Рапсодия без ответа



жүктеу 0.67 Mb.
бет1/4
Дата23.07.2016
өлшемі0.67 Mb.
  1   2   3   4
Виу Де Литтера.

РАПСОДИЯ БЕЗ ОТВЕТА.
Действующие лица:

*АКСЕЛЬ – сын короля Клавдия и его жены Клавдии; муж Миры; мечтает избавиться от угнетающего его чувства вины; в совершенстве владеет ораторским искусством; персонаж хотел бы, чтобы его сыграл высокий актер.
*НОКТЮРН – друг Акселя; позиционирует себя, как великого философа;

имеет секрет; персонаж хотел бы, чтобы его сыграл незамужний актер.


*МИРА – беременная жена Акселя; ее беременность длится уже три года; определила имя не родившемуся сыну, а именно Мерцей; склонна к обморокам; загадочна, но в своей загадочности прямолинейна; персонаж хотел бы, чтобы ее сыграла актриса.
*КЛАВДИЙ – король государства К., не знает о существовании города Л., входящего в состав его государства; привык к возмущениям и бунтам народа, даже придумал способ их постоянного подавления; не равнодушен к портретам и зеркалам; не вступал ни в одно сражение и не поддерживал войн с соседними государствами; персонаж хотел бы, чтобы его сыграл актер, не поддерживающий разговоры про политику.
*КЛАВДИЯ жена короля; ее имя – омофон имени короля; ждет.
*ХОЗЯЙКА МЕЛОДИЯ – живет по соседству с королевской четой; владеет садом с лучшим в государстве виноградом; вдова; никто не зовет ее по имени, при обращении к ней привыкли употреблять слово Хозяйка, ставшее нарицательным; персонаж хотел бы, чтобы ее сыграла актриса с выразительными руками.
*ТРЕГУБ – личный наблюдатель за жизнью Акселя; падок на употребление вина, частенько не соблюдая меры; персонаж хотел бы, чтобы его сыграл трезвый актер.
*БОТАЧЧИ – помощник короля в бытовых делах; слуги должны были находиться под его контролем; сочувственно отнесся к известию о смерти мужа Хозяйки.
*РИО – самый старший из слуг короля; в большинстве случаев является голосом всех слуг; не носит обувь.
*САЛЬВАДОР ДАВИД – мастер по ядам; его форма тела напоминает длинную колбу; совершенно нейтрально относится к своему имени и фамилии.
*МЕЗО – шустрый малый.
*ПЕРО – писатель.
*МЕРЦЕЙ – человек с неопределенной судьбой; время проводит в утробе матери; неизвестно, какие чувства испытывает по отношению к матери и отцу; персонаж хотел бы, чтобы его никто из актеров не исполнял.
*СЛУГИ – босые.
*НАРОД

ДЕЙСТВИЕ.
Государство К. Королевский двор по центру сцены, левый и правый край отделены ширмами, обтянутыми черной тканью. Справа, ширма чуть выше человеческого роста(также в ней проделаны две дырки), а слева намного выше. Пространство сцены слева – пустое, справа – виднеется сад с виноградом(виноград свисает на длинных лесках), и конструкция, отображающая часть дома с длинной лестницей, идущей от двери, которая располагается, чуть ли не на втором этаже. Дом короля также состоит из двух этажей, на втором этаже спальня короля, по бокам здания висят белые флаги. Крышу дом не имеет. Задник сцены увешен портретами известных личностей, правда, стоит заострить внимание на том, что портреты обрезаны, как раз в том месте, где начинается голова, портреты завершаются в районе шеи. Таким образом, от изображения Наполеона, например, остались только мундир и голая шея, прикрытая, однако, разбухшим подбородком, ввиду его склонности к полноте, также здесь висят портреты Клавдия, Клавдии, какого-то кузнеца, некоего пастуха, и др.. В углу, на заднике, маленькая деревянная дверь, которая не вдета в петли, просто приставлена к заднику, будто подпирает его. Рядом с ней висит большой замок, который здесь скорее для того, чтобы придать важности двери, нежели по своему прямому предназначению. Сверху на веревке спускается гонец, висит на ней.
Мезо(обращая внимание на веревку, и пытаясь от нее избавится, у него не получается): С недавних пор, меня стал интересовать вопрос, насколько выносливы почтовые голуби? Видите ли, дело в том, что с одним малознакомым мне человеком мы захотели повеситься прямо в королевской спальне, он в знак протеста, я же в знак протеста его протесту. Человек, которого я плохо знал, возмущенно выступал против спящего короля, пока веревка, затянутая вокруг его шеи, не выдавила остатки тембра из его глотки, как остатки зубной пасты из тюбика. Надеюсь, вы знаете, что такое зубная паста, потому что я, признаюсь, не знаю. Аккуратно болтая в воздухе ногами, он, кажется, пытался что-то станцевать напоследок, но у него не получилось, дело приняло летальный исход. Такой исход привычен для самоубийц. Естественно, король проснулся. К тому времени, я никак не мог разобраться, где у веревки начало, где конец, чтобы понять, с какой стороны сделать петлю. Не буду вдаваться в подробности, но теперь я королевский гонец, тело мое привязали к почтовому голубю, который переносит меня из города в город, чтобы я передавал ту или иную новость. Кто бы мог подумать, что человек может стать письмом, но чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь в том, что нет пределов для человеческих возможностей. (снова пытается освободиться от веревки). Если голубь слабый, неминуемо падение мое, но что-то пропала во мне тяга к смерти, видимо, я уже достаточно побывал на небе, чтобы грезить о нем. Веревки тугие, на разговоры у меня ограниченное количество времени, пока голубю не вздумается улететь куда-то вместе со мной. Может случиться даже так, что я не успею договорить что-нибудь важное, как…(он двигается в сторону, скрываясь от зрительских глаз. Через какой-то небольшой промежуток времени вновь появляется). Ладно, приготовьтесь, сейчас будет чуточку громко. (начинает кричать изо всех сил). Король славного государства К., ваш сын Аксель со своей беременной женой Мирой направляется к вам с визитом. Скоро они будут во дворе.(в сторону зрителей). Если случится так…(его уносит за кулисы).
Высвечивается второй этаж, спальня короля. Король Клавдий просыпается. На нем надета пижама. Он подходит к дверце, снимает замочек, открывает дверцу, достает оттуда зеркало, закрывает дверцу, вешает обратно замочек. Приставляет зеркало к портрету на заднике, где изображен он сам. Зеркало располагается там, где у портрета заканчивается шея. Смотрится в отражение. Он явно доволен собой. Снимает портрет, достает оттуда королевскую мантию, перчатки с золотыми кольцами, надевает все это поверх пижамы. Вешает портрет обратно. Убирает зеркало за дверцу, закрывает ее, вешает замочек. Потягивается, разминает голос, спев какую-нибудь гамму или кусочек какой-нибудь мелодии.
Клавдий: Ботаччи! Почему ты не разбудил меня? Который час? Мой сын вот-вот прибудет!
Из-под кровати вылезает Ботаччи.
Ботаччи: Простите, король, я заснул.
Клавдий: Что ты делал под моей кроватью?
Ботаччи: Каждый из нас, так или иначе, находится под вами, вы верхушка, мы – низы. Конкретно я – спал!
Клавдий: Что ты вообще делаешь в моей спальне? Бог даровал людям великий ум, который отказывается им подчиняться. Как трудно жить, пожалуй, Богу, и, определенно, королям! Ты опять следил за соседкой?
Ботаччи: Конечно же, нет, мой король (подходит к краю, пытается заглянуть в соседний двор). Тут все равно ничего не видно.
Клавдий: Сын спешит ко мне. Прикажи слугам выставить на стол самую вкусную еду, помыть ноги. Пусть также спрячут паутину в пыльный ящик возле окна, но после отъезда гостей прикажи им повесить паутину обратно, потому что нехорошо лишать кого-то дома, даже насекомых, а вдобавок, на случай, если внезапно заведутся мухи.
Ботаччи спускается на первый этаж. На первом этаже стоит множество столов, на каждом из которых лежат слуги, их босые ноги направлены в сторону зрителей.
Ботаччи: Почему не разбудили короля? Мертвых украшают оплакивающие их живые люди, вас же никто оплакивать не станет, если вы не будете выполнять свои прямые обязанности! Молчите? Молчите, значит.
Ботаччи достает кнут, ударяет им об пол, убирает кнут. Слуги, как один, вскакивают.
Ботаччи: Накрыть на стол, ноги помыть, убрать паутину, после отъезда гостей – повесить обратно!
Рио: Ах, эти дни - величиной с полгода, когда вас сократят?! Аксель с женой хотят утяжелить наш дом? Ну, почему судьба к нам так сурова, Мира не может родить уж третий год, зато у нее прекрасно получается нас навещать, при этом постоянно нужно накрывать на стол, а запасы еды закончились уже при первом их посещении королевского двора! Где нам раздобыть еду?! Ботаччи, либо нам необходим сыщик – чревоугодник, либо гостям придется грызть стол!
Ботаччи: Ничего страшного, своруете виноград из соседнего двора. Кстати, не забудьте передать Хозяйке мои соболезнования по поводу смерти ее мужа, желательно, таким образом, чтобы она за этим узрела мое признание в любви к ней!
Рио: Простите, воровскому делу вы обучали только собак, которые научились незаметно растаскивать остатки еды со стола, мы не справимся. Еще нас смущают свидетели! Их слишком много, о нас плохо подумают.
Ботаччи: О чем ты говоришь? Какие свидетели?
Рио(указывая на зрителей): Взгляд того человека, на последнем ряду, настолько суров, что уже вызывает у меня чувство стыда.
Ботаччи: О чем ты говоришь? Какие свидетели? Я даже не чувствую взгляда Всевышнего, а ты переживаешь по поводу глаз человеческих, которых я, впрочем, тоже не вижу. Должно быть, это от того, что вы не носите обувь, холодные ноги – свихнувшийся ум. Не смотри на меня так, я больше не буду говорить про Всевышнего. Просто хотел как-то настроиться, ведь мне предстоит воровать виноград вместо вас. Раз так, то я жду, чтобы вы помыли ноги, притом не умудрились запачкать их до приезда гостей. Я тем временем, пойду, одену несколько меховых шуб, чтобы капли пота на лице, в случае моей поимки, приняли за слезы раскаяния, к тому же, это придаст массивности моей персоне при встрече с Хозяйкой.
Ботаччи уходит. Рио и другие слуги берут кувшины с водой из под столов, выливают воду на пол, начинают, слегка пританцовывая, елозить ногами по мокрому полу. Рио обращается в зрительный зал.
Рио: Прошу вас, не обращайте внимания, Ботаччи поступает подобным образом при каждом приезде Акселя с его женой, он, в некотором роде, очень предсказуем, и уникален одновременно, но каждый заостряет свое внимание на первом пункте, не переходя ко второму. В жизни каждого случается обед. К чему это я?! Ах, точно. Как-то раз, он стащил обед, предназначавшийся для Клавдия, прямо у короля из-под носа. Так тот не то, что не заметил пропажу обеда, но и не узнал позже еду, предназначавшуюся ему, а в итоге украсившую стол для гостей. Помнится случай, когда Ботаччи откусывал по крошке хлеба у бедняков в округе, держал их во рту таким образом, что в итоге, он достал изо рта хлеб, который стал настоящим украшением стола. (садится на мокрый пол). Бедный человек, ведь он безответно влюблен в хозяйку соседнего двора по имени Мелодия, но никто ее так не зовет. Хозяйка не стройна, ее любимый прием – фальшивость, но и на эти недостатки все закрывают в глаза, потому что она владеет самым роскошным садом в государстве, отведав ее виноград, вы больше никогда не захотите пробовать какой-либо другой фрукт, настолько он вкусен. Ее муж был крайне недоволен действиями Клавдия, он повесился прямо в спальне короля. Как правило, когда речь заходит о покойном муже Хозяйки, она отводит глаза, долго смотрит на свои руки, чтобы убедиться, что они не дрожат, но они дрожат, тогда она прячет руки в разрез декольте на своем платье, последнее время, она кутает свои руки в шаль. Ботаччи стал первым, кто сообщил Хозяйке о смерти ее мужа. Затем он стал постоянно убеждать ее, что дух покойного супруга вселился в него.
Входит Ботаччи. На нем надето множество шуб.
Рио(обращаясь к Ботаччи): Если бы среди нас стоял Милорад Павич с блокнотиком, он, с виду случайным, а на деле, вынужденным движением карандашика, чиркнул пару строчек по поводу того, что вам к лицу чужая смерть.
Ботаччи: Когда ты успел познакомиться с Павичем?
Рио: В тот момент, как вы вышли, одетый во множество меховых шуб!
Ботаччи: Что ж, твое замечание, или же замечание Павича, относится больше к королям, нежели ко мне. Еще одно воровство, еще один грех нужно совершить ради любви, ради ее признания покойного мужа во мне. Покойного мужа, чей дух мечется от сердца к почкам, и обратно, внутри меня! А когда она увидит пот на моем лице, то непременно примет их за слезы, тогда ей не устоять. Она поверит, нет, она сама мне скажет, что дух ее покойного мужа блуждает внутри меня! Она сама отметит, что с его воровским прошлым покончено. Она сама предложит мне – себя! Еще одно воровство! Всего одно! Только бы справится!
Рио обращается в зрительный зал.
Рио: Кстати, это ошибочное мнение, что ее муж был вором! Если вы считаете также, то забудьте об этой версии, она ложная. Причиной такой инсинуации послужил тот факт, что ее покойный муж вырвал чистый лист из книги известного в узких кругах писателя Перо, который не начал еще писать книгу, но уже успел пронумеровать страницы. Перо не стоило большого труда заметить пропажу одной страницы, также догадаться, кто ее своровал. Надо отметить, что отношения Перо с покойным мужем Хозяйки были не дружелюбные, супруг Мелодии просил Перо описать их протестующие взгляды против короля в своей книги, а тот принес ему пустые, пронумерованные страницы. Муж, будущий самоубийца, вырвал страницу, совпадающую с величиной его собственного возраста, и повесился, держа эту страницу в руках. Данная история, данная печаль принесла Перо фортуну, вдохновила его на написание романа про вора-грубияна, который мог своровать любую, даже самую недоступную, вещь. При прочтении образ мужа и Хозяйки виден отчетливо, даже имена указаны, разве что мужу приписано каждое воровство, которое было известно Перо. Так разошелся слух, что муж Хозяйки не только покойник, но вдобавок к этому – вор. Ботаччи, знающий про мужа Хозяйки только из сведений, приведенных в книге Перо, именно при помощи воровства хочет убедить владелицу роскошного сада, что в него вселился ее покойный муж. Перо распространил роман по всему государству, кроме него он ничего больше не написал, зато этот роман сделал его популярным, где находится Перо сейчас – неизвестно. Собственно, зачем я все вам объясняю, или так необходимо? Допустим, что так необходимо!
Ботаччи собирается забраться в чужой двор, босые слуги залезли на столы, некоторые взяли других на плечи. Ботаччи медленно крадется к ширме, огораживающей королевский и соседний дворы. Очень медленно, почти в рапиде. Слуги следят за тем, как справляется Ботаччи, предостерегая его об опасностях.
Рио(обращаясь к Ботаччи): Ты действительно думаешь, что днем солнце не обрисует твое воровство четким силуэтом, привлекающим всеобщее внимание? Может, ты искупаешься в луже, где мы только что вымыли ноги свои, чтобы стать похожим на ночь. Тогда будет похоже, что вы отправились на маскарад?
Ботаччи(шепотом): Мой поступок слишком черен, он не нуждается в грязных лужах, так как сам является грязной лужей.
Рио(обращаясь к другим слугам): Он слишком тихо говорит, вы поняли что он сказал?(слуги отрицательно качают головой). Собственно, это не так уж важно, ведь если мы будем думать над этим, тогда кто же будет следить за воровством? (обращаясь к Ботаччи). Извините, что я вновь отвлекаю, но вы достаточно бесшумно и крайне аккуратно подкрадываетесь к ее двору, так вы до следующего утра только подойдете к ее забору, а вдруг она к тому времени уже соберет виноград? К тому же гости, наверное, уже подоспеют. Вам должно сменить стратегию!
Ботаччи(шепотом): Понимаешь ли, когда человек рождается, он приобретает звук, а когда умирает – отдает его.
Рио(обращаясь к Ботаччи): А причем здесь вы? Вы собрались умирать?
Ботаччи(чуть громче): Мне необходимо было сказать что-нибудь умное, чтобы поверить в свои силы.
Рио: Не хочу вас огорчать, но, к сожалению, у вас не вышло ни первое, ни второе!
Ботаччи медленно подходит к ширме, обтянутой черной тканью, просовывает руки в дыры, проделанные в ширме.
Ботаччи: Удивительно! Это же поразительно! Какая удача! Судьба благоволит мне! Дыры в заборе до сих пор не заделаны, это значительно облегчает задачу!
Виноград подвешен за леску. Ботаччи хватается руками за виноградную лозу.
Ботаччи(обращаясь к слугам): Скажите, не промелькнуло ли лицо Хозяйки в окне? Может, она уже стоит на лестнице? Может, она щиплет нежной ручкой виноград, а я не вижу? Скажите же!
Рио: Поверьте, это не лицо Хозяйки в окне, это блики от солнца, отраженные в нем. На лестнице также никто не стоит, разве что тишина. Рядом с вами никого нет, только ваши верные слуги! Действуйте по системе рыбы, попавшейся на крючок!
Ботаччи: Что?
Рио: Не тяните же! Тяните виноград!
Ботаччи: Так тянуть, или не тянуть?
Рио: Действуйте!
Ботаччи начинает тянуть.
Ботаччи: Такое ощущение, будто кто-то или что-то держит этот виноград, его необычайно тяжело тянуть.
У Ботаччи не выходит пропихнуть руки в дыры, остается либо отпустить виноград, и остаться с пустыми руками, либо стоять так, и дожидаться Хозяйку.
Ботаччи: Что же мне теперь делать?
Рио: Почему бы вам просто не позвать Хозяйку?
Ботаччи: Минутку. (думает). У меня появился план получше! Рио, достань у меня из штанов кнут, затем хорошенько пройдись им по моей спине. Из-за сильнейшей боли, я начну громко вопить, выглянет Хозяйка, посмотреть что произошло, тогда вам нужно будет спрятаться. Скоро мы сыграем свадьбу.
Рио: Причем здесь тогда виноград? Не проще ли вопить сразу под ее окнами?
Ботаччи: Пусть это останется между мной и мной! Так что Рио, не задавай лишних вопросов, выхватывай кнут, бей меня, что есть силы в твоих худых ручонках!
Рио: Ей Богу, если кому, и доверять хлыстать вас кнутом, то только не мне. Нет, не то, чтобы я не хотел! Просто я никогда не мог точно попасть в цель, никогда! Будучи еще маленьким мальчиком, я промахнулся ложкой мимо тарелки, с тех пор, постоянно промахиваюсь. Даже когда у меня чешется глаз, я всегда чешу свой нос, так как прицел у меня сбит, это я вам могу гарантировать.
Ботаччи: Стегай, говорю! Не могу же я сам себя хлыстать! Если я начну, тогда от меня живого места не останется, а с твоими промахами, глядишь, будет в самый раз! Стегай!
Рио берет кнут, пытается ударить Ботаччи, промахивается, ударяет еще раз, снова промахивается, еще одна попытка, снова промах.
Рио: Видите, не выходит!
Ботаччи: Дай кнут другому слуге!
Рио отдает кнут другому слуге, тот бьет и тоже промахивается. Отдает третьему, промах. Третий отдает четвертому, промах. Четвертый отдает кнут пятому, промах. Пятый отдает шестому – промах! Шестой отдает кнут седьмому. Седьмой бьет, промахивается.
Ботаччи: Да попадет хоть кто-нибудь в меня, или нет?!
Седьмой слуга: Я бы попал, если бы вы постоянно не увертывались от ударов, прекратите избегать ударов, и я попаду!
Седьмой бьет еще раз – промах!
Седьмой слуга(обращаясь к другим слугам): До сих пор уклоняется от ударов. (обращаясь к Ботаччи). Может быть, вы боитесь??
Ботаччи: Кто? Я? Не я виноват в том, что ты бить не умеешь! Вам не хватает злости! Бейте меня не только кнутом, но также языком!
Седьмой слуга: Я вас не понял? В каком смысле, языком? Мне надо бить вас собственным языком?
Ботаччи: Да нет же, нет, это метафора! Скажи про меня что-нибудь плохое, а потом бей.
Седьмой слуга: Теперь понял. Вы очень плохой человек, знаете ли, плохому человеку – хорошее наказание!
Бьет, промахивается.
Седьмой слуга: Вы ленивый человек! Пока мы работаем, вы сидите тут, прохлаждаетесь.
Бьет, промахивается.
Седьмой слуга: Вы спите дольше, чем ваш пес!
Бьет, промахивается!
Седьмой слуга: Ничего не выходит.
Ботаччи: Ах, бросьте! Бесполезно! Рио, возьми кнут, привяжи меня им к забору, чтобы я не смог увернуться, а затем ударьте меня столом, уж столом-то вы в меня попадете.
Рио берет кнут, привязывает им Ботаччи к забору. Другие слуги, тем временем, ловко мастерят из столов – один большой стол.
Ботаччи: Только не убейте меня, а то, я действительно стану похож на ее покойного мужа, ведь мертвые все на одно лицо, по крайней мере, на одно выражение лица. Только что мне толку от этого, если я буду мертвым! А теперь, бейте!
Слуги поднимают стол над головой, но не успевают ударить, так как вбегает Клавдий. Слуги держат стол над головой, не смеют шелохнуться. Клавдий врывается под звук метронома, его шаги и движения точно соответствуют ударам метронома. За Клавдием стремительно вбегает Трегуб, громко стуча ногами об пол, совершая шаги и движения не в такт метроному. В одной руке у него белая рубашка, испачканная в крови, а в другой, он неуверенно держит бутыль с вином таким образом, что проливает вино на рубашку, делая ее еще более запачканной. Клавдий встает прямо перед слугами, держащими стол.
Клавдий: Ты снова пьян, Трегуб, сам не ведаешь, о чем толкуешь? Думаешь, я поверю речи пьяницы? Ты пьян, каждое твое последующее слово и движение, лишь подтвердит это, так почему я должен тебе верить?
Трегуб(кричит): Ян те пянь! Я… Нет.
Клавдий: Ты идешь не в такт метроному, ты, чертовски, пьян!
Трегуб: Хорошон, пянт … пьянт! Но вы-с доржи… должи… жны... мне в…верить! Слюва… слова мои соотвекткс… ствуют… соонек… соо… дейтитености! Кь чёкту, я гово.. гою… рю правду-с! Горье заменят… заметят дагже пьянтные глюсса… глаза!
Метроном замолкает.
Трегуб: Так гораздо лучше, спасибо! (он собирается сделать глоток вина, но внутри кувшина пусто). Смерть – проклятая чревоугодница, она способна пожрать любую сущность в этом мире, при этом никто еще не обвинил ее в том, что она – величайшая грешница; никто не казнил ее, никто не наказал! Вот только взял бутылку вина, а смерть уже истребила ее, как истребила Акселя, теперь придется достать вторую бутылку, чтобы заглушить уже два горя!
Клавдий: Верно лишь то, что дает повод думать о себе таким образом, что оно верно. Аксель направляется сюда, скоро он будет здесь!
Трегуб: Но он мертв! (показывает королю кровавую рубашку). Я лично снял эту окровавленную рубашку с него! (отдает рубашку королю).
Клавдий: Рубашка точь-в-точь, как рубашка моего сына, а ведь ее сшила Клавдия, второй такой не найдешь. В таком случае, я не понимаю, почему об этом не сообщил мне гонец?
Трегуб: Ваше величипство! Вы же назначили меня главным наблюдателем за жизнью вашего сына, я исправно выполняю свою работу!
Клавдий: Выполнял. До этого дня! Дождемся гонца, он укажет тебе на ложь!
Сверху спускается пустая веревка, связанная в петлю, в которой никого нет.
Клавдий: Кто приказал отвязать гонца?!
Трегуб: Что?
Клавдий: Кто отвязал гонца??! Гонца! Кто отпустил гонца на волю?! Где он?!
Трегуб(отводя в сторону взгляд): Понятия не имею! Одно я знаю точно, горло Акселя было перерезано, как небо – линией горизонта, а из раны сочилась кровь, капая прямо на рубашку. Я пробовал закрыть Акселю веки, но они не закрывались, как не закрывается рот во время ужина у того, кто любит много и плотно поесть. Аксель так хотел жить, что не оставил никаких признаков, что мертв, но я точно видел, что он умер. Он лежал с открытыми глазами, даже дышал, но сердце его уже не билось, а кровоточащая рана и бледный цвет лица демонстрировал, что он больше нежилец!
У слуг выскальзывает стол из рук, который заранее был перепилен. Стол падает прямо на голову короля, ломается на две половины. Король падает на пол, и какое-то время все смотрят, как он тщетно пытается встать. Король шепчет про себя что-то невнятное, похожее на ругательства. Затем слышно, как он ругает небеса, и вопрошает у них, действительно ли умер его сын? Трегуб молча кивает.
  1   2   3   4


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет