Пролог Первой мировой войны. Покушение на Распутина



жүктеу 64.03 Kb.
Дата25.02.2016
өлшемі64.03 Kb.
Пролог Первой мировой войны. Покушение на Распутина.
Лето 1914 года выдалось жарким не только в климатическом, но и политическом отношении. Стихийные бедствия, засухи, пожары… Тревожные предвоенные месяцы. А на политической повестке дня большой европейской политики стоял вопрос организации Первой мировой войны, если быть уж совсем точными крупномасштабного германо-русского столкновения.

Этот Балканский конфликт назревал давно. Оставалось втянуть туда Россию. И неожиданно на пути встал неграмотный сибирский мужик – наш земляк Григорий Распутин. Это не преувеличение. В мемуарах трех министров написано об этом. Премьер министр Сергей Юльевич Витте пишет: «В 1912 году, когда Россия в первый раз готова была вмешаться в балканский конфликт, Распутин на коленях умолял государя не делать этого. Мужик указал все гибельные для России результаты европейского пожара и стрелки истории повернулись по-другому. Война была предотвращена».

Распутин, по мнению премьера, сыграл в этом не последнюю роль. «Зачем же желать зла себе и своим? – говорил Распутин,- достоинство свое национальное соблюдать нам надо, конечно, но оружием бряцать не пристало». «Весь мир хулит Распутина, говорит в одном из интервью Витте, -а знаете ли вы, что Распутин в 12 году спас нас от войны?»

- Каким образом? Как может человек, с трудом умеющий написать свое имя и не имеющий представления об иностранной политике, что-либо подобное совершить? - И все- таки это факт,- возразил Витте. Ваши слова доказывают лишь одно: вы слишком мало знаете Распутина. Его сила и тайна заключается именно в том, что он не такой человек, как другие. Совершенно верно он не образован. Можно думать о нем как угодно, можно быть его другом или врагом, одно необходимо признать: он обладает крепкой волей и природным умом, которому позавидовали бы многие образованные люди.

И я могу Вас уверить, что в трудное время (в 1912г.), именно Распутин сказал решающее слово. Само собой разумеется, он был не один против войны…

Заслуга его в том, что среди разных течений он остановился на правильном и сумел защитить его с такой силой и с таким успехом, что его мнение сделалось решающим. Вы поражаетесь тому, что человек едва умеющий писать, при решении подобных вопросов играет роль. Но это разве единственное необъяснимое в его жизни? Нет, с помощью одной логики вы не объясните себе этого человека. То, что делает Распутин, никто другой сделать не сможет. Он - воплощенное чудо. С ним нужно считаться как с фактом, который существует.»

Но курки Первой мировой уже были взведены, и первый выстрел раздался 16 марта 1914 года в редакции парижской газеты «Фигаро». Был тяжело ранен главный редактор газеты Гастон Гальметт, скончавшийся в больнице. Это было одно из 3-х убийств, проложивших дорогу к Первой мировой войне. Стреляла супруга министра финансов Жозефа Кайо – Генриетта. Цель - остановить публикацию компромата на прогермански настроенного супруга.

Дело Генриетты Кайо затмило тогда для французов, да и многих других европейцев, приближающуюся европейскую катастрофу.

Второй выстрел прозвучит 15 июня 1914 года в Сараево, столице Боснии. Из-за него собственно, и началась Первая мировая война. Был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд, приехавший для ознакомления со вновь приобретенными территориями. Он был категорическим противником войны с Россией. Его убийство и послужило предлогом для развязывания европейской бойни. 23 июля Австро-Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, объявляет ей ультиматум.

Нельзя не написать и о третьем выстреле. 31 июля 1914 г, накануне объявления мобилизации, был застрелен французским националистом Раулем Виленом лидер французских социалистов, убежденный пацифист Жан Жорес. Он призывал правительство достичь взаимопонимания с Германией и предотвратить надвигающуюся войну в Европе.

Но самым удивительным, наверное, будет то, что в глухой сибирской деревне тоже произойдет покушение, которое напрямую связано со всеми этими событиями.

29 июня 1914 г. в селе Покровском было совершено покушение на Распутина. Мужик должен быть мертв, чтобы как в 1912 году не удержал Николая от гибельного шага. Позиция Распутина в вопросе вступления России в войну непоколебима. Он считает, что русским нет резона воевать за чужие территории - своей земли много. Узнав о террористическом акте в Сараево, Распутин сказал; «Что тут, братец скажешь. Убили уж, ау. Назад – то не вернешь, хоть плачь, хоть вой. Что хочешь делай, а конец – то один. Судьба такова». Он категорически против войны. Но война компроматов уже началась. За полмесяца до покушения в газетах «Столичная молва» и «Русские ведомости» появляются статьи с провокационными заголовками «Распутин «расширяет границы России на запад», «Запрещение совещания распутинцев», где все вывернуто с точностью до наоборот. Но главное все-таки удалось. Распутин не убит, но тяжело ранен и на полгода удален от государя.

Происходило все так: 29 июня 1914 года Распутин вышел из ворот своего дома, чтобы отправить телеграмму. К нему подошла бедно одетая женщина и попросила милостыню. Со словами «не надо кланяться»,- так написано в протоколе допроса,- Распутин полез в карман за деньгами, и в этот момент, выхватив из-под своей рваной шали нож, женщина нанесет ему очень серьезное ранение в живот. Это был не совсем обычный нож. «Обоюдоостро заточенный, по кавказскому типу с желобком для стока крови 49,9 см. в длину» - пишет следователь Амельченко, который вел это дело. Выдернув нож и зажав рану левой рукой Распутин бросается от нее бежать, она подбирает нож с земли и пытается, догнав Распутина, воткнуть кинжал в спину. Следователь рисует схему покушения, где пунктирной линией обозначает, как Распутин хотел скрыться от нее в проулок. На крики мужика выскакивают соседи, сын Дмитрий, ее скрутили, в каталажку. Но, несмотря на всю уголовность этого преступления, в тюрьму она так и не попадет. Во время следствия выясняется, что она психически нездоровый человек. И ее определяют в Томскую психиатрическую больницу.

Удивительно то, что придя к власти, господин Керенский ее оттуда освободил. Хотя это была всего лишь мещанка Сызранской губернии Хиония Кузминична Гусева. Делайте выводы, господа.

Все нити этого покушения тянулись к давнему знакомому Распутина иеромонаху Илиодору. Проживая в свое время в гостях у Распутина в селе Покровском, этот человек украл у него письмо императрицы, позднее сбросил сан, предъявлял претензии Синоду, своей кровью написав туда письмо об отречении от православия, стал монахом – расстригой, основав секту «Новая Галилея», объявил себя Новым Христом.

В общем буйный иеромонах, эдакий эпатажный фрик в рясе, пиар-акциям которого позавидовал бы сам Джигурда. Его мания величия доходила до того, что на религиозных собраниях «Новой Галилеи» он требовал от своих адептов, чтобы его называли «Ваше Императорское Величество». За его спиной при этом висело изображение распятия, на котором вместо Иисуса было лицо самого Илиодора. Паства, которую он окормлял, была беспрекословно ему предана. Он заставлял по окончании своих собраний, повесив портрет Льва Николаевича Толстого, всех по очереди плевать в этот портрет. Покушавшаяся в 1914 году на Распутина женщина – Хиония Кузминична Гусева и являлась членом этой илиодоровской секты, то есть была лишь орудием этого покушения. Когда началось следствие, Илиодор сбежал из России в Норвегию. Когда Распутину сообщили о бегстве Илиодора он очень удивился, но потом, рассмеявшись, сказал: «Неужто правда, что Сергей Труфанов бежал? Не правда ли, что он – действительный виновник покушения на мою жизнь? Значит суда испугался. Арестуют, думал…»

В начале 90-х годов у нас в музее был внук мятежного монаха Илиодора – Сергей Иванович Труфанов. Любопытная вещь: сам Илиодор, сняв рясу, впоследствии вернувшись в советскую Россию, работал одно время в ЧК, один из его сыновей был сотрудником НКВД, а приезжавший к нам в музей внук – полковник одной из спецслужб. Вот такие вот бывают династии…

Как Вы понимаете, совсем не случайное и совсем не простое покушение на нашего земляка Григория Распутина в самый канун Первой мировой войны.

Заместитель министра внутренних дел В.Ф.Джунковский, хорошо известный своими провокациями против Распутина, неоднократно встречался со скандально известным Илиодором. Еще в 1911 году московская газета «Копейка» сообщала: «Вчера иеромонах Илиодор был у губернатора В.Ф.Джунковского и имел с ним продолжительную беседу, о содержании и результатах которой пока никому ничего не известно».

В этой связи вызывает интерес рукопись Николая Степановича Батюшина, генерала – майора Генерального Штаба Русской императорской армии. Его книга «Тайная военная разведка и борьба с ней» долгое время служила учебным пособием для многих спецслужб мира.

Есть сведения о существовании неизвестной рукописи генерала под названием «Контрразведка против Распутина». Высока вероятность того, что по некоторым сведениям она находится в руках одного из частных западных коллекционеров. Последнее упоминание о рукописи было зафиксировано в письме самого генерала, датированного 1932 годом.

Очень любопытно было бы эту рукопись прочесть, и возможно тогда все пазлы этой сложной многоходовой игры наконец-то, сложились бы в одну картину.


Директор музея Григория Распутина Смирнова Марина

Копия орудия покушения на Распутина в 1914 году



Иеромонах Илиодор (Труфанов)



Распутин в Тюменской городской больнице после покушения 1914 г.


Памятная доска на месте покушения на Распутина в канун Первой мировой войны



Хиония Гусева, покушавшаяся на жизнь Г.Е. Распутина. 1914 год


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет