Песни о Нибелунгах



Дата18.07.2016
өлшемі77.52 Kb.
Сказочные персонажи "Песни о Нибелунгах" и их роль в реальном мире поэмы.

Титульный лист оформляется самостоятельно. Служит для нумерации.

Внимание! Перед сдачей преподавателю рекомендуется полностью прочитать работу.

"Песнь о Нибелунгах" –это поэма из 39 глав, включающих в себя около 10 тысяч стихов. Сюжет ее сохранил популярность и в наши дни — в основном, благодаря операм Вильгельма Рихарда Вагнера, составляющим тетралогию "Кольцо Нибелунга".

В основе анализируемого произведения лежат древние германо-скандинавские сказания, но примерно к 1200 году, каким датируется рукопись "Песни", поэма, до этого передававшаяся изустно, обрела тот окончательный облик, который и сделал ее знаменитой.

Невероятное нагромождение событий, причудливые извивы сюжета — вот что отличает это произведение. Полно оно неистовых страстей, ярости, жажды мести. Но герои по-своему хранят и понятия о чести, несмотря на собственные страшные злодеяния. Так, скажем, убийца Зигфрида Хаген, узнав от дунайских русалок о предстоящей бургундам гибели в земле гуннов, разбивает челнок перевозчика, чтобы его соотечественники не смогли бы опозорить себя бегством.

Полным-полно это произведение и неясностей, загадок. Даже само имя Нибелунги употребляется в "Песне" в самых разных значениях. Ими называются и первоначальные владельцы клада, которым завладел Зигфрид, сказочные существа, наделенные огромным ростом и силой. Кроме того, Нибелунгами называются и бургундские короли Гибихунги — Гунтер и его братья после перехода клада в их руки1...

В немецкой «Песне о Нибелунгах» Нибелунгами названы: во-первых, первоначальные обладатели клада, которым затем завладел Зигфрид (сканд. Сигурд) - нибелунг, король «страны нибелунгов», его сыновья Шильбунк и Нибелунг, их дружинники, сказочные существа (великаны или люди огромного роста и необычайной силы); во-вторых, бургундские короли Гибихунги (сканд. Гьюкунги, сыновья Гьюки) - Гунтер (сканд. Гуннар) и его братья - после перехода в их руки клада.

Таким образом, это имя связано с обладанием золотым кладом. Но так как Зигфрид завоёвывает не один, а два клада (кроме клада нибелунгов, хранимого альвом Альберихом,- также клад дракона Фафнира), сокровища Нибелунгов оказываются генетически связанными с преданием о золотом кладе карлика Андвари, известным из скандинавских источников («Речи Регина» и «Речи Фафнира» в «Старшей Эдде», «Младшая Эдда») и носящим чисто мифологический характер. Этот клад включал и золотое кольцо, которое обладало волшебным свойством умножать богатство, но Андвари наложил на него проклятие: оно будет стоить жизни всякому, кто им завладеет. Клад поочерёдно попадает к Локи, Хрейдмару, сыновьям Хрейдмара Фафниру и Регину и, наконец, Сигурду (Зигфриду), и всем оно несёт смерть. Сокровища бургундов были идентифицированы легендой с кладом Зигфрида, и убийство его бургундами - Гибихунгами порождало мысль, что Нибелунги, убийцы Зигфрида,- чёрные альвы (на кладе лежало проклятие, и в конце концов альвы должны были отомстить).

Особое положение среди альвов занимает Хёгни (Хаген). В скандинавской версии сказания о Нибелунгах Хёгни не виновен в смерти Сигурда, но в некоторых других версиях (особенно отчётливо в «Саге о Тидреке») Хаген - не родной брат бургундских королей, а сводный, рождённый их матерью от альва, и именно Хаген предательски убивает Зигфрида. Сына Хёгни, мстящего Атли за смерть отца, согласно «Речам Атли» («Старшая Эдда») и «Саге о Вёльсунгах», также зовут Нифлунгом (Хнифлунгом). Гипотеза о том, что Нибелунги- чёрные альвы или демоны мрака, с точки зрения некоторых исследователей, находит дополнительное подтверждение: в «Младшей Эдде» и других источниках говорится, что Гуннар, Хёгни, как и сыновья их сестры Гудрун Сёрли, Хамдир и Эрп, все были черноволосы2.

Для богатырских сказок-песен, коей и является «Песнь о Нибелунгах» характерны темы о юношеских подвигах, героическом сватовстве и смерти героя, составляющие его поэтическую биографию. Основные мотивы: драконоборство (в скандинавской версии - убийство дракона Фафнира по наущению его брата - кузнеца Регина, воспитателя Сигурда), пробуждение "спящей красавицы" (в скандинавской версии - валькирии Сигрдривы, затем отождествленной с Брюнхильд); исполнение брачных испытаний за побратима, отражающее древнюю роль "свата" в брачном обряде. Сигурд вместо Гуннара проскакивает сквозь полымя и проводит три ночи с богатырской девой Брюнхильд, положив меч между собой и ею3.

Образ легендарного героя Сигурда-Зигфрида, -по мнению цитировавшего выше А. Гуревича, - объединяющий мифологические и сказочные мотивы, вызывал интерес как континентальных, так и северных германских народов на протяжении обширной исторической эпохи, начиная с V или VI в. и вплоть до конца средневековья. Что касается исторической основы, то попытки некоторых ученых ее нащупать (путем идентификации Сигурда с древнегерманским героем Арминием либо с одним из франкских или бургундских королей VI в. по имени Сигерик, Сигиберт) малоубедительны. Подвиги Сигурда — явно сказочно-мифические, и сам он — скорее герой мифа или сказки, а не исторический персонаж4.

Для мифологического героя характерна уже неясность его происхождения. В большинстве версий он назван сыном Сигмунда, сына Вёльсунга. Имя Вёльсунг — одно из имен Одина. Но в «Речах Фафнира» Сигурд на вопрос поверженного им чудовища, чей он сын, отвечает: «Я зверь благородный, // был я всю жизнь // сыном без матери; // нет и отца, // как у людей, // всегда одинок я». Правда, вслед за тем он признается, что его отец — Сигмунд, однако, как показал Е. М. Мелетинский, исследовавший обширный сравнительный материал, в словах Сигурда о своем одиночестве и безродности можно видеть реликт представлений о богатыре-родоначальнике, «первом человеке», зародившемся на заре мироздания (о Сигурде-найденыше, приплывшем по волнам в стеклянном сосуде, повествует и «Сага о Тидреке»)5. С этим согласуется и подвиг Сигурда — умерщвление дракона: его можно толковать как акт культурного героя, одолевающего силы хаоса. О. Хёфлер, который связывает сказание о Сигурде с культовыми новогодними играми, известными из истории разных народов мира, видит в борьбе Сигурда с драконом героико-мифический символ исторического события — битвы германцев во главе с Арминием против римлян в Тевтобургском лесу (9 г. н. э.)6.

Эпическое произведение, ярким примером которого и является «Песнь о Нибелунгах», универсально по своим функциям. Сказочно-фантастические персонажи не отделены в нем от реальных. Эпос содержит сведения о богах и других сверхъестественных существах, увлекательные рассказы и поучительные примеры, афоризмы житейской мудрости и образцы героического поведения; назидательная функция его столь же неотъемлема, как и познавательная. Он охватывает и трагическое и комическое. На той стадии, когда возникает и развивается эпос, у германских народов не существовало в качестве обособленных сфер интеллектуальной деятельности знаний о природе и истории, философии, художественной литературы или театра,— эпос, сказочные персонажи, давали законченную и всеобъемлющую картину мира, объясняли его происхождение и дальнейшие судьбы, включая и самое отдаленное будущее, учили отличать добро от зла, наставляли в том, как жить и как умирать. Эпос вмещал в себя древнюю мудрость, знание его считалось необходимым для каждого члена общества.

Сказочный герой не мучим сомнениями и колебаниями, его характер выявляется в действиях; речи его столь же однозначны, как и поступки. Эта монолитность вымыщленного героя эпоса объясняется тем, что он знает свою судьбу, принимает ее как должное и неизбежное и смело идет ей навстречу. Эпический герой не свободен в своих решениях, в выборе линии поведения. Собственно, его внутренняя сущность и та сила, которую героический эпос именует Судьбою, совпадают, идентичны. Поэтому сказочному герою остается лишь наилучшим образом доблестно выполнить свое предназначение. Отсюда — своеобразное, может быть, на иной вкус немного примитивное, величие эпических героев.

В первой части "Песни о нибелунгах" как бы сопоставлены - и противопоставлены - два мира: реальный, современный автору и сказочно-легендарный. Первый мир - Бургундия, точнее, вормсский двор с его куртуазно-рыцарственным бытом. Этот мир изображен в высшей степени конкретно и наглядно, автор видит его во всех деталях и красках. Поведение людей в этом мире реально и правдоподобно, при всей его поэтизации. Другой мир - родина Зигфрида и родина Брюнхильды. Здесь возможны всяческие чудеса - поединок с драконом и с богатыршей, добывание клада и плаща-невидимки, покорение чудесных нибелунгов. Герои этого мира обладают особыми качествами, непобедимостью, неуязвимостью, сверхчеловеческой силою и непоколебимым бесстрашием. Естественно, что в атмосфере бургундского двора выходцы из мира легенды, Зигфрид и Брюнхильда, не могут органически прижиться, и несмотря на заключенные ими браки с вормсцами, они остаются в нем чужаками. Зигфрид погибает, Брюнхильда исчезает из поля зрения эпопеи после того как сыграла свою роль в разжигании рокового конфликта.

В этих далеких областях локализуются те эпизоды эпопеи, которые отмечены наибольшей сказочностью: подвиги юного Зигфрида, сватовство Гунтера к Брюнхильде и т. п. Отправляясь на север, герои песни перемещаются как бы в другое время: из куртуазной современности они попадают в седую эпическую старину. Туманность топографии Северной Европы находится в прямой связи с особым характером, фантастичностью действий, развертывающихся здесь, и со специфическим временем, в котором эти действия протекают7.

У Джанни Родари есть термин "Бином фантазии", раскрывающий сущность процесса создания сказочного образа8:

РЕАЛЬНОЕ + РЕАЛЬНОЕ = ЧУДЕСНОЕ

Так, например, рождаются царевна-лягушка, баба-яга, кентавр и т.д. Также рождаютс яи сказочные герои «Песни о Нибелунгах». –Зигфрид, Брюнхильда и т.п. В целом, как уже отмечалось реальность и чудесност сказочных персонажей служит одному –построению целостной катины мира людей той эпохи.




Список литературы


  1. Малов В. И. Рыцари. –М.: АСТ/Астрель, 2004

  2. Гуревич А. Я. Пространственно-временной «континуум» «Песни о Нибелунгах». / В сборн. : Традиция в истории культуры. –М., 1978

  3. Мелетинский Е. М. Скандинавская эпическая поэзия/ В сборн.: История всемирной литературы в 9 томах./ АН СССР; Инс-т миров. лит. им. А. М. Горького. –М.: Наука, 1983

  4. Гуревич А. Я. Старшая Эдда. –М., 1975

  5. Хёфлер О. Тайные обрядовые сообщества германцев. –М., 2002

  6. Гуревич А. Я. Средневековая литература и ее современное восприятие. О переводе «Песни о Нибелунгах» / В кн.: Из истории культуры Средних веков и Возрождения. –М., 1976

  7. Родари Дж. Грамматика фантазии. –М., 1978




1 Малов В. И. Рыцари. –М.: АСТ/Астрель, 2004. –С. 129

2 Гуревич А. Я. Пространственно-временной «континуум» «Песни о Нибелунгах». / В сборн. : Традиция в истории культуры. –М., 1978. –С. 56

3 Мелетинский Е. М. Скандинавская эпическая поэзия/ В сборн.: История всемирной литературы в 9 томах./ АН СССР; Инс-т миров. лит. им. А. М. Горького. –М.: Наука, 1983. –Т. 2. –С. 467

4 Гуревич А. Я. Старшая Эдда. –М., 1975. –С. 18

5 Мелетинский Е. М. Скандинавская эпическая поэзия/ В сборн.: История всемирной литературы в 9 томах./ АН СССР; Инс-т миров. лит. им. А. М. Горького. –М.: Наука, 1983. –Т. 2. –С. 469

6 Хёфлер О. Тайные обрядовые сообщества германцев. –М., 2002. –С. 295

7 Гуревич А. Я. Средневековая литература и ее современное восприятие. О переводе «Песни о Нибелунгах» / В кн.: Из истории культуры Средних веков и Возрождения. –М., 1976. –С. 314

8 Родари Дж. Грамматика фантазии. –М., 1978. –С. 76






Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет