Обряды жизненного цикла башкир в селе Байгазино Бурзянского района Республики Башкортостан Каждый год наша экспедиционная группа «Социокультурная психология и антропология»



жүктеу 82.86 Kb.
Дата04.07.2016
өлшемі82.86 Kb.
Шопина Маша, Федотова Настя

Н.р. к.пс.н., профессор А.С. Обухов

Обряды жизненного цикла башкир в селе Байгазино

Бурзянского района Республики Башкортостан
Каждый год наша экспедиционная группа «Социокультурная психология и антропология» ездит в разные регионы России, изучая культуру и быт многонационального населения нашей страны. В этом году мы побывали в деревне Байгазино Бурзянского района Республики Башкортостан. Мы изучали различные аспекты традиций и уклада жизни башкир. В круг проблем, изучаемых нашей специализацией входит исследование обрядов жизненного цикла. В традиционной культуре башкир обрядовое сопровождение жизненного пути человека определяется, с одной стороны, мусульманскими канонами, а, с другой стороны, народными традициями и верованиями, имеющими как древние корни, так и включающие современные модификации.

Ключевые события внутри жизненного цикла человека – это его рождение, свадьба как соединение двух, не связанных родством людей, в одну семью и, наконец, похороны, представляющие собой обряд провожания умершего в «мир иной». Наше общение с местными жителями позволило выявить специфику проведения обрядов жизненного цикла в деревне Байгазино.

Рождение ребенка во всех культурах сопровождается множеством поверий и обрядов, которые должны защитить новорожденного от злых духов, сглаза и т.д. Однако защита требуется не только после рождения, но и до него, когда он находится во внутриутробном состоянии. Поэтому, забеременев, башкирская женщина приобретает особый статус, а вместе с ним – ряд привилегий и запретов. Они, тая в себе сакральный смысл, направлены на поддержание и сохранение здоровья будущей матери и её еще не родившегося чада, так, большую часть работы, особенно тяжелой, выполняемой обычно самой женщиной, во время её беременности начинают на себя брать другие люди. Так же нам рассказывали, что ей нельзя касаться грязной воды, ходить на похороны, смотреть на покойника. Это оправдывалось тем, что беременной женщине нельзя соприкасаться со смертью или с чем-то нечистым, или опасным, когда ей предстоит создать новую жизнь. Есть и другие правила, отражающие как религиозные, так и мифологические аспекты сознания башкир. Например, беременным башкиркам нельзя ходить босиком и по вечерам нужно покрывать голову платком, скрыть волосы. Это можно объяснить религиозными правилами поведения в мечети, которые перешли и в повседневную жизнь. Мифологическое значение волос как силы человека сказывается на запрете стричь волосы: отстригая их, укорачивают силу, здоровье женщины и её ребенка. Затем, когда наступает время самих родов, в наше время их принимают в больнице или же дома. Дома для родов отводилась спальня. Приглашали повитуху (киндык-инэ), после принятия родов её одаривали платками и платьями. По материалам нашей специализации такое же название имеет повитуха у алтайцев, что указывает нам на этническое родство башкир и алтайцев.

Сразу после рождения нужно дать ребенку «пеленочное» или же «колыбельное имя». Множество башкирских обрядов связанно именно с защитой от злых духов, так же и «пеленочное имя» дается ребенку как оберег от нечистой силы, которая, по поверью, может завладеть ребенком, пока тот не находится под защитой своего имени. Также к ним относятся различные обереги: коготь медведя, зубы и иногда даже шерсть медведя. На переносице ребенку ставят углем точку (нечистым нечистую силу отгоняют). Сейчас, как нам рассказала Гульшат Назырьяновна Баймурзина, точку могу ставить алой помадой (в этом случае обережным является красный цвет). На ребенка также могут повязать красную веревочку. Переносица и нижняя часть лба – как раз то место, куда могут вселиться злые духи. Помимо этого есть обряды, основывающиеся на сохранении здоровья малыша: его нельзя оставлять одного (он может упасть, пораниться), но это принято объяснять наличием нечистой силы вокруг ребенка, желающей завладеть им. Так же существует запрет на посещения чужими (и даже дальними родственниками) ребенка на протяжении его первых 40 дней жизни. Обряд, напрямую связанный с исламом - наречение именем. Мулла говорит ребенку по три раза на каждое ухо его имя, которое раньше выбиралось им самим, сейчас же родители выбирают имя, но обязательно совещаясь с муллой. Сабитова Назира Гумировна рассказывала нам, что выбирая имя своему младшему ребенку, ей пришлось изменить свой выбор, так как мулла посчитал значение имени плохим и настоял на его изменении.

В целом, по обрядам рождения и ранней социализации детей можно сказать, что обязательным для башкир в селе Байгазино является мусульманский обряд поименования, проводимый муллой. В остальном обряды в большей мере определяются народными верованиями, но теми, которые соотносятся и по большей части не противоречат мусульманским воззрениям. Конкретика проявления этих верований может быть весьма вариативной в зависимости от семьи. Но мы отмечали много общих представлений, особенно в аспекте обережной традиции в разных семьях жителей села.

Свадьба сейчас празднуется в несколько этапов, о чем нам говорили все местные жители, с которыми мы успели пообщаться. У башкир в рамках мусульманских традиций есть такие понятия, как ижаб и никах. Про никах (собственно мусульманский обряд бракосочетания, который проводит мулла) говорили нам все. Он исполняется практически всеми в деревне и исполнялся и в советское время. Про ижаб нам рассказывали не все и несколько сбивчиво. Кто-то нам говорил, что ижаб – это башкирское понятие свадьбы и он включает никах. Кто-то выделял ижаб как преддверие никаха – по аналогии со сговором. В любом случае мы можем говорить, что никах является в настоящее время обязательным обрядом в контексте свадебной обрядности, а ижаб (как сговор) уже не является обязательным. По записям как в Кулганино пять лет назад, так и в Байгазино – и сейчас есть достаточно много семей, которые были созданы по сговору родителей. При этом нам говорили о том, что это же не плохо, ведь родители плохого своим детям не пожелают, а жизненного опыта у них больше.

Никах празднуется в узком семейном кругу. Мулла должен благословить брак, спрашивая по три раза согласие с начала у родителей, а потом у жениха и невесты. Этот обряд относится к общемусульманским традициям, который нельзя назвать исключительно башкирским.

Второй этап свадьбы может проводиться гораздо позже первого (зависит от того, как быстро люди смогут накопить достаточное количество средств). Он празднуется пышнее первого и сопровождается большим количеством разных обрядов уже имеющих скорее народные, а не мусульманские корни. Свадьба обычно в селе празднуется три дня. В первый день жених приезжает к невесте. В этот день подружки прячут невесту в одном из домов деревни, а жених с его друзьями её ищут, подружки невесты могут ему подсказать за подкуп. Когда жених находит дом, в котором прячется невеста, он должен разорвать ситец, с помощью которого закрыта дверь. Об этой традиции нам рассказывали все поколения жителей, и она связанна с обязанностью жениха «завоевать» свою невесту, добиться её. После этого их оставляют на ночь. На следующее утро молодые с гостями едут в ЗАГС (до СССР для заключения брака было достаточно благословления Муллы). Когда жених с невестой распишутся и обменяются кольцами (по общероссийскому ритуалу бракосочетания), проводится «первый чай». В ЗАГСе молодые садятся за отдельный столик и пьют вместе чай. После этого происходит поклон родителям (молодые вместе делают поочередно поклон свои родителям – сначала родителям жениха, потом невесты). Это символизирует уважения старшему поколению и благодарность за согласие на брак. После этого все едут в дом к жениху, невеста обязательно берет с собой сундук с приданным (отсутствие сундука считается плохим тоном, и чем больше сундук, тем богаче считается невеста). Родственники жениха должны выкупить сундук у подружек невесты, пока они этого не сделают, они не смогут забрать невесту в свой дом. В этот же день невесте предстоит так же пройти испытания, связанные с мифологическими существами и знакомства с ними. Девушке нужно набрать воду из реки около дома, где молодожены будут жить, что бы показать какая она хозяйка родственникам жениха и «хозяину воды», который обитает в этой речке. Практически в каждой семье есть фотографии с этого этапа свадьбы.

В башкирской свадьбе в селе Байгазино (как и в Кулганино) сохранные традиции карнавализации по принципу травестии – когда мужчины переодеваются в женщин и женщины в мужчин (по словам местных жителей, это проводится для того, чтобы запутать злых духов и отвлечь его внимание от молодой пары). Ряженые идут впереди свадебного «поезда», а также они выполняют ряд других действий в контексте свадьбы (например, битье кнутом гостей в финале свадьбы или в моменте сбора денег для молодой семьи у гостей), Коромысло, которым во время обряда взятие воды с реки пользуется невеста, специально наряжается. Все это происходит с песнями и танцами. Перед тем, как набрать воду, невеста бросает в воду монетки, как дань духу воды. Она должна дойти до дома, пролив как можно меньше воды. В доме из этой воды варят чай и невеста со своими подружками готовит праздничные блюда, одно из них – это баурсак (пресное мучное блюдо, которое едят как со сладким, так и с соленым).

На третий день празднования в доме собираются родственники и подружки невесты. Самая храбрая родственница жениха начинает исполнять танец с хлыстом, к которому приделаны монетки, затем она в шутку пару раз ударяет родственников. Этим символизируется то, что родственникам и подружкам невесты пришло время уезжать. Это же действие могут выполнять ряженые. Позже родственники разъезжаются по домам, а молодые остаются в новом доме.

Башкирская свадьба в селе Байгазино не имеет выраженных локальных элементов, поскольку свадьба чаще всего празднуется между представителями разных родов из разных деревень. Поэтому можно говорить скорее о вариациях свадебного обряда, имеющий обще-региональную специфику. А ключевой момент (легитимизация брака) имеет общемусульманский характер и он для многих остается более важным и первостепенным по отношению к бракосочетанию в ЗАГСЕ.

Последний этап жизненного цикла человека – это смерть. По исламским канонам хоронить человека нужно в тот же день, в который он умер, но большинство опрашиваемых нами людей говорили, что хоронить принято на третий день после смерти. Это связанно с простыми бытовыми проблемами: за три дня можно успеть оповестить о смерти родственников покойника, приглашенные люди смогут собраться на похороны. Для умершего шьют саван – специальную похоронную одежду белого цвета, которую шьют сразу несколько человек, иглу передают из рук в руки. Димисламова Хана Ишмуратовна рассказала о существующем в деревне поверье, связанным с саваном. Бабушка в соседней деревне отдавала белую ткань, из которой шьётся саван, родственникам умерших людей, которые были моложе ее. Она не брала за отданный материал денег и тем самым продлевала себе жизнь, забирая годы, которые не дожил покойник.

Почти сразу после смерти покойника омывают. Регламент омывания во многом определяется мусульманским каноном. Грязную воду, оставшуюся после омовения, выливают в месте, куда не заходят люди и даже скот.

С основными похоронными обрядами связанны мусульманские традиции: набирая воду для омовения покойника люди молятся, а после накрывают платками, мулла (или же четыре муллы, которые рассаживаются по четырём углам комнаты) читает специальную молитву – Ясин.

Выносят мертвого человека из дома ногами вперед, а со двора головой вперед, т.е. его «поворачивают». Некоторые жители деревни говорили наоборот: из дома – головой вперед, со двора – ногами. Это связано с тем, что раньше в некоторых деревнях этот обряд проводился с небольшими отличиями от канона. Хоронят человека обычно всей деревней: все мужчины вместе роют могилу, на поминки приходят не только родственники, но и желающие односельчане. После похорон дом моют от порога в комнаты. Поминки устраиваются на 7-й, 40-й и 52-й дни. Так же над порогом обязательно прибивается деревянный гвоздь. Есть поверье, что душа покойника будет находиться там несколько дней. На 40-й день душа отправляется на небо, а на 52-й кости отделяются от тела (мышц, мяса).

На кладбище, по мусульманским канонам, могут ходить только мужчины. Оплакивать покойника не принято. Согласно книге «Сущность смерти и похоронный обряд»: «Оплакивание было одним из невежественных обычаев, существовавших среди арабов до пророчества Посланника Аллаха». С этим запретом связанно поверье: считается, что когда мы оплакиваем умершего, он тонет на том свете.

В целом, похоронные обряды в большей степени определяются мусульманскими традициями, которые неукоснительно соблюдались и в советское время и сохраняются в настоящем.

Таким образом, ключевые жизненные моменты жизненного пути человека у башкир в селе Байгазино сопровождаются обрядами, имеющими мусульманские корни (поименование, никах, похороны) и производятся муллой. Но множество элементов вокруг мусульманских ритуалов наполнены народными традициями, определяемые народными поверьями, в том числе имеющие древние корни в культуре башкирского народа. Их проявления могут быть вариативными внутри села, но в целом они имеют общий характер для изучаемого региона. Многие обряды жизненного пути человека, записанные нами в селе Байгазино схожи в своих особенностях с тем, что было записано нашей специализацией в селе Кулганино в этом же районе Башкирии.





©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет