Оно обычно бывает



жүктеу 254.8 Kb.
Дата25.07.2016
өлшемі254.8 Kb.
{(Предрассветное небо затянутое плотным серым полотном облаков, туман, клубящийся, подобно сигаретному дыму, мерзкий моросящий дождь, ледяные капли которого то и дело попадали на лицо, ветре, своим дыханием моментально забирающий тепло из-под плаща, накинутого поверх лёгкой армейской куртки.) – ёкаламэнэ, ты чё? Раздели, столько описаний в одном предложении… Всё это никак не способствовало должному исполнению обязанностей постового. Мысли охранника то и дело возвращались к довольно пикантному сну, который, как оно обычно бывает, был прерван на самом интересном месте, его сослуживцем, пришедшим в караульное помещение, для сдачи своей смены. Но так просто отдаваться в сладостный плен грез, солдат не собирался, как бы заманчиво не было это желание. Еще не хватало уснуть, и, чтобы в этот момент нагрянул капитан с проверкой постов. Тогда, как пить дать, идти ему на вожделенную демоблизацию не через две недели, а месяца, этак, через полтора. И это при самом хорошем раскладе. А ведь могут еще в качестве финального аккорда отравить в патруль на Периметр. Если верить словам тех, кто хоть раз нёс службу у границ этого Ада, называемого местными «Зоной», хуже такого наказания может быть прогулка по русскому рабочему квартала Чернобыля-3, ночью, без огнестрельного оружия.} – построено не плохо. Но длинные предложения из-за этого, очень много повторов, как-нибудь раздели их

Чтобы хоть как-то развеять навязчивые мысли о недавнем сне, постовой решил понаблюдать, что делают остальные его сослуживцы, которым так же не посчастливилось нести вахту в это отвратное, сырое утро. Из них он заметил только двоих. Первый солдат, также почти полностью дотянувший до конца свою лямку, стоял у самого входа в высокую стеклянную коробку НИИ, и, кажется, негромко насвистывал себе под нос какой-то веселый мотивчик. Второй, едва только начавший свою службу, прохаживался по просторному, пока еще пустому паркингу, располагающемуся прямо перед зданием. Сразу было видно, что он еще совсем зеленый. Через каждые несколько шагов, делаемые им с максимальной тщательностью, словно он сейчас маршировал по плацу перед каким-нибудь генералом, боец останавливался где-то на полминуты, прислушиваясь к тишине, в которую был прогружен спящий город.

У постового, такая скрупулезность в выполнении обязанностей вызвала только широкую ухмылку. В начале службы, он вел себя примерно так же, к примеру, считая, что в армии никто не смеет общаться друг с другом, кроме как по правилам, зафиксированным в Уставе. Мысль о самовольном оставления своей воинской части, в те времена казалось ему просто не допустимой. Но со временем он понял, что служба в рядах «голубых касок», около периметра Чернобыльской Аномальной Зоны Отчуждения, не так страшна, как ей пугают в СМИ. С миротворцами, будучи в здравом уме, не решаются связывать, даже самые отъявленные головорезы. Длинючие предложения из-за этого ты и повторов не замечаешь



(Неожиданно, где-то в толще тумана прорезался «голос » работающего мотора. С невероятной быстротой он приближался по направлению к постовому. Судя по низкому надрывающемуся звуку, это должно быть что-то не меньше спорткара. Припоминая всех знакомых сотрудников НИИ, которые разъезжали на подобных машинах, шикарных даже по меркам его родного Уэльса, постовой почувствовал, как у него немного отвисла челюсть, в тот момент, когда из тумана вынырнул самый, что ни на есть сильно приплюснутый, овальный кузов Бугатти, черного цвета с максимально тонированными стеклами. Кое-как уняв в себе изумление, достаточно сильно исказившее его выражение лица, постовой поспешил выйти за шлагбаум, навстречу автомобилю, чье одно боковое зеркало заднего вида, стоило несколько его месячных окладов.) – здесь у тебя из одного предложения, может получиться три четыре предложения, плюс ко всему этому, ты упустил два абзаца. Вот это одно предложение, я смог бы разбить на два небольших абзаца, первый бы посвятил машине, второй размышлению, дело твоё конечно…

Усиленные попытки припомнить, кто же из ученых, работающих здесь, позволял себе так шиковать, никаких результатов не дали. Даже сам глава НИИ разъезжал на не самой новой модели Минцубиси.

Ошарашенный мыслью, что за рулем Бугатти может быть какой-нибудь военный чиновник, солдат поспешно осмотрел, в порядке ли его обмундирование и висящий на груди пистолет-пулемет. Но как оказалось, его догадки о том, кто же находится внутри этого автомобиля, были весьма далеки от истины.

Когда машина остановилась, и ее боковое тонированное стекло стало потихоньку отъезжать вниз, постовой тотчас поспешил представиться. Но, увидев, экипаж этого автомобиля, миротворец ощутил, как у него еще раз начинает отвисать челюсть. Внутри находился не какой-нибудь профессор с морщинистым лицом и в очках с золотой оправой. Не какой-нибудь высокопоставленный чиновник, в солидном костюме под цвет его средства передвижения. А всего лишь двое сталкеров. Постовой сразу понял это, по их комбинезонам, зеленой маскировочной окраски, с широкими, идеально плоскими кевларовыми пластинами на груди. Да и никаких нашивок на их плечах не было. Тому, который сидел за рулем, на вид было не больше тридцати. Подобные по цвету на сажу, слегка витиеватые волосы, почти касались его плеч. Худое лицо, (с слегка вытянутым перед подбородком) – не понятно, распиши-ка подробней. и широкие глаза, с легким, едва уловимым прищуром – этот человек показался постовому знакомым. Кажется, он раньше видел его пару раз в корпусе НИИ. Тогда солдат и не предполагал, что этот сталкер настолько состоятелен.



[Второй человек, был внушительных размеров амбал. Оставалось только удивляться, как он со своей не дюжей комплекцией смог влезть в крохотный салон этой машины. Лицо его было скрыто капюшоном. Размышляя, знают ли эти двое сталкеров английский, он не заметил, как водитель сам ему протянул пропуск. (Всё заполнено как положено, да и фотография один в один.) – для чего это? Повествование пошло как будто от другого автора, переделай или замени как-нибудь, ИМХО Как охранник и ожидал, сталкер, работающий на этот НИИ. На всякий случай, постовой не поленился проверить голографическую печать специальным сканером, что впрочем, так же не дало ему никаких поводов, для сомнения в подлинности личности этого человека. С вежливой улыбкой на лице, он возвратил документ и жестом показал сталкеру на его соседа. На, что тот указал сначала на этого здоровяка, потом на себя. Постовой истолковал этот жест следующим образом: этот человек со мной. Подобное объяснение вполне устроило охранника. (Ведь нет никаких запретов, что лицо, по своему пропуску не может, проводит на территорию исследовательского комплекса кого-нибудь еще с собой.) – ломанное предложение, сам вчитайся укрепи его. Так, что в случае чего, вся ответственность все равно ляжет на брюнета. Да и к тому же, такому состоятельному человеку, вряд ли с руки иметь какие-нибудь конфликты с местным военным и полицейским командованием.] – опять же смысл не плохой. Но за больших размеров предложений, много повторов. Особенно «этот», «этому», «этого» и т.п. Из-за этих «сорняков», абзац летит к чёрту, подумай…

Кивнув, он отправился освобождать дальнейший путь от шлагбаума для двоих сталкеров.



(Пока Бугатти неспешно проезжало мимо него, постовой подумал, зачем такому обеспеченному человеку, как тот сталкер, что сидит за рулем, рисковать своей жизнью, отправляясь в Зону, где, как рассказывают бывавшие там люди, любой твой вздох запросто может стать последним?) – разделить будет лучше. Будь у него возможность делать себе подобные приобретения, стоящие целое состояние, житель туманного Альбиона, ни за что в жизни не приближался к этому проклятому месту.

Впрочем, этой странности, похоже, есть свое объяснение. Недаром этот богач выбрал для себя, именно Бугатти, чья максимальная скорость переваливала за такую внушительную отметку на спидометре, как четыреста километров в час. «Игрушка для миллионеров - самоубийц» - так еще иногда называют этот автомобиль. Его владельцу, как и большинству людей, не обделенных деньгами, видимо, просто не достает в своей жизни острых ощущений, которые он с лихвой восполняет во время прогулок по Зоне. Все так, как ни крути, странный народ, эти богатеи, тем более русские.

Вернув в прежнее положение шлагбаум, постовой еще раз решил полюбоваться четырехколесным воплощением изящества и элегантности. К тому времени, автомобиль уже почти закончил парковаться, где-то на середине стоянки. Кажется, его владелец еще не скоро планировал покидать это место. Это вполне логично предположить, судя по походному обмундирования обоих сталкеров.

(Новичок, так же наблюдал за прибытием гостей. Правда, его интересовала не роскошная машина, а табличка с номером, в которую молодой боец неизвестно зачем, очень пристально всматривался. Тут постовой заметил, как из его бокового кармана выглядывает небольшой краешек светящегося дисплея, то ли мобильного телефона, то ли КПК. Это заставило бывалого солдата еще раз ухмыльнуться. Оказывается, этот парень не промах. Не пробыл тут еще и нескольких недель, а уже понял, что если что-то не очень важное, такое, как ношение с собой электроаппаратуры, не входящей в штатную экипировку, запрещено Уставом, но этого хочется, то все-таки можно.) – раздели, намного лучше будет.

(Вернувшись к своим прежним занимательным мыслям и воспоминаниям, постовой углубился в них еще сильней, чем в прошлый раз, что даже не заметил, как между его коллегой и двумя сталкерами завязался конфликт, последствия которого, грозили быть очень плачевными.) – опять с этого же предложения можно раздуть намного большее.

(Припарковав свой транспорт, оба визитера принялись выгружать из его багажника свои вещи. Среди двух рюкзаков, стольких же разгрузочных жилетов, внушительных размеров поясов для гранат, в руках сталкеров оказалось и пара автоматов. Вообще сталкерам, имеющим пропуск на территорию НИИ разрешалось проносить оружие, в том числе и огнестрельное. Но молодой боец, видимо, позабыл этот специальный пункт правил устава внутреннего распорядка научно – исследовательского института, и теперь настойчиво, пока еще вежливо, требовал от сталкеров положить оружие на землю. Как и ожидал постовой, эти двое английского не знали, и изредка посматривая то на миротворца, то на друг друга, пожимали плечами, продолжая при этом выгружать свое добро.) – длинно… Из-за этого скучно. Дальше по ходу, когда такое буду, просто выделю специальными знаками.

Он было уже собирался окликнуть своего сослуживца, для напоминания этого самого пункта, как за пару мгновений, обстановка на парковке резко накалилась до придела. После очередной фразы молодого охранника, пожалуй, произнесённой на самой грани вежливости с грубостью, амбал неизвестно зачем направился в его сторону, держа в руках автомат, попутно что-то грозно говоря на русском. Миротворец не стал дожидаться, что станет делать дальше этот увалень, тут же взведя свой HK, попутно сняв его с предохранителя. То же самое поспешил сделать охранник, стоявший у дверей здания.

- Stay where you are! Give up your weapons! Immediately! – прокричал миротворец. Вид дула автомата перед своим лицом озадачил сталкера, но даже легкой тени испуга не проявилось на его лице. Сам не понимая того, он исполнил только первое требование охранника, тут же застыв на месте. Прождав несколько напряжённых секунд, он хладнокровно спокойным голосом обратился к своему спутнику.

- Шаман, если этот мэн не уймется, ей-богу, я ему челюсть сломаю.

Тяжело вздохнув, Шаман (а именно так звали второго сталкера), к тому моменту уже успевший освободить свои руки от автомата, сделал шаг из-за спины Домкрата, чтобы хоть жестами попытаться объясниться с охранником. Но тот не поняв его добрых намерений, резко перевел на дуло оружие, озлобленно выкрикнув какую-то неразборчивую фразу. По его лицу покрасневшему, с сильно выступившими скулами, было ясно, что совсем немного и у парня сдадут нервы. Каким бы Шаман не был известным сталкером, с множеством связей вне периметра, сейчас он совсем не исключал такой возможности, как в ближайшие секунды получить пулю. Ведь этому солдату сейчас абсолютно все равно, кто перед ним. Да и вообще, вряд ли ему известно про такого сталкера, как Шаман. Поэтому, не решаясь что-либо предпринимать, он застыл на месте, надеясь, что его товарищ все-таки не исполнит свое обещание. Но помня, что Домкрат никогда не отличался кротким норовом, Шаман напряг правую руку, как бы невзначай лежащей на кобуре, которую он совершенно случайно расстегнул, когда голос охранника стал все больше окрашиваться угрожающими оттенками.

Быть может, его дальнейшие приключения оборвались бы на этом самом месте, благодаря легкому движению пальца разгоряченного охранника, но тот, кого бы Шаман с радостью бы столкнул в «Мясорубку», как раз и спас ситуацию. В безмолвной тишине, вот-вот грозящей заполниться оружейным грохотом и предсмертными криками людей, что-то глухо ударило в одну из входных дверей НИИ. Всеобщее внимание тут же переключилось на низкого, круглого, лысоватого человека в белом халате, который словно ошпаренный выскочил из здания, и понесся по направлению к автостоянке.

- Стойте! Стойте! Не стреляйте! – кричал он то на английском, то на русском, интенсивно размахивая руками, стараясь привлечь к себе внимание. По-видимому, он был не самым последним человеком в НИИ, раз охранник тут же опустил оружие, и, развернувшись к этому человеку, вытянулся по стойке смирно.

Но человек не обратил на него никакого внимания, тут же обратившись к Шаману, как только приблизился к нему.

- Извините за столь нерадушный прием, - растеряно улыбнулся он, все еще тяжело дыша от еще не до конца прошедшего сильного волнения, - прошу следовать за мной. У нас не так уж и много времени.

Подобрав, свое снаряжение, сталкеры, не видевшие смысла больше задерживаться в этих негостеприимных окрестностях научного учреждения, поспешили за человеком в белом халате. Лишь Домкрат, промедлил пару мгновений, чтобы бросить испепеляющий взгляд на молодого охранника, невольно застави

в того вновь потянуться к рукояти своего оружия.

Оказавшись в холле НИИ, чистом, светлом, просторном, а главное, лишенном посторонних ушей, Шаман тут же поспешил нагнать ученого, торопливой походкой направлявшегося в сторону лифтов. Вопросов к нему у сталкера было хоть отбавляй. К примеру, Шаман сейчас был вполне не прочь узнать о сути предстоящего задания. Зная привычку профессора Барыжского вечно, что-то недоговаривать или пускаться весьма пространные объяснения, он решил начать разговор издалека.

- Кажется, вчера вы обещали, что на входе у нас не будет никаких проблем?

(- Еще раз искренне прошу прощение у вас, Шаман, за эту нелепую оплошность, - учтивым тоном тут же отозвался ученый, при этом, не сбавляя темпа и не оборачиваясь, продолжая двигаться дальше, - я сам не понимаю, как такое могло произойти. Как только будет покончено с тем делом, ради которого вы сюда прибыли, я немедленно попрошу начальника охраны разобраться со своим подчиненным.) – часть диалога можно пустить в топку. Настораживает именно один момент я его подчеркнул…

- Да, кстати о деле, - совершенно непосредственно продолжил Шаман, как будто это волновало его не больше, чем причина инцидента с охранником, вы ведь так и не рассказали...

- И, пожалуй, я не буду ничего упоминать о нём, пока мы не окажемся в одном весьма надежном помещении, - решительно произнёс он, нажимая кнопку вызова лифта. Фактически тут же, его двери бесшумно распахнулись.

(- Прошу господа, - произнес Барыжский, учтиво отступив в сторону, пропуская вперед своих спутников, - перед этим нам придется немного спуститься.) – тоже диалог не очень, я бы переделал, ИМХО

(Всё время, пока лифт двигался вниз и затем, когда они шли оп тускло освещенному цокольному этажу, Шаман ни секунды не преставал думать, о том, какое дело Барыжский имеет к нему и Домкрату) – однозначно переделать, разделить сделать красочнее и интересней. {Видно, это что-то весьма значимое, неотложное, раз ученый вчера сам лично отыскал его и попросил явиться к НИИ, в полном снаряжении, по возможности прихватив с собой какого-нибудь надежного человека. А так же конфиденциальное, раз он желает разъяснить суть предстоящего дела в спокойной обстановке, лишенной даже случайной возможности присутствия кого-то постороннего..} – в топку, не понятно о чём повествование, переделай либо обдумай хорошенько [И, пожалуй, самое важный и элементарный вывод который сделал для себя Шаман по поводу предстоящего разговора, раз ученые решили воспользоваться именно его услугами, значит за это дело не осмелился бы взяться почти никто из числа тех сталкеров, что работают на сеть учреждений Европейского Института по изучению Чернобыльской Аномальной Зоны.]кал!!! Извини, но это так, перезагруз знаками препинания, слишком сложно монотонно и серо…

Надо сказать, для разговора, Барыжский выбрал довольно оригинальное место. На планах НИИ, эта комната обозначалась как котельная. Но на самом деле, здесь располагалось куда более просторное помещение, заставленное стеллажами со всяческим снаряжения, предназначенного для сталкеров отправляющихся по заданию ученых в Зону. Притом это не какой-нибудь ширпотреб. О большей части образцов этого снаряжения, не доводилось слышать ни одному торговцу, как внутри, так и вне периметра.



(Но только успел Барыжский закрыть за собой дверь, на несколько оборотов торопливо провернув ключ в замочной скважине, как из-за одного из-за стеллажей вышел, еще один человек в белом халате, держащий в руках несколько небольших картонных ящиков. Судя по его молодому лицу и широким плечам, это был один местных лаборантов. Но ни его, ни Барыжского, нисколько не смутила эта встреча.) – Сам почитай… Переделывать абзац стоит, ох как стоит… Или украсить или укрепить, но так точно оставлять нельзя

(- Так господа, - обратился Барыжский к сталкерам, - насколько вы поняли, вскоре вам предстоит отправиться в Зону. Поэтому просите у этого молодого человека принести нужное вам снаряжение, а я пока сделаю кое-какие приготовления, прежде чем приступить рассказу о, том, зачем я пригласил вас сюда.) – давай учённый будет говорить строго официально-деловым стилем, ведь эта интилегенция всё-таки… А то как-то от части похоже, что разговаривает учённый

Шаман, услышав эти слова, едва смог скрыть свою улыбку. Раз ученые позволяют брать с этой своей «сокровищницы» все, что угодно, значит впереди его и Домкрата ждет точно не какая-нибудь рядовая прогулка. Кто знает этих ученых. Быть может сейчас Барыжский предложит сейчас отправиться им прямиком за Радар. Подобные предложения Шаману не раз доводилось слышать от своих бело халатных работодателей. Что бы там ни говорили, все же эти люди немного не от мира сего. Если они видят, что сталкер способный, то с каждым разом ему предлагаются все более самоубийственные поручения. И притом, пусть даже речь будет идти о походе к самому Саркофагу, ученый, несмотря на свой не дюжий интеллект, будет говорить об этом, искренне веря в то, что сталкер реально сможет совершить это безумие.

От такой редкой возможности, как снарядиться за (чей-то) - лишнее чужой счёт, Шаман, конечно же, отказываться не стал. Лаборанта он попросил принести шесть снаряжённых обойм для своего АК-101. Но в случае чего, если Барыжский начнёт просить чего-нибудь запредельного, он тут же был готов без лишних разговоров, вернуть все обратно, и без промедления направиться с Домкратом на выход.

Тот, в свою очередь имевший после крайнего рейда в Зону довольно дохлый рюкзак, узнав от Шамана об этом складе, содержимое которого раздается безвозмездно, решил основательно здесь поживиться. Дружески хлопнув по плечу лаборанта, тем самым слегка сконфузив его, заставив вжать голову в плечи, Домкрат сказал, что «желает для начала осмотреть, что дельного тут припасли на чёрный день господа яйцеголовые». Поняв довольно открытый намёк на то, что этот день настал, лаборант, было, хотел перечить, предлагая воспользоваться его услугами в выборе нужного снаряжения. Но Домкрат, в свойственной ему манере поведения, пропустив мимо ушей все слова молодого человека, вальяжной походкой устремился в глубь помещения, скрывшись за стеллажами.

Профессор, совершенно ни обращая внимание на то, что сейчас начнётся самый, что ни на есть грабеж хранилища, для которого он, и его коллеги с таким трудом доставали содержимое. Сейчас ученый был целиком поглощен выкладыванием каких-то бумаг из внутреннего кармана своего халата, на стол, стоящий у самого входа. Среди их числа, где были какие-то схемы, фотографии, Шаман больше всего привлек запечатанный конверт, который Барыжский положил на стол с особым трепетом, словно боясь, что в любую секунду он может обратиться в пыль.

- Идите, идите сюда скорей, - (жестом подозвала он сталкера, как только спустя пару мгновений, покончив с разгрузкой содержимого своей верхней одежды.) – желательно переделать

- Как я уже говорил времени у нас мало, - еще более торопливей продолжил ученый, - поэтому я сразу перейду к делу.

Взяв стопку бумаг в руки и немного покопавшись в них, Барыжский вручил Шаману несколько снимков.

- Вот смотрите, какой интересный объект обнаружила группа вольных сталкеров, спустя пару суток после реактивации «Выжигателя Мозгов».

На первых нескольких снимках с разных ракурсов было запечатлено трехэтажное здание, выложенное из красного кирпича. (С чернотой в оконных проемах, теснимой дневным светом, местами поросшее мхом, посеревшее.) - резбей Одним словом ничего примечательного. За годы проведенные в Зоне, Шаман перевидал сотню таких угасающих осколков, великой державы, уже почившей свой век. А вот последние две фотографии, задержались в руках Шамана намного дольше своих предшественников, вызвав кое-какие версии, о чем дальше пойдет речь ученого. Первая из них показывала, что под стеной этого здания есть обширный проем прямоугольной формы, судя по его размерам, служивший въездом в подземный паркинг. На второй, пожалуй, самой примечательной, по краям виднелись массивные колоны этого самого подземного помещения. Но в центре, занимая большую часть изображения, располагался широченный проход в туннель не меньше двадцати метров в ширину и высоту, уходящий в глубины бездонного мрака. Моментально перехватил вопросительный взгляд Шамана, Барыжский поспешил продолжить своё прерванное повествование.

- Дальше эти сталкеры не стали использовать фотокамеру, боясь, что кто-нибудь может заметить их присутствие по вспышке. Но судя по их рассказам, это что-то, вроде еще одного подземного лабораторного комплекса. Они осмелились проследовать дальше по туннелю, и даже обследовали несколько помещений лежащих по его другую сторону. Дальше они не пошли, сославшись на то, что под конец рейда, у них осталось мало боеприпасов для такого опасного предприятия. Именно для этого я и пригласил вас сюда, Шаман, чтобы предложить продолжить изучения этих катакомб. Руководство НИИ единогласно, что этот объект стоит нашего внимания, так как он может содержать какие-нибудь сведения, способные помочь в изучении Зоны.

Замолчав, ученый пристально уставился на сталкера, ожидая от него какой-либо реакции на это весьма рисковое предложение. Несмотря на его бойкий тон, внешне ученый был абсолютно спокоен. Как и сейчас, так и во время рассказа о лаборатории, ни один мускул не дрогнул на его лице. Это заставило Шамана невольно насторожиться. Он уже далеко не первый год работает на ученых, и досконально изучил их повадки. Обычно, находки подобного рода приводят их в настоящий трепет. Все время инструктажа, они то и дело пускаются во всякие отвлечённые рассуждения, с помощью которых они пытаются внушить сталкерам бесконечную важность той миссии, на которую те подписываются. Да и вид у них тогда настолько взволнованный, словно им с минуты на минуту могут вручить Нобелевскую премию. Это наблюдение тут же навело Шамана на мысль о том, что Барыжский, надев на свое лицо маску непоколебимого спокойствия, пытается под ней скрыть какие-то свои эмоции. Но с чем они связаны? Что ученый боится выдать, дав им волю? (Это боязнь того, что он Шаман, может не взяться за это предприятие, поскольку подземелье таит в своих мрачных недрах нечто опасное?) – предложение мне это не нравиться, ох как не нравиться Может он боится случайно взболтнуть, что эта опасность таится внутри этого подземелья? Чтобы разобраться со всеми этими вопросами, Шаман решил перейти в резкое наступление и попытаться выбить из Барыжского все, что тому известно об этой новой лаборатории.

- А, что именно там нужно сделать? Облазить все подземелье сверху донизу?

(-О нет, что вы, - усмехнулся ученый, - вам нужно будет попытаться достать как можно больше сведений оттуда, способных пролить свет на предназначение этого подземного сооружении.) – ВОТ КАК ДОЛЖЕН РАЗГОВАРИВАТЬ УЧЁННЫЙ!!! 

- То есть, нам все-таки придется изрядно полазить по лаборатории? Или вам кое-что известно о ней? К примеру, место, где хранятся эти сведения, - продолжал наседать Шаман. [Не заметив, чтобы ПРОИЗНЕСЁННЫЕ слова вызвали у ученого какой-либо реакции, он стал действовать еще более решительней.] – Я БЫ ПЕРЕДЕЛАЛ Подойдя к столу, Шаман взял лежащую (там) - лишнее стопку бумаг, принесенную Бырыжским, и, перебирая, стал рассматривать её. Как оказалось, это было несколько карт-планов каких-то помещений.

- В последнем вы очень даже правы, - по-прежнему вежливо улыбаясь, с абсолютно непроницаемым выражением лица произнес Барыжский, - эти планы, что вы сейчас держите в руках, являются тем немногим, что смогли отыскать в лаборатории те сталкеры. Точнее, это копии найденных там бумаг. Покопавшись немного в них, мы выяснили, где находится помещение с сервером этого исследовательского комплекса. Вот туда вам и предстоит направиться. Так же, чтобы облегчить вам задачу, моими коллегами была разработана компьютерная модель подземных коммуникаций. Её вы получите от одного человека, который пойдет в лабораторию вместе с вами. Он с минуты на минуту должен явиться сюда

Все, что сказал ученый походило на правду. Притом, по мнению Шамана, даже чересчур. Но видя, что напором с Барыжским не совладать, Шаман решил прибегнуть к самой простой тактике, засыпая как можно больше вопросов по заданию. Если тут что-то действительно не так, в чем Шаман уже стал немного сомневаться, обязательно должна появиться какая-нибудь существенная зацепка. Но все карты ему спутали звуки тяжелых, грузных шагов Домкрата, который, видимо, уже успел покончить с грабежом местного научного сообщества. Довольно быстро, он вышел из-за стеллажей, держа в руках помимо автомата, еще дробовик, в котором Шаман тут же узнал «Бенелли» и какой-то небольшой, но объемный баллон серебристого цвета. Вслед за ним, подобно оруженосцу, шёл лаборант, едва перебирая ногами. Рюкзак, Домкрата, который он нёс, обхватив руками, выглядел заметно поплотневшим.

- А вы, профессор, собрали тут у себя довольно неплохие запасы, - произнес Домкрат, кладя на стол дробовик и баллон, от которого, как оказалось, шёл небольшой шланг. При виде того, как Домкрат без всякого чувства стеснения позволил себе снарядиться за счёт его НИИ, (у,) – но это уже вообще в никакие ворота до этого абсолютно спокойного Барыжского, порядочно округлились глаза.

- Было бы время, на пристраивание или подгонку новой снаряги я бы тогда еще что-нибудь прихватил. А так придется вот этим довольствоваться, - слегка опечалено вздохнув, заключил он.

- От скромности ты не откинешься, (улыбнулся Шамана богатую «добычу» Домкрата.) – но тут явно что-то не так

(-Да не бойся, я и тебе кое-что принёс. Эй, Ньютон недоделанный, чуть не скинувший на меня ящик с гранатами, вытряхивай свои карманы, - обратился Домкрат к лаборанту, который уже успел избавиться от своей тяжкой ноши, примостив ее у стены, возле стола. Приглядевшись, Шаман заметил, что карманы у того едва не трещат по швам. Недовольно произнеся что-то себе под нос, он поспешил выложить оттуда магазины для АК, роно столько, сколько заказывал Шаман, и четыре коробки патронов с маркировкой «5.56х45».) – херня! Без обид, в топку, передел капитальный

- Извини, не нашлось у них тут полных обойм, - развёл руки в стороны Домкрат, - так, что придётся тебе на досуге немного с ними поработать.



(Чувствуя, что вопрос, который он только, что хотел задать ученому никак не получается вспомнить, на его место Шаман поставил первое, что пришло в голову) – подумай сам, что ты тут написал, я лично ничего из повествования не понял

- А как насчет обещанной группы сопровождения?

- Действительно, с нами будут вояки? – тут же вставил свои пять копеек Домкрат, и тут же переключил внимание на серебристый баллон. Бросив взгляд в сторону лаборанта, который, судя по его виду уже сотню раз пожалел, что в это утро согласился помочь Барыжскому с одним делом, Домкрат произнес, - эй, давай помоги дяде вот эту штуковину нацепить.

Судя по тому, что ученый после этого вопроса, плавно отвел взгляд на стену, притом отойдя немного в сторону от стола, это было как раз обратной стороной предстоящей миссии, которую так пристально пытался разглядеть Шаман. Но для него это порождало только еще больше вопросов. Ведь Барыжский не первый год работал с ним и знал, что Шаман особо не расстроится, если в очередном рейде, его не будет сопровождать взвод военных сталкеров.

- Я помню, что вчера в своем письме обещал вам обеспечить сопровождение, - заговорил Барыжский совершенно другим тоном, который не сулил ничего хорошего, - но тут вышла небольшая накладка. В последний момент выяснилось, что у местного военного командования нет свободных людей для нашего дела. Но это, ровно, как и еще одно неудобство (будет компенсировано, будет компенсировано,) значительным повышением вашего гонорара.

(Упомянув еще про какое-то неудобство, явно было сделано, чтобы как можно быстрей замять тот факт, что сталкерам одним придется спуститься в подземелье, полнящееся неведомо какими опасностями.) – ты случаем ли не ученик Достоевского? Из предложения ничего не понял, абсолютно!!! Впрочем, Шаман, заранее понявший это, нисколько не остыл в своем желании взяться за это мероприятие. Домкрат, возле которого усердно извивался лаборант, помогая экипироваться, казалось, вообще не обратил на слова ученого никакого внимания, хоть и стоял очень близко к нему. Впрочем, насколько Шаман знал своего товарища, того трудно было напугать возможность встретиться с противником превосходным в своей силе или количестве. Еще одним поводом не проявлять никакого возмущения, сейчас для Домкрата послужило упоминание о повышение вознаграждения. По сути, именно из-за денежной нужды, тот вновь решил вернуться в Зону.

- Второе условие, - продолжил ученый, - заключается в том, что вам никоим образом нельзя двигаться до цели напрямик. Лаборатория находится неподалеку от Периметра, так что в любом случае, добраться до неё не составит вам никакого труда.

Вот это уже было чем-то более основательным для Шамана, чтобы крепче поверить в свои подозрения, насчет сокрытия ученым какой-нибудь информации о подземном комплексе. Назвать это требование странным – значит не сказать о нём совершенно ничего. По крайней мере, за несколько секунд напряжённых раздумий, Шаман так и не смог придумать какой-нибудь правдоподобной причины, ради которой следовало бы так поступать.

- Поверьте – это делается ради вашего же блага, - тут же поспешил убедить Шамана ученый, заметив какое задумчивое выражение, приобрело его лицо, - если сделаете именно так, как я вас прошу, вам это не причинит никаких неудобств.

Шаман по-прежнему молчал, перебирая все возможные варианты, зачем ученому так важно это условие. Можно было предположить, что тем самым, Барыжский рассчитывает стряхнуть возможных желающих попасть в лабораторию. Но раз её нашил простые сталкеры, об этом уже вся Зона должна знать. Чтобы достать карту этой лаборатории? Но раз сталкеры продали её ученым, они и близко не представляли, что находится перед ними. Ведь в Зоне и вне её хватает людей, способных, заплатить за подобные бумаги баснословные суммы. А больше никто и не мог узнать, что ученые имеют их при себе. Эти люди не так-то просто делятся своими секретами, предпочитая держать их при себе, до поры, до времени. Всему миру известно о Зоне не больше десяти процентов того, что знают о ней сотрудники НИИ, расположенных вблизи периметра.

Восприняв молчание Шамана как знак принятие этого странного условия, Домкрат решил перейти к одному вопросу, который больше всего интересовал его.

- А что вы там говорили, насчет денег?

(- Я говорил, что вам будет выплачено сверх оговоренной суммы, - восприняв перевод темы разговора в такое русло, как знак согласия обоих сталкеров и с этим условием, ученый поспешил вернуться к столу. Взяв оттуда первый конверт, который не был запечатан, он тут же вручил его Домкрату.) – диалог нормальный, но вот что делал дальше учённый, пожалуй только ты растолковать можешь, а читатель уже уснёт…

- Вот прошу, это что-то вроде аванса, - произнес Барыжский, наблюдая как с довольным видом, Шаман перебирает лежащие там зеленые купюры,- по возвращению каждый из вас получит в несколько раз больше.

Услышав это, Домкрат довольно улыбнувшись, передал конверт Шаману. Денег там действительно оказалось не мало. Намного больше стандартной суммы, выдаваемой авансом пред делами подобного рода. Кто-нибудь особо не дальновидный или нуждающийся за такие деньги, наверняка, и к Радару согласился бы прогуляться.

Решив, что вторым условием предстоит разбираться по ходу дела, Шаман было хотел задать еще один немаловажный вопрос, как неожиданно, в дверь склада несколько раз постучали.

- А вот, похоже, прибыл Янек, - оживленно произнёс Барыжский, тут же бросившись к двери, на ходу доставая ключи из кармана халата. Но от Шамана не ускользнул тот мимолетный взгляд, который он бросил на лаборанта. Тот, в свою очередь, тут же отступил к ближайшему стеллажу, и положил руку на полку, целиком укрытию черной накидкой. Судя по его напряженной позе, лаборант был готов прийти в движение в любую секунду.

Тем временем Барыжский, провернув несколько раз ключ в скважине, слегка отворил дверь и, видимо, убедившись в том, что за ней находится нужный ему человек, поспешил отворить её полностью. Отступив в сторону, он позволил гостю пройти внутрь помещение, которое было тут же закрыто, правда, уже не на ключ.

Перед находившимися внутри склада людьми предстал высоковатый, слегка согнувшийся человек лет тридцати пяти, с бледным, худым лицом, глубоко посажеными глазами, и короткими светлыми, слегка взъерошенными волосами. Облачен он был в серый комбинезон, который ученые обыкновенно используют, во время рейдов в Зону. Защиту от всяческих вредных излучений, и даже некоторых аномалий, он дает превосходную. Но вот в перестрелке или в ближнем бою проку от него никакого. Разве, что слепой пес или тушкан не смогут его прокусить. Пусть это даже была его усовершенствованная версия снабженная ножными сервомоторами. На взгляд Шамана это был не самый лучший выбор экипировки для походов в Зону. А насколько Шаман понимал, этот человек будет тем третьим в их незначительной группе, о котором ранее вскользь упомянул Барыжский. Следующей своей фразой он только подтвердил догадку сталкера

- Знакомьтесь господа - почтительно произнёс ученый, сначала указывая на только, что вошедшего человека, тем самым, явно выражая ему свое почтение, - это Янек Шековский, профессор Варшавского Европейского университета занимающегося, изучением ЧАЗО. Он будет проводить на месте анализ тех сведений, которые удастся отыскать в лаборатории, отбирая из их числа самые важные. Поверьте, этот человек знает толк в этом деле.

В ответ на представление второй персоны, второй ученый лишь коротко, едва заметно поклонился. Сразу было заметно, что хоть кровопролитная борьба за свою жизнь которой полниться Зона, для этого человека, вещь совершенно чуждая и незнакомая, в случае опасности, этот горделивец уж точно не позволит себе паниковать Но, тем не менее, этот новый спутник смутил сталкера. Он все же больше привык ходить в Зону с людьми умеющими держать в руках оружие.

- Ну а это - продолжил Барыжский, - Шаман и Домкрат – те сталкеры, которые будут вас сопровождать в течение всей экспедиции.

- Раз наша задача состоит в этом, то вам, профессор предстоит еще накинуть нам надбавку к награде, - ухмыльнулся Домкрат, устремив на Янека презрительный взгляд. К чести последнего, ученый нисколько не проявил при этом волнения, или не уверенности, сохраняя прежнее выражение лица.

Не поняв намека Домкрата, Барыжский из вежливости так же улыбнулся. На некаторе время в помещении повисла немая, режущая слух тишина. Всё время ее безраздельного властвования над складом, сталкеры и новоприбывший ученый то и дело прибрасывались изучающими взглядами. Заметив, что пауза затянулось, инициатор сбора всех их троих, тут же поспешил исправить это. Как бы невзначай посмотрев на свои наручные часы, он обеспокоено произнёс.

- Кажется, уже пора собираться. Собирайте свои вещи, - это уже было обращено непосредственно к сталкерам, - и отправляйтесь на перекрёсток, что перед НИИ. Там вас будет ждать колонна отправляющееся на Янтарь. С ее командиром уже все договорено. Сойти с транспорта можете там, где посчитает нужным. А нам с Янеком еще нужно кое-что переговорить.

- Да и чуть не забыл, - спохватившись, тут же добавил он, и, взяв со стола запечатанный конверт, протянул его Шаману, - я же забыл вам сообщить, где находится эта лаборатория. Открыв этот конверт, думаю, вы сразу догадаетесь, что это за место. И можете не беспокоится – оно находится совсем неподалеку от Периметра.

Первым из помещения вышел Домкрат, при этом, умудрившись задеть плечом второго ученого, не успевшего отскочить в сторону. В этот момент шаман увидел, что же это был за серебристый баллон, с которым так долго возился лаборант. Это, судя по всему, был компактный огнемет. Теперь баллон крепился прямиком под высоко подтянутым рюкзаком, прямо на пояснице сталкера. Трубка этого грозного оружия, увенчанная спусковым курком, согнутая пополам сейчас покоилась в объятиях держателя, прикрепленного на левом плече. Если учесть еще дробовик, висящий на другом плече и автомат в руках, вид у Домкрата сейчас был более чем воинственный. Может быть как раз такая основательная боевая оснащенность и давала Домкрату возможность ощущать себя уверенно, ни сколько не беспокоясь предстоящем рейде.

Так это или нет, Шаман долго раздумывать не стал. Абсолютно все мысли его сейчас сосредоточились на содержимом конверта. Пулей вылетев коридор, он остановился под первой же лампой, и тут же освободил его содержимое. Это было несколько фотографий, только на этот раз, сделанных спутником. Масштаб у них был примерно одинаковым.



Ученый не ошибся в своих словах, что Шаман без труда узнает это место. Но ведь поверить в то, что было изображено на фотографиях, сталкеру удалось не сразу. Пожалуй, подземная лаборатория могла находится где угодно, кроме обширных болот, раскинувшихся на юго- западе Зоны. Хотя бы потому, что выстроить их там было не возможно. И тем не менее, на снимке находились эти самые топи, посреди которых ютился небольшой прямоугольный бетонный островок, с находящимися на нем несколькими сильно вытянутыми в длину зданиями, одно из которых, Шаману уже доводилось видеть сегодня.

Ну, что сказать Дим… Плохо! Та глава, которую я читал была раза в три лучше. А тут вообще пока полный крендец! Первое на что я обратил внимание, конечно же длинючие, с километр, предложения. Они получаются на столько нудными и перегруженными информацией, что читать иногда попросту скучно. Конечно, ты можешь продолжать писать так дальше, но читатели твои каждые десять-пятнадцать страниц будут засыпать. Второй момент, повторы, их настолько много, что я сомневаюсь, выделил ли я все! Из-за этих «сорняков» абзацы летят к чёрту и всё получается не так… Третье, это твой стиль рассказчика. Господи, как же долго размышляет твои гг. Можно ведь обойтись без этого. Также абзацы с два предложения, вообще всю идиллию повествования портят. Четвёртое, все те же окончания, ты печатаешь быстро и не улавливаешь, как написан твой текст… Из-за этого приходиться раза четыре перечитывать предложения! Грамматику не смотрел, ибо перезагруз им! Диалоги некоторые хромают. В общем работы навалом. Первое, что предстоит сделать – это убрать все «сорняки». Второе, всё-таки разбить предложения. Третье подправить диалоги, когда всё это сделаешь, переотправляй по новой, будем читать.

P.S. Твоя частая фраза «тут же» мозолит глаз.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет