра­ви­ла об иму­щес­т­ве пос­толь­ку, пос­коль­ку за­ко­ном или ины­ми пра­во­вы­ми акта­ми не уста­нов­ле­но иное. Акцен­ти­ру­ем так­же вни­ма­ние на том, что пра­ва соб­с­т­вен­ни­ка огра­ни­че­ны в поль­зу имен­но пра­ва на жизнь при­над­ле­жа­ще­го ему «жи­во­го» иму­щес­т­ва, учи­ты­вая сов­ре­мен­ные пред­с­тав­ле­ния о во­де и поч­ве как о чем-то боль­ше жи­вом, чем не­жи­вом. Сле­до­ва­тель­но, пра­во на жизнь или, по край­ней ме­ре, пра­во на сох­ра­не­ние свой сущ­нос­ти для не­ко­то­рых при­род­ных ком­по­нен­тов уже за­ло­же­но в пра­во­вые осно­вы отно­ше­ний, ре­гу­ли­ру­е­мых зе­мель­ным, вод­ным, лес­ным за­ко­но­да­тельс­т­ва­ми и за­ко­но­да­тельс­т­вом о жи­вот­ном ми­ре, вклю­чая вод­ные би­о­ре­сур­сы. При том дан­ные пра­во­вые нор­мы явля­ют­ся при­о­ри­тет­ны­ми по отно­ше­нию к нор­мам граж­дан­с­ко­го за­ко­но­да­тельс­т­ва, в ко­то­ром о пра­ве на жизнь ни­че­го не ска­за­но.

Э­то по­нят­но, так как каж­до­му че­ло­ве­ку, от ма­ла до ве­ли­ка, хо­тя бы на инту­и­тив­ном уров­не ясно, чем та­бу­рет­ка отли­ча­ет­ся от рас­ту­ще­го ду­ба, а чу­че­ло ло­ся или бу­тер­б­род с киль­кой от бе­га­ю­ще­го в ле­су со­ха­то­го, ко­ло­ся­щей­ся на по­ле пше­ни­цы или пла­ва­ю­щей в Чер­ном мо­ре ма­лень­кой рыб­ки.

Жи­вые орга­низ­мы име­ют пра­во на жизнь, на бла­гоп­ри­ят­ную сре­ду оби­та­ния, на гу­ман­ное к ним отно­ше­ние. Это спра­вед­ли­во как по отно­ше­нию к че­ло­ве­ку, так и к лю­бо­му объек­ту рас­ти­тель­но­го или жи­вот­но­го ми­ра. А лю­бой вид (под­вид) име­ет пра­во на су­щес­т­во­ва­ние, исхо­дя из меж­ду­на­род­ных пра­во­вых норм, за­ло­жен­ных в Кон­вен­цию о би­о­ло­ги­чес­ком раз­но­об­ра­зии.

У­чи­ты­вая двой­с­т­вен­ный ста­тус жи­вых орга­низ­мов и уже «рас­пы­лен­ные» по отдель­ным нор­ма­тив­ным актам пра­во­вые нор­мы, за­щи­ща­ю­щие жи­вые орга­низ­мы и сре­ду их оби­та­ния, на­и­бо­лее пер­с­пек­тив­ным (по зна­чи­мос­ти) явля­ет­ся прод­ви­же­ние в Фе­де­раль­ном Соб­ра­нии Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции за­ко­ноп­ро­ек­та «О жи­вых орга­низ­мах в Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции». Этот за­кон дол­жен стать ба­зо­вым по отно­ше­нию к тем за­ко­нам и иным нор­ма­тив­ным пра­во­вым актам, ко­то­рые ре­гу­ли­ру­ют охра­ну и исполь­зо­ва­ние би­о­ло­ги­чес­ких ре­сур­сов, вто­рым по зна­чи­мос­ти в этой сфе­ре пос­ле Фе­де­раль­но­го за­ко­на «Об охра­не окру­жа­ю­щей сре­ды». За­ло­жен­ные в нем по­ня­тия, основ­ные прин­ци­пы го­су­дар­с­т­вен­ной по­ли­ти­ки и под­хо­ды к ре­ше­нию за­дач по сох­ра­не­нию и устой­чи­во­му поль­зо­ва­нию би­о­ло­ги­чес­ки­ми при­род­ны­ми ре­сур­са­ми дол­ж­ны фор­ми­ро­вать и со­вер­шен­с­т­во­вать сов­ре­мен­ную пра­во­вую ба­зу при­ро­до­ох­ран­но­го и при­ро­до­ре­сур­с­но­го за­ко­но­да­тельств, вклю­чая как уже при­ня­тые за­ко­ны, так и те, ко­то­рые еще не­об­хо­ди­мо при­нять (Эко­ло­ги­чес­кий ко­декс Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции, фе­де­раль­ные за­ко­ны «О за­щи­те жи­вот­ных от жес­то­ко­го обра­ще­ния», «О рас­ти­тель­ном ми­ре» и др.). Для это­го мно­гие ста­тьи за­ко­на «О жи­вых орга­низ­мах в Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции» дол­ж­ны но­сить ра­моч­ный ха­рак­тер и со­дер­жать отсы­лоч­ные нор­мы к уже су­щес­т­ву­ю­щим или по­ка отсут­с­т­ву­ю­щим за­ко­нам.

Пред­с­тав­ля­ет­ся сле­ду­ю­щая на­и­бо­лее ре­аль­ная струк­ту­ра дан­но­го за­ко­ноп­ро­ек­та:



1. Общие по­ня­ти­я.

2. Опе­кун­с­т­во и пол­но­мо­чия опе­ку­нов.

3. Основ­ные пра­ва и за­кон­ные инте­ре­сы жи­вых орга­низ­мов.

4. Охра­на жи­вых орга­низ­мов и сре­ды их оби­та­ния.

5. Исполь­зо­ва­ние жи­вых орга­низ­мов.

6. Ответ­с­т­вен­ность за на­ру­ше­ние прав и за­кон­ных инте­ре­сов жи­вых орга­низ­мов.

7. Меж­ду­на­род­ные обя­за­тельс­т­ва Рос­сий­с­кой Фе­де­ра­ции.
В нас­то­я­щей ста­тье хо­те­лось бы крат­ко оста­но­вить­ся на по­ня­тии опе­кун­с­т­ва, а так­же на пра­вах и за­кон­ных инте­ре­сах жи­вых орга­низ­мов. Под опе­кун­с­т­вом я по­ни­маю доб­ро­воль­ное или в си­лу за­ко­на воз­ло­же­ние на ка­кое-ли­бо ли­цо обя­зан­нос­тей по обес­пе­че­нию нор­маль­ной жиз­не­де­я­тель­нос­ти жи­вых орга­низ­мов, осу­щес­т­в­ля­е­мо­го на воз­мез­д­ной или без­воз­мез­д­ной (во­лон­тер­с­кой, бла­гот­во­ри­тель­ной) осно­ве. Неч­то по­хо­жее уже фор­ми­ро­ва­лось в облас­ти пра­воп­ри­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки ра­бо­ты с без­дом­ны­ми до­маш­ни­ми жи­вот­ны­ми, или, нап­ри­мер, жи­вот­ны­ми, со­дер­жа­щи­ми­ся в зо­о­пар­ках. Но­ва­ци­ей дол­ж­но стать пра­во опе­ку­на пред­с­тав­лять инте­ре­сы сво­их по­до­печ­ных в су­де (без упла­ты го­су­дар­с­т­вен­ной пош­ли­ны, так как опе­кун не­сет со­ци­аль­ную фун­к­цию, уста­нав­ли­ва­е­мую го­су­дар­с­т­вом).

К основ­ным пра­вам жи­вых орга­низ­мов отно­сят­ся сле­ду­ю­щие:


1. На орга­низ­мен­ном уров­не.

1.1. Пра­во на жизнь.

1.2. Пра­во на бла­гоп­ри­ят­ную сре­ду оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).

1.3. Пра­во на гу­ман­ное отно­ше­ние и за­щи­ту от жес­то­ко­го обра­ще­ни­я.
2.На по­пу­ля­ци­он­ном, под­ви­до­вом и ви­до­вом уров­нях.

2.1. Пра­во на су­щес­т­во­ва­ни­е.

2.2. Пра­во на бла­гоп­ри­ят­ную сре­ду оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).

2.3. Пра­во на огра­ни­че­ние (зап­ре­ще­ние) поль­зо­ва­ния (для сис­те­ма­ти­чес­ких еди­ниц, вне­сен­ных в Крас­ные кни­ги СИ­ТЕС и дру­гие меж­ду­на­род­ные кон­вен­ции).
К основ­ным за­кон­ным инте­ре­сам жи­вых орга­низ­мов, в свою оче­редь, мож­но отнес­ти сле­ду­ю­щие:
1. На орга­низ­мен­ном уров­не.

1.1. На вос­п­ро­из­вод­с­т­во.

1.2. На пи­та­ни­е.

1.3. На опти­маль­ные (жиз­нен­но не­об­хо­ди­мые) усло­вия оби­та­ния (про­из­рас­та­ния).
2. На по­пу­ля­ци­он­ном уров­не.

2.1. На сох­ра­не­ние (под­дер­жа­ние) опти­маль­ной по­ло­воз­рас­т­ной струк­ту­ры.

2.3. На опти­маль­ную кор­мо­вую емкость сре­ды оби­та­ни­я.
3. На ви­до­вом (под­ви­до­вом) уров­не.

3.1. На под­дер­жа­ние опти­маль­ной (в кри­ти­чес­ких слу­ча­ях — ми­ни­маль­ной) чис­лен­нос­ти, не­об­хо­ди­мой для су­щес­т­во­ва­ния ви­да (под­ви­да).

3.2. На сох­ра­не­ние в пре­де­лах исто­ри­чес­ко­го аре­а­ла.

3.3. На за­щи­ту от ге­не­ти­чес­ко­го заг­ряз­не­ни­я.
Ис­хо­дя из вы­ше­у­ка­зан­ных прав и за­кон­ных инте­ре­сов жи­вых орга­низ­мов, на­до раз­ра­ба­ты­вать и со­от­вет­с­т­ву­ю­щие стра­те­гии сох­ра­не­ния и исполь­зо­ва­ния би­о­ло­ги­чес­ких ре­сур­сов.

По­ла­гаю, что прод­ви­же­ние в этом нап­рав­ле­нии кон­цеп­ции «Прав При­ро­ды» ожи­вит на­хо­дя­ще­е­ся сей­час в зас­тое эко­ло­ги­чес­кой пра­во и скуд­ную су­деб­ную прак­ти­ку в этой сфе­ре.


Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет