Реформы Избранной рады



жүктеу 308.88 Kb.
Дата24.02.2016
өлшемі308.88 Kb.

Реформы Избранной рады


1. Образование круга единомышленников

Восстание 1547 г. привело к новой расстановке политических сил. Восстание, направленное против "князей и бояр и всех властелей, в бестрашии живущих",1 показало необходимость перемен. После разгрома восстания Иван IV искал новых путей управления государством, жадно внимая своим советникам.

Недостаточные способности молодого царя к управлению государством и необходимость проведения многих преобразований привели к созданию своеобразной правительственной группы компромисса, названной позднее князем Андреем Курбским2 "Избранная рада"(рада – совет при монархе). Кружок молодых мечтателей, приближенных к царю, вынашивал планы переустройства России, сулившие ей великое будущее.

К началу 1549 г. влияние Алексея Адашева3 и Сильвестра4 значительно усилилось. Они представляли интересы не только боярства, но широкого круга феодалов. Состав Боярской думы был расширен почти в три раза, что должно было свести на нет влияние нескольких аристократических фамилий, монопольно распоряжавшихся ею в годы малолетства Ивана IV.

Адашев обладал широким политическим кругозором. В течение десятилетия, будучи у кормила власти, он сумел наметить важнейшие направления внутренних преобразований, часть которых удалось провести в жизнь.

Программу Избранной рады четверть века спустя изложил Андрей Курбский, до смерти считавший себя верным ее идеалам. "Праведный суд и оборона страны – вот обязанности монарха".5

Избранная рада надеялась упорядочить законы и управление страной, укрепить государственный аппарат, подорвать основы экономического могущества церкви, расширить источники поступления доходов в казну в интересах дворянства и боярства, создать новые возможности для борьбы с растущим народным сопротивлением.

27 февраля 1549 г. было созвано совещание, на котором присутствовали Боярская дума в полном составе, Освященный Собор во главе с митрополитом Макарием, дворецкие и казначеи, воеводы, дети боярские и московские дворяне (государев двор). Фактически это был первый Земский собор. Иван IV выступил с широкой программой консолидации господствующего класса и проведения внутренних реформ. Главным вопросом политической жизни были отношения правящей Верхушки общества – боярства с уездным дворянством и "христианством", под которыми имелось в виду тяглое население города и деревни – крестьяне и посадские люди, не участвовавшие в заседаниях собора.

Созыв собора 1549 г., получившего в литературе название "собора примирения", свидетельствовал о создании центрального сословно-представительного учреждения, о превращении Русского государства в сословно-представительную монархию. Земский собор был (по мысли Павленко) тем органом, который позволил верховной власти лавировать между дворянством и боярством. Он ограничил права крупных феодалов, расширив права дворянства.

Была выдвинута широкая программа реформ управления, таможенной и земельной политики, в согласии с нею был составлен Судебник, проведены земская и другие реформы.

В конце 1530-х гг. Пересветов приехал в Москву, безуспешно попытался организовать оружейную мастерскую по производству "гусарских щитов". В конце 40-х гг. написал и передал царю Ивану IV несколько сочинений, в которых сформулировал свои предложения об усовершенствовании государственного устройства России. Произведения Пересветова сохранились в списках 17 в.6

Пересветов открыто пишет о засилии бояр, об отсутствии "правды" (т.е. справедливого государственного строя). Публицист надеялся, что "грозный и мудрый", опираясь на воинников, будет управлять независимо от вельмож: "Не можно царю без грозы быти; как конь под царем без узды, тако и царство без грозы."7

Подобно европейским мыслителям (Ульриху фон Гуттену, Макиавелли, Ж.Бодену), Пересветов обращался к примеру Османского султана для критики порядков в России. На примере "Магмет – салтана" Пересветов рисует свой идеал монарха. Правитель сам издает законы, определяет величину денежного жалования воинникам, вельможам, рассылает по всем землям судей и сборщиков налогов и является главой вооруженных сил. Однако все это он производит после совета с "верной думой", в которой нетрудно заметить сходство с Избранной радой Ивана IV. Этот совет должен быть постоянным, на основе близости, общности взглядов и согласованности действий.

Пересветов признает феодальную иерархию, но при этом хочет заменить принцип родовитости личными заслугами, храбростью и мудростью.

По мысли Пересветова, дворяне, должны были стать наиболее прочной опорой царя. Предлагая ввести постоянное денежное жалование войску, Пересветов намного опередил время. Он был единственным мыслителем своего времени, кто сумел понять значение постоянного войска, получающего регулярное денежное жалование.

В интересах дворянства он предлагал судебные реформы. Введение справедливого суда, отправляемого по своду законов специально назначенными царем судьями, находившимися на жаловании, при существовании отдельного суда для воинников – таков идеал Пересветова. "Безволокитный" суд должен контролироваться царем, который за любое нарушение, в особенности за взятки, мог беспощадно наказывать.

В области правовых взглядов Пересветов выступил горячим защитником дворянства и самодержавия, обеспечивающего его права и привилегии.

В области финансов Пересветов, подобно своему современнику Ж.Бодену, предлагал провести строжайшую централизацию. Он настаивал, чтобы все доходы поступали в государственную казну прежде всего на нужды войска, а не самого царя. Финансовые реформы должны были быть проведены для пополнения государственной казны, откуда происходит выплата жалования воинникам, для уменьшения власти наместников, которые должны превратиться в обычных чиновников, для борьбы с коррупцией судей. Защита идеи централизации финансов вытекала из самого существа общественно-политических воззрений И.С.Пересветова. Его проект включает идеальные представления о том, как власть должна взаимодействовать с подданными.

Ермолай Еразм в произведении "Благохотящим царем правительница и землемерие" (1549), обратил внимание на тяжелое положение крестьян – ратаев (землепашцев). По мысли Ермолая Еразма, на царя возлагается обязанность заботиться не только о вельможах, но и о крестьянах, творцах основных материальных благ. Еще точнее высказал он эту мысль в другом месте: "Вся земля от царя и до простых людей тех труды питаема."8

Никто до Ермолая Еразма столь отчетливо не выразил мысли о значении трудящегося люда деревни для общества. Особенно велики были, по его мнению, денежная рента и ямекая подать.

Стремясь улучшить положение землепашцев, он предложил ряд реформ. Первая из них сводилась к замене всех повинностей, лежавших на крестьянах, натуральной рентой из расчета платежа одной пятой части урожая. В его проекте реформ услышано не было.

Таким образом, можно сделать вывод, что всего десятилетие суждено было существовать "Избранной раде", всего десятилетие было отпущено исторической судьбой для деятельности решительных и энергичных реформаторов, протекавшей в условиях относительного мира между всеми классами и сословиями русского общества. Но за этот краткий период государственное и социальное устройство России претерпело столь сильные изменения, каких не происходило за целые века спокойного развития. "Избранная рада" возникла не ранее 1549г., а в 1560 г. ее уже не существовало.


2.Реформы Ивана IV

Законченный характер система местничества приобрела к середине XVI в. В основе местничества – сложившаяся и закрепленная обычным правом иерархия боярских и дворянских родов, гарантировавшая каждому роду определенное положение в Государевом дворе.

Особую остроту местничество приобрело в военной области, армии. Основным недостатком в организации русской армии того времени было то, что управление армией было построено на местнических началах. Это лишало командование армии возможности оперативного руководства войсками. И позволяло княжатам и боярам, недовольным политикой правительства Ивана IV, саботировать путем местнических счетов и распрей распоряжения верховного командования. Местнические счеты лишали правительство возможности руководствоваться при назначении на посты воевод соображениями политического и персонального порядка, а требовали предоставления воеводских постов тем, кто имел на них привилегию в соответствии с местнической иерархией.

В ноябре 1549 г. был издан приговор о местничестве. Приговор состоит из двух частей. Первая часть приговора посвящена воеводам основных пяти полков, на которые делилась армия: Большого, Правой руки, Левой руки, Передового и Сторожевого. Во второй части речь идет об остальных служилых людях – не воеводах.

Согласно программе начали с преобразований военных. Запретили местнические споры между воеводами во время походов; все они, в соответствии со строгим распорядком, подчинялись первому воеводе большого полка, т.е. главнокомандующему. Местнические распри воевод часто ставили под вопрос успех дела. Иван IV во времена боярского правления сам имел возможность убедиться в этом: когда русских атаковали крымские татары, полки не могли их отразить, ибо не имели достойных командиров. Воеводы младших полков отказались повиноваться воеводе большого полка, который был главнокомандующим, утверждая, что им «невместно» стоять ниже. Юному великому князю пришлось умолять бояр, бросив споры, оборонить от татар. Позже на Земском соборе Иван IV жаловался: «С кем кого ни пошлют на которое дело, ино всякой разместничается».

В середине XVI столетия в “Государевом родословце” был очерчен круг родовитых людей, имевших право местничать. Все их назначения записывались в специальные разрядные книги.

Войско обычно делилось на полки: большой (главная часть войска), передовой (авангард), правой руки (левый фланг), сторожевой (арьергард). В том же году появляется войско из стрельцов – воинов, вооруженных не только холодным оружием, как дворянская конница, но и огнестрельным пищали, насчитывавшее несколько тысяч человек.

Стрелецкие полки отличались высокой боеспособностью и, будучи расквартированы в Москве и прочих городах, находились всегда под рукой властей.

Стрельцы получали хлебное и денежное жалованье, оружие и обмундирование от казны. В мирное время они играли роль городской стражи. В свободные от службы часы стрельцы занимались ремеслом и торговлей, имея ряд привилегий. (Совмещение военной службы с мирными хозяйственными занятиями как раз и указывает на полурегулярный характер стрелецкого войска. Профессиональная регулярная армия занимается только военным делом.) Жили стрельцы в особых стрелецких слободах. Ведал стрелецкими полками особый Стрелецкий приказ.

Были также приняты меры к увеличению числа пушек в русском войске и городах. Расширен штат пушкарей и прочих служилых людей по прибору, т.е. по призыву.

Основную часть русской армии XVI в. составляло конное ополчение служилых людей по отечеству. Уложение о службе 1556 г. регламентировало порядок их военной службы.

Сын боярский, владелец вотчины или поместья, должен был приступать к службе, имея коня и полное вооружение, и приводить с собой конных вооруженных холопов. С первых 100 четвертей вотчиной или помещичьей земли в одном поле (150 десятин или примерно 170 га) выходил сам владелец, с последующих – его люди. Если служилый человек приводил воинов меньше, чем полагалось, его штрафовали. Если воинов было больше – то награждали. В походах служилые люди получали хлебное и денежное жалованье, размеры которого были оговорены Уложением. Службу дети боярские начинали в 15 лет. Срок службы не указывали. Служили, пока старость, болезнь или тяжелое увечье не прекращали службу естественным образом. Однако походы и смотры ополчения отнимали у служилых людей не так уж много времени – большую часть года они мирно жили в своих имениях, занимаясь хозяйством, получая оброки, которые были их основным источником существования. Для учета служилых людей по уездам вели их списки – десятни.

Чтобы хорошо вооруженное конное войско, подобно стрельцам, было всегда под рукой государя, в 1550 г. решили дать поместья под Москвой тысяче бояр и сынов боярских. А через два года составили список Государева двора, куда были включены 1000 лучших царских слуг, которых начали именовать дворянами. Дворяне стояли выше детей боярских. Дворян назначали на командные должности в войске.

Таким образом, можно сделать вывод, что при назначении на государственные и военные должности действовал строгий иерархический принцип. Учитывалась не знатность рода, как таковая, а конкретные службы предков родственников назначаемого. Для расчета должностей, которые могли занимать представители разных родов, фиксировались все назначения по государевой службе.

Общая тенденция к централизации страны вызвала необходимость издания нового свода законов – Судебника 1550 г, который заменил устаревший. "Лета 7058 июня царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси с своею братьею и з бояры сесь Судебник уложил: как судити бояром, и околничим, и дворецким, и по волостем волостелем, и тиуном ивсяким судьям."9 Судебник 1497 г. отражал укрепление централизованной власти в судопроизводстве. Из 99 статей нового Судебника 37 были совершенно новыми, а в остальных текст предшествующего кодекса подвергался координатной переработке. Социальное законодательство, вошедшее в Судебник 1550 г., касается двух важнейших вопросов – землевладения и зависимого населения (крестьян и холопов). В одной из статей речь идет о вотчинном землевладении в целом.

В XVI в. происходит дальнейшее юридическое оформление сословий (обязанностей и привилегий). Правящий класс достаточно четко делится на феодальную аристократию (бояр) и служилое сословие (дворян). Экономической базой первой группы являлось вотчинное землевладение, второй – поместное землевладение.

По способам приобретения вотчинные земли делились на родовые, выслуженные и купленные.

В отношении родовых вотчин права рода в древнейшие времена включали общие для всех его членов правомочия по владению, пользованию и распоряжению. В XVI – XVII отношению к которым отдельные представители рода наделяются только правом пользования и владения, а право распоряжения остается за родом. На это указывало, например, такое ограничение личных прав, как обязательность согласия всех родичей при отчуждении родового имущества отдельными членами рода.

Проданное имущество могло быть выкуплено членами рода, причем в качестве покупателей они имели явное преимущество перед другими.

Уже к XVI в. родовые права на имущество ограничивались главным образом правом родового выкупа и правом родового наследования. Право родового выкупа впервые было официально закреплено в Судебнике 1550 г.

Родовой выкуп технически осуществлялся одним лицом, но от имени всего рода в целом, а не выкупившего его лица. Цена выкупной сделки обычно совпадала с ценой продажи, на что прямо указывалось в Соборном Уложении (гл.XVI).

Особое внимание законодатель уделял регламентации круга лиц, которые допускались к выкупу проданной или заложенной вотчины. Отстранялись от выкупа нисходящие родственники продавца, а также боковые, принимавшие участие в сделке.

Право родового выкупа не распространялось на купленные вотчины, отчужденные при жизни их владельца. Здесь индивидуальная воля получала определенное преимущество (ст. 85 Судебника 1550 г.).

Купленные вотчины, перешедшие по смерти приобретших их лиц родичам, получали статус родовых.

Субъектом права собственности на купленные вотчины была семья (муж и жена), этот вид вотчины приобретался супругами совместно на их общие средства. Отчуждение таких вотчин не представляло особых сложностей и было ограничено лишь солидарной волей супругов. После смерти одного из супругов купленная вотчина переходила к пережившему супругу.

Выслуженные (жалованные) вотчины давались за службу или какие-либо заслуги, круг правомочий вотчинника определялся в жалованной грамоте.

Поместное землевладение складывалось в качестве особой, но в правовом отношении недостаточно определившейся формы землевладения уже в XIV – XV вв. В тот период поместные выделы осуществлялись из княжеских (дворцовых) земель в пользу непосредственно связанных с княжеским двором лиц.

Поместья давались за самые различные виды государственной службы, поэтому необходимо было ввести определенные эквиваленты для оценки соответствующих заслуг.

Первоначальным обязательным условием пользования поместьем была реальная служба, начинавшаяся для дворян с пятнадцати лет. По достижении этого возраста поступивший на службу сын помещика "припускался" к пользованию поместьем. Ушедший в отставку помещик получал поместье на оброк вплоть до достижения сыновьями совершеннолетия, с середины XVI в. поместье на тот же срок оставалось в его пользовании. К наследованию поместьем стали привлекаться боковые родственники, женщины получали с него "на прожиток".

Закон стоит на стороне покупателя земли. Закон содействовал отчуждению вотчинно – боярской земельной собственности.

Второй закон, относящийся к проблеме землевладения, провозглашал ликвидацию тарханов. Статья наносила удар по основным группам привилегированных землевладельцев – тарханников – и была направлена против податных привилегий духовных феодалов.

Вторую группу статей Судебника составляют законы о крестьянах и холопах. Прикрепление крестьян к земле началось значительно раньше. Первым юридическим актом в этом направлении стала ст. 57 Судебника 1497 г., установившая правило "Юрьева дня" (определенный и очень ограниченный срок перехода, уплата "пожилого"). Это положение было развито в Судебнике 1550 г. "В обстановке роста классовой борьбы правительство Адашева не рискнуло пойти на дальнейшее закрепощение крестьян, хотя к этому сводились требования дворян. Еще более ожесточилось отношение к холопам".10

Составлявшиеся в 50 – 90-х гг. XVI в.писцовые книги стали документальным основанием в процессе прикрепления крестьян.

Прикрепление развивалось двумя путями: внеэкономическим и экономическим (кабальным). В XV в. существовало две основных категории крестьян: старожильцы и новоприходцы. Первые вели свое хозяйство и в полном объеме несли повинности, составляя основу феодального хозяйства. Феодал стремился закрепить их за собой, предотвратить переход к другому хозяину.

Вторые как вновь прибывшие не могли полностью нести бремя повинностей и пользовались определенными льготами, получали займы и кредиты. Их зависимость от хозяина была долговой, кабальной. По форме зависимости крестьянин мог быть половником (работать за половину урожая) или серебряником (работать за проценты).

Внеэкономическая зависимость в наиболее чистом виде проявлялась в институте холопства. Последний значительно видоизменился со времен Русской Правды: ограничиваются источники холопства (отменяется холопство по городскому ключничеству, запрещается холопить "детей боярских"), учащаются случаи отпуска холопов на волю. Закон отграничивал поступление в холопство (самопродажа, ключничество) от поступления в кабалу.

Развитие кабального холопства привело к уравниванию статуса холопов с крепостными.

Особое внимание Судебник уделял вопросам центрального и местного управления. В этом законодательном памятнике уже намечаются основные направления, по которым будет проходить перестройка государственного аппарата в 50-е гг. Все преобразования начинаются с местного управления. Судебник 1550 г. наглядно отразил эту особенность: его преобразования касаются главным образом наместнического управления. Сохраняя в целом старую систему кормлений, он лишь вносит в нее коррективы, ограничивающие власть наместников и волостей.

Таким образом, можно сделать вывод, что отличительной чертой принятия нового Судебника, было стремление улучшить отправление правосудия. "Судебник" встал на защиту дворян. Их запрещалось за долги превращать в холопов. Сохранилась возможность перехода крестьян от одного хозяина к другому. Крестьянин был ограничен правом перехода в Юрьев день, но все же был лично свободен.

Неудача попыток удовлетворить земельный голод дворянства путем пересмотра в Судебнике правового статуса вотчинного землевладения заставила правительство искать новые средства для обеспечения землей численно возросшего поместного войска. Было еще два источника, к которым можно было обратиться: казенные земли и владения духовных феодалов. Стремясь укрепить материальную базу дворян-военачальников, которые смогли сменить представителей боярской аристократии, правительство заинтересовалось находившимися в центральных районах страны оброчными деревнями, которые были переданы дворянам. В октябре 1550 г. был составлен проект испомещения под Москвой так называемой избранной тысячи. Смысл этого проекта сводился к укреплению положения верхов дворянства, с тем чтобы использовать их для выполнения важнейших поручений11.

Реформа столкнулась с некоторыми трудностями. Для наделения "тысячи" землей требовалось не менее 118 тыс. четвертей пашен, а такого количества у Казны не было. Реформа осуществлялась только частично. В результате проведения в жизнь приговора 3 октября 1550 г. дворяне-помещики получили в свои руки свыше 100 тыс. четвертей пахотной земли с соответствующим количеством угодий: лугов и лесов.

Одним из важнейших актов политики правительства Ивана IV является приговор 11 мая 1551 г. Он формулирует основные принципы политики правительства в отношении феодального землевладения: монастырского и княжеского. Приговор устанавливал целый ряд мер, направленных против монастырского землевладения. Запрещалась покупка монастырями вотчин "без доклада" царю: "вперед архиепископом, и епископом, и монастырем вотчин без царева великого князя ведома и без докладу не покупати ни у кого, а князем и детем боярским и всяким людем вотчин без докладу не продавати ж . А кто купит и кто продаст вотчину без докладу, и у тех, кто купит, денги пропали, а у продавца вотчина; а взяти вотчина на царя и великого князя безденежно". Другой пункт приговора распространял обязательность "доклада" и на земельные вклады в монастырь: "А кто без государева ведома в которой монастырь вотчину свою дасть по душе, и та вотчина у монастырей безденежно имати на государя". Третье положение приговора устанавливало особые ограничения для вотчинников ряда местностей, для князей в первую очередь. Особый раздел приговора регулировал порядок "выкупа" родичами вотчин, данных в монастыри.

Приговор включал в себя и ряд пунктов, направленных на ревизию прошлого в вопросах развития монастырского землевладения. Перед нами выступает основной политический мотив, который обнаруживается во всех мероприятиях 50-х гг. в области земельной политики, – ликвидация в интересах дворянства результатов земельной политики времен боярского правления.

Последовательно проводится принцип восстановления "старины" и тех порядков, которые были при Василии III. Экспансия в земельном вопросе шла по четырем направлениям: приобретение поместных и черных земель за долги; насильственный захват земель "у детей боярских и у христиан"; расширение владений путем подкупа писцов; постановка монастырских починков "на государевых землях".

Ставя под правительственный контроль дальнейший рост монастырского землевладения, приговор устанавливает ряд мероприятий, сводящих на нет все те успехи, которые сделало монастырское землевладение за годы господства княжеско– боярской реакции.

Другой категорией земель, о которых идет речь в приговоре 11 мая 1551 г., является княжеское землевладение. Вводимые приговором ограничения относительно вотчинного землевладения не носили всеобщего характера, а распространялись лишь на три княжеских рода и на определенную группу местностей Русского государства. По верному замечанию С.В.Рождественского, Ярославские, Стародубские и Суздальские князья "были особенно густо разросшимися ветвями генеалогического дерева северо-восточных Всеволодовичей". Приговор 11 мая наносил первый удар по наиболее мощной группе бывших независимых феодалов – княжат.

Выражением той же самой политики являются и положения приговора 11 мая, направленные против всех вотчинников в целом Твери и других перечисленных в нем местностей. Все эти местности представляли собой территории бывших самостоятельных феодальных государственных образований, вошедшие в состав Русского централизованного государства во второй половине XV в. и в первые десятилетия XVI в., и установление контроля центрального правительства над вотчинным землевладением этих местностей выражало собой политику борьбы за подчинение бывших феодальных землевладельцев удельных княжеств правительству Русского централизованного государства.

Следующим этапом в законодательстве о княжеских вотчинах явился закон 15 января 1562 года. Он охватывал более широкий круг княжеских родов и еще больше стеснял права распоряжения княжескими вотчинами со стороны их владельцев. Закон устанавливал возможность ликвидации княжеских вотчин путем поимания их "на государя" в случае отсутствия у владельца вотчины сыновей, которые только и могли наследовать княжеские вотчины.

Таким образом, можно сделать вывод, что характер земельной политики 50-х гг., выясняемый вполне точно на основании законодательства и политической практики этого времени, заставляет определить ее как политику защиты дворянско-помещичьих интересов и вместе с тем как политику, направленную против земельных интересов боярства.

В 1551 г. был созван собор для улучшения церковного порядка. Царь представил собору целый список недостатков в жизни церкви. Для устранения которых собор составил постановления, изложенные в 100 главах.

"...Глава 26. О училищах книжных по всем градом.

В царствующем граде Москве и по всем градом избрати добрых духовных священников и дьяконов и дьяков женатых и благочестивых и грамоте бы и чести и пети и писати горазди. И у тех священников и у дьяконов и у дьяков учинити в домех училища, чтобы священницы и дьяконы и все православные хрестьяне в коемждо граде предавали своих детей на учение грамоте книжного писма и церковного пения...и чтения налойнаго. И те бы священники и дьяконы и дьяки избранные учили своих учеников страху божию и грамоте и писати и пети и чести со всяким духовным наказанием...".12

Правительство принимало меры к подготовке передачи церковно-монастырской земли в частную собственность дворян. 15 сентября 1550 г. правительство обсуждало с митрополитом Макарием вопрос о церковно-монастырских слободах. Макарий произнес большую программную речь в защиту права монастырей на владение недвижимым имуществом. Однако, несмотря на это выступление главы русской церкви, рядом своих привилегий пришлось поступиться.

Согласно "приговору" 15 сентября 1550 г. духовным феодалам запрещалось основывать новые слободы, хотя старые за ними сохранялись. В целом "приговор" имел компромиссный характер, т. к. сохранял за духовными феодалами слободы и предоставлял им даже некоторые возможности для пополнения их населения со стороны13.

Руководство русской церкви не устраивало такое положение, подобные действия подрывали авторитет церкви. Был отредактирован сборник соборных решений – Стоглав. Он написан в виде ответов на вопросы о церковном строении. Эти вопросы содержали своеобразную программу реформ, представленную правительством на рассмотрение церковного собора. Вопросы были составлены по распоряжению царя14.

В первых царских вопросах изложены проблемы, касающиеся церковной реформы. Критике подверглись церковное богослужение и распорядок церковной жизни, говорилось необходимости избрать "беспорочных" священников и игуменов, чтобы они внимательно исполняли свои обязанности. В осторожной форме предлагалось ликвидировать неподсудности монашества и духовенства царскому суду, но особенно важное значение имел вопрос о судьбах монастырского землевладения.

Таким образом, анализ показал, что Стоглав – укреплял дисциплину, регламентировал церковную жизнь – службы и обряды в храме, бытовые стороны монастырского и церковного обихода. Он способствовал духовному и нравственному сплочению общества, в чем оно особенно нуждалось в годы реформ.

Зарождение приказов как учреждений относится к началу XVI в. Они создавались по разным поводам, иногда носили временный характер и ликвидировались после решения какого-либо конкретного вопроса. Но чаще они были результатом "приказа" определенной отрасли государственных дел одному из дворцовых дьяков. При дьяке образовывалась группа подчиненных ему подьячих, а сам приказ постепенно превращался в постоянно действовавшее учреждение.

Решающую роль в окончательном превращении первых приказов в полноправные учреждения сыграли события середины XVI в. Именно на приказы было возложено проведение в жизнь крупных преобразований. В результате к концу царствования Ивана IV окончательно сложилась система приказов, состоящая из 23 учреждений.

XVI век поставил перед царем новые задачи : нужно было бороться за западные и юго-западные русские земли, вошедшие в состав Великого княжества Литовского. Нужно получить широкий и надежный доступ к Балтийскому морю, преодолев сопротивление Польши, Литвы и Ливонского ордена ; укрепить южные и восточные рубежи государства. Для российской дипломатии открывалось широкое поле деятельности.

Становление Посольского приказа происходило в течение первой половины XVI в., когда складывалась система государственного управления, получившая название приказной. Считается, что Посольский приказ был создан в 1549 г., когда вошел в должность из начальников этого ведомства И.М. Висковатый. Центральное место в работе Посольского приказа отводилось дипломатии.

Затяжные войны на востоке и западе, потребовали решительной реформы вооруженных сил страны. Создание поместной дворянской конницы и новых групп служилых людей – стрельцов и пушкарей – положило начало оформлению приказов, ведавших этими служилыми разрядами. Особое значение имел Разрядный приказ, занимавшийся не только чисто военными делами, но и учетом служилых людей страны, в первую очередь поместного дворянства, а также выдачей им жалования. Для управления другими группами служилых людей были созданы специальные приказы: для стрельцов – Стрелецкий, для пушкарей – Пушкарский. Большую роль играл еще один крупный приказ – Поместный; в его распоряжение поступил земельный фонд страны, обеспечивавший землей (поместьями) вновь созданные разряды служилых людей.

Реформы в области финансов, изменившие систему сбора налогов с населения, привели к организации сети финансовых приказов. Главным из них был приказ Большого прихода, куда стекалась основная часть собираемых средств.

Создание на местах "губных" (местных) учреждений, занимавшихся разбором уголовных дел, вызвало организацию Разбойного приказа, которому эти учреждения подчинялись. Перестройка "ямской гоньбы" для бесперебойной связи Москвы с внутренними районами страны привела к возникновению Ямского приказа.

Довольно рано проявлялись основные недостатки приказной системы управления в целом – отсутствие четкого распределения обязанностей между отдельными учреждениями, смешение вопросов административных, финансовых и судебных, столкновение деятельности разных приказов на одной территории.

Таким образом, анализ показывает, что реформаторы продолжали создавать приказы. Приказы занимались порученными им делами на всей подчиненной территории.

Последняя из реформ, к которой приступили в начале 50-х гг. и которой суждено было приобрести важное значение, – введение земских учреждений и переход к отмене кормлений.

Она должна была привести к окончательной ликвидации власти наместников путем замены ее местными органами управления, выбранными из зажиточных черносошных крестьян и посадских людей. В осуществлении земской реформы были заинтересованы зажиточные круги посадского населения и волостного крестьянства. Усиление классовой борьбы (в форме разбоев) и неспособность наместнического аппарата успешно осуществить подавление народных масс – вот те основные причины, которые делали проведение реформы местного управления неотложной.

Губная и земская реформы по мере их осуществления приводили к созданию сословно-представительных учреждений на местах, отвечавших интересам дворянства, верхов посада и зажиточного крестьянства

18 января 1555 г. издается серия законов о губной реформе. Ряд приговоров усиливал меры наказания, предписывал ужесточить контроль над губными старостами и их деятельностью. Одной из важнейших задач стала защита феодальной собственности от хищения.

Наряду с губной происходило осуществление и земской реформы, приведшие к ликвидации системы кормлений. Наряду с земским старостой и дьяком предписывалось избирать целовальников. Стремясь добиться заинтересованности в исправном отправлении судебных обязанностей и сбора оброка, правительство решило освободить пашню земских старост от податей и повинностей; с другой стороны – злоупотребления старост карались смертной казнью. Земская реформа, задуманная как общегосударственная, была в полной мере осуществлена только на черносошных территориях русского Севера. На основных территориях Русского государства земская реформа оставалась неосуществленной.

В результате ликвидации системы кормлений и создания на местах сословно-представительских учреждений русское правительство смогло добиться решения важнейших задач в деле укрепления централизованного аппарата власти. Был сделан шаг по пути создания специальных органов местного управления взамен "многочисленных кормленщиков, для которых исполнение должностей наместников и волостей было эпизодом их военно-служилой деятельности".15

В результате реформы основная масса дворян была освобождена от "кормленных" функций, что повысило боеспособность и увеличило личный состав русской армии; дворянство укрепило свои позиции – за исправное несение военной службы оно получило регулярное вознаграждение.

Военные реформы 50-х гг. XVI в. были только первым приступом к преобразованиям в армии. Эта реформа находилась в тесной связи с отменой кормлений. Теперь военно – служащий получал компенсацию не кормлением, т. е. не выполнением дополнительных судебных или административно – финансовых поручений, а жалованьем из казны за военную службу. Однако реформа не была доведена до своего логического конца, так как имела одним из следствий увеличение роли отрядов феодальной аристократии в составе дворянской конницы. Реформы русской армии привели к усилению ее боеспособности и численному росту. Русская армия стала насчитывать 15 000 человек. Реформа потребовала создания специального штата правительственных чиновников, которые могли бы обеспечить руководство военными делами.

В 1555 г. было принято составление Государева родословца, куда должны были быть включены все родословные росписи важнейших княжеско – дворянских фамилий. В составлении родословца принимал участие Алексей Адашев. Правительство Адашева получило возможность контролировать местнические счеты на основе тех или иных словесных заявлений спорящих лиц или отдельных документов из частных архивов, а на основании официального справочника 16.

Если Государев родословец был справочником по вопросам "родовитости феодальной знати", то роль справочника по вопросам службы играли разрядные книги.

В ходе дальнейших реформ оформились две избы: Поместная, ведавшая вопросами земельного обеспечения дворянства, и Разрядная, распоряжавшаяся организацией военной службы.

Таким образом, можно сделать вывод, что царская власть ощущала потребность в сотрудничестве с местными сословными объединениями.


3. Падение Избранной рады

Противоречия между царем и его любимцами накапливались постепенно, как бы помимо воли всех действующих лиц. Мужающему царю, воспитанному на мысли, что он единственный богоизбранный властитель, было все тяжелее сносить опеку Сильвестра и осознавать, что реально страной правит Алексей Адашев. Иван, как и отец его, и дед, видел в подданных холопов. Позже, споря с Андреем Курбским, Иван сформулировал свой принцип царской власти: «А жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнить вольны же!». Царь желал, чтобы сподвижники слепо повиновались его воле. Непреклонный Адашев или суровый Сильвестр, имевшие свое мнение, понятие о чести и смелость их отстаивать, Андрей Курбский с его убеждением, что у «лучших людей» (аристократии), помимо обязанностей перед монархом, есть еще и права, а у монарха есть долг перед страной, не вписывались в выдвинутую Иваном IV формулу деспотизма.

Кроме того, не все при Избранной раде было безоблачно. Набор стрелецкого войска и создание вспомогательного народного ополчения в военное время вызвали частичное разорение центра страны. Людей на многие годы отрывали от хозяйства; постой войск, подводная повинность разоряли здешних жителей. Войны требовали больших затрат, рос налоговый гнет – это плохо сказывалось на хозяйстве. Народ находился в волнении, о чем свидетельствовали распространение ересей, бегство крестьян на окраины и за рубеж, увеличение числа лихих людей. К концу 1550 г. стране явно требовалась передышка. Но громкие победы толкали к иному.

Реформы улучшили деятельность столичных и местных государственных органов, но до завершения централизации было далеко. Губные и земские старосты, выполнявшие свои обязанности из-под палки, были так же плохо контролируемы из Москвы, как их предшественники – наместники. В столице чувствовали это и так же, как и раньше, стремились компенсировать все суровостью и жестокостью.

Случались и личные столкновения царя с его сподвижниками из Избранной рады.

Уже с 50-х гг. с проведением военных реформ (набор стрелецкого войска, вспомогательной посошной рати из горожан, введение новых налогов и т.д.) появляются первые признаки разорения центра страны, его запустения. Позднее, в 60-80-е гг., они приняли размеры катастрофические. Недовольство простолюдинов, да и других сословий вырывается наружу. «Многое множество» торговых людей подвергли казням в 1555-1556 гг. Некоторые холопы и посадские люди, священники, дворяне с сочувствием воспринимали слова и проповеди еретиков-вольнодумцев. Они критиковали мздоимство священнослужителей, церковные догмы – не верили в троичность Бога, призывали к уничтожению икон, церковной иерархии, самого института церкви. Один из реформаторов, сын боярский (мелкий дворянин) Матвей Башкин выступил против закабаления свободных людей, отпустил на волю своих холопов. А Феодосий Косой, холоп одного из столичных вельмож, провозгласил «новое учение» («рабье учение») – равенство всех людей, народов и вер, общность имущества, неповиновение властям, светским и духовным, неприятие войн. Свои идеи он пытался осуществить в рамках общины последователей.

Еретиков осуждали на церковном соборе (1553 г.), ссылали в дальние монастыри. Некоторые из них (Косой, игумен Троице-Сергиева монастыря Артемий и др.) бежали в Литву. Там они продолжали свои проповеди, и не без успеха.

Горький осадок у Ивана IV оставил 1553 г. В марте этого года он тяжело занемог, и все поговаривали о скорой кончине царя. Он составил завещание по образцу духовных грамот отца и деда царя. Но было одно серьезное различие. Добрую половину духовной занимает обширное введение с покаянием и поучением "чадцам". Текст объединяет записи разновременного происхождения.

За введением следует традиционное начало завещания: "И Бог мира в Троице славимый...". Ниже следуют наставления сыновьям, в точности повторяющие завещание Ивана III. Младший брат должен "держать старшего в отца место", старший – держать младшего без обиды.

В литературном введении к завещанию сходные наставления приобретают иное звучание. Царь не чувствует себя стесненным традицией, и его наставления производят впечатление взволнованной речи: "А ты, сыне мои Федор во всем бы еси Ивану сыну непрекословен был так, как мне, отцу своему, и во всем бы есте жил так, как из моего слова".

Конец завещания носит традиционный характер и дословно списан с духовного завещания Ивана III. Государь наказывает удельному князю слушать брата своего старшего, государства под ним не подыскивать, ни с кем на него не "одиначиться". Однако даже в этот традиционный текст царь внес поправку, соответствующую его характеру. Иван III угрожал ослушнику, что на нем будет благословения Божьего и родительского. Царь завершал увещевания словами из Евангелия: "Аще кто не чтит отца или матерь, смертью да умрет".

Иван IV наставлял наследников чтить память родной матери и мачех: "А что по грехом, жон моих, Марьи да Марфы, не стало, и вы б жон моих Марью17 да Марфу18, а свои благодатныя матери, поминали во всем по тому, как аз уставил..."

Царское завещание заключало в себе пространное "исповедание", полное горьких признаний. Царь уподоблял себя всем библейским грешникам –от Каина до Рувима. Последнее имя навело исследователей на любопытные размышления. При всем желании Иван никак не мог уподобиться Рувиму, "осквернившему отче ложе ". Отсюда следует, что он ограничился формальным покаянием во всех возможных грехах. Иван был книжником, и потому его исповедь есть образец книжной мудрости. Важной особенностью православной книжности было говорение истины чужими словами. Библейские образы и цитаты обладали высшим авторитетом. Ссылки не всегда точно подходили к случаю. Иван IV был человеком глубоко религиозным и надеялся, что искреннее покаяние принесет ему спасение.19.

Больной захотел, чтобы при его жизни бояре, духовенство и прочие, находящиеся при дворе люди присягнули наследнику престола царевичу Дмитрию Ивановичу, которому было от роду 5 месяцев. Часть членов Боярской думы выдвинула иную кандидатуру: двоюродного брата Ивана Владимира Андреевича Старицкого. Сильвестр, хоть и не прямо, но тоже выступил за Владимира. Алексей Адашев с братом Данилой и отцом целовали крест Дмитрию (т.е. присягали), но при этом старший Адашев, боярин Федор Григорьевич, молвил: «Мы служили тебе и сыну твоему рады, но сын твой, государь наш, еще в пеленках, а владеть нами будут Захарьины… А мы уже от бояр до твоего возраста беды многие видели». Деятели Избранной рады, потеснившие у трона родню царицы Анастасии Захарьиной-Юрьевой, по-видимому, не совсем ладили с последними. Закончились события 1553 г. так: Дмитрию, в конце концов, присягнули все, в том числе и Владимир Старицкий. Потом 23-летний царь все же выздоровел, зато его несчастный первенец Дмитрий вскоре погиб. Несчастные родители позже утешились рождением других сыновей – царевичей Ивана и Федора.

В январе 1558 г. началась Ливонская война. Иван IV был энергичным сторонником войны за Прибалтику, тогда как Адашев и Сильвестр всячески противились западному варианту внешней политики. Боярская группировка внутри Избранной рады, которую поддержал Адашев, настаивала на продвижении на восток и на юг. Земельные приобретения на юге должны были укрепить экономические позиции феодальной аристократии, а союз с Польшей и Литвой мог привести к упрочнению политического влияния боярства в стране. Внешнеполитический курс Избранной рады не мог не повлиять на отношения между Иваном IV и Адашевым. В 1560 г. противники Адашева, воспользовавшись смертью царицы Анастасии, обвинили его в отравлении жены Ивана. А.Адашев получает "за опалу" ссылку в Беженецкой пятине. Там он умирает. Противники Сильвестра добились его осуждения и ссылки в Соловецкий монастырь, где он и скончался до 1570 г.

В 1560-1564 гг. царь правил сам. Он посчитал, что поражению в Ливонской войне способствовала «измена». Многие воеводы попали в опалу, а двое были казнены без суда.

Исследуя особенности реформирования страны, мы видим, что в конце 40-х гг. вокруг Ивана IV сложился кружок единомышленников. Он вошел в историю под названием Избранной рады. Отдельные члены этого кружка входили в состав Боярской думы и возглавляли приказы, т. е. обладали реальной властью.

Перед царем стояли задачи:



  1. Требовалось создать строго выстроенную вертикаль власти.

  2. Требовалось создать общегосударственное законодательство, нормы которого имели бы силу во всех уголках страны.

  3. Необходимо преодолеть разнообразные региональные отличия и удельные традиции.

  4. Изменить положение и статус правящего сословия.

Основная часть реформ падает именно на период (1549 – 1552 гг.). В молодости, как мы видели, начав править государством, царь с избранными своими советниками повел смелую внешнюю и внутреннюю политику. Были проведены преобразования в армии, создан общегосударственный кодекс – Судебник. Правительство пыталось решить проблему ограничения роста церковно – монастырского землевладения, за счет сокращения привилегий церковно-монастырских корпораций.

Реформы продвинули страну по пути централизации и укрепили самодержавную власть. Окончательно оформилась сословно – представительная монархия, характерная для эпохи зрелого феодализма. При относительной слабости аппарата управления власть побуждало искать опору в сословиях и их представительных органах. На Руси это были Земские соборы. А также местные выборные органы самоуправления – земские и губные избы. Самодержавная власть им отводила второстепенные функции. Но спешила заручиться поддержкой сословий в вопросах внутренней и внешней политики. Это стало важным условием достижения успеха.

Земские соборы отражали социальную структуру русского общества. Власти прислушивались к голосу служилых людей, купечества, посада. Они со временем начали направлять своих выборных на Земские соборы. Крестьянство не было представлено.

Опираясь на органы местного самоуправления, центральная власть собирала налоги и поддерживала правопорядок. Земские и губные избы стали своеобразным продолжением государственного аппарата на местах.

Таким образом, анализ показал, что к концу 1550-х гг. между царем и членами Избранной рады стали нарастать противоречия. Царь все меньше внимал советам единомышленников. Он хотел решать дела самостоятельно.

Итог урока:

Реформы Ивана Грозного способствовали укреплению Российского централизованного государства, они усилили власть царя, привели к реорганизации местного и центрального управления, укрепили военную мощь страны.

Материал может быть использован для изучения истории России в 10 классе.



Домашнее задание: ответить на вопросы: Какие реформы, проведенные правительством Ивана Грозного, можно назвать прогрессивными? Определите значение для общественно-политического развития страны каждого из документов, с отрывками из которых вы познакомились на уроке.


1 ПСРЛ.Л., 1925, т.IV, ч. 1, вып. 3, с. 620.

2 Андрей Михайлович Курбский (1528-1583), военачальник, член Избранной рады, после предварительного сговора с польским королем перешел во время боевых действий на сторону противника, т.к. был замешан в заговоре против царя. Происходил из рода князей Ярославских и в посланиях неоднократно называл себя "Ярославским владыкой". Считал, что имеет больше прав на трон, чем Иоанн IV.

3 Алексей Федорович Адашев (1530-е – нач. 1561 г.), с 1547 г. член Избранной рады, дипломат, участник военных походов. Протеже А.Курбского. Совершил ряд дипломатических ошибок (возможно, преднамеренно). В 1560 г. был послан на войну в Ливонию третьим воеводой Большого полка, но вскоре взят под стражу по подозрению в отравлении царицы Анастасии Романовны. Вскоре умер в Дерптской тюрьме от горячки.

4 Речь идет о Сильвестре (в иноках Спиридон, ум.До 1577 г.) – священник Кремлевского Благовещенского собора. Роль его в политической жизни России 1540 -1550 –х г.г. сильно преувеличена. Был протеже двоюродного брата Ивана Грозного, князя Владимира Старицкого и А.Курбского. Ему приписывается создание "Домостроя", хотя известно, что списки этой книги существовали до Сильвестра. Значение Сильвестра раздуто в XIX веке представителями либерального крыла русской исторической науки.

5 Русская историческая библиотека (далее: РИБ) СПб., 191 т. XXXI, с. 239.

6 М.О.Колыванова. Время Ивана Грозного. XVI в. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2010, с. 72.

7 Сочинения Ивана Пересветова М.,Л., 1956, с. 177.

8 Цит. по ст. Ржига В.Ф. Указ. Соч., с. 193.

9 Судебники XV – XVI веков. М. – Л., 1952, с.141.

10 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного.

11 Зимин А.А., Хорошкевич А.Л. Россия времени Ивана Грозного. 93 с.

12 Российское законодательство X – XX веков. – М., 1985. Т.2 с. 267.

13 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного.337 с.

14 Бахрушин С.В. Проблемы общественно-политический истории России и славянских стран. 191 с.

15 Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. 154 с.

16 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного 418 с.

17 Мария Черкасская умерла в 1569 г.

18 Марфа умерла в 1571 г.

19 Р. Скрынников "Иван Грозный". Царское завещание. М. 2008.с.324.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет