Правонарушений


§ 2. Понятие совокупности правонарушений



бет4/9
Дата18.07.2016
өлшемі1.24 Mb.
түріМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9

§ 2. Понятие совокупности правонарушений


Как отмечалось ранее, в реальной действительности неред­ко приходится сталкиваться с тем, что в неправомерном поведе­нии одного и того же лица содержатся признаки двух и более правонарушений, то есть имеет место множественность противоправные деяний. Множественность правонарушений - явление слож­ное и неоднозначное. 1)но олицетворяет как случаи нарушения одной, так и многих норм, в том числе разных по своей отрасле­вой принадлежности.

Кроме того, наряду с правонарушениями, не выступающими в качестве предмета специального рассмотрения, указанным явлением охватываются и такие, которые уже были подвергнуты инди­видуально-правовому регулированию. Такого рода ситуациям в со­ветском праве придается различное правовое значение, что так или иначе влияет на юридическую ответственность.

Этим, естественно, обусловливается необходимость в соответствующем разграничении и учете особенностей каждого из указанных явлений в правотворчестве и правоприменительной
деятельности. Юридическая же наука должна разрабатывать отражающие эти явления понятия, в том числе понятие совокупности правонарушений.

Думается, что понятие совокупности правонарушений характеризуется рядом объективно присущих ему признаков, что позволяет отграничить его от смежных, в какой-то мере перекрещи­вающихся категорий. В этом, собственно, и заключается главная задача определения тех или иных понятий , задача, значимость которой четко обозначена в ленинской формуле, что "понятия высший продукт мозга, высшего продукта материи" .

В юридической литературе дается немало трактовок совокупности правонарушений. Большинство авторов исходят из того, что совокупность наличествует в таких действиях (бездействиях) лица, которые содержат не менее двух правонарушений, предусмотренных нормами права, регулирующими соответствующие обще­ственные отношения. Последние, собственно, и порождает совокупность правонарушений, предопределяя ее содержание. Совокупность гражданско-правовых нарушений, считает, например, В.П.Грибанов, возможна только в тех случаях, когда виновным ' лицом совершается несколько противоправных деяний и ответственность за них установлена самостоятельными юридическими , санкциями .

По существу это и есть основное отличительное свойство интересующего нас понятия. Хотя бы потому, что совокупности нет и не может быть, если имеет место одно правонарушение. Приведенная интерпретация вытекает из материально-правовой природы совокупности правонарушений. Коль скоро необходимым условием наличия последней является посягательство (включая, естественно, и одновременно) на несколько регулируемых правом общественных отношений, то очевидно, что об этом явлении можно говорить только при условии, что налицо два и более правонарушений.

К тому же, поскольку речь идет лишь о посягательстве на общественные отношения, каждое из которых регулируется отдельными нормами, постольку входящие в совокупность правонарушения объективно подпадают под признаки разных правовых норм. Такими, в частности, являются самовольные занятия жилого помещения Ст.90 Жилищного кодекса РСФСР) и нарушение законода­тельства о континентальном шельфе (ст.167 УК РСФСР).
Это обстоятельство важно подчеркнуть в связи с тем, что именно в силу отмеченных предпосылок становится возможным выделить черты, свойственные любой совокупности правонарушений независимо от сферы и формы ее проявления. Тем самым открывается, на наш взгляд, перспектива сформулировать ее общее понятие.

Не менее важно и то, что это - одно из требований, предъявляемых марксистско-ленинской методологией к изучению тех или иных явлений,, в том числе правовых. "Кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо бу­дет на каждом шагу бессознательно для себя "натыкаться" на эти общие вопросы" .

Несмотря на то, что в принципе отмечается совпадение позиций большинства авторов по данной проблеме, некоторые ее аспекты остаются все же спорными. Так, по мнению многих ученых, факт нарушения нескольких норм права - хотя и главный, но далеко не единственный показатель совокупности правонарушений, что есть необходимость в установлении ряда других, так сказать, дополнительных признаков, чтобы иметь о ней более или менее полное представление.

"Под совокупностью преступлений, - утверждает, например, В.Н.Кудрявцев, - понимается совершение одним лицом различных по составам преступлений до вынесения приговора хотя бы за одно из них и до истечения сроков давности уголовного преследования" . Нетрудно заметить, что в этом высказывании отте­няются еще некоторые признаки совокупности - отсутствие правоприменительного акта по первому деянию и неистечение давностных сроков.

Отдельными авторами сюда добавляется указание и на то обстоятельство, что понятием совокупности в специальном значении охватывается исключительно разнородные правонарушения .

высказана также точка зрения, что нет препятствий для фиксации в данном понятии как разнородных, так и однородных правонарушении, но при этом оспаривается возможность образования совокупности юридически тождественными правонарушениями .

Существует еще одна трактовка, согласно которой рассматриваемая совокупность доставляется посредством однородных, раз­нородных и тождественных противоправных деяний.
На наш взгляд, не со всеми из приведенных суждений можно согласиться. Прежде всего, вызывает серьезные возражения пози­ция ученых, считающих одним из основных признаков совокупности разнородных входящих в нее правонарушений. Однако не только потому, что в науке до настоящего времени отсутствует обще­принятое понимание однородного и разнородного правонарушения, как это утверждается в литературе , но в силу самих общественных отношений, упорядочиваемых нормами права. Учитывая характер посягательства даже на одно и то же общественное отношение, законодатель нередко формулирует существенно отличающи­еся в своей объективной и субъективной стороне составы право­нарушения. Чаще всего это делается с той целью, чтобы более дифференцировано подойти к оценке общественной опасности содеянного, обеспечив этим достаточную обоснованность и эффекти­вность выбора тех или иных форм правового воздействия на пра­вонарушителей. В частности, если лицо в разное время совершило хулиганские действия, подпадающие под различные части ст.206 УК РОФСР, то нет сомнения в том, что мы имеем дело с типичным случаем совокупности правонарушений, хотя с точки зрения объекта посягательства, являющегося, как известно, глав­ным критерием разграничения правонарушений на одновременные и разнородные, надо считать их однородными. Анализируемый под -ход к определению совокупности правонарушений нельзя признать удачным. Он, как это вытекает из сказанного, далеко не полно учитывает реальную картину, складывающуюся с регулированием тех или иных общественных отношений социалистическим правом.

Поэтому данным понятием, по-видимому, могут охватываться как однородные, так и разнородные правонарушения. Если указан­ную точку зрения признать все же правильной, то возникает необходимость в конструировании еще одного юридического понятия, так как ни одним из существующих в юридической науке специаль­ных понятий, в том числе соприкасающихся с совокупностью, не охватывались бы однородные, но объективно разные правонарушения.

Вместе с тем заслуживает быть включенным в общее понятие совокупности противоправных деяний суждение о том, что она представляет собой не любые, а только такие правонарушения, которые в установленном порядке еще не рассматривались. Это -весьма существенное уточнение, позволяющее более четко отграничить

ее от других видов множественности правонарушений. И вовсе не случайно, что это обстоятельство в уголовном праве совокупности правонарушений (ст.35 Основ уголовного законода­тельства Союза ССР и союзных республик; ст.40 УК РСФСР).Хотя прямо не говорится, но тем не менее сказанное вытекает также из некоторых других нормативных актов (ст.36 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях).

Однако последствия рассмотрения совокупности не всегда однозначны. Обусловлено это не только правовым различием составляющих совокупность правонарушений (что само по себе важно), но и рядом иных причин. Так, может выясниться, что по одному из двух правонарушений истекли сроки давности привлечения к ответственности, предусмотренные, например, ст.23 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях и ст.48 УК РСФСР или требуется применение акта амнистии, имеются процессуальные препятствия, исключающие возможность определения меры правового воздействия за -то и другое из них и т.д.

В связи с этим возникает вопрос о том, есть ли в указан­ных случаях совокупность правонарушений или же она отсутствует в неправомерном поведении виновного лица. От решения дан­ного вопроса зависит, в свою очередь, решение, следует ли об­ращать внимание на эту особенность при определении рассматри­ваемого понятия.

В литературе на этот счет высказаны также разные точки зрения. О совокупности не может идти речь, утверждает, напри­мер, В.П.Малков, уделивший много внимания данному аспекту про­блемы, если погашены "юридические последствия по одному из двух преступлений" . Такой же позиции придерживаются некоторые представители науки административного права . Но это суждение представляется не всегда оправданным. Возьмем, к при­меру, ситуацию, когда одно из двух правонарушений нельзя рас­сматривать ввиду того, что нет, скажем, жалобы потерпевшего. Казалось бы, что при подвергаемом критическому анализу взгля­де здесь совокупность исключается, поскольку это деяние теря­ет уголовно-правовые последствия в силу того, что само потер­певшее лицо в рамках закона по своему усмотрению отказывается от защиты нарушенного права. Тем не менее прекращение уголовного
дела за отсутствием жалобы потерпевшего (ст.5 УПК РСФСР) не устраняет здесь совокупность правонарушений: такое деяние может быть рассмотрено, скажем, в порядке гражданского судопроизводства (ст.7 ГК РСФСР). Причем наличие указанной нормы не означает, что гражданско-правовая защита нарушенного права ограничивает согласно норм уголовного права (см. ст.130; ст.131 УК РСФСР) 32.

Представляется более оптимальной точка зрения ученых, считающих, что для отмеченного вывода нет оснований . Иначе по существу сужается понятие совокупности, причем происходит это путем вынесения за его рамки правонарушении, которые в силу предусмотренных законом оснований не влекут применения юридических санкций или для этого требуется наличие некоторых дополнительных условий (как, например, по делам частного обвинения). Из вида упускается то, что установление таких оснований и условий по одному правонарушению, наряду с привлечением лица к ответственности за другое, потому и возможно, что неправомерное поведение квалифицируется по правилам совокупности. Иначе пришлось бы признать, будто следствие устраняет породившую его причину, что не соответствовало бы действитель­ности.

Итак, совокупность правонарушений имеет место, по нашему, мнению, во всех случаях, когда одним и тем же лицом совершает­ся два и более правонарушения, меры правового воздействия за которые установлены разными нормами права и ни одно из них не было предметом специального рассмотрения в предусмотренном порядке.

Однако наличие нескольких, б том числе разных деяний -свойство не только совокупности, но и других видов множественности правонарушений, что обусловливает необходимость со­ответствующего разграничения их друг от друга. Смешение их может приводить к ошибочной оценке содеянного и, следовательно, неправильному выбору мер правового реагирования, что не способствовало бы укреплению социалистической законности и усилению борьбы с теми или иными проявлениями множествен­ности правонарушений.

Прежде всего речь идет о таком виде множественности, как повторное правонарушение. Совокупность и повторность, как разновидности множественности противоправных деяний, объединяет
то, что обе они находят свое отражение в нескольких самостоятельных правонарушениях, rto это обстоятельство само по себе не должно служить поводом для их отождествления . Об этом, в частности, свидетельствует то, что с совокупностью мы сталкиваемся даже в тех случаях, когда отсутствует повторное нарушение правовых запретов, хотя налицо идеальная совокупность правонарушений. Так, в одних и тех же действиях лица мо­гут содержаться признаки как административного или уголовно наказуемого хулиганства, так и гражданского правонарушения, если в результате их причиняется вред имущественным отношениям. Безбилетный полет, согласно ст.148 Воздушного кодекса СССР, влечет применение мер не только административного, но к граж­данско-правового характера.

Тем не менее, принимая во внимание, что в подавляющем большинстве случаев без повторности не может быть и совокупности, следует согласиться с тем, что это - частично совпада­ющие категории . Но эти феномены отражают разные стороны правовой действительности, что и является основой для установ­ления их объективных различий. Ведь совокупность правонаруше­ний образуется в результате таких деяний, последствия которых так или иначе сказываются на многих общественных отношениях, регулируемых несколькими нормами права. Соответственно образование совокупности юридически тождественными правонарушениями исключается. Иной подход к этому вопросу на практике означал бы, что лицо, виновное в совершении подобных действий, может быть привлечено к мерам юридической ответственности многократ­но по существу за одно и то же правонарушение. Недопустимость этого резонно отмечается многими учеными-юристами . Отсюда следует вывод, что далеко не каждое последующее нарушение пра­вовой нормы свидетельствует о совокупности правонарушений.

В то же время в отдельных работах встречаются высказыва­ния о том, что в некоторых случаях совокупность вполне могут составлять тождественные деяния . По-видимому, с этим необ­ходимо согласиться. Однако следует все же оговориться, что сказанное не колеблет общего положения о том, что входящие в совокупность правонарушения должны быть неодинаковыми по своим юридическим признакам. Скорее всего в таких случаях речь может идти об исключении из общего правила, диктуемого некоторыми
особенностями действующего законодательства, вытекающи­ми из принципа государственного суверенитета союзных респуб­лик. Совершение на территории нескольких союзных республик одних и тех же деяний, подпадающих под действие идентичных норм законодательства разных республик, образует совокупность правонарушений. Это обстоятельство особо подчеркнуто, напри­мер, в ст.4 исков уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, согласно которой "лица, совершившие прес­тупления на территории СССР, подлежат ответственности по уго­ловным законам, действующим в месте совершения преступления". Достаточно четко проводится этот принцип и в других важнейших законодательных актах (например, ст.6 Основ законодательст­ва Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях).

Кроме того, совокупность тождественных правонарушений имеется и тогда, когда лицом совершены действия, из которых одно квалифицировано как оконченное преступление, а другое как приготовление, покушение или соучастие в таком же престу­плении. На это особо указывается в п.2 постановления Плену­ма Верховного Суда РСФСР от 21 июня 1977 г. "О некоторых во­просах, возникающих в практике назначения судами РСФСР наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким приговорам" 37. Сюда подпадают, в частности, кража личного имущества (ст.144 УК РСФСР)и покушение на совершение аналогич­ного правонарушения (ст.ст.15 - 144 УК РСФСР). Или, скажем, неявка лица без уважительных причин как на основное свое ра­бочее место, так и на работу, выполняемую по совместительст­ву, содержит признаки одинаковых правонарушений. Встречаются и другие случаи, когда существует потребность в квалификации юридически тождественных деяний как совокупности правонаруше­ний . Очевидно, что все это вызвано необходимостью дать бо­лее точную оценку содеянному, чтобы она соответствовала фак­тической степени общественной опасности противоправных действий (бездействий).

В отличие от совокупности, повторные правонарушения до­вольно часто непосредственным объектом посягательства имеют отношения, регулируемые одной нормой права. Внешне это нахо­дит выражение в том, что повторностью охватываются случаи

нарушения одних и тех же правовых коры, то есть тождественные правонарушения. Ввиду этого повторность правонарушений возмож­на и тогда, когда одно из ранее совершенных деяний влекло при­менение соответствующих мер юридической или иной ответственности.

Законодатель конструирует некоторые виды повторности с учетом именно этого обстоятельства. Скажем, может расцениваться как систематическое нарушение правил социалистического общежития поведение виновного лица, если к нему в прошлом уже применялись за те же действия те или иные меры предупреждения и общественного воздействия (ст.98 Жилищного кодекса РСФСР). Систематичность нарушений трудовой дисциплины будет тогда, ког­да к рабочему или служащему применялись меры дисциплинарного или общественного взыскания (п.З ст.33 КЗОТ РСФСР).

Подобное в принципе исключается при совокупности правонарушений. Так, согласно ст.40 УК РСФСР одним из необходимых ус­ловий признания совокупности преступлений является отсутствие осуждения хотя бы за одно из них.

Конечно, и совокупность может выступать в качестве конструктивного признака отдельных составов противоправных деяний. Но это возможно только в тех случаях, когда указанная возможность допускается законом. В частности, она предусматривается в примечаниях к ст.ст.89, 144 УК РСФСР.

Однако в целом все это затруднено, поскольку совокупность предполагает такие действия (бездействия), которые посягает на общественные отношения, регулируемые разными правовыми нор­мами, отличающимися даже отраслевой принадлежностью.

Отмеченное обстоятельство особенно часто встречается при формулировании составов уголовно наказуемых деяний на базе ад­министративных правонарушений с административной преюдицией. Так, согласно ст.176 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях граждане, проживающие без паспорта или без прописки, подвергаются предупреждению или штрафу в размере до десяти рублей. Эти же действия влекут уголовную ответственность, если лицо дважды привлекалось за них к административной ответ­ственности (ст.198 УК РСФСР).

Поскольку без повторности в подавляющем большинстве слу­чаев отсутствует и совокупность правонарушений, некоторые


Ученые пришли к выводу о том, что она является одним из видов повторного правонарушения . Кроме того, если учесть, что повторностью охватываются также деяния, по который вынесены те или иные решения, то вообще может показаться, что эта ка­тегория объемнее по содержанию совокупности правонарушений,

Однако, на наш взгляд, такое представление о совокупности неточно отражает действительное соотношение этих поня­тий и противоречит их материально-правовой природе» Встать на эту точку зрения - значит не видеть принципиальной разни­цы и особенностей юридической оценки повторности и совокупности правонарушений. При этом упускается из вида, что с по­добной позиции не поддаются объяснению случаи идеальной совокупности правонарушений.

Совокупность шире повторности и в том отношении, что включает правонарушения, которые повторности в специальном правовом значении не образуют. Если лицо нарушает, например, требования нормы гражданского права, а затем совершает преступление, то, естественно, такая повторность не считается квалифицирующим признаком последующего правонарушения или отягчающим его вину обстоятельством, предусматриваемом в ст.21 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях, в ст.34 Основ уголовно­го законодательства Союза ССР и союзных республик и т.д. Тем не менее наличие в данном случае факта совокупности правона­рушений не вызывает каких-либо сомнений.

Важно в связи с этим отметить, что в зависимости от того, есть ли в действиях (бездействиях) того или иного лица совокупность или повторность правонарушений, по-разному решается в законодательстве вопрос о применении дополнительных санкций за содеянное. Так, согласно п.65 Положения о постав­ках продукции производственно-технического назначения при систематических неосновательных отказах от акцепта платежных требований поставщика, а также при систематических задержках платежей и уклонениях от своевременной оплаты продукции пла­тежными поручениями или чеками поставщик вправе переводить неисправного плательщика на аккредитивную форму расчетов и предварительную оплату продукции в порядке, установленном инструкциями Госбанка СССР .


Совокупность противоправных деяний соприкасается со слож­ный (составных) правонарушением. Дело в том, что нередко пос­леднее тоже состоит из двух и более деяний, каждое из которых, если рассматривать их б отдельности, представляет собой самостоятельное правонарушение. Однако в отличие от совокупности, все содеянное в таких случаях подпадает под признаки одной пра­вовой нормы. "Удвоение" правонарушения означает не возникнове­ние двух разных правонарушений, а лишь усложнение в принципе единого правонарушения", - отмечает, в частности, Н.И.Титова. Примером такого правонарушения является превышение власти или служебных полномочий, если оно сопровождалось насилием в отно­шении потерпевшего лица (ч. II ст.171 УК РСФСР). Одним из видов нарушений лесного законодательства выступает несоблюдение пра­вил пожарной безопасности в лесах (ст.123 Лесного кодекса РСФСР). Однако если эти действия вызвали возникновение пожара либо распространение его значительной площади, то они образуют совершенно иной состав неправомерного поведения (ст.76 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях). Отсюда вид­но, что в рамках одного и того же деяния совмещены действия, имеющие объектом посягательства общественные отношения, регулируемые разными нормативными установлениями. Ввиду этого слож­ные правонарушения в юридической литературе подчас именуются учтенной законодателем совокупностью правонарушений .

Характеризуя сложные правонарушения, некоторые ученые выделяют ряд иных отличающих их признаков. Утверждается, напри­мер, что это такие деяния, которые наряду с тем, что предусмат­риваются одной правовой нормой, охватываются единством умыслов виновного, единством времени и места совершения .

Безусловно, что вопрос о том, чем следует руководствовать­ся при объединении нескольких, в том числе подпадающих под раз­ные нормы права актов противоправных действий (бездействий) в единое (единичное) правонарушение, заслуживает серьезного внимания. Но вместе с тем вряд ли приведенные обстоятельства могут служить достаточно объективным критерием отграничения сложного противоправного деяния от совокупности правонарушений. Более того, сами по себе такого рода факторы отнюдь не всегда свидетельствуют даже о сложном правонарушении. Умышленное уничтожение или повреждение личного имущества граждан, повлекшее
человеческие жертвы, относится к сложным деяниям. Однако о единстве намерений лица говорить здесь не приходится. Состав правонарушения, предусмотренный ч.II ст.149 УК КЖР, предполагает наличие умысла у виновного лица только на уничтожение иму­щества и неосторожную вину в отношении других последствий, ука­занных в ее диспозиции. Наоборот, если такое единство имело бы место, то содеянное необходимо было бы квалифицировать по пра -вилам совокупности правонарушений, так как оценка его как слож­ного правонарушения не соответствовала бы фактическим обстояте­льствам дела и закону.

Определенный интерес представляет также проблема отграничения совокупности правонарушений от конкуренции правовых норм,, Является она следствие*! того s что порой одно и то же деяние под­падает под признаки одновременно многих норм. В связи с этим возникает вопрос: должны ли применяться гее эти нормы (что воз­можно только при совокупности правонарушений) или лишь какая-либо одна из них?

Действующему законодательству термин "конкуренция" не известен. Нет по этому поводу устоявшегося мнения и в юридичес­кой литературе. Одни ученые подобные случаи именуют "коллизией законов" , другие рассматривают их как частный случай конкуренции норм права , третьи считают данные понятия равнозначными . Высказан и взгляд, что между названными понятиями существует принципиальное различие, а поэтому смешение их совершенно недопустимо .

Представляется, что последняя точка зрения наиболее правильно отражает действительное соотношение коллизии и конкуренции правовых норм. Для коллизии характерно то, что находящиеся в ней нормы противоречат одна другой . Чаще всего это происходит по причине тех или иных ошибок в правотворчестве и недос­татков в квалификационной работе . Что касается конкуренции, то она является следствием совпадения сферы правового регулирования многих норм . В связи с этим в общей теории права выде­ляются общие и специальные нормы . Действие общих норм обычно распространено на более широкий круг общественных отношений, чем специальных, регулирующих более конкретные общественные от­ношения. Специальными нормами формулируется относительно новое, производное, более детальное по содержанию правило поведения,


относящееся к первоначальному правилу так, как особенное относится к общему . Издание такого рода норм предполагает уточнение субъектов, их прав и юридических обязанностей и т.д.

Каждая из таких норы в определенной мере претендует на применение ее за совершенное правонарушение. Однако коллизии здесь, естественно, быть не может. Очевидно, например, что ст. 170 и 173 УК РСФСР, предусматривающие ответственность за злоупотребление властью и служебным положением, и получение взятки, не находятся в противоречии. 1очно также не противоре­чат друг другу статьи об общем основании гражданско-правовой ответственности за причинение вреда (ст.444 ГК РСФСР) и ответственности за вред, причиненный действиями должностных лиц в области административного управления (ст.446 ГК РСФСР),Это и понятно. иное понимание данного вопроса не только вело бы к игнорированию многоуровневости» многослойное регулируемых общественных отношений, но и способствовало бы созданию впе­чатления о внутренней несогласованности многих норм советско­го общенародного права.

Сказанное свидетельствует о том, что понятия конкуренции и коллизии отражают разные явления правовой реальности, Отсюда объективно вытекает различие способов их преодоления.

При коллизии приоритет обычно отдается во времени более поздним или изданным вышестоящими органами нормативным актам. В случае же расхождения союзного и республиканского законода­тельства действует союзный закон . Преодолеваются коллизии и с помощью специально принимаемых коллизионных норм .

Несколько по-другому решается вопрос о выборе правовой нормы при конкуренции нормативных предписаний. Так, при кон­куренции общей и специальной нормы применению подлежит послед­няя . "Специальный состав, - отмечает А.Н.Трайнин, - так сказать, берет верх над родовым. Родовой состав, таким образом, как бы сохраняется в резерве для тех случаев, которые специальными составами не охватываются"

Разделяется такая точка зрения и судебной практикой. Сог­ласно п.21 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 7 июля 1983 г. "В практике применения судами законодательства об охране природы", если порядок возмещения ущерба, причинен­ного природным объектом, не регулируется специальным законодательством


то он определяется по общим правилам ст.88 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик57.

Наряду с отмеченным видом конкуренции, в юридической литературе выделяют еще конкуренцию специальных норм. Она характер­на прежде всего для тех отраслей права, которые располагают четко сформированными составами правонарушений .

Выбор правовых норм при конкуренции осуществляется на определенных началах. Так, в результате хищения денежных средств возникает обязательство о возмещении вреда по основаниям, предусмотренным ст.ст.444, 473 ГК РСФСР. В таких случаях, лицо вправе предъявить иск по любому из этих оснований .

Итак, при конкуренции норм совокупность правонарушений отсутствует: речь идет об одном правонарушении. Суть проблемы здесь состоит в правильном выборе одной из конкурирующих норм.

Вместе с тем сфера действия указанного правила, повидимому, не безгранична, несоблюдение, например, процессуальных норм, закрепляющих право обвиняемого на защиту, является одно­временно нарушением соответствующих конституционных гарантий гражданина . Возмещение вреда, причиненного источником повы­шенной опасности, регулируется как ст.90 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, так и ст.454 ГК РСФСР. Однако в этих и других подобных случаях вряд ли можно говорить о конкуренции общей и специальной нормы.

Тем не менее здесь тоже возникают вопросы, связанные с выбором нормы, на основе которой должно быть осуществлено индивидуально правовое регулирование. На этот счет в работах по право­ведению высказаны тоже разные точки зрения . Для темы данного исследования важно лишь подчеркнуть; что и в таких случаях нет оснований для выводов о наличии совокупности правонарушений.

В юридической науке нередко проводится различие между совокупностью правонарушений и совокупностью правоприменительных актов. Связь правоприменительного акта, представляющего собой " индивидуальное государственно-властное веление (предписание), вынесенное в результате решения юридического дела", с совокупностью правонарушений неоднозначна. Правовая оценка совокуп­ности возможна как в рамках одного, так и нескольких актов инди­видуально-правового регулирования.

Это обстоятельство необходимо иметь в виду, поскольку в


литературе встречаются суждения, что совокупности не может быть в тех случаях, когда рассмотрение каждого из образовавшихся ее правонарушений не совпадает по времени. "Совокупность преступлений, - утверждает, в частности, В.П.Малков, - не просто совер­шение лицом нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями уголовного закона. Она означает такой случай, когда не­сколько преступлений, предусмотренных различными статьями уголо­вного закона, являются предметом одновременного разбирательства судебно-следственных органов, если при этом лицо может быть за них осуждено" . Однако с таким выводом в общетеоретическом пла­не нельзя согласиться. Требования, вытекающие из гражданско-правовых отношений, могут быть выявлены не только в разное время, но и по каждому правонарушению в отдельности. Объединение их в одно производство с целью одновременного рассмотрения не всегда представляется возможным (ст.128 ГГЖ РСФСР). Неправомерно в поведение, связанное с ненадлежащим исполнением трудовых обязанностей и причинением материального ущерба рабочим или служащим, содержит признаки самостоятельных правонарушений. Однако решение вопроса о наложении дисциплинарного взыскания - прерогатива администрации предприятия, учреждения, организации; взыс­кание ущерба, как правило, суда (ст.122 КЗОТ РСФСР;. Тем не менее наличие совокупности правонарушений оспаривать здесь не приходится. Более того, деяния составляющие совокупность правонарушений, могут быть установленными в разное время. Так, в действиях лица обоснованно судом была усмотрена совокупность правонарушений, когда после вынесения приговора по одному преступлению оно оказалось виновным в совершении другого 64. Подобные случаи в практике - явление довольно частое .

Положение не меняется и в случаях, когда одно из правонарушении выделяется в отдельное производство (ст.26 УПК РСФСР) или по нему прекращается дело без достаточных на то оснований, а спустя некоторое время оно рассматривается вновь. Если в отношении осужденного имеется несколько не приведенных в испол­нение приговоров, о чем не было известно суду, постановившему по­следний по времени приговор, то согласно ст.367 УПК РСФСР этот суд или одноименный суд по месту исполнения приговора обязан вынести определение о применении к осужденному наказания по всем указанным приговорам, руководствуясь статьями40 и 41

УК РСФСР. Очевидно, что названные статьи применяются с учетом того, имела ли место совокупность правонарушений или совокупность правоприменительных актов. Учет этого обстоятельства очень важен, так как существует различия в порядке определения мер правового воздействия. При совокупности правонарушений ме­ра наказания за уголовно наказуемое деяние не может превышать санкции статьи, предусматривающей более строгое наказание. Тог­да как при совокупности правоприменительных актов установлены иные правила определения мер воздействия (ст.41 УК РСФСР).

Возможность разновременного рассмотрения нескольких правонарушений, совершенных одним и тем же лицом, отражена и в административном праве (ст.36 Кодекса РСФСР об административ­ных правонарушениях).

Сказанное приводит к выводу о том, что одновременность рассмотрении не является необходимым признаком совокупности правонарушений или одним из ее условий. Иной подход означал бы отрицание совокупности правонарушений там, где она налицо, осо­бенно в случаях, когда входящие в эту совокупность деяния в си­лу правила подведомственности (подсудности) рассматриваются раз­ными правоприменителькыми органами. Отсюда же видна неправомер­ность подхода, при котором вопрос о наличии совокупности право­нарушений в зависимости от того, наступает ли юридическая ответ­ственность за каждое из этих правонарушений. Хотя между указан­ными явлениями существует определенная взаимосвязь (и практичес­кая значимость конструкции совокупности правонарушений наиболее наглядна с точки зрения мер юридической ответственности в отно­шении виновного), тем не менее нельзя категорически утверждать, что совокупность правонарушений отсутствует, если мера ответст­венности по тем или иным причинам применяется только за одно правонарушение. Освобождение лица от юридической ответственнос­ти за одно из правонарушений по указанным в законе основаниям (скажем, по истечении давностных сроков, по акту амнистии и т.д.) не служит препятствием к тому, чтобы это правонарушение принималось во внимание наряду с другими правонарушениями, входящими в совокупность в специальном значении этого слова.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет