Парижская Коммуна одна из наиболее героических страниц истории борьбы международного пролетариата за свое социальное и по­литическое освобождение



жүктеу 170.24 Kb.
Дата14.06.2016
өлшемі170.24 Kb.
Парижская Коммуна — одна из наиболее героических страниц истории борьбы международного пролетариата за свое социальное и по­литическое освобождение. Несмотря на непродолжительность сущест­вования, Коммуна по праву заняла выдающееся место в истории революционного движения, воплотив в себе важнейшие черты государства диктатуры пролетариата. Впервые в истории Парижская Коммуна начала те глубокие поли­тические и социально-экономические преобразования, задача осущест­вления которых неизбежно встает перед всякой пролетарской револю­цией. Важнейшие практические шаги Коммуны получили правовое оформление. Почти все, что предпринималось Коммуной в политической и соци­ально-экономической областях, было так или иначе закреплено, про­возглашено в ее декретах. Декреты Коммуны отражали не только поли­тическое, но и правовое осознание действительности рабочим классом. Выражая волю трудящегося населения Парижа, члены Коммуны поднимали на ее заседаниях острые, животрепещущие вопросы, нуж­давшиеся в незамедлительном правовом урегулировании, во всемерной охране со стороны восставшего народа и специально созданных им ор­ганов, призванных обеспечивать новый революционный правопорядок. Наиболее полно правовые требования трудящихся Парижа нахо­дили свои отражения в наказах избирателей делегатам в Совет Комму­ны. Кроме того, кандидатам предлагалось добиваться в Совете Комму­ны проведения реформ, включавших уничтожение бюджета культов и возвращение государству имущества, незаконно присвоенного церко­вью; бесплатное судопроизводство по гражданским и коммерческим делам; отмену конфискации движимого имущества должников; уста­новление единого налога и прогрессивного поземельного налога; отме­ну всех монополий, привилегий и изъятий; замещение всех гражданских должностей по конкурсу и ответственность чиновников; введение бес­платного обязательного образования для лиц обоего пола; провозгла­шение права ассоциаций, немедленное упразднение постоянной армии.

Примечателен и тот факт, что формально Коммуна избиралась как муниципальный совет Парижа на основе закона 1849 г. о коммунальных выборах, подтвержденного ЦК Национальной гвардии.

Члены Коммуны не только законодательствовали, принимали на своих заседаниях правовые акты, но и должны были добиваться их исполнения, контролировать проведение их в жизнь. И это находило прямое отражение в соответствующих правовых актах. В частности, на ночном заседании Коммуны 30 марта был принят декрет, в соответствии с которым члены Коммуны были призваны осуществлять административное управление в соответствующих округах. Для ведения дел им разрешалось взять себе в помощь комиссию по своему выбору и под свою ответственность. Наблюдение за исполнением всех решений, дек­ретов Коммуны возлагалось на делегатов каждого округа. Это был важный шаг в направлении приближения государственной власти к народу.

Специальным декретом от 29 марта Коммуна объявила недействи­тельными и не имеющими законной силы приказы и сообщения, исхо­дящие от версальского правительства или от его приверженцев. Всякий чиновник или служащий, который не подчинялся этому декрету, под­лежал немедленному увольнению. Тем самым на территории Парижа были лишены юридической силы все акты, исходящие от контрреволю­ционной власти.

Характерно, что многие декреты возникали непосредственно по инициативе трудящихся Парижа, по их предложениям, высказываемым различных клубах, секциях Интернационала, на собраниях. Созда­вая нормы, которым суждено было стать прообразом права социали­стического типа, Коммуна в своей правотворческой деятельности использовала различные формы связи с народом, видя в этом источник своей силы, залог правильности и обоснованности принимаемых решений. Коммуна постоянно стремилась привлекать широкие народные массы к решению дел общегосударственного характера.
Предпосылки Парижской коммуны.

В декабре 1852 года во Франции была восстановлена монархия, Императором стал Луи Бонапарт, которая вошла в историю под названием Вторая Империя.

Во внешней политике, в частности, Наполеон III добивался присоединения к Франции левого берега Рейна. Эти планы встречали решительный отпор со стороны Пруссии. Правда, накануне австро-прусской войны канцлер Пруссии Бисмарк обещал Луи Бонапарту территориальные компенсации в случае, если Франция сохранит нейтралитет в войне. Когда же после окончания австро-прусской войны Луи Бонапарт потребовал обещанных компенсаций, Бисмарк отклонил это требование.

Луи-Бонапарт, человек авантюрного склада, решил отомстить пруссакам за отказ от обещания о территориальной компенсации за нейтралитет. 15 июля 1870 Наполеон III обратился к Законодательному корпусу с просьбой ассигновать средства на проведении мобилизации ввиду «оскорбления Франции Пруссией». Через 4 дня  Франция объявила войну Пруссии.

Итак, война Франции с Пруссией началась 19 июля 1870 года. 1 сентября 1870 года Франция потерпела полное поражение под Седаном, на следующий день армия во главе с Луи Бонапартом сдалась в плен. Поражение армии стало поводом для революции 4 сентября. Империя Наполеона III рухнула. 4 сентября народ ворвался в Законодательное собрание и потребовал низложения Наполеона III и его династии.

В итоге 4 сентябре группой депутатов было  сформировано «Правительство национальной обороны», которое вначале возглавил генерал Трюшо, а потом Адольф Тьер. Оно взяло курс на «мир во что бы то ни стало», чтобы не допустить дальнейшего вооружения рабочих, пополнявших ряды национальной гвардии (народного ополчения). В жилищно-продовольственной политике правительство игнорировало требования народа, страдавшего от голода, холода и эпидемий в осажденном с 19 сентября немецкими войсками Париже.

Попытки свержения «Правительства национальной обороны» 31 октября 1870 и 22 января 1871 года окончились неудачей.

28 января измученный голодом Париж капитулировал. Но не только голод стал причиной капитуляции. Избранное 8 февраля Национальное собрание было реакционным, 2/3 его составляли монархисты. Желание восстановить монархию, лишить Париж столичного статуса, отмена отсрочек по уплате векселей и квартирных недоимок, подготовка чистки Национальной гвардии от революционных элементов, декрет о прекращении выплат национальным гвардейцам, репрессии против левых газет, смертные приговоры участникам восстания 31 октября - все это делало революционный взрыв неизбежным.


Восстание началось 18 марта при попытке правительства обезоружить Национальную гвардию, отобрать у нее пушки, принадлежавшие ей. Стихийное восстание рабочих вынудило правительство и буржуазию и правительство бежать из Парижа в Версаль (17 км от Парижа).

Власть в Париже перешла в руки Центрального Комитета Национальной гвардии. ЦК состоял из делегатов от 215 батальонов пролетарских и мелкобуржуазных округов Парижа. В его состав входили многие видные социалисты.

ЦК  дал Тьеру бежать в Версаль и, как бы тяготясь своей диктатурой, поспешил организовать выборы в городской совет Парижа - Коммуну, чего массы добивались еще во время осады. Над ратушей взвился красный флаг. Напомню, что первая Парижская Коммуна возникла в годы  Великой Французской революции. Именно под ее давлением Конвент принимал законы в пользу бедноты. Ее лидерами были Шометт и Эбер, обезглавленные потом Робеспьером.


Парижская коммуна.

Выборы состоялись 26 марта. Проходили выборы по норме: один представитель от 20 тысяч населения. Формально это было всеобщие выборы, но фактически в них участвовали лишь сторонники Коммуны, рабочие, лавочники, ремесленники, мелкие буржуа, поскольку вся аристократия и крупная буржуазия к тому времени бежала из Парижа. Из 485 тысяч избирателей в выборах участвовали 229 тысяч. Все-таки  в Коммуну попали два десятка представителей буржуазии, но они оставили Коммуну, подав в отставку. Для замещения вакансий 16 апреля прошли дополнительные выборы.

В результате социальный состав  Совета Парижской Коммуны оказался следующим: 31 рабочий, 28 интеллигентов (журналисты, врачи, педагоги и т.д.), 18 служащих, 2 офицера и 2 мелких торговца.

Политический состав Совета ПК был таким: 32 якобинца (революционных демократа), 16 последователей анархиста Прудона (в том числе Валлес и Верморель), 12 последователей бланкизма, 7 левых прудонистов (революционных социалистов, тяготевших частью к марксизму, частью - к идеям Бакунина), 4 последователя Бакунина, 10 беспартийных демократов и социалистов. В составе Парижской коммуны имелось 30 членов I Интернационала, среди них левые прудонисты Варлен, Малон, Франкель.

 В итоге Совет Коммуны разбился на две фракции, враждовавшие между собой: на якобинско-бланкисткое большинство, склонявшееся к диктатуре и террору по типу якобинского, и анархистско-демократическое меньшинство, не желавшее сходит с почвы формальной демократии и легальности. Борьба фракций привела к тому, что 22 члена меньшинства 16 мая заявили, что отказываются принимать участие в заседания Совета Коммуны и уходят работать в районы.

 .


  Первое заседание Совета состоялось 28 марта 1871 г. под председательством Белэ. На следующий день новый муниципалитет был официально переименован в "Парижскую Коммуну".   Смена названия не была чистой формальностью. Коммуна действительно сломала старую государственную структуру, заменив ее коммунальным управлением. Рядом декретов и постановлений она объявила недействительными решения версальского правительства, то есть, по существу, объявила о независимости Парижа. В программе Коммуны Париж обосновывал свое право организовывать жизнь по-своему, предложив остальным регионам страны вступить в новые, равноправные, федеративные отношения (в будущем допускалось создание администрации из представителей коммун, которая будет заниматься только общенациональными делами).

В Комиссию труда и обмена Коммуны поступали многочисленные проекты от различных самоуправляемых инициатив, касающиеся реорганизации социальной жизни. Так, в апреле было предложено, чтобы все трудящиеся каждой отрасли объединились в федерацию, а те затем - в Федерацию всех парижских ассоциаций. Рабочие синдикальные палаты должны были провести обследование, чтобы установить наличные производственные силы и для беспрепятственного определения спроса и предложения. Будущие объединенные ассоциации должны были финансироваться "Федеральным банком". Один рабочий-скульптор, член Интернационала, предложил создать отраслевые корпорации, подразделенные по секциям или округам, то есть соединить профессиональную организацию Парижа 1871 г. с секционной системой Парижа 1793 г. Соединением должен был служить дом, в котором размещались бы коммунальные предприятия, оказывающие услуги и выполняющие работы по самым выгодным ценам. Автор проекта предполагает разорять предпринимателей с помощью конкуренции, поддерживать стачки, постепенно расширять число корпораций, создавая сферу, свободную от коммерции и капитала. Та могла бы служить примером и способствовать установлению "всеобщей ассоциации" трудящихся под влиянием Интернационала.

  В период Коммуны получили дальнейшее развитие "новые столовые", правда, лишь в рамках 8 округа. Были выпущены потребительские книжечки, распространяемые среди тех, кто пользовался столовыми. В них отмечались в обмен на труд количество и вид предоставляемых благ: порционные боны (овощи суп), боны на хлеб, вино, мясо, одежду, дрова, уголь, "прочие объекты" (шоколад, кофе, сахар), жилье и, наконец, "боны обмена" (если сумма труда была выше, чем сумма выданных бонов). Каждую неделю производился расчет; аванс, указанный на обложке, позволял требовать трудовых услуг или в случае отказа не выдавать новые боны. Затем предполагалось расширить эту систему, создав специальные мастерские и муниципальные рынки для продажи изготовленных на них товаров. Удалось привлечь некоторое число женщин к медицинскому уходу.

  Организации Интернационала, выдвигая своих "революционно-социалистических" кандидатов в Коммуну, обещали осуществить социальные мероприятия по реорганизации трудовых отношений на новых началах. Они и раннее требовали развития рабочих ассоциаций как основы экономической кооперативной системы, альтернативной капитализму. Это была старая прудонистская идея, разделявшаяся и многими французскими коллективистами. Однако Совет Коммуны не торопился выполнять эти требования рабочих. Рабочие производственные общества возникали еще в период Империи, и Коммуна обязалась в принципе оказывать им покровительство. Согласно учету Коммуны, к 14 мая в Париже было 42 таких рабочих производственных ассоциации по профессиональному принципу. Согласно старой идее французских организаций Интернационала, следовало передать в их руки жизненно важные средства производства. Рабочие организации предлагали передать ассоциациям брошенные владельцами предприятия. Но большинство членов Коммуны проявило удивительное, временами даже рабское уважение к принципу собственности и заботу о собственниках.

   Социальные мероприятия, осуществленные Парижской Коммуной, в большинстве своем не выходили за рамки социал-реформизма, стремившегося, чтобы и собственники-волки были сыты, и рабочие-овцы целы. Почти сразу же после создания Коммуна отменила задолженности населения по квартплате и отсрочила внесение квартирных платежей с 1 октября 1870 по 1 июля 1871 г., однако ее членам и в голову не пришла мысль о социализации жилья. Была приостановлена продажа вещей, заложенных в ломбарде. Церковь была отделена от государства, а церковное имущество национализировано (прудонисты выступили против такого посягательства на собственность, что они и впоследствии делали не раз).

13 апреля коммунальная комиссия труда и обмена представила три законопроекта о платежах по просроченным векселям и другим обязательствам. Цель всех трех заключалась в оживлении системы кредита и обращения капитала. При этом авторы - прудонист Белэ и прудонист Журд вместе с коллективистом Варленом - стремились соблюсти интересы как должников, так и кредиторов. Белэ предлагал отсрочку выплаты, а часть средств вернуть за счет Коммуны. Журд возражал, что Коммуна не имеет права вмешиваться в частные отношения и предлагал выпустить новые долговые обязательства. Бланкист Тридон предлагал трехлетнюю отсрочку выплаты с 2%-ной надбавкой. Большинство членов Коммуны поддержало проект Журда, что с энтузиазмом встретила парижская буржуазия.

Коммуна ликвидировала прежние посреднические конторы по найму и создала при каждой окружной мэрии бесплатные бюро по регистрации предложений и спроса на труд.

Член Интернационала Лефрансэ в конце марта предложил в Совете Коммуны проект создания своего рода органа планирования - "генеральной ассоциации статистики", состоящей из делегатов рабочих ассоциаций, Торговой палаты, Синдикальных палат, директоров Французского банка и руководителей железнодорожных предприятий. Цель - "изучить средства для обеспечения труда и обмена".

В рамках поощрения рабочих производственных ассоциаций Коммуна передала им заказы на пошивку обмундирования для НГ. 16 апреля по предложению Авраля Коммуна приняла решение о передаче бездействующих мастерских, брошенных бежавшими предпринимателями, в руки рабочих производственных ассоциаций.

В итоге осуществления декрета от 16 апреля была конфискована дюжина предприятий, важных с точки зрения обороны, починки оружия и производства амуниции. Одно из них - оружейные мастерские Лувра - с начала мая перешли под управление Рабочего совета, избираемого трудовым коллективом и переизбираемого в любой момент. В него входили представители рабочих, руководителей цехов (также избиравшихся рабочими), директора и делегаты от Коммуны. Совет собирался ежедневно для обсуждения текущих операций и обсуждения предложений, приема на работу и увольнений. Рабочий контроль был установлен и в Национальной типографии. Однако наиболее значительные предприятия города не были затронуты декретом от 16 апреля.

3 мая Союз женщин для обороны Парижа и ухода за ранеными (фактически - женская секция Интернационала) предложил комиссии труда и обмена создание женских кооперативных производственных ассоциаций и последующее объединение их в федерацию. Проект предусматривал сокращение рабочего дня, равную оплату труда с мужчинами, предоставление мастерским займов, заказов, сырья, вступление ассоциаций в Интернационал. 6 мая Франкель изложил это предложение в Совете Коммуны. Квартальные комитеты Союза женщин должны были провести подготовительную учетную работу. Мастерские должны были открыться в середине мая. Были организованы мастерские по пошивке военного обмундирования, в котором нашли работу безработные женщины. 3 тысячи работниц были трудоустроены в мастерских по изготовлению патронов.

13 мая Коммуна приняла декрет, направленный против эксплуатации рабочих и работниц, производящих обмундирование для НГ. Представитель комиссии по труду Франкель предложил передавать заказы впредь рабочим ассоциациям. В итоге Коммуна предоставила комиссии право пересмотра контрактов с подрядчиками и решила передавать заказы рабочим организациям. Был также установлен минимальный гарантированный уровень зарплаты. Однако попытки Франкеля внести пункт о 8-часовом рабочем дне не были поддержан Коммуной.

Крайне неохотно вмешивалась Коммуна в отношения между предпринимателями и рабочими. Парижские рабочие пекарен в течение 2 лет боролись за отмену практики ночного труда. Они добивались соответствующего решения от Коммуны. 20 апреля исполнительная комиссия Коммуны приняла его, но хозяева выступили с протестом. 28 апреля Коммуна вернулась к обсуждению этого вопроса. Часть членов Коммуны предложила отложить осуществление декрета. Многие считали, что Коммуна не должна вмешиваться в частные вопросы отношений между хозяевами и работниками. Но все же с 3 мая ночная работа в булочных была отменена.

27 апреля по предложению исполнительной комиссии после многочисленных писем рабочих было принято постановление об отмене штрафов, которые предприниматели налагали на рабочих.

Большинство социалистов 1871 г. уважали собственность. Коммуна несколько раз возвращалась к судьбе вещей, заложенных в ломбарде. Для бедного трудового люда Парижа вопрос имел жизненное значение. 25 апреля член комиссии труда Авриаль предложил Коммуне в принципе ликвидировать ломбард как учреждение, а для начала безвозмездно вернуть заложенные инструменты труда, мебель, белье, одежду ценностью менее 50 франков. Принятие декрета было отложено, в связи с недовольством прудонистов. Только 6 мая вопрос был поставлен вновь. На сей раз было решено вернуть владельцам вещи стоимостью менее 20 франков.

  Коммуна так и не посмела прикоснуться к ценностям, размером в 3 млрд. франков, хранившимся во Французском банке. А ведь кроме обычных муниципальных расходов, она должна была выплачивать пенсии семьям погибших национальных гвардейцев, увеличила жалование учителям и тратила все больше на войну с версальцами. Деньги приходилось униженно выпрашивать в банке. Член Совета Коммуны Амурру предлагал захватить банк и управлять им, председатель одного из клубов и член ЦК 20 округов Троель призывал конфисковать содержащееся там имущество. 12 мая бланкисты попытались занять банк. Но делегат Коммуны прудонист Белэ категорически не допускал даже возможности давления на банкиров в виде присылки национальных гвардейцев.

Революционным правосознанием коммунаров охватывались не толь­ко такие воззрения, взгляды, убеждения, которые являлись социалистическими по своему характеру и были направлены прежде всего против буржуазного правопорядка, но и такие, которые были ориентированы на устранение пережитков феодальных правовых отношений. 17 мая 1871 г. на обсуждение Коммуны был внесен про­ект декрета, в соответствии с которым подлежали отмене дворянские титулы, гербы/.ливреи, дворянские привилегии и все почетные отличия. Проект предусматривал, что пенсии, ренты, доходы, причитающиеся по ним, ликвидируются; упразднялись также всякого рода майораты. В связи с наступлением версальцев проект так и не успел приобрести силы декрета, равно как и обсуждавшиеся на том же заседании Ком­муны проекты декрета о ликвидации деления детей на брачных и вне­брачных и декрета о свободе бракосочетания.
Специальным декретом от 29 марта Коммуна объявила недействи­тельными и не имеющими законной силы приказы и сообщения, исхо­дящие от версальского правительства или от его приверженцев. Всякий чиновник или служащий, который не подчинялся этому декрету, под­лежал немедленному увольнению. Тем самым на территории Парижа были лишены юридической силы все акты, исходящие от контрреволю­ционной власти.

31 марта Коммуна приняла историческое решение о том, что зара­ботная плата любых должностных лиц не может превышать 15 франков в день, а 1 апреля был издан специальный декрет об отмене высоких окладов служащих коммунальных учреждений и установлении для них вознаграждения на уровне заработной платы рабочего. Ранее, указы­валось в мотивировочной части декрета, высшие должности в общест­венных учреждениях, ввиду высоких окладов, являлись предметом домо­гательства и раздавались по протекции, в истинно же демократической республике, не должно быть места ни синекурам, ни завышенным окла­дам. В дополнение к этому декрету, 19 мая по предложению Э. Вайяна было запрещено оплачиваемое совместительство.

23 апреля был издан декрет большой исторической важности — о превращении судебных приставов, нотариусов, комиссаров-оценщиков и регистраторов судов в официальных служащих Коммуны, которые получают определенное жалование и могут освобождаться от внесения залога. Все суммы, взыскиваемые за совершение актов, находящихся в их компетенции, они должны ежемесячно вносить делегату финансов, на которого возлагается исполнение декрета. Этим актом было ликвидировано судебное чиновничество, получавшее наряду с жалованьем доходы от своих должностей. Вместе с тем Коммуна провозгласила такие принципы судоустройства и судопроизводства, как «суд равных, выборность судей, свобода защиты» и приступила к претворению их в жизнь.

Коммуна нанесла удар и по церкви — одному из столпов буржуаз­ного общества. Декрет от 2 апреля предусматривал отделение церкви от государства, отмену бюджета культов, объявил национальной соб­ственностью имущество, принадлежавшее религиозным конгрегациям.

В соответствии с требованиями трудящихся Парижа Коммуна приняла ряд декретов, ознаменовавших начало важных социально-эко­номических преобразований.

15 апреля был издан декрет Коммуны о наложении секвестра на имущество приспешников империи и правительства, 4 сентября, членов версальского правительства и собрания и о мерах наказания эмигран­тов и дезертиров. Этот декрет, имевший яркую социальную направ­ленность, к сожалению, так и не был проведен в жизнь, кроме части, перекрывавшейся декретом от 16 апреля, в соответствии с которым ма­стерские, брошенные хозяевами, бежавшими из Парижа, передавались в руки производственных ассоциаций, образованных из занятых в них рабочих. Декрет от 16 апреля, положивший начало подлинно социалистическим преобразованиям, встретил горячую поддержку пролетариата Франции.

Громадный интерес представляет и Устав Луврских оружейных мастерских, внесенный на одобрение Парижской Коммуны рабочими этих мастерских. Он содержал ряд норм о рабочем контроле, осущест­вляемом Советом, который имел право знакомиться со всеми внешними и внутренними операциями, требовать, когда он найдет это необходи­мым, представления всех книг. Совету принадлежала решающая роль в наборе рабочих, их увольнении, разрешении в исключительных слу­чаях сверхурочных работ и т. п.

10 апреля Коммуна приняла декрет о пенсиях семьям националь­ных гвардейцев, убитых на войне. Согласно этому декрету на ребенка и жену погибшего пенсия устанавливалась в твердой сумме — соответ­ственно 365 и 600 франков; родственникам по восходящей линии, кото­рые докажут, что умерший являлся для них необходимой опорой, пен­сия должна была определяться пропорционально их нуждам в пределах от 100 до 800 франков на человека. Характерно, что документы, нуж­ные для оформления пенсии, выдавались бесплатно и освобождались от гербового сбора.

17 апреля Коммуна издала декрет о сроках платежей, по которому погашение всякого рода долгов, обусловленных сроком (платежных обязательств, приказов об уплате, векселей и т. п.), должно было про­изводиться с рассрочкой на три года без начисления процентов на эти долги.

По решению Коммуны от 13 мая во всех контрактах, которые впредь, как правило, следовало заключать непосредственно с рабочими корпорациями, нужно было предусматривать минимум заработной пла­ты рабочим и работницам.


Политическая история Парижской Коммуны проходила в основном под сенью и под давлением боевых действий с версальскими войсками. 2 апреля версальцы открыли кампанию. Война разворачивалась неудачно для Коммуны, которая упустила время для похода на Версаль. Вспыхивали острые разногласия между ЦКНГ и Коммуной и внутри самой Коммуны по военным вопросам, о контроле над национальной гвардией. Военные неудачи побуждали бланкистов и якобинцев требовать централизации власти. Уже 21 апреля было сформировано своего рода "правительство" Коммуны: исполнительная власть была передана собранию делегатов комиссий. 28 апреля член Коммуны Мио предложил создать по примеру 1793 г. "Комитет общественного спасения". При обсуждении вопроса 1 мая вспыхнули острейшие разногласия, которые продемонстрировали, насколько по-разному понимали революцию различные течения. Большинство, состоявшее из якобинцев, бланкистов и независимых, склонялось к сильной диктаторской власти, меньшинство же (члены Интернационала, небольшая часть бланкистов) отвергало всякие чрезвычайные полномочия, доказывая, что слабость Коммуны происходит не от недостатка власти, а от отсутствия организованности, что диктатура не спасает свободы, а подавляет ее. Предложение было принято 45 голосами против 23. Новый КОС был избран всего лишь 37 членами Коммуны из более чем 80. Не удовлетворившись этим, бланкисты и военный делегат Россель в тот же вечер обсудили возможность военного переворота и разгона Коммуны. В конечном счете, по предложению прокурора Риго было решено подождать до возвращения в Париж Бланки, а пока подготовить общественное мнение и добиться ограничения роли ЦК НГ.

12 мая большинство добились от Коммуны решения о том, что КОС имеет право менять состав всех делегаций и комиссий Коммуны. 14 мая меньшинство объявило о бойкоте работы Совета Коммуны и о перенесении работы в округа. В ответ 17 мая в Коммуне был поставлен вопрос об аресте членов меньшинства. Переворот с большим трудом был предотвращен. 20 мая Федеральный совет Интернационала поддержал призыв об отмене диктаторских полномочий КОС, но призвал к единству. Меньшинство вернулось в Коммуну, но полного примирения так и не произошло вплоть до последнего заседания Коммуны 21 мая. В тот же день версальские войска ворвались в Париж. Последовала неделя ожесточенных и героических боев. Население Парижа воздвигло баррикады и сражалось за каждую улицу. Но силы были неравны. 28 мая все было кончено. Начались дикие репрессии, они унесли жизни, по некоторым подсчетам, 30-40 тысяч человек. Коммунальная революция во Франции была залита потоками крови и подавлена.



  





©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет