«Ребенок в семье. Влияние нарушений семейных отношений на психическое развитие ребенка» типы семейного воспитания



бет1/2
Дата17.06.2016
өлшемі379.49 Kb.
  1   2


«Ребенок в семье. Влияние нарушений семейных отношений на психическое развитие ребенка»

1. ТИПЫ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ.
Вопросы влияния на взаимодействия взрослого с ребен­ком, на формирование личности последнего широко обсужда­ются в отечественной литературе. К настоящему времени сформировалось убеждение, что тип детско-родительских от­ношений в семье является одним из основных факторов, фор­мирующих характер ребенка и особенности его поведения. Наиболее характерно и наглядно тип детско-родительских отношений проявляется при воспитании ребенка.

В частности, рядом авторов подчеркивается, что нарушение системы семейного воспитания, дисгармония отношений “мать-дитя” является основным патогенетическим факто­ром, обусловливающим возникновение неврозов у детей. Так, например, А.Е. Личко и Э.Г. Эйдемиллер выделили шесть ти­пов семейного воспитания детей с акцентуированными чер­тами характера и с психопатиями.



Гunоnротекция (гиnооnека) характеризуется отсутстви­ем необходимой заботы о ребенке ( “руки не доходят до ребен­ка” ). При таком типе отношений ребенок практически предо­ставлен самому себе, чувствуя себя брошенным.

Домuuuрующая гunерnротекция предполагает окруже­ние ребенка излишней, навязчивой заботой, полностью бло­кирующей его самостоятельность и инициативу. Гиперпротек­ция может проявляться в виде доминирования родителя над ребенком, проявляющемся в игнорировании его реальных потребностей и жестком контроле над поведением ребенка. (На­пример, мать будет провожать подростка до школы, несмот­ря на его протесты.) Такой вариант отношений называется доминирующей гиперпротекцией. Одним из вариантов гипер­протекции является потворствующая гunерnротекция, ко­торая проявляется в желании родителей удовлетворять все по­требности и капризы ребенка, определив ему роль кумира семьи.

Эмоциональное отвержение проявляется в неприятии ре­бенка во всех его проявлениях. Отвержение может проявляться явно (например, ребенок часто слышит от родителей фра­зы, типа: “Ты мне надоел, уйди, не лезь ко мне”) и скрыто­е виде издевок, иронии, высмеивания.

Жестокие взаимоотношения могут проявляться явно: в виде побоев - или скрыто: в виде эмоциональной враждеб­ности и холодности. Повышенная моральная ответственность обнаруживается в требовании от ребенка проявления высоких моральных качеств с надеждой на его особое буду­щее. Родители, придерживающие такого типа воспитания, по­ручают ребенку заботу и опеку над другими членами семьи.

Неправильное воспитание может рассматриваться как фак­тор, усиливающий потенциальные характерологические рас­стройства ребенка. Под акцентуацией характера традици­онно понимается чрезмерная выраженность отдельных черт характера и их сочетаний, представляющая крайние вариан­ты нормы. Акцентуированным характерам свойственна повы­шенная уязвимость к отдельным психотравмирующим воздей­ствиям.

Специалистами в области семейной психологии за послед­нее десятилетие выделены различные варианты типов отноше­ний “ребенок-взрослый”. Так, например, в работе А.Я. Варга описаны три неблагоприятных для ребенка типа родительских отношений: симбиотический, авторитарный, эмоционально ­отвергающий. Эмоционально-отвергающий тип (в отличие от описаний Э. Эйдемиллера и А. Личко) характеризуется ис­следователем как тенденция родителя приписывать ребенку болезненность, слабость, личностную несостоятельность. Дан­ный тип назван автором “ воспитанием с отношением к ребен­ку как к маленькому неудачнику”.

В исследовании Е.Т. Соколовой основные стили детско-ро­дительских отношений были выделены на основании анали­за взаимодействия матери и ребенка при совместном реше­нии задач:



  • сотрудничество;

  • псевдосотрудничество;

  • изоляция;

  • соперничество.

Сотрудничество предполагает тип отношений, в которых потребности ребенка учитываются, ему дают право “на авто­номию”. Помощь оказывается в сложных ситуациях, требу­ющих участия взрослого. Варианты решения той или иной возникшей в семье проблемной ситуации обсуждаются вмес­те с ребенком, принимается во внимание его мнение.

Псевдосотрудничество может осуществляться в разных вариантах, таких, как доминирование взрослого, доминиро­вание ребенка. Для псевдосотрудничества характерно формальное взаимодействие, сопровождающееся откровенной лестью. Псевдосовместные решения достигаются за счет по­спешного согласия одного из партнеров, испытывающего страх перед возможной агрессией другого.

При изоляции полностью отсутствует кооперация и объе­динение усилий, инициативы друг друга отклоняются и иг­норируются, участники взаимодействия не слышат и не чув­ствуют друг друга.

Для стиля соперничества характерна конкуренция при отстаивании собственной инициативы и подавлении инициа­тивы партнера.

Автор подчеркивает, что лишь при сотрудничестве, когда при выработке совместного решения принимаются как пред­ложения взрослого, так и самого ребенка, отсутствует игно­рирование партнера. Поэтому данный тип взаимодействия побуждает ребенка к творческой активности, формирует го­товность к взаимопринятию, дает ощущение психологичес­кой безопасности.

По мнению В.И. Гарбузова, существует три патогенных типа воспитания.

Тип А. Непринятие (эмоциональное отвержение). Суть этого типа в чрезмерной требовательности, жесткой регламен­тации и контроле. Ребенок не принимается таким, какой он есть, его начинают переделывать. Это делают с помощью либо очень жесткого контроля, либо бесконтрольностью, полным попустительством. Непринятие формирует у ребенка невро­тический конфликт. У самих родителей наблюдается неврас­тения. Диктуется: “Стань таким, каким я не стал”. Отцы очень часто порицают других. У матери очень высокая напряженность, она стремится занять высокое положение в социу­ме. Такие родители не любят в ребенке “ребенка”, он раздра­жает их своей “детскостью”.

Тип Б. Гиперсоциализирующее воспитание. Возникает на почве тревожной мнительности в отношении здоровья, соци­ального статуса ребенка и других членов семьи. В результате могут сформироваться страхи, фобии социального плана, мо­гут быть навязчивые идеи. Возникает конфликт между жела­емым и должным. Родители приписывают ребенку, что он дол­жен хотеть. В результате у него возникает страх перед родителями. Родители стремятся подавить проявление при­родных основ темперамента. При таком типе воспитания дети ­холерики становятся педантичными, дети-сангвиники и дети-флегматики - тревожными, а дети-меланхолики становятся чувствительными.

Тип В. Эгоцентрическое воспитание. Наблюдается в сем­ьях, где ребенок находится на положении кумира. Ребен­ку навязывается представление о том, что он имеет самодовлеющую ценность для других. В результате у ребенка появляется много претензий к семье и к миру в целом. Та­кое воспитание может спровоцировать истероидный тип акцентуации личности.

Английский психотерапевт Д. Боулби, исследующий особенности детей, выросших без родительского попечения, выделил следующие типы патогенного воспитания.

• Один, оба родителя не удовлетворяют потребности ребенка в любви либо полностью отвергают его.

• Ребенок является средством для разрешения супружеских конфликтов.

• В качестве дисциплинарных мер используются угроза “разлюбить” ребенка и угроза “уйти” из семьи.

• Ребенку внушается мысль, что именно он будет причи­ной (либо уже является) возможных болезней, разводов или смертей членов семьи.

• В окружении ребенка отсутствует человек, способный понять его переживания, могущий заменить отсутствующего или “плохого” родителя.

2. РОДИТЕЛЬСКИЕ ДИРЕКТИВЫ.

Помимо типа отношения родителей и типа воспитания, формирование личности ребенка в семье во многом определя­ется родительскими директивами. Они могут являться источником многих эмоциональных проблем ребенка как в настоящем, так и будущем. Директива как косвенное родительское учение (программирование) впервые было описано амери­канскими специалистами по трансактному анализу Робертом и Мэри Гоулдингами.

Под директивой понимают скрытое, косвенное прика­зание, не явно сформулированное словами или обозначенное действиями родителя, за неисполнение которого ребенок не будет наказан явно, но будет наказан косвенно (чувством вины перед родителями). При этом истинных причин своей вины ребенок осознать не может, они скрыты. Только исполняя директивы, ребенок чувствует себя “хорошим”. Директива-­это своеобразное “скрытое послание” родителя ребенку, по­учение. Сами родители могут не осознавать до конца глубин­ное содержание, которое заключено в их директиве. Можно выделить ряд директив, негативно влияющих на формирова­ние личности ребенка. Приведенные ниже виды родительских директив и их содержание раскрыты и проинтерпретированы отечественными психологами В. Лосевой и А. Луньковым. В названии директивы отражен скрытый глубинный смысл послания ребенку.

Не живи”. В бытовой речи это послание может переда­ваться частыми причитаниями и высказываниями следующе­го типа: “Глаза мои на тебя бы не смотрели”, “Чтоб ты сквозь землю провалился”. Расширенный вариант директивы про­является в “воспитательных” беседах родителей на следую­щие темы: “Сколько бед и сложностей принес ребенок своим появлением на свет”, “Как тяжелы и ужасны были роды”, “Воспоминания о желании прервать беременность”. Посколь­ку в каждой директиве есть скрытый смысл, смысл этой директивы состоит в желании управлять ребенком через воз­буждение в нем постоянного чувства вины. Ребенок может бес­сознательно принять решение, что он источник всех возмож­ных бед в жизни родителей, что он их вечный должник. С годами это иррациональное чувство возрастает. Негативное влияние этой директивы состоит в том, что невротическая вина разрушительна. Семья как бы перекладывает на ребен­ка ответственность за все жизненные проблемы. В результате у ребенка возникают серьезные эмоциональные проблемы. Он может выполнять эту директиву следующим способом - де­монстрировать хулиганское, провокационное поведение вне дома.

Не будь ребенком”. В бытовой речи это может проявлять­ся, например, следующим образом: “Тебе уже три года, а ты ведешь себя как маленький”, “Скорее бы ты вырос” и т. п. Родители часто употребляют высказывания, обесценивающие любые проявления детскости, подчеркивая желательность взрослого поведения ребенка. Дети, принимающие данную директиву, в будущем испытывают трудности в общении с соб­ственными детьми, так как не способны к раскованному, игровому поведению. Скрытый смысл такой директивы связан с несформированной готовностью родителей принять на себя ответственность за воспитание ребенка. Это бывает характерно для инфантильных родителей.

Не расти”. Такая директива часто обращена к младшим или единственным детям в семье. В бытовом языке она про­является в следующих высказываниях: “Не торопись взрос­леть”, “Ты еще мала, чтобы краситься”. Подчеркивается пре­лесть раннего детства. Такую директиву дают родители, которые панически боятся сексуальной зрелости своих детей (это может быть и боязнь “пустого гнезда”, в которое неиз­бежно превращается семья при уходе взрослых детей). Скрытый смысл этой директивы состоит в следующем: “Только в случае, если ты останешься маленьким, ты сможешь получать мою поддержку”. Во взрослой жизни эти дети затрудняются созда­вать собственную семью, а если и создают ее, то живут вместе с родителями. Такая директива, безусловно принятая ребенком, может влиять и на формирование его физического облика. Ребенок начинает отставать в росте от сверстников, демонстрируя поведение, не соответствующее его возрасту.

Не думай”. В обыденной жизни эта директива проявляется в следующих фразах, обращенных к ребенку: “Не бери в голову”, “Не умничай”, “Не рассуждай, а делай”. В данной директиве содержится запрет на рассуждения, на интеллек­туальную деятельность. Дети, выполняющие такую директи­ву, во взрослом состоянии либо начинают чувствовать “пус­тоту в голове” при решении проблем, либо у них начинает болеть голова, либо появляется стремление “размыть” эти проблемы при помощи развлечений, алкоголя и наркотиков. Скрытый смысл такой директивы состо­ит в том, что родители сами боятся решать какие-то конкретные проблемы и передают детям свой страх.

Не чувствуй”. Эта директива предполагает запрет на проявление эмоций в целом либо запрет на какие-либо конкрет­ные чувства (например агрессию, страх). Заблокированные эмоции не исчезают, а проецируются на объекты, которые до­ступны. Взрослые, которые получали в детстве такую дирек­тиву, испытывают затруднения в проявлении чувств по отно­шению к сексуальному партнеру в семейной жизни. Ребенка как бы приучают не доверять своим ощущениям, сигналам тела. Во взрослой жизни та­кие люди часто страдают психосоматическими заболевания­ми (например ожирением, так как утрачивают контакт с чув­ством насыщения).

Не достигай успеха”. Такая директива передается в ходе воспитательных рассказов по типу: “Сами мы университетов не кончали”, “У тебя ничего не получится”. Родители высме­ивают планы и идеи ребенка. В итоге у него снижается само­оценка ( “У меня ничего не получится”). Скрытый смысл ди­рективы связан с наличием у родителей бессознательной зависти к успехам детей. Во взрослой жизни эти дети могут стать трудолюбивыми и старательными людьми, но их будто преследует злой рок. “Честно” выпол­няя полученную директиву, такой человек, пугаясь успеха, бессознательно “находит” многочисленные способы навредить делу, опаздывает на важную встречу, случайно проливает чер­нила на чертежи, попадает в больницу и т. п.

Не будь лидером”. Получал такую директиву, ребенок ча­сто слышит подобные слова: “не высовывайся”, “не выделяйся”, “будь как все”. Родители обеспокоены чувством зависти других людей по отношению к их ребенку. Исходя из таких побуждений, они и охраняют детей. Став взрослыми, эти дети всегда ходят в подчинении, отказываются от карьеры, не стре­мясь доминировать в семье.

Не принадлежи никому, кроме меня”. Такую директиву передают родители, имеющие проблемы в общении. Они ви­дят в ребенке единственного друга. Родители всячески под­черкивают исключительность их взаимоотношений, непохожесть их семьи на другие семьи. С возрастом самооценка такого ребенка может быть адекватной, но он в любой группе будет чувствовать себя одиночкой, испытывая большие затруднения в ситуациях, предполагающих слияние с группой.

Не будь близким”. Скрытый смысл данной директивы, передаваемой матерью ребенку, состоит в следующем посыле: “Любая близость опасна, если это близость не со мной”. В отличие от предыдущей директивы, она касается запрета на контакт с близким человеком, а не с группой.

Не делай”. Взрослый передает ребенку послание, смысл которого сводится к следующему: “Ничего не делай сам, ­это опасно. 3а тебя все буду делать я”. При такой директиве активность и инициатива ребенка практически полностью блокируются. Став взрослым, человек начинает испытывать мучительные трудности в начале каждого дела.

Не будь собой”. Такая директива может, например, бази­роваться на непринятии родителями пола ребенка. В высказываниях, обращенных к ребенку, и способах общения с ним, подчеркивается значимость черт, которые не свойственны это­му полу. Поскольку соответствующие его полу черты отрицаются, ребенок начинает вести себя в соответствии с ожиданиями. В итоге у него могут быть проблемы с формированием половой идентичности, а также трудности в контактах с противоположным по­лом.

Не чувствуй себя хорошо”. В этой директиве передается запрет на хорошее здоровье. Мать может говорить другим в при­сутствии ребенка: “Он у меня хоть и слабенький, но сделал ...”. Ребенок приучает себя к мысли, что болезнь привлекает к себе внимание, плохое самочувствие повышает ценность самого дей­ствия, то есть болезнь добавляет уважение и вызывает большее одобрение. Таким образом, ребенок в будущем получает разре­шение на то, чтобы иметь выгоды от своего заболевания. По­этому в будущем этот ребенок либо уходит в болезнь, чтобы по­лучать внимание от окружающих, либо симулирует болезнь для манипулирования другими людьми. Оставаясь здоровым, такой человек будет страдать ипохондрией.

Вероятнее всего, когда-то эти директивы имели положи­тельное назначение, являясь концентрированным опытом выживания нескольких поколений семьи в реальных истори­ческих условиях. Историческая ситуация изменилась, но ди­рективы как некое инертное знание все еще передаются сле­дующему поколению.



3. РОЛИ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ.

Одним из главных вопросов при рассмотрении детско-ро­дительских отношений в семье является понятие “роли”. Роль ребенка в системе семейных отношений может быть различ­ной. Ее содержание определяется, главным образом, той по­требностью родителей, которую ребенок, удовлетворяет, а именно:



  • ребенок может быть компенсацией неудовлетворитель­ных супружеских отношений. При этом ребенок высту­пает в роли средства, с помощью которого один из роди­телей может усилить свою позицию в семье. Если данная потребность компенсации и усиления позиции удовлет­воряется, то ребенок занимает место кумира;

  • ребенок может быть знаком социального статуса семьи, символизируя ее социальное благополучие. (“У нас все как у людей”.) При этом ребенок выполняет роль объек­та для социальной презентации; ребенок может быть элементом, который связывает се­мью, не давая ей разрушиться. (“Мы не разводимся толь­ко ради тебя”), в этом случае на ребенка ложится боль­шая психологическая нагрузка, вызывая эмоциональное напряжение. Он начинает считать, что именно его пове­дение является причиной развода родителей, если такое событие действительно произойдет.

Положение ребенка в семье может быть охарактеризовано также и той ролью, которую ему “предписано играть” роди­телями во внутрисемейных отношениях. От характера, места и функционального наполнения роли во многом зависит фор­мирование характера ребенка. В связи с этим, можно выде­лить следующие роли.

• “Кумир” (“мамино сокровище”, “папино сокровище”). формируемые черты характера:· эгоцентризм, инфантилизм, зависимость, комплекс превосходства. В будущем у такого ребенка может проявляться агрессивное поведение в результ­ате того, что он не понимают, почему мир не принимает его так, как собственная семья.

• “Козел отпущения”. Ребенок используется членами сем­ьи для отреагирования негативных эмоций. У такого ребенк­а первоначально возникает комплекс неполноценности, со­четающийся с чувством ненависти к миру, формируется личность тирана и агрессора.

• “Делегат”. Через данного ребенка семья контактирует внешним миром, предъявляя себя социуму как успешную социальную группу. От такого ребенка родители часто ожи­дают воплощения своих несбывшихся надежд. Данная роль способствует формированию черт характера классического психастеника (чрезмерная ответственность, постоянная тре­вога за возможные ошибки и т. д.).


4. МАТЕРИНСКАЯ ДЕПРИВАЦИЯ.

Разрушительное воздействие на психическое развитие ре­бенка оказывает депривация. Депривация возникает в том случае, когда родители (главным образом мать) не обеспечивают должного ухода и игнорируют базовые потребности ребенка либо бросают ребенка, оставляя его на попечение других. Традиционно выделяют следующие виды депривации: сенсорная, двигательная, эмоциональная. Под сенсорной депривацией понимается ограничение стимулов, воздействующих на сен­сорные системы (тактильную, зрительную, слуховую и др.). Поскольку ребенок познает мир посредством органов чувств, дефицит сенсорных стимулов приводит к необратимому психическому недоразвитию, так как во время поступления в мозг разнообразной информации из внешнего мира происходит упражнение структур мозга. Сенсорная депривация может привести к задержке и нарушению психического развития ребенка. Двигательная депривация возникает при резком ог­раничении движений ребенка (из-за болезни, травмы, плохо­го ухода и т. п.). Вследствие длительной двигательной депри­вации у ребенка возникает депрессивное состояние с приступом ярости и агрессии. Под эмоциональной деприва­цией понимают длительное отсутствие эмоциональных кон­тактов с матерью “холодная мать” или лицом, ее заменяю­щим. Это приводит к блокированию потребности в эмоциональной близости (любви).

В случае полного лишения ребенка контакта с матерью на­блюдается феномен материнской депривации. Материнская депривация оказывает самое разрушительное воздействие на психическое развитие ребенка. Характерологические особенности и поведение детей-сирот, воспитывающихся в детских домах и: школах·интернатах, представляют собой яркую иллюстрацию “ребенка с депривацией”. Многочисленными исследованиями установлено, что существование детей в условиях массированной материнской депривации (когда дети растут в полной разлуке с матерью) приводит к возникновению психопатий, депрессиям и фобиям. Дети, лишенные родительской опеки, обнаруживают заметное отставание от социально-возрастных нормативов на протяжении всей жизни. Для них характерно следующее:


  • эмоциональная поверхностность;

  • низкая способность к фантазированию;

  • “прилипчивость”;

  • высокая агрессивность;

  • жестокость;

  • инфантильная безответственность и др.

Как уже было сказано, отдельные аспекты феномена деп­ривации могут проявляться у ребенка, растущего в семье при наличии матери и отца, при патогенном (неправильном) ро­дительском поведении, характерном для дисфункциональной проблемной семьи (семьи, не способной выполнять свои осн­овные функции и удовлетворять потребности членов семьи).
5. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ФОРМИРОВАНИЯ РЕБЕНКА-НЕВРОТИКА.

Существование ребенка в пространстве проблемной, дисфункциональной семьи с достаточно большой долей вероят­ности предопределяет его превращение в невротическую личность, лишая возможности стать личностью зрелой и самоактуализирующейся. Самоактуализирующаяся личность - это личность, которая способна к самореализации. Критерии самоактуализации выделены известными психо­логами экзистенциально-гуманистического направления:

А. Маслоу. Э. Фромом, К. Роджерсом. Данные критерии позволяют выделить базовые характеристики зрелой личности.

• Способность к полному переживанию эмоций. Самоактуализирующаяся личность живет своими подлинными чувствами и заявляет об этих чувствах без подростковой застен­чивости.

• Способность делать ответственный выбор между дви­жением вперед и отступлением. У такого человека отсут­ствует страх проигрыша, он не боится пережить негативный опыт.

• Способность прислушиваться к голосу своей интуиции (под “интуицией” понимается память о прошлом опыте).



  • Развитая ответственность перед своей совестью.

• Выбор вариантов в процессе принятия решения осуще­ствляется на основании собственных принципов и убеждений.

Базисные черты невротической личности выделены из­вестным психоаналитиком К. Хорни.

Сензитивность. Сензитивность проявляется в повышен­ной восприимчивости к сигналам внешнего мира.

Тревожность. Невротик склонен воспринимать мир как угрожающий. У него много страхов (страх оценки, толпы, пуб­личного выступления и т. п.).

Гиперсоциальность. Невротик постоянно сводит счеты с социумом, стремится повысить свою значимость. Для невро­тика характерны чрезмерное чувство ответственности и чув­ство долга, отсутствие гибкости в социальных отношениях. Например, у “гиперсоциальных” женщин бывают самые “трудные” дети, так как все свое время они уделяют собствен­ной карьере и общественной жизни. Невротик выстраивает отношения с миром так же, как он выстраивает отношения с собственным отцом.

К. Хорни выделила и описала основные характерные не­вротические потребности следующим образом.

Потребность в любви и одобрении. Отличительной осо­бенностью этой потребности у невротика является своеобраз­ная “всеядность” В отношении объекта любви. Для невроти­ка характерно желание быть любимым всеми и каждым.

Потребность в поддержке. Характерно стремление иметь сильного и опекающего партнера, который может из­бавить от страха “быть покинутым” и страха одиночества. Невротик никогда не уверен, что его действительно любят, и всегда стремится “заслужить” любовь. Именно эта его осо­бенность обусловливает повышенную зависимость от объекта любви и превентивное бегство в независимость.

Потребность властвования, доминирования, лидерства может распространяться на все сферы жизни, независимо от того, обладает ли человек достаточной компетентностью для достижения первенства. Поэтому желание невротика властво­вать сопровождается отказом от принятия на себя ответствен­ности за бремя власти.

Потребность в публичном восхищении, признании. Зна­ки признания и социального восхищения становятся для не­вротика мерилами самоценности личности.

К. Хорни подчеркивает, что невротические потребности ненасыщаемы, т. е. они не имеют пределов удовлетворения. Сколько бы такой человек ни получал любви и поддержки ­ему этого будет недостаточно. Давая обобщенную характери­стику невротической личности, автор отмечает, что у невро­тиков имеется заметное противоречие между их желаниями получать любовь от других и их собственными способностя­ми питать это чувство. Правда, невротик может быть и сверх­заботливым, но в этом случае он будет действовать под влия­нием навязчивых побуждений, вместо того чтобы излучать теплоту.

Ребенок рождается с огромными способностями к адапта­ции. Если воспитание идет без учета природных составля­ющих, то это обстоятельство может создать условия для формирования невротической личности. С. Чесс и А. То­мас в 50-е годы провели знаменитое ньюйоркское лонги­тюдное исследование. Они наблюдали за 133 детьми во вре­мя еды, игры, одевания; опрашивали родителей, учителей. В результате С. Чесс и А. Томас выявили определенные раз­личия в реакциях детей на окружающий мир, назвав эти различия темпераментом.

В своем исследовании “Знайте своего ребенка” (авторитет­ное руководство для современных родителей) они обобщили полученные результаты, подчеркивая, что в целях эффектив­ного воспитания ребенка в семье необходимо учитывать его энергетический уровень и скорость приспособления к новым ситуациям.

Они выделили следующие, генотипически обусловленные характеристики темперамента.

1. Степень моторной активности. Ребенок может ро­диться активным, тогда такому ребенку нужно позволять много двигаться. В том случае, если ребенок родился пас­сивным, то навязанное ему требование повысить двигательную активность следует рассматривать как невротизиру­ющий фактор.

2. Ритмичность. (Темп выделений.) Эта характеристика определяет темп чередования потребностей ребенка (ассими­лятивных и диссимилятивных). Существуют дети-ритмики, у которых ритм жизнедеятельности четко задан, и дети-диз­ритмики, не имеющие явно выраженного ритма потребност­ных состояний.

3. Приближение - удаление. Эта характеристика опреде­ляет способ реагирования ребенка на новую ситуацию и его отношение к новым объектам.

4. Интенсивность. Под интенсивностью понимается коли­чество энергии, которое используется ребенком для выраже­ния эмоций.

5. Скорость приспособления к новой ситуации. Эта характеристика определяет следующее: быстро или медленно на­ступает адаптация ребенка в новой, непривычной для него среде.

6. Порог чувствительности. Порог определяется вели­чиной стимула, вызывающего эмоциональную реакцию ре­бенка.

7. Качество настроения. Качество настроения характери­зуется общим эмоциональным настроем ребенка, в котором он пребывает чаще всего - “мажорным” или “минорным”.

8. Способность к сосредоточению. Данная характеристи­ка определяет особенности внимания ребенка, степень его “отвлекаемости”

9. Интервал времени, в котором поддерживается активность. Эта характеристика определяет то, как долго ребенок может находиться в состоянии активности.

В том случае, когда родители игнорируют перечисленные выше характеристики темперамента ребенка, навязывая ему чуждый ритм и интенсивность контактов со средой при удов­летворении потребностей, они создают условия для формиро­вания невротической личности. Наибольшие трудности в вос­питании обычно связываются со следующими типами детей.

• “Синички” - дети с высокой эмоциональной чувстви­тельностью.

• “Улитки” - дети, которые не проявляются сразу, они замкнуты, мотивы их поведения в новой ситуации часто не понятны, они “не пускают в душу”, не обозначают явно свои потребности.


  • Черепахи” - дети, которые долго адаптируются к но­вым ситуациям, медлительные.

  • Нытики” - дети, для которых характерен “минор­ный”, плаксивый фон настроения. Именно этим детям мень­ше всего достается родительской любви.

Таким образом, с точки зрения авторов, на развитие ребен­ка в семье влияет взаимодействие двух факторов: тип отно­шения к ребенку (“любящий” или “нелюбящий”) и тип тем­перамента ребенка, определяющий легкость или трудность его воспитания. При сочетании негативного типа отношения и “трудного” темперамента создаются наиболее неблагопри­ятные условия для развития ребенка. Для нормального развития ребенка в се­мье важен не тип темперамента ребенка, а тип материнства. В настоящее время существует нетрадиционная точка зрения, что даже в молоке матери есть ферменты, которые могут успокаивать ребенка и развивать его природные спо­собности.

Обобщая сказанное, можно заключить, что детско-роди­тельские взаимоотношения включают в себя достаточно слож­ное содержание и могут быть проанализированы по ряду параметров. А.Н. Захаров выделяет пять параметров, определя­ющих содержание воспитательного процесса.

1. Интенсивность эмоционального контакта по отноше­нию к детям. В зависимости от интенсивности эмоциональ­ного контакта выделяются такие типы отношений, как гипер­опека, гипоопека, опека, принятие, непринятие.

2. Параметр контроля. Выделяются следующие типы кон­троля: разрешительный контроль, допускающий, ситуатив­ный, ограничительный.

3. Последовательность - непоследовательность в предъявлении требований.

4. Степень эмоциональной устойчивости родителя в пе­реживании совместных с ребенком аффективно окрашенных ситуаций.

5. Степень тревожности родителя во взаимодействии с ребенком.

Сочетание этих параметров может определять разные типы неврозов. Например, ограничительная, аффективная неустой­чивость может вызвать у ребенка невроз страха; сверхприня­тие, разрешительство и непоследовательность вызывают ис­терический невроз; выраженное одиночество - невроз навязчивых состояний.

Наиболее характерные черты патогенной системы воспи­тания по А. Захарову:


  • низкая сплоченность и разногласия членов семьи в вос­питании;

  • высокая степень противоречивости, непоследовательно­сти и неадекватности;

  • ярко выраженная степень опеки, ограничительство в ка­ких-либо сферах жизнедеятельности;

  • повышенная стимуляция возможностей детей и в связи с этим частое применение угроз и осуждений.

Процесс формирования невротической личности оказыва­ет влияние на целый ряд параметров системы семейных взаи­моотношений, главными из которых являются отношения со значимым взрослым.

Неразвитость эмоциональных отношений с ближайшим семейным окружением лежит в основе психопатического ва­рианта аномалии личности ребенка. Нарушение этих от­ношений может рассматриваться в качестве механизма развития аномалии невротического варианта. Оба типа ано­малий, несмотря на ряд феноменологических различий, могут вызывать искажение самооценки и нарушения межлич­ностных отношений.


Каталог: download
download -> ЖҰмабекова гүлбақыттың халықаралық конференцияларда жарық КӨрген мақалалар тізімі
download -> Атты халықаралық ғылыми-практикалық конференция өтеді. Конференция жұмысының бағыттары
download -> Конференция жұмысының бағыттары: Лингвомәдени концептология және ұрпақтың мәдени сабақтастығы
download -> Тараз мемлекеттік педагогикалық институты ф 15-38-1/ 2-006
download -> Ғалымның тарих мектебі сөз басы әйгілі Себастьян Бранд «Дүниедегінің бәрі де өткінші, бәрі де тозады, тек ғылым ғана мәңгілік, бәрінен де озады»
download -> Сабақтың тақырыбы: Публицистикалық стильдің тіл ерекшеліктері. Сабақтың мақсаты
download -> Сабақтың тақырыбы: Етістік
download -> Акционерлік қоғамдар туралы 2003 жылғы 13 мамырдағы №415-іі
download -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі мемлекет тарихы институты


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет